САМОУБИЙСТВО КАК ПРЕДМЕТ НАУЧНОГО ИЗУЧЕНИЯ — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

САМОУБИЙСТВО КАК ПРЕДМЕТ НАУЧНОГО ИЗУЧЕНИЯ



 

Следует заметить, что по вопросу о суицидах не существует полного

согласия даже между крупными теоретиками.

Зигмунд Фрейд

27 апреля 1910 г. на заседании Венского психоаналитического общества состоялась дискуссия на тему «Самоубийство у детей». Фрейд утверждал, что в своем стремлении отучить детей от их опыта ранней сексуальной жизни педагоги часто бросают еще не зрелых учеников на произвол судьбы перед суровыми испытаниями дальнейшей жизни. Он говорил, что, хотя о самоубийстве известно мало, но, по-видимому, оно действительно является отрицанием жизни из-за страстного желания смерти. Это замечание предвещало позднейшее положение Фрейда о существовании инстинкта смерти.

Работа Фрейда «Печаль и меланхолия» посвящена теории суицида. Есть два вида влечений: один из них - инстинкт жизни, Эрос, другой - это влечение к смерти, разрушению и агрессии, Танатос. Для Фрейда смерть является чем-то большим, чем просто событием телесной жизни. Смерть бывает желаема. Существуют постоянные колебания между силой этих двух противоположных инстинктов. Эрос со временем стареет, вечный же Танатос остается в высшей степени напористым «до самого конца, на всем протяжении жизни человека, достигая своей цели лишь приводя его к смерти».

Суицид и убийство представляют собой проявления импульсивного и разрушительного влияния Танатоса. Убийство - это агрессия, устремленная на других, а суицид - это агрессия, направленная на себя. Очень важно, подчеркивал Фрейд, что убийство нельзя оправдать, и оно может быть предотвращено. Суицид также, по сути, является убийством наизнанку, не должен быть оправдан и может быть предотвращен.

Карл Меннингер

Меннингер согласен с Фрейдом в том, что в жизни человека существует напряженная борьба между инстинктами самосохранения и саморазрушения. Исследовав глубинные мотивы самоубийства, он выделил три составных части суицидального поведения.

Для того чтобы совершить самоубийство, во-первых, необходимо иметь желание убить. Оно, например, проявляется в ярости младенцев, если их желания фрустрируются. «Подобно грудным детям, противящимся отнятию от груди и чувствующим, что у них забирают нечто, на что они имеют право, эти люди (суициденты), будучи в большинстве своем инфантильными, могут не выдержать помех на пути исполнения их желаний». Желание убить в этом случае обращается против «желающего» и реализуется путем самоубийства.

Во-вторых, необходимо испытывать желание быть убитым. Подобно тому, как убийство является крайней формой агрессии, желание быть убитым представляет собой крайнюю форму подчинения. Требования совести зачастую оказываются столь непоколебимыми, что лишают человека внутреннего покоя. Чтобы быть наказанным из-за нарушения моральных норм, люди часто ставят себя в ситуацию, в которой они вынуждены страдать. В конце концов, они искупают свою вину только тем, что должны быть убиты.



Последним составным побуждением является желание умереть. Его можно проиллюстрировать стремлениями некоторых отчаянных водителей или альпинистов, которые буквально нуждаются в том, чтобы подвергать себя постоянной опасности. Желание умереть очень распространено и среди душевнобольных, особенно тех, которые считают, что смерть является единственным лекарством от их душевных мучений.

Альфред Адлер

«Быть человеком - означает ощущать свою неполноценность». Этот тезис является основным положением «индивидуальной психологии» А. Адлера. Стремление разрешить определенные жизненные проблемы побуждает людей к преодолению своей неполноценности. Но, если некоторым индивидам это не удается, они начинают испытывать потребность уничтожить окружающих. Суицид в этом контексте становится скрытой атакой на других людей. Посредством саморазрушения человек стремится вызвать сочувствие к себе и осуждение тех, кто ответственен за его сниженную самооценку. Адлер описывал чувства собственной неполноценности у суицидальных людей, которые «вредят другим своими мечтаниями о ранах или наносят их себе».

