В чем была проблема фараона? — КиберПедия


Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

В чем была проблема фараона?



Почему фараон не сразу подчинился воле Бога Израиля? Казалось бы, одной казни было бы достаточно, чтобы он от­пустил израильский народ. Ответ на этот вопрос дан в книге Исход 9:27, 28. После нескольких ужасных казней фараон призвал к себе Моисея и Аарона и сказал: "На этот раз я согрешил; Господь праведен, а я и народ мой виновны. Помо­литесь Господу; пусть перестанут громы Божии и град; я от­пущу вас и не буду более удерживать". Подобная речь, каза­лось, могла свидетельствовать о том, что он наконец-то по­каялся. Однако в тридцатом стихе дается ключ к пониманию того, что не хватало фараону. Моисей говорит: "Но я знаю, что ты и рабы твои еще не убоитесь Господа Бога". Фараон видел в своем грехе лишь то, что он сделал "на этот раз", и в его сердце не было достаточно страха для послушания Богу.

Многие, называющие себя верующими, подобны фарао­ну. Недостаточное знание Закона привело к поверхностному пониманию греховной природы греха. Они признают, что согрешили "на этот раз". Они считают, что грех — это, ско­рее, то, что они сделали, а не то, что составляет саму их при­роду Им недостает страха перед Богом, и, подобно фараону, такие "верующие" взывают к Богу во время трудностей. Они вновь грешат, когда жизненные казни прекращаются, и оже­сточают свое сердце против Божьей воли, как царь Египта (Исход 9:34).

Что же тогда сломает упрямого, восстающего грешника, который лишь на словах служит Богу, не испытывая пред Ним страх? Ответ состоит в том, что он должен не только ужаснуться казнями Божьего закона, но и увидеть смерть Первенца. После того, как Закон совершил свое устрашаю­щее действие, Евангелие прольет свет на цену искупления. Его сердце будет трепетать, когда он осознает, что освобож­дение от гнева пришло через смерть первородного Сына Божьего.

Однако смерть Иисуса из Назарета, заплатившая за наше спасение, не наступила поспешно. Иисус Сам говорил, что "Христос должен пострадать". Комментируя Псалом 21:15, Чарльз Сперджен сказал:

"Воздвижение креста в вырытую для него яму со всей силой сотрясло Его тело, натянуло все связки, задело каждый нерв, в какой-то степени сместило все Его кости. Обремененный собственным весом, Царст­венный Страдалец чувствовал, как каждую минуту в течение тех долгих шести часов напряжение увеличи­валось. Чувство изнеможения и всеобщей слабости было всепоглощающим. В Своем собственном созна­нии Он превратился в массу страданий, немощей и бо­лезней... Для нас пережитое Господом были бы невы­носимым, и избавить нас от этого могла бы только по­теря сознания. Однако же Он, будучи раненым, испы­тал на себе меч и, испив чашу до дна, ощутил вкус каж­дой капли".



Воскресший Спаситель не случайно оставил шрамы от креста. Ужасные голгофские раны должны остаться перед глазами верующего. Они предстают страшным свидетель­ством не только безмерной Божьей любви к грешникам, но также Его невероятной любви к справедливости.

В следующей главе мы обратимся к мудрости тех людей, чьими результатами восхищается Церковь, однако с чьими методами многие, к сожалению, не знакомы.

 

 

Глава 11

Опыт, истинная проверка

Давайте теперь обратимся к мудрости, основанной на опыте выдающихся Божьих мужей прошлого.

Мартин Лютер в своем толковании послания к Га- латам писал: "Сатана, отец всякой лжи, ежедневно произво­дит новые секты, из которых менее всего я ожидал и предви­дел появление секты, которая учит..., что человек не должен испытывать ужас перед Законом, но его необходимо вооду­шевить проповедью Христовой благодати". Он говорил о том, в чем сам видел сатанинскую доктрину, захватывающую современную ему Церковь — возникла "секта", которая учит, что человек не должен испытывать ужаса перед Законом, но его необходимо воодушевлять, проповедуя благодать Хрис­та. Его слова идеально подходят к методам большей части современного благовестия. Современным благовестникам никогда не придет в голову использовать Закон для того, чтобы привести в ужас. Вместо этого они в неведении мягко воодушевляют, проповедуя благодать Христа. Далее Лютер писал: "Истинное предназначение Закона обвинить и убить, а предназначение Евангелия — оживить".

Дж. Райл в своей книге "Святость" писал о том, что дви­жет грешником, приходящим к Христу:

"Люди никогда уверенно не обратят свой взгляд на небо и не будут жить, как пилигримы, до тех пор, пока они не ощутят, что им грозит ад... Давайте изложим и разъясним значение Десяти Заповедей, а также пока­жем длину, ширину, глубину и высоту их требований.5 Именно это сделал наш Господь в Нагорной пропове­ди. Мы не можем сделать ничего лучше, как последо­вать Его плану. Можете быть уверенны, что человек никогда не придет к Христу и не останется с Христом, если он на самом деле не осознает, зачем ему необходи­мо придти и в чем он нуждается. Те, которых Дух ведет к Иисусу, — это те, которых Дух обличил в грехе. Не бу­дучи обличенным в грехе, человек может придти к Иисусу и следовать за Ним какое-то время, но вскоре он отойдет и вернется обратно в мир".



Исаак Вате, великий сочинитель христианских гимнов, писал:

"За все время своего служения я встретил лишь одного человека, который признался, что первые рели­гиозные чувства появились в его сердце от ощущения Божьей благости: "Что же я могу отдать Господу, кото­рый так щедро со мной обошелся?" Однако я полагаю, что все остальные, которых я знал, прежде пробуди­лись под действием страха, дабы избежать будущего гнева".

Профессор Мартин Лойд-Джонс так говорил о роли Бо­жьего Закона в евангельской проповеди:

"Проблема с людьми, не ищущими Спасителя и спасения, в том, что они не понимают природу греха. Это особое предназначение Закона донести подобное понимание до человеческого разума и совести. Именно поэтому великие благовестники, жившие 300 лет назад во времена пуритан и 200 лет назад во времена Уайтфильда и других, всегда отводили место тому, что они называли подготовительной "работой Закона".

Джон Стотт, комментируя послание к Галатам 3:23-29, сказал: "Мы не можем придти к Христу, чтобы получить оправдание, если прежде не придем к Моисею, чтобы полу­чить осуждение. Однако, придя к Моисею и признав свой грех, вину и осуждение, мы не должны там оставаться. Мы должны позволить Моисею отправить нас к Христу".

Нацистского солдата однажды спросили, почему он так безжалостно расстреливал еврейских женщин и детей во время Второй Мировой Войны. На этот вопрос он ответил, что одним из его мотивов было "любопытство". Он спокойно произнес: "Я просто стрелял, а они падали". Тогда его спро­сили, раскаивался ли он в содеянном, на что он ответил: "Мне дали 20 лет, и я их отсидел". Другими словами, он за­платил свой долг перед обществом за свои злодеяния. Чаши весов вновь пришли в равновесие. Справедливость была восстановлена.

Однако, когда его спросили о его совести, он отказался отвечать и тут же прервал интервью. Совесть говорит о чем- то большем, чем нарушение гражданского закона. Совесть свидетельствует о нравственном законе. Она напоминает людям, что существует Бог, чей Закон мы нарушили.

Пэрис Рейдхед произнес удивительно мудрые слова:

"Если бы это было в моей власти, я бы объявил мо­раторий на публичную проповедь "плана спасения" в Америке на год или два. Тогда я бы призвал всех, ис­пользующих радио волны и кафедры, проповедовать о святости Бога, о праведности Бога и Его Законе до тех пор, пока грешники не воззвали бы: "Что же нам де­лать, чтобы спастись?" Тогда я бы вывел их из этого угла и прошептал бы Евангелие им на ухо. Такие ради­кальные меры необходимы, так как мы ожесточаем по отношению к Евангелию поколение грешников, гово­ря им о том, как быть спасенным прежде, чем они осо­знают, что нуждаются в спасении.

Не используйте Иоанна 3:16. Почему? Потому что вы говорите грешнику, как спастись до того, как он понял, что нуждается в спасении. Этим вы ожесточае­те его сердце по отношению к Евангелию".

Что он сказал? Не использовать Иоанна 3:16. Но это по­хоже на ересь. Однако не думаю, что Д. Л. Муди посчитал бы подобный совет противоречащим Писанию. Вот что он писал:

"Давать человеку, не обличенному в грехе, стихи, которые для него никогда не предназначались, являет­ся огромной ошибкой. Ему нужен Закон... Не предла­гайте утешения в Евангелии до тех пор, пока он не уви­дит и не поймет, что он виновен перед Богом. Мы должны предоставить достаточно Закона, чтобы устра­нить самоправедность. Мне жаль людей, которые про­поведуют лишь одну сторону истины — всегда Благую Весть, а закон — никогда (Удовольствие и польза Библейского разбора, Морган и Скотт Лтд., стр. 111).

 

Свет его не разбудил

Петр крепко спал в темнице Ирода (Деяния 12:6). Это вера, проявляющаяся на деле. Вера дремлет даже во время бури. Стефан был забит камнями, Иаков — убит мечом, и Петр, прихожанин, спит на заднем ряду мертвой церкви. Он был скован цепями между двумя воинами. Другие стражники стояли при входе в темницу. Внезапно Ангел Господень предстал пред ними, и "свет осиял темницу".

Важно отметить, что свет не пробудил Петра от сна, так как Писание затем говорит нам, что Ангел толкнул его в бок. Когда Петр встал, цепи упали с его рук, он собрался, обул­ся, взял одежду и последовал за Ангелом. Затем железные ворота, ведущие в город, открылись сами собой, и Петр оказался на свободе.

Грешник находится в темнице своих грехов. Он в плену у дьявола. Он скован оковами греха, ему грозит смертный приговор. Он спит в своих грехах. Он живет в вымышленном мире. Однако не свет Евангелия разбудит его. Каким обра­зом Благая Весть может пробудить грешника? Нет, его дол­жен "толкнуть" закон. Он должен быть поражен молнией Синая и пробужден его громом. Он откроет ему то, что он стоит на пороге смерти. Затем он поднимется, и Евангелие снимет с него оковы греха и смерти. Оно явится "силой Бо­жьей ко спасению". Затем он препояшется истиной, обуется в готовность благовествовать, облачится в броню праведно­сти, последует за Господом, и железные ворота, ведущие в Небесный Город, распахнутся сами собой.

В нашей стране много людей (как в церкви, так и вне церкви), которые пришли на свет Евангелия, но которые так и не пережили поражающее действие Закона. (В последую­щих главах мы увидим, сколько же на самом деле таковых людей). Они все еще спят в своих грехах, не зная о своем ужасном положении, ведь Закон так и не пробудил их. Сила Заповедей должна открыть глаза прежде, чем свет Евангелия сможет помочь. Обратите внимание на последовательность, которую использует Павел в послании к Ефесянам: "Посему сказано [Господом]: "встань, спящий, и воскресни из мерт­вых, и осветит тебя Христос" (Ефесянам 5:14). Прежде, чем Иисус Христос даст нам свет, должно наступить пробужде­ние. Тимоти Дуайт, бывший президент Йельского универси­тета, заключил: "Мало, очень мало, кто пробуждается или обличается воодушевлением и обетованием Евангелия, од­нако почти все — осуждением Закона".

Я получил следующее письмо от одного человека из Нью- Йорка. Оно показывает, что без Закона Евангелие теряет свой полный смысл.

"Мы навещали нашу девяноста шестилетнюю ба­бушку каждую неделю, и, хотя она с трудом принимала Евангелие в последние годы, мы продолжали делиться с ней о Христе. Майк исполнял гимны о Нем. Венди разговаривала с ней. Мы молились за ее здоровье и до­бавляли к нашим молитвам, как бы мы хотели, чтобы Господь открыл Своего Сына бабушке.

На прошлой неделе Венди заболела. Она очень пло­хо себя чувствовала и провела несколько дней в посте­ли. За это время она прочитала книгу Рея Комфорта..., которая воодушевила нас делиться полным Евангели­ем, не подслащивая его. В ней говорится о применении Божьего Закона в свидетельстве грешнику, что застав­ляет его увидеть, что он лично нарушил Божий Закон и обречен без Спасителя, который заплатил за него эту цену. В Псалме 18:7 сказано, что "Закон Господа совер­шенен, укрепляет душу". Господь обращался к сердцу Венди с тем, что ей необходимо поговорить о Законе со своей бабушкой прежде, чем бабушка сможет увидеть благодать и милость Господа на кресте.

Отдав все в руки Божьи, она пошла к бабушке. Ба­бушка была более внимательна и меньше отвлекалась, чем обычно. В то время как Майк молился, Венди про­читала ей Десять Заповедей из книги Исход 20:1-17 и прямо спросила бабушку: "Бабушка, ты когда-нибудь обманывала? Или крала что-нибудь, даже очень незна­чительное?" Та ответила: "Наверное". Венди рассказала ей о реальных наказаниях, об аде, о небесах и о том, что однажды бабушка предстанет лицом к лицу перед Богом, и ей придется дать отчет за свою жизнь. Затем она прочла Исаия 53:5,6 и рассказала бабушке о Христе и об ужасе креста. Бабушка была шокирована, что кто- то совершил такую ужасную казнь над Ним. Венди по­делилась своим свидетельством, а затем спросила ба­бушку, хотела ли она попросить Христа простить ее грехи. Она сказала: "ДА!" Она попросила Бога простить ее и омыть ее кровью Иисуса Христа".)

Девяносто шестилетняя женщина не знала, что она гре­шила против Бога до тех пор, пока Закон рукой Духа Святого не произвел своего действия. Посмотрите, что писал Мартин Лютер в толковании послания к Римлянам 7:9 ("Я жил не­когда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил"):

"Также и считающие себя праведными от дел и гор­дые неверующие. Не зная Закона, который был на­правлен против них, они не могут знать своего греха. Поэтому они не послушны наставлениям. Если бы они знали Закон, они бы знали и свой грех, и грех, для ко­торого они сейчас мертвы, ожил бы для них".

Джонатан Эдвардс утверждал: "Единственный способ узнать, грешим ли мы, — это знать Его Нравственный За­кон". Джордж Уайтфильд сказал своим слушателям: "Преж­де, чем вы сможете внушить мир своим сердцам, вы должны увидеть, должны почувствовать, должны сокрушаться, должны оплакивать ваши преступления против Божьего Закона". Когда мы проповедуем всю волю Божию, мы всего лишь действуем со Святым Духом, чтобы обличить мир в грехе. В своей книге "Сегодняшнее Евангелие: естественное или искусственное?" Вальтер Чентри писал:

"Отсутствие святого Божьего Закона в современной проповеди, возможно, в равной степени, как и другие факторы, повлияло на неспособность церквей и мис­сий благовествовать. Только светом Закона хищник греха может быть обнаружен в сердце. Сатана эффек­тивно использовал очень умный способ, чтобы заглу­шить Закон, который просто необходим как инстру­мент, приводящий гибнущий мир к Христу.

Сегодняшние проповедники должны в обязательном по­рядке научиться провозглашать духовный Божий Закон, ибо до тех пор, пока мы не научимся ранить совесть, у нас не бу­дет ран, чтобы перевязать их бинтами Евангелия".

Джон Макартур вторит ему: "Божья благодать не может быть полностью проповедана неверующим до тех пор, пока не проповедан Закон и не обличена порочная человеческая природа. Человек не может до конца осознать свою потреб­ность в Божьей благодати до тех пор, пока он не увидит, как далеко он отошел от стандартов Божьего Закона".

Согласно Джону Ньютону, "неведение природы и замыс­ла Закона лежит в основании большинства религиозных за­блуждений". Чарльз Сперджен утверждал: "Я не верю в то, что человек, не знающий Закона, может проповедовать Евангелие". Далее он предупреждает: "Принизьте Закон, и вы затуманите свет, посредством ко­торого человек постигает свою вину. В этом для грешника серьезная потеря, а не польза, ибо этим снижается веро­ятность его веры и обращения. Я утверждаю, что вы лишили Евангелие его самого мощного оружия, оставив Закон в стороне. Вы забрали у него детоводителя, который должен при­водить людей к Христу... Они никогда не примут благодать до тех пор, пока не вострепещут перед справедливым и святым Законом. Именно поэтому Закон служит опреде­ленной, очень важной цели и не может быть устранен со своего места".

Посмотрите, каким образом Закон сыграл свою роль в об­ращении Роберта Флокхарта, одного из самых любимых проповедников Чарльза Сперджена:

"Я считал, что в то время слова апостола в послании к Римлянам 7:9 были применимы и к моей ситуации, "но когда пришла заповедь, то грех ожил, и я умер". Грех, спящий до этого, сошел на меня как великан. Я увидел себя в зеркале Божьего Закона. Это был духов­ный Закон, и он распространялся на мысли и намере­ния моего сердца. Ужасные и богохульные мысли, по­добно искрам из камина, теперь исходили из моего сердца. Я боялся открыть Библию или даже взