В 7 и 8 главах. О пресвитерах и диаконах. — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

В 7 и 8 главах. О пресвитерах и диаконах.



Здесь св. Ипполит излагает порядок посвящения в пресвитера и диакона.

При посвящении во пресвитера, «то епископ пусть возлагает руку на голову его, которой касаются также и пресвитеры, и пусть произносит, согласно ранее сказанному, молитвы, говоря: Боже и Отче Господа нашего Иисуса Христа, призри на сего раба Твоего, и даруй ему дух благости и совета пресвитерского... »[5]

При избрании же кандидата во диакона автор указывает на тот же порядок, что и из­брание во епископа, и дает краткие указания его обязанностей: сослужить и помогать епископу, он не должен участвовать в совете клира, и далее приводится молитва епи­скопа при посвящении во диакона. Епископ, возлагая руку на голову кандидата во диа­кона, произносит молитву: «Боже, всё сотворивый и устроивый Словом, Отче Господа нашего Иисуса Христа, КОТОРОГО Ты послал для исполнения Своей воли и объявле­ния нам Своего намерения, даруй Святый Дух благодати, ревности и усердия сему рабу Твоему, которого Ты избрал служить Твоей церкви и приносить в святости к Твоему алтарю то, что приносят по наследованию великого первосвященника, чтобы, служа непорочно, безупречно и чисто, а также и светлым умом, был бы достоин, по воле Тво­ей, сей великой и высокой степени...»[6]

С 9-ой по 19-ую главы автор кратко излагает права и обязанности церковного клира и мирян, и их отношение к ним.

В 20-ой и 21-ой главах св. Ипполит описывает порядок приготовления человека к крещению и далее само таинство Крещения.

Он пишет, что, прежде чем крестить оглашенного, «пусть исследуется их жизнь: жи­ли ли они честно, пока были оглашёнными, почитали ли вдов, посещали ли они боль­ных, совершали ли добрые дела? И когда те, которые привели их, засвидетельствуют о каждом, что поступал именно так, то пусть слушают Евангелие.

Со временем же, когда они были отделены, на них ежедневно возлагаются руки, по­ка заклинают их. Когда же приближается день, в который они будут крещены, епископ заклинает каждого из них, чтобы узнать, чист ли он. Если кто из них не достоин или не чист, он пусть располагается отдельно, так как не слушал Слово с верой, ибо невоз­можно, чтобы чуждый укрывался всегда. Пусть наставляют тех, которые должны кре­ститься, чтобы они приготовились... Готовящиеся ко крещению в канун субботы пусть постятся, а в субботу те, кто примет крещение, пусть соберутся, по указанию епископа, в одно место. Всем им повелевается, чтобы они молились и преклонили колена. И, воз­лагая на них руку свою, пусть он заклинает всяких чуждых духов, чтобы они убежали от них и уже не возвращались в них. По окончании заклинания пусть он дует им в лицо и пусть осенит им лоб, уши и ноздри, и поднимает их. И пусть бодрствуют всю ночь, и да читается им, и да наставляются».[7]



В воскресенье «ко времени пения петухов, епископ пусть молится сначала над во­дой. Вода должна быть проточная из источника или текущая с высоты... Если же есть срочная необходимость, пользуйся водой, которая есть. Облачитесь в одежды и в пер­вую очередь крестите детей, кто может говорить, то пусть говорят за себя, а кто не мо­жет говорить, то пусть говорят их родители или кто-нибудь из родственников.

Затем крестите мужчин, и, наконец, женщин, которые должны расплести волосы и снять украшения.

Совершает же чин крещения сам епископ при участии пресвитеров и диаконов. Диа­кон с крещаемым опускается в воду, а епископ или пресвитер спрашивает у крещаемого, положив на его голову руку: «Веруешь ли ты в Бога Отца Всемогущего?» Крещаемый да отвечает: «Верую», и совершает погружение в первый раз.

После этого опять спрашивает: «Веруешь ли ты в Иисуса Христа, Сына Божия, рож­денного от Духа Святаго и от Девы Марии, распятого при Понтии Пилате, и умершего и воскресшего...? »

Крещаемый да отвечает: «Верую», и погружается в воду во второй раз. И снова спрашивает: «Веруешь ли ты в духа Святого и во Святую Церковь и в воскресение пло­ти?» Крещаемый пусть говорит: «Верую». Тогда погружают его в третий раз».[8]

После окончания крещения и помазания св. елеем, одев крещённых, проводят в Цер­ковь, и епископ, совершив молитву, возливает освященный елей на голову вновь по­крещённого со словами: «Помазываю тебя святым елеем во имя Господа Отца Всемо­гущего и Иисуса Христа, и Святаго Духа», и даёт ему лобзание со словами: «Господь с тобою», а помазанный отвечает: «И со духом твоим».

Итак, пусть епископ совершает над каждым в отдельности, а все верующие молятся. После молитвы им всем дают лобзание мира. Диаконы же приносят хлеб, вино, молоко и мёд в чашах и епископ, помолившись над приношениями, подаёт каждому прелом­ленный хлеб со словами: «Хлеб Небесный во Иисусе Христе!», а принимающий его должен говорить: «Аминь». И причащающиеся пусть из каждой чаши трижды.



Держащий чашу при этом говорит: «Во имя Бога Отца Всемогущего», а принимаю­щий отвечает: «Аминь». «И во имя Господа Иисуса Христа», - принимающий - «Аминь». «И во имя Святого Духа и Св. Церкви» - принимающий - «Аминь».

Это должно совершаться с каждым».[9]

В главах с 22-ой по 24-ую автор дает указание, как нужно причащаться св. даров епископу, пресвитерам, диаконам и мирянам, что очень существенно отличается от на­шего причащения св. даров, а именно: «В субботу и в воскресенье епископ, если может, своей рукой пусть раздаёт всему народу причастие, в то же время, как Диаконы пре­ломляют хлеб; пресвитеры пусть отломят себе печеного хлеба и причащаются, и потом своею рукою пресвитеры раздают народу.[10]

В остальных главах Св. Ипполит описывает жизнь общины, посещение ими Церков­ных Служб, домашние часы молитвы и о важности осенения себя крестным знамением, говоря: «Ибо этот знак Страстей, данный против диавола, если кто с верой его совер­шает».[11]

И в заключение своего «Апостольского предания» св. Ипполит пишет: «Итак, когда это будет принято благожелательно и с твёрдой верой, оно даст церкви устроение и ве­рующим - жизнь вечную. Конечно, всем слушающим апостольское предание и соблю­дающим его, то никто из еретиков и решительно никакой человек не может завлечь вас».[12]

ОТДЕЛ IV

ВОЗНИКНОВЕНИЕ НАУЧНОГО БОГОСЛОВИЯ

Литература предшествующих отделов отличалась лишь практическим характером. Она имела своей целью или религиозно-нравственное назидание Церкви - прямое про­должение апостольской проповеди, или защиту христианства от нападок язычества, или опровержение ересей. Новый отдел церковной литературы характеризуется воз­никновением самостоятельного интереса к научному изучению христианства и систе­матизации его идей. Наряду с апологетическими и полемическими сочинениями теперь появляются литературные труды, посвященные критике и истолкованию библейского текста, философско-богословские трактаты по вопросам космологии, психологии, эсха­тологии, первая система догматики, наконец, учреждаются библиотеки.

Начинаем этот отдел с изучения творения западных писателей Тертуллиана и Киприана. Потом перейдем к Александрийской школе.

ТЕРТУЛЛИАН

Тертуллиан не отец Церкви. Во 2-й половине жизни он уклонился в раскол монтанистов. Но его сочинения, написанные до уклонения, имеют большие достоинства, высоко ценились отдельными Отцами и оказали влияние на развитие западного богословия.

Тертуллиану принадлежит ряд глубоких мыслей и выражений, распространенных и широко известных в наше время:

"Душа по природе Христианка".

«Кровь мучеников - семя христианства».

"Мы явились только вчера, но уже наполняем все: города, крепости, суды, бани, деревни, портики, только храмы ваши оставляем вам".

"Бог - не плохой Художник".

«Дьявол подобен обезьяне».

"Что общего у Христа с Платоном, или у Церкви с Академией".

«Наконец: "Кредо квиа обсурдум эст", выражение, которое часто переводится неправильно, чтобы дать повод для насмешек: «Верю, потому что это нелепо». Правильно было бы перевести: «Верю потому, что это не поддается доказательству». Но это не означает, что предметы веры абсурдны, ведь не могут быть доказаны почти все аксиомы и основные положения в любой философской системе.

Тертуллиан - полное имя Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан, - родился и жил в Карфагене, главном городе римской провинции в северной Африки, завоеванной во П-м в. до Р. X. Население этой провинции представляло собой смешение римских (латинских) колонистов и пунийцев, народа, родственного финикийцам.

Христианство в Северной Африке распространилось из Римской Церкви латинскими миссионерами и имело своеобразный "латинский" характер. Ко времени жизни Тертуялиана здесь имелись десятки, епископов с митрополией в Карфагене.

Тертуллиан родился около 155-160 гг. в семье римского центуриона, язычника, получил юридическое образование, знал греческий язык и был знаком с философией и литературой. Об этом можно заключить по его сочинениям.

В зрелом возрасте обратился в христианство, был женат и состоял пресвитером Карфагенской Церкви. Большое впечатление произвели на него христианские мученики, что способствовало его обращению. По-видимому, был хорошим оратором и диалектиком; придерживался крайних воззрений и резко обличал не только язычество, отрицал значение языческой культуры, но и всякие уклонения в жизни христиан.

Тертуллиан был в Риме, где ознакомился с учением монтанистов. По словам блаж. Иеронима, какая-то обида со стороны римского клира явилась поводом для уклонения его в раскол монтанистов.

Блаж. Иероним свидетельствует, что уклонений от православия в области веры у Тертуллиана не было, и лучше разобравшись в сущности монтанизма, Тертуллиан отошел от раскола и образовал собственную общину. Но нет сведений о возвращении его в общение с Церковью. Скончался около 223 г.

СОДЕРЖАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

Тертуллиан писал много. Сохранилось до 30-ти его сочинений, написанных каждое по особому поводу. В них проявился характер автора: он всегда спорит и опровергает противников.

Эти сочинения всегда высоко ценили древние авторы (Киприан, Иероним и другие). Архиеп. Филарет Гумилевский полагает, что «при должной осмотрительности все они могут быть употреблены с пользой».

Большинство, богословов - исследователей склонны всю его писательскую деятельность разделять по времени на три периода, а именно:

I - период - принятие им христианства, были написаны следующие апологетические сочинения:

а) "к мученикам";

б) "к народам" - 2 книги;

в)"апологетик";

г) "о свидетельстве души".

II - период - в священстве. Он пишет догматико - полемические сочинения:

а) "о зрелищах";

б) "о молитве"; в)" о крещении";

г) "о терпении";

д) "о покаянии";

е) "об одежде женщин" - 2 книги и т.д.

III- период - разрыв с церковью. Им пишутся сочинения о нравственности:

а) "о бегстве во время гонений";

б) "о единоженстве";

в "о посте";

г) "об экстазе";

д) "о стыдливости";

е) "против Проксея" и др.

По содержанию работы Тертуллина могут быть подразделены на следующие виды:

1) апологетические, написанные против язычников и иудеев;

2) догматико - полемические, направленные против разных современных еретических сект;

3) и нравственно-практические. Рассмотрим их в данной последовательности.

I. АПОЛОГЕТИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ

Во главе апологетических нужно поставить знаменитый "Апологетикус про христианис адверсус гэнтес", - это полная и обстоятельная апология христианства, обращена им, как видно из предисловия к "представителям римской власти" и вообще к высшим правительственным класса римской империи. Написана она в 197 г.

Обвинения Христиан со стороны язычников были двоякого рода: одни - нравственно-религиозного характера, а другие чисто светского. Сообразно с этим защита Христианства должна быть производима двумя способами. Нужно было доказывать, что христиане - не безбожники и не безнравственные люди, напротив, - только их религия есть истинная и святая. С другой стороны - нужно было доказать, что все юридические и политические обвинения несправедливы в самом своем основании. Апологеты II в. касались главным образом первого. Тертуллиан разрушает и все юридические и политические основания религиозной нетерпимости римского правительства в отношении к христианской вере. Этот полурелигиозный, полусветский способ защиты христианства и составляет особенность апологетики Тертуллиана, отличающую ее от других апологетических произведений древности (можно сравнить с "Октавием").

Обратим внимание на одну оригинальную сторону "апологетика", - как Тертуллиан доказывает несправедливость римского правительства в отношении к христианству с точек зрения юридической, политической и общественной.

Прежде всего, он останавливает внимание на государственном законе, который объявлял христианскую веру религией не дозволительной и на который все римские правительственные люди ссылались как на самое главное основание своих гонений и преследований христиан. Тертуллиан этот закон разбирает всесторонне и подвергает его строжайшей критике. Закон несправедлив в самом своем принципе, в существе - вообще, безотносительно к той или другой религии. Этот закон, по словам Тертуллиана, основывается на мнимом праве государства - вмешиваться во внутреннюю, индивидуальную жизнь каждого гражданина и регулировать ее точно так же, как государство регулирует внешнюю общественную жизнь людей.

Если означенный закон вообще несправедлив, безотносительно к той или другой религии, -несправедлив сам по себе, как нарушающий индивидуальную внутреннюю свободу человека, то он еще более несправедлив в приложении к христианству - истинной и божественной религии, учение которой чистое и святое.

После чисто априорных рассуждений Тертуллиан доказывает несправедливость означенного закона на основании фактов истории и жизни.

Затем Тертуллиан обращается к существующей в римской империи юридической практике относительно разных религиозных языческих культов, - к общерелигиозному праву, которым пользуются в империи все религии, исключая христианство. Таким образом, закон, который объявил христианство недозволенным, несправедлив:

1) по существу;

2) в приложении к христианству;

3) против него говорит история его применения;

4) с точки зрения общего религиозного права.

На основании этих соображений Тертуллиан требует его отмены. Но этот закон прилагался к одним христианам, главным образом потому, что над ними тяготели многие обвинения не только нравственно-религиозного, но также политического и общественного характера. Самое важное и тяжелое из этих обвинений, которого одного было достаточно, чтобы осуждать христиан на смерть, было обвинение в оскорблении императора, которого христиане не почитали за Бога.

Нигде: ни в государствах древнего, ни нового мира, верховная политическая власть не стояла так высоко, и оскорбление ее не наказывалось так строго, как в римском государстве.

Как для грека самым высшим божеством была природа и в особенности человек, как самое лучшее выражение и проявление природы, так для римлянина высшим божеством был император. Начиная с Августа (27 г. до н. эры - 14 н. эры) все языческие римские императоры имели свои храмы, своих жрецов и вообще каждый имел свой особенный религиозный культ. И это не было только их личной прихотью, но естественно вытекало из всей политической жизни Рима.

Христиане же считали императора только человеком, и в отказе воздавать божеские почести не видели никакого преступления.

Устраняя обвинение в оскорблении императора, Тертуллиан пишет: "О здравии и благоденствии императоров мы молим Бога предвечного. Бога истинного. Бога живого, у Которого и сами они ищут милости преимущественно пред всеми вообще богами. Могут ли они не знать, что от Него приемлют они и власть и жизнь, что нет иного Бога, кроме Его, что они состоят во власти Его? Итак, в то время как мы, таким образом, молимся, раздирайте тела наши, если угодно железными когтями; пригвождайте нас к кресту; повергайте в огонь; обнажайте меч против нас; бросайте нас в снедь зверям; молящийся христианин готов все претерпеть. Спешите, ревностные правители, исторгать жизнь у тех людей, которые проводят ее в молитвах за императоров. Стало быть, преступление наше одно, а именно, что мы соблюдаем правду и верность Богу" (Апол. XXX).

"Кто именует императора Богом, тот отьемлет у него звание императора: он не может быть императором, не будучи человеком" (Апол. ХХХШ).

Таким образом, то, в чем видят оскорбление величества, христиане ставят себе в заслугу. Они смотрят на императора не как на владыку духовного, божественного, но только как на властелина светского, политического. Они оказывают ему любовь, верность и преданность. К этому их обязывает, прежде всего, общий закон их религии - любить всякого вообще человека, без различия звания и состояния.

"Мы христиане делаем добро без лицеприятия каждому, потому что делаем его особенно для себя, не имея в виду похвалы, ни награды от людей. Воздаятель наш один Бог, поставивший нам в закон общую ко всем без исключения любовь. Мы одинаковы как к императору, так и ко всем людям, с которыми находимся в сношении. Нам запрещено кому бы то ни было делать зло или желать его; запрещено даже говорить и мыслить о нем. Что не позволено нам против императора, то не позволено и против всякого другого: а что не позволено против всякого другого, то еще менее позволено против того, кого Бог столь высоко вознес" (Апол. XXXVI).

Таким образом, христиане питают почтение к правителю уже по религиозным убеждениям. Христиане обязаны к этому и по гражданским побуждениям. В связи с этим Тертуллиан опровергает обвинения в том, что будто бы христиане являются нарушителями общественного спокойствия, и вынашивают замыслы против целости и благосостояния римского государства.

От защиты Тертуллиан переходит к нападению и показывает непоследовательность, как самого язычества, так и языческих рассуждений о христианстве. "Ненависть к имени христианскому у большей части людей так слепа, что они, даже и хваля христианина, вменяют ему в преступление имя его. Кай, говорит один, хотя добродетельный человек, но христианин. Удивительно, говорит другой, что такой умный человек, как Луций, сделался вдруг христианином. Никто не замечает, что Кай потому добродетелен, и Луций потому умен, что они христиане, или же, что они сделались христианами потому, что были добродетельны и умны (Апол. 1.III.С.10).

Кроме "Апологетикус", в защиту христиан от нападений язычников, Тертуллиан написал еще 3 трактата;

1) "Две книги к народам" (197г.) - содержит философскую защиту христианства и желчные нападки на язычество. Сходны с Апологетикой (текст см. Т.К.Д. А. 1876, с. 30-36,277-308).

2) "О свидетельстве души" (197) - душе присуща идея единого, справедливого и благого Бога.

3) "К Скапуле" (213) - адресовано проконсулу Африки. Говорит о гневе Божием, постигшем гонителей христианства.

Значение этих произведений сводится к тем же чертам, которые были указаны при анализе его главного апологетического труда.

Против иудеев Тертуллиан написал трактат "Адвериуо юдэус". Это произведение, интересное само по себе, однако, не представляет ничего особенного сравнительно с подобными произведениями других христианских апологетов предшествующего времени.

II. ДОГМАТИКО-ПОЛЕМИСТИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ

Что касается полемических произведений Тертуллиана, то большая часть их написана в опровержение современных ему гностических систем - сект Маркиона, Валентина и Ермогена - «Против Маркиона» (207-208 г.), "Против Валентина" (207-208 г.) и "Против Ермогена" (до уклонения в монтанизм).

В полемике против гностиков Тертуллиан в основном следует Св. Иринею. "Долой, - говорит он, - все попытки произвести смешенное христианство из стоицизма, платонизма и диалектики". Св. Ириней отвергает пункт за пунктом каждой из рассматриваемых им гностических систем, относится к делу серьезно, разбирает гностическое учение основательно. Тертуллиан же старается высмеять противников. Его книга против Валентина (39 гл.) напоминает сатиру. Всю систему Валентина Тертуллиан называет трагикомедией, состоящей из двух актов. Первый совершается на небе в "божественной плероме" и состоит в происхождении и рождении друг от друга эонов. Второй совершается вне плеромы и состоит в скитаниях и блужданиях зона - Софии Ахамад, в рождении от него Демиурга, в происхождении от него мира и человека и т.д.

В полемике Тертуллиан допускает резкие выражения, но излагает живо и увлекательно.

Замечательнейшим из антигностических сочинений Тертуллиана по богатству содержания и изяществу отделки является "Против Маркиона" (5 книг). В нем Тертуллиан опровергает дуализм Маркиона и противопоставляет ему истинное христианское учение.

Маркион был наиболее опасным еретиком. Тертуллиану пришлось много потрудиться, чтобы обличить вредность его лжеучения. Личность Маркиона - одна из наиболее интересных во П-ом веке. Борьба с ним, как лжеучителем, велась долго и упорно, но не только Тертуллианом, Св. Кириллом Иерусалимским, блаж. Феодоритом, но и самим императором Константином. На западе и на востоке течение маркионитов охватило огромные пространства.

Маркион - сын епископа, родился около 85 года в Понте. Как пишет Св. Ипполит, он был отлучен от церкви своим же отцом - епископом. Маркион много путешествовал по Малой Азии и при встрече со Св. Поликарпом Смирнским. тот воскликнул: "Узнаю тебя, перворожденный сын сатаны".

Позже он пришел в Рим и там основал свою школу и вскоре издал "исправленный" Новый Завет, который в более позднее время был воспроизведен ученым Харнаком. Маркион явился не только ученым - теоретиком, но и создал свою церковь с ее структурой и организацией.

Возникает вопрос о причине успеха еретика Маркиона. Христианство во II-ом веке стояло на распутье: или быть поглощенным еврейской стихией и превратиться в иудейскую секту, или же, соприкоснувшись с эллинизмом, утонуть в море гностических баснословии.

Маркион поставил перед собой сложную задачу: очистить от наслоений иудаизма Новый Завет - с этим он .блестяще справился. Далее - создал новое общество верующих на основании этого исправленного Нового Завета и церковную структуру, где женщинам предоставлялось право совершать Св. Таинства. Аскетическая же жизнь этого организованного общества была на большой высоте, а нравы отличались большой простотой.

Маркион призывал членов своей общины понимать Священное Писание в буквальном смысле, авторитеты неуместны в подтверждении слов Евангелия и не допускались философские обоснования.

В отличие от Ермогена, дуализм Маркиона носит характер спиритуалистический. По Маркиону - зло имеет свое происхождение в духовной сфере, а не в материи, т. е. в ином божестве. Для доказательства этого он использует метод противопоставления двух Заветов: Ветхого и Нового. Бог первого Завета - Бог зла; Бог же второго завета - Бог добра. Тертуллиан призывает Маркиона различать - зло совершившее преступление и зло - карающее это преступление.

Зло, как преступление, имеет своим источником дьявола. Бог же есть только причина наказания этого зла. Первое - есть плод нечестия; второе же - действие правосудия Божия.

Хотя эти сочинения написаны Тертуллианом после разрыва с Церковью, однако, они полезны в разборе богомерзких еретических учений против Бога и Святой Церкви.

Маркион отрицал всякую связь между древним, ветхозаветным миром и новым, христианским. Христианство и иудейство - это две различные, противоположные области, имеющие каждая своего особого владыку - Бога.

У иудеев - Бог мщения и неумолимой строгости, у христиан - кротости и благости.

Эту то дуалистическую теорию и опровергает Тертуллиан в своих пяти книгах "Против Маркиона".

В 1-й книге он доказывает, что существует только один Бог Ветхого и Нового Завета.

Во 2-й книге развивает мысль, что единый и истинный Бог в одно и то же время и благ и правосуден, и что благость и правосудие не являются совершенно противоположными свойствами, как представляет Маркион, приписывая благость исключительно только Богу Нового Завета, а правосудие Богу Ветхого Завета, оба эти свойства необходимо должны быть присущи одному и тому же Богу.

В 3-й книге Тертуллиан доказывает, что Христос ветхозаветных пророчеств есть то же самое лицо, что Христос, родившийся в Новом Завете от Девы Марии.

В 4-й книге с целью доказать единство Ветхого и Нового Завета он сопоставляет Евангелия с разными ветхозаветными книгами.

В 5-й книге с той же целью он сопоставляет послания Ал. Павла с Пятикнижием Моисея.

Очевидно, что первые две книги представляют догматический интерес, последние три -экзегетический.

К числу полемических сочинений Тертуллина против гностиков относится и сочинение "О плоти Христовой". Он написал это сочинение, чтобы доказать (против гностиков и в особенности Маркиона) ту мысль, что' Бог принял на себя истинную душу и истинное тело человека и что божество и человечество в Иисусе Христе внутренне соединились в одну нераздельную и вечную Ипостась.

В сочинении же "Против Ермогена" (45 гл.) в противоположность гностическому лжеучению Ермогена о творении мира из готовой материи, он защищает откровенное учение о творении мира из ничего.

В основу системы учения Ермогена легло учение о совечной Богу материи. Тертуллиан пишет труд, который и называется: "Против Ермогена". Он, опровергая совечность материи, пишет, что только Бог вечен и восхотел своим Всемогуществом сотворить материальный мир, чтобы он участвовал в прославлении Бога. Это особенно важно потому, что совечным с Богом происхождением материального мира человеческий разум вводит элемент принудительности для Бога, лишая Его абсолютности свободы.

Останавливаясь на вопросе о политеизме язычников, (об этом им пишется в книге "Против народов" т.е. язычников), Тертуллиан различает богов, созданных учением философов (стихии мира, планеты), и богов - произведений поэтической фантазии (часто олицетворения пороков и соблазнов), и, наконец, богов народного верования.

III. НРАВСТВЕННО - ПРАКТИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ

Полемико - догматические сочинения Тертуллиана имеют своим предметом главным образом теоретическую, отвлеченную часть христианской догматики, чисто теологическую в собственном смысле слова. В области этих вопросов Тертуллиан воспроизводит в основном воззрения и идеи восточных, греческих церковных писателей, только гораздо нагляднее и рельефнее и в более простом, популярном виде. В богословской науке давно уже признан тот несомненный факт, что западные церковные писатели вообще не сильны в области отвлеченной

теологии, что они гораздо сильнее в антропологической и чисто практической части христианской догматики, словом, там, где дело касается человека и его отношений к Богу, вопросов опыта и жизни.

Христианский мир знает Тертуллиана более как нравоучительного писателя. К сочинениям этого рода относятся:

1. Аскетические.

2. Дисциплинарные.

1. К аскетическим сочинениям относятся:






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.021 с.