Карл Юнг

Касаясь вопроса о самоубийстве, Юнг указывал на бессознательное стремление человека к духовному перерождению. Оно может стать важной причиной смерти от собственных рук. Люди не только желают уйти от невыносимых условий настоящей жизни, совершая самоубийство. Кроме того, они торопятся со своим метафорическим возвращением в чрево матери. Только после этого они превратятся в детей, вновь рожденных в безопасности. В образном языке символической мудрости веков (“архетипах”) есть знаменитое Распятие: после смерти человека ожидает награда в виде новой жизни вследствие воскресения.



Джеймс Хиллмен

Последователь Юнга психоаналитик Дж. Хиллмен относится, вероятно, к наиболее последовательным защитникам самоубийства. Он считал превентивные подходы юриспруденции, медицины и теологии в отношении суицида препятствиями для его адекватного понимания. Хиллмен указывал, что слишком долго воззрения на суицид были моралистическими и иррациональными в том смысле, что его следует предотвращать во что бы то ни стало. Медицина, по его мнению, никогда честно не смотрела в лицо этой проблеме, ибо целью врачей всегда было продление жизни человека. Юридическая наука, в свою очередь, считала: мы можем, не нарушая закон, убивать себе подобных разными способами и по различным мотивам, но, лицемерно заявляла она, мы не вправе ни при каких обстоятельствах оправдаться и получить прощение за убийство самих себя. Священники же, полагал он, препятствуют самоубийству не потому, что это противоречит воле Бога, а по «причине» ложно понятой теологической догмы.

Хиллмен считал, что суицид является важным и законным способом обретения смерти, который «освобождает наиболее глубокие фантазии человеческой души». Он цитировал английского философа Дэвида Юма: «Когда я падаю на свой меч, то этим я принимаю смерть от руки божества настолько же, как если бы она была следствием нападения льва, падения в пропасть или лихорадки».

Герри Стек Салливен

В психологии Салливен разработал теорию межличностного общения. Так же, как электроны приводятся в движение магнитным притяжением, так и человек реагирует на других значимых его людей. Взаимоотношения индивида с другими людьми являются важнейшим моментом жизни. Каждый человек имеет три олицетворения «Я». Когда человек чувствует себя в безопасности, он является «хорошим Я»; в состоянии тревоги он становится «плохим Я»; в психотических кошмарах индивид превращается в «не-Я». Человек оценивает себя главным образом в соответствии с отношением к нему других людей. Если возникнет угроза его безопасности из-за неразрешенного кризиса, то конфликт и тревога могут стать для человека невыносимыми. В этих обстоятельствах у него может возникнуть желание перевести свое «плохое Я» в «не-Я» и таким образом совершить суицид. В состоянии депрессии саморазрушение является привлекательной альтернативой. Суицид отражает, по мнению Салливэна, переориентированное на себя враждебное отношение человека к другим людям и внешнему миру.

Карен Хорни

Она считала, что если бы детям обеспечили окружение, свободное от тревоги, то они бы росли и процветали. Однако культура, религия, политика и другие общественные силы вступают в сговор с целью искажения развития личности ребенка. Чувствуя себя в опасном окружении, дети рассматривают мир как враждебную среду для жизни. Это вызывает у них появление описанной Хорни «основной тревоги». Суицид может возникнуть как следствие детской зависимости, глубоко укоренившихся чувств неполноценности или того, что Хорни называет «идеализированным образом», имеющимся у человека о самом себе. Самоубийство может быть также «суицидом исполнения», из-за возникновения у человека чувства несоответствия стандартам, ожидаемым обществом. В соответствии со взглядами Хорни, суицид является результатом сочетания внутренних характеристик личности и факторов окружающей среды.

Эмиль Дюркгейм

В работе «Самоубийство»(1897) он утверждал, что самоубийство, которое в то время считалось чисто личностным феноменом, может быть лучше объяснено как реакция человека на особенности, в котором он живет. Частоту саморазрушения можно четко связать с определенными социальными условиями. Дюркгейм установил взаимосвязь суицида - поступка конкретного индивида - с окружением, в котором он существует.

Согласно теории Дюркгейма существует три вида суицидов. Большинство суицидов эгоистичны. Саморазрушение в этом случае объясняется тем, что индивид чувствует себя отчужденным и разъединенным с обществом, семьей и друзьями. Существует также аномическое (аномия - «бесправие») самоубийство, которое возникает, если человек терпит неудачу в адаптации к социальным изменениям. Такие суициды часты во времена общественных кризисов, таких как экономическая депрессия, или, наоборот, во времена процветания, когда суициды совершают нувориши, которые не могут приспособиться к новым для них стандартам жизни. Последним типом является альтруистическое самоубийство, при котором авторитет группы над индивидом является столь большим, что он теряет свою идентичность и в силу этого жертвует собой на благо общества.

Норман Фейбероу

Н. Фейбероу является психологом - исследователем, который работает в области профилактики самоубийств в течение более четверти века. В свое время он был президентом Международной ассоциации профилактики суицидов и основал международное движение, деятельность которого способствовала организации более чем 200 центров профилактики самоубийств в одних только США. В книге «Многоликое самоубийство» (1980) Фейбероу впервые описал и систематически исследовал те формы саморазрушающего поведения, которые до этого не относились к суицидальным. Например, злоупотребление различными веществами, включая наркотики, алкоголь и табак; соматические болезни: заболевание сердца или травмы позвоночника, при которых пациенты не соблюдают назначенного лечения и режима; преступления, проституция, делинквентное поведение, которые опасны возможностью краха личности; рискованные виды спорта, такие как прыжки с парашютом, в воду с большой высоты или хэнг-глайдинг. Фейбероу так комментирует эти рискованные увлечения: «Общество ценит опасные и рискованные поступки, т.к. они придают интерес жизни, способствуют проявлению интенсивных эмоций, а также стимулирует исследование неизвестного и познание всего нового».

А. Альварес

А. Альварес отмечает, что у психологов и психотерапевтов, занимающихся лечением суицидальных больных, часто встречается недостаточность эмпатии. Она выражается вербальным и мимическим проявлением гнева и раздражения, преждевременным завершением лечения или снижением частоты психотерапевтических сеансов. Причинами этой реакции, по его мнению, может быть осознание врачом своей некомпетентности в предотвращении возможного самоубийства или неспособности справится со своими личными суицидальными импульсами. Его работа «Жестокий бог» (1971) является проникновенным и глубоким исследованием суицида. В ней он пишет: «Я должен признаться, что я являюсь неудавшимся самоубийцей...».

Элизабет Кюблер-Росс

Она была практикующим врачом в Швейцарии, затем переехала в США и работала над исследованием проблем смерти, сочетая её с преподаванием психиатрии в Университете Чикаго. Выдающийся бестселлер «О смерти и умирании» (1969), широко известные семинары и лекции сделали ее одним из выдающихся исследователей горя. Э. Кюблер-Росс также известна своим изучением психологии различных этапов переживания приближения смерти. Она относит к ним следующие:

1) отрицание: «Это не может случиться со мной, это ошибка, вы, наверное, говорите о ком-то другом». Отрицание действует подобно буферу после неожиданно потрясающего известия;

2) гнев: он может иметь любую направленность. Острие гнева может быть адресовано группе или отдельному человеку. Гневливая враждебность проявляется в ярости, зависти или возмущении. Их объектом часто бывает медицинский персонал больниц: «От врачей нет никакой пользы. Они только и думают, что об игре в гольф. Они не так делают анализы и назначают неправильное лечение»;

3) сделка: этот этап является сделкой, в которой ставкой становится чья-либо жизнь: «Если я пообещаю держаться подальше от гоночной трассы, поможете ли Вы мне выжить?». «Если Вы меня вылечите, я обещаю никогда не обманывать мою жену». «Давайте бросим карты. Если выпадает козырная карта, я останусь жить, а если нет - то умру»;

4) депрессия: она может быть формой предсмертного горя. Все вокруг кажется мрачным, человек чувствует себя нагим и незащищенным. В этом состоянии он становится пророком собственной обреченности. В это время человек часто отличается малообщительностью, теряя интерес к жизни;

5) принятие:на этом этапе индивид, скорбя о грядущей потере, начинает думать о смерти с какой-то долей тихого ожидания. А. Маслоу использует для характеристики этого состояния термин «самоактуализация»: «Я прожил полную и завершенную жизнь. Теперь я могу умереть». Следует отметить, что, по мнению многих психиатров, менее 2 % населения переживают эту стадию.

Э. Росс выделяет следующие категории тяжелобольных, обдумывающих самоубийство:

1) те, кто испытывает интенсивную потребность контролировать всех и вся;

2) те, кому прямо сообщают о том, что у них неизлечимое заболевание: «Мы ничего больше не можем сделать потому, что Вы слишком поздно обратились за помощью»;

3) больные, нуждающиеся в пересадке органов, которым пообещали нереальную перспективу возможности их получения;

4) больные, которые находятся в изоляции, покинуты друзьями и семьей или получают в кризисном состоянии неадекватную медицинскую помощь.

Некоторые больные кончают с собой далеко не сразу. Вместо этого «они нарушают режим, не принимая медикаментов, таким образом, полупассивно приближая свою смерть».

Эдвин Шнейдман

Э. Шнейдман был первым директором Центра исследований и профилактики суицидов в Лос-Анжелосе. В 1957 г. в соавторстве с Н. Фейбероу он выпустил книгу «Приметы самоубийства». Спустя 4 года он написал книгу «Крик о помощи». Обе эти книги считаются классическими в области суицидологии. Он первый в мире профессор по спе­циальности «танатология» Калифорнийского Универси­тета в Лос-Анджелесе и основатель Американской ассоциации суицидологи, описавший признаки возможного самоубий­ства и назвавший их «ключами к суициду». Им исследованы мифы относи­тельно суицидального поведения, а также некоторые особенности личности, обусловливающие суицидальное поведение. Последнее отражено в созданной им ориги­нальной типологии индивидов, склонных к самоубийству.

Типология суицидальных личностей:

1) искатели смерти, на­меренно расстающиеся с жизнью, сводя возможность спасения до минимума;

2) инициаторы смерти, на­меренно приближающие её (например, тяжелобольные, сознательно лишающие себя систем жизнеобеспечения);

3) игроки со смертью, склонные испытывать ситуации, где жизнь является ставкой, а возможность выживания отличается очень низкой вероятностью;

4) одобряющие смерть, т.е. тех, кто, не стремясь активно к своему концу, вместе с тем не скрывает своих суицидальных намерений: это характерно, например, для одиноких стариков или эмоционально неустойчи­вых подростков и юношей, переживающих кризис идентичности.

Э. Шнейдман описал и выделил общие черты, характерные для всех суицидов, несмотря на разнооб­разие обстоятельств и методов их совершения. Вместе с Н. Фарбероу он ввел в практику метод психологической аутопсии (включающий анализ посмертных запи­сок суицидентов), значительно развивший понимание психодинамики самоубийства. На основе этого метода были выделены три типа суицидов:

- эгоистические самоубийства - их причиной является интрапсихический диалог, конфликт между частями Я, а внешние обстоятельства играют дополнительную роль. Например, самоубийства психически больных, страдающих слуховыми галлюцинациями (случай Эллен Вест, Вирджинии Вулф);

- диадическив самоубийства, основой которых слу­жит нереализованность потребностей и желаний, отно­сящихся к значимому близкому человеку. Таким обра­зом, внешние факторы доминируют, делая этот посту­пок актом отношения к другому;

- агенвративные самоубийства, при которых причи­ной является желание исчезнуть из-за утраты чувства принадлежности к поколению или человечеству в це­лом, например суициды в пожилом возрасте.

В последних работах Э. Шнейдман подчеркивает важ­ность одного психологического механизма, лежащего в основе суицидального поведения, - душевной боли (psychache), возникающей из-за фрустрации таких потребностей человека, как потребность в принадлежнос­ти, достижении, автономии, воспитании и понимании.

Н. Фарбероу является создателем концепциио самораз­рушающем поведении человека. Его подход позволяет более широко взглянуть на проблему, имея в виду не только завершенные самоубийства, но и другие формы аутоагрессивного поведения: алкоголизм, токсикомания, наркотическая зависимость, пренебрежение врачебными рекомендациями, работоголизм, делинквентные поступки, неоправданная склонность к риску, опрометчивый азарт и т.д. Этот подход позволил Н. Фарбероу разрабо­тать принципы современной профилактики самоубийств и стать инициатором создания центров их профилакти­ки в США, а затем - во многих странах мира.

Эти авторы также изучали так называемых «оставшихся в живых» (survivors) - незадачливых самоубийц, а также род­ственников и друзьей тех, кто покончил с собой.

Суицидальное поведение представляет собой аутоагрессивные действия человека, сознательно и преднаме­ренно направленные на лишение себя жизни из-за столкновения с невыносимыми жизненными обстоятельствами. Фактор намеренности или предвидения смерти отличает суицид от сходных с ним форм пове­дения, относящихся к несчастным случаям.

Суицидальное поведениеявляется динамическим процессом, состоящим из следующих этапов:

I. Этап суицидальных тенденций.Они являются прямы­ми или косвенными признаками, свидетельствующими о снижении ценности собственной жизни, утрате ее смысла или нежелании жить. Суицидальные тенденции проявля­ются в мыслях, намерениях, чувствах или угрозах. На этом этапе осуществляется превенциясуицида, то есть его предотвращение на основании знания психологических или социальных предвестников. Как замечал Э. Шнейдман, функция профилактики, несомненно, стоит фунта лечения. Задача массовой профилактики состоит в обуче­нии населения тому, что суицид - не признак сумасшествия, что существуют различимые и распознаваемые признаки самоубийства и что помощь доступна многим.

II. Этап суицидальных действий.Он начинается, ког­да тенденции переходят в конкретные поступки. Под суицидальной попыткойпонимается сознательное стрем­ление лишить себя жизни, которое по не зависящим от человека обстоятельствам (своевременное оказание помощи, успешная реанимация и т.п.) не было дове­дено до конца. Самоповреждения, впрямую не направ­ленные на самоуничтожение, имеющие характер демонстративных действий (шантаж, членовредительство или самоповреждение, направленное на оказание психоло­гического или морального давления на окружение для получения определенных выгод), носят название парасуицида.Парасуициды обычно не предусматривают смертельного исхода, но можно «переиграть», придя к нему. Суицидальные тенденции могут также привести к завершенному суициду,результатом которого являет­ся смерть человека.

На этом этапе осуществляется процедура интервен­ции.Она представляет собой процесс вмешательства в текущий суициддля предотвращения акта саморазруше­ния и заключается в контакте с отчаявшимся челове­ком и оказании ему эмоциональной поддержки и со­чувствия в переживаемом кризисе. Главная задача ин­тервенции состоит в том, чтобы удержать человека в живых, а не в том, чтобы переделать структуру лично­сти человека или излечить его нервно-психические рас­стройства. Это самое важное условие, без которого ос­тальные усилия психотерапии и методы оказания помощи оказываются недейственными.

Однако форма поведения человека в это время отражает индивидуальный подход к самоубийству, что позволяет выделить ряд личностных стилей суицидентов.

1. Импульсивный: внезапное принятие драматических решений при возникновении проблем и стрессовых ситуаций, трудности в словесном выражении эмоцио­нальных переживаний.

2. Компульсивный: установка во всем достигать совер­шенства и успеха часто бывает излишне ригидна и при соотнесении целей и желаний с реальной жизненной ситуацией может привести к суициду.

3. Рискующий: балансирование на грани опасности («игра со смертью») является привлекательным и вы­зывает приятное возбуждение.

4. Регрессивный: снижение по разным причинам эф­фективности механизмов психологической адаптации, эмоциональная сфера характеризуется недостаточной зре­лостью, инфантильностью или примитивностью.

5. Зависимый: беспомощность, безнадежность, пас­сивность, необходимость и постоянный поиск посто­ронней поддержки.

6. Амбивалентный: наличие одновременного влияния двух побуждений - к жизни и смерти.

7. Отрицающий: преобладание магического мышления, в силу чего отрицается конечность самоубийства и его необратимые последствия, отрицание снижает контроль над волевыми побуждениями, что усугубляет риск.

8. Гневный: затрудняются выразить гнев в отношении значимых лиц, что заставляет испытывать неудовлетворенность собой.

9. Обвиняющий: убежденность в том, что в возника­ющих проблемах непременно есть чья-то или собствен­ная вина.

10. Убегающий: бегство от кризисной ситуации пу­тем самоубийства, стремление избежать или уйти от психотравмирующей ситуации.

11. Бесчувственный: притупление эмоциональных переживаний.

12. Заброшенный: переживание пустоты вокруг, гру­сти или глубокой скорби.

13. Творческий:восприятие самоубийства как нового и привлекательного способа выхода из неразрешимой ситуации.

III. Этап постсуицидального кризиса. Он продолжается от момента совершения суицидальной попытки до пол­ного исчезновения суицидальных тенденций, иногда ха­рактеризующихся цикличностью проявления. Этот этап охватывает состояние психического кризиса суицидента, признаки которого (соматические, психические или психопатологические) и их выраженность могут быть раз­личными. На этом этапе осуществляются поственция и вторичная превенциясуицидального поведения. Поствен­ция является системой мер, направленных на преодоле­ние психического кризиса и адресованных не только вы­жившему суициденту, но и его окружению. Вторичная превенция заключается в предупреждении повторных су­ицидальных попыток.

Формы проявления и методы реализации суицидаль­ного поведения являются разнообразными, иногда до­вольно странными и запутанными с точки зрения оп­ределения истинной причины смерти. Однако существуют общие черты, свойственные всем без исключения самоубийствам. Они были впервые описаны американским суицидологом Э. Шнейдманом (1985).

1. Общая цель всех суицидов - поиск решения.Суи­цид не является случайным действием. Его никогда не предпринимают бессмысленно или бесцельно. Он явля­ется выходом из затруднений, кризиса или невыносимой ситуации. В этом смысле ему свойственна своя не­погрешимая логика и целесообразность. Он является ответом,причем единственно доступным, на трудней­шие вопросы: «Как из этого выбраться? Что делать?» Цель каждого суицида состоит в том, чтобы найти ре­шение стоящей перед человеком проблемы, вызываю­щей интенсивные страдания. Чтобы понять причину самоубийства, следует знать проблемы, решить которые он был предназначен.

2. Общей задачей всех суицидов является прекращение сознания.Общая практическая задача суицида состоит в полном прекращении потока сознания невыносимой боли, что представляется решением болезненных жизненных проблем. Отчаявшемуся человеку приходит в голову мысль о возможности прекращения сознания в качестве выхода из ситуации. Этому способствуют душевное вол­нение, повышенная тревога и высокий летальный потенциал - три составные части суицида. После этого возни­кает инициирующая искра и разворачивается активный суицидальный сценарий.

Общим стимулом при суициде является невыносимая психическая (душевная) боль.Если прекращение созна­ния - это то, к чему стремится суицидент, то невыно­симая психическая (душевная) боль является тем, от чего
он убегает. Детальный анализ показывает, что суицид легче всего понять как сочетанное движение в направ­лении прекращения потока сознания текущей жизни от душевной боли и невыносимого страдания. Никто не совершает суицида от радости; его не может вызвать со­стояние блаженства. Боль всегда угрожает жизни, и, если она не связана с телом, угроза существования исходит от боли эмоций, то есть из сознания человека. Поэтому психическая боль есть, как писал Э. Шнейдман, мета-боль, боль от осознания боли, душевное страдание или мучение личности. Когда человек ее чувствует, его интрапсихическая реальность становится невыносимой. В клинической суицидологии хорошо известно, что если снизить интенсивность страдания, даже незначительно, то человек сделает выбор в пользу жизни.

4. Общим стрессором при суициде являются фрустрированные психологические потребности.Суицид не сле­дует понимать как бессмысленный и необоснованный поступок - он кажется логичным совершающему его
человеку на основании логических предпосылок, образа мышления и сосредоточенности на определенном кру­ге проблем. Он является реакцией на его фрустрированные психологические потребности. Суицид предпринимается, если они не реализованы или не удовлетворены. Встречается множество бессмысленных смертей, но никогда не бывает безосновательных самубийств. Если удовлетворить фрустрированные потребности, то суи­цид не возникнет.

5. Общей суицидальной эмоцией является беспомощ­ность и безнадежность.В суицидальном состоянии доми­нирует чувство беспомощности - безнадежности: «Я ничего не могу сделать (кроме совершения самоубий­ства), и никто не может мне помочь (облегчить боль, которую я испытываю)».

Часто считается, что враждебность является основной эмоцией при суициде. Это ут­верждалось еще в 1910 г. во время знаменитого заседа­ния Психоаналитического общества в Вене, впервые обсудившего самоубийство с научной точки зрения. Достаточно вспомнить точку зрения З.Фрейда на суи­цид. Гнев, как и другие сильные эмоции, например стыд или вина, встречаются во время суицида, однако за ними всегда находится базисное чувство внутренней опустошенности, беспомощности-безнадежности.

Эта генерализованная эмоция проявляется смятени­ем и тревогой. Известно, что при работе с человеком в душевном смятении с явными суицидальными тенден­циями нецелесообразно использовать увещевания, разъяснительные беседы, порицание или оказывать дав­ление: это либо неэффективно, либо даже усиливает суицидальные тенденции. Снижение их интенсивности достигается непрямым воздействием путем уменьшения эмоционального напряжения. Психотерапевт или кон­сультант в отношении пациента в этой ситуации игра­ет как бы роль опекуна, защищая его интересы и бла­госостояние. Целью вмешательства становится снижение давления травматических жизненных обстоятельств, вызывающих у человека эмоциональное напряжение. Основным принципом терапии является следующий: чтобы уменьшить интенсивность суицидальных тенден­ций, следует снизить эмоциональное напряжение.

6. Общим внутренним отношением к суициду является амбивалентность. З. Фрейд в свое время открыл примеча­тельную истину. Деятельность психики человека не под­чиняется законам формальной логики, по которым А не есть В. Нечто, например, в его чувствах одновременно является А и не-А. Один и тот же человек может нам одно­временно нравиться и не нравиться. Можно в одно и тоже время любить и ненавидеть, например супруга или ребенка. У нас часто возникают два противоположных мнения по одному вопросу. Типичным для самоубийства становится состояние, когда человек одновременно пы­тается перерезать себе горло и взывает о помощи, при­чем оба эти действия являются истинными и непритвор­ными. Амбивалентность представляет собой наиболее ти­пичное отношение к суициду: чувствовать потребность совершить его и одновременно желать (и даже планиро­вать) спасение и вмешательство других. Психотерапевт обычно использует ее в целях помощи с тем, чтобы, опираясь на нее, удержать человека в жизни.

7. Общим состоянием психики является сужение когнитивной сферы.Суицид далеко не всегда бывает проявле­нием психоза, невроза или психопатии. Его отличитель­ной особенностью является преходящее сужение созна­ния с ограничением использования аффективных и интеллектуальных возможностей. Сознание становится «туннельным»; варианты выбора поведения, обычно доступные сознанию человека, резко ограничиваются. Состояние паники доводит сознание до дихотомического мышления: либо какое-то особое (почти волшебное) разрешение ситуации, либо прекращение потока созна­ния; все или ничего. В свое время именно это привело к самоубийству Эллен Вест, знаменитую пациентку Люд­вига Бинсвангера. Варианты выбора сужаются до альтернативы. При этом системы поддержки личности, напри­мер значимые люди, не столько игнорируются, сколь­ко не помещаются в рамки «туннельного» сознания. Следовательно, любая попытка спасти или помочь дол­жна обязательно учитывать патологическое сужение ког­нитивной сферы суицидента. Важно противодействоватьименно сужению мыслей суицидента, стремясь раздви­нуть психические шоры и увеличить варианты выбора, тем самым устраняя суицидальную альтернативу.

8. Общим действием при суициде является бегство (аг­рессия).Оно отражает намерение человека уйти из зоны бедствия. К его вариантам относятся, например, уход из дома или семьи, увольнение с работы или дезертирство из армии. В этом ряду поступков суицид является пре­дельным, окончательным бегством. Поэтому следует раз­личать безобидное для жизни как таковой желание уйти, например, из семьи и потребность покончить со всем навсегда. Смыслом самоубийства является радикальная и окончательная смена декораций; действием, приводящим к этому, становится бегство. Его можно пре­дотвратить, закрывая выходы, например отбирая у че­ловека пистолет или путем уменьшения силы потребности человека в уходе из жизни.

9 . Общим коммуникативным актом при суициде является сообщение о намерении.Э. Шнейдман считает, что наибо­лее интересным результатом ретроспективного изучения психологических аутопсий в случае самоубийства является обнаружение явных признаков его приближения почти в каждом случае. Люди, намеревающиеся совершить суицид, испытывая к нему амбивалентное отношение, тем не ме­нее, сознательно или безотчетно подают сигналы бедствия: жалуются на беспомощность, взывают о поддержке, ищут возможности спасения. Обычно эта ситуация напоминает театр двух актеров, составляющий важную часть суицидальной драмы. Человек обычно информирует окружающих о грядущем самоубийстве не враждой, яростью или уходом в себя, а именно сообщением о своих намерениях. Печаль­но, но это сообщение далеко не всегда бывает услышано, хотя сегодня достаточно известны вербальные и не­вербальные признаки потенциальных суицидов.

10. Общей закономерностью суицида является его соот­ветствие общему стилю поведения в жизни.При столкно­вении с самоубийством поначалу сбивает с толку то, что оно является поступком, которому нет аналогов и пре­цедентов в предшествующей жизни человека. И, тем не менее, ему можно найти глубокие соответствия в стиле и характере поведения человека на протяжении его жиз­ни. Необходимо проанализировать состояния душевного волнения, способность переносить психическую боль, тенденции к суженному или дихотомическому мышле­нию, а также использовавшиеся парадигмы бегства. Это позволит посмотреть на суицидальное действие как на логическое завершение определенного жизненного сте­реотипа, который может быть доступен психотерапевти­ческой коррекции.

Общие особенности личности суициданта (по Birtchnell, 1982):

1) потребность в привязанности. Человек разорвал большинство связей с жизнью и значимыми людьми. Поэтому одиночество причиняет ему психическую боль, и он стремится к контакту с консультантом;

2) регрессия. Во время консультирования человек ве­дет себя как ребенок, проявляя раздражительность, кап­ризность или импульсивность. Он отказывается от взрос­лой рациональности, говорит с детскими интонациями в голосе и действует сходным образом, например, водит машину, не соблюдая правил дорожного движения;

3) зависимость. Сталкиваясь с травматической ситу­ацией, абонент становится беспомощным, цепляется за окружающих, просит ему сказать, что нужно делать, и хочет, чтобы о нем заботились;

4) сенситивность к неприятию или разлуке. Человек драматически реагирует на любое от­торжение его другими людьми или разлуку;

5) амбивалентность. Одна часть личности стремится к жизни, а другая - к смерти. Человек может поминутно колебаться между этими двумя желаниями;

6) агрессия.В человеке часто кипят скрытый гнев, не­довольство, раздражение или враждебность. Их энергия должна учитываться во время консультативной беседы;

7) снижение самооценки. Человек полагает, что при­чиняет окружающим только неприятности и не в со­стоянии что-либо сделать для них;

8) отчаяние. Абонент не может расстаться с мыслью о безнадежности ситуации и бессмысленности жизни.

ТИПОЛОГИЯ САМОУБИЙСТВ

Николай Бердяев: «Суицид есть издевательство
над смертью».

Эдвин Шнейдман: «Суицидальный человек помещает
свой психологический скелет в шкафу
у оставшихся в живых близких».

 

Существуют люди, являющиеся суицидальными личностями, но этого не признает их семья, друзья или сталкивающиеся с ними профессионалы. Отчаявшиеся субъекты могут счесть жизнь не выносимой из-за непреодолимых препятствий, и их поведение может быть устремлено к смерти. В 1897 г. французский философ Э. Дюркгейм назвал такое поведение «символическим суицидом». В свою очередь, К. Меннингер описал «хронический суицид» как «непрямое саморазрушающее поведение, которое подрывает чье-либо собственное здоровье».

Американский исследователь Н.Б. Табачник определяет саморазрушающее поведение как совершение «любых действий, над которыми у человека имеется некоторый реальный или потенциальный волевой контроль, способствующих продвижению индивида в направлении более ранней физической смерти». Любое поведение, которое сокращает жизнь человека, кроме того, определяется как «частичное», «полунамеренное», «полупреднамеренное», «скрытое самоубийство», «бессознательное суицидальное поведение» или «суицидальный эквивалент».

Люди часто медлен






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.037 с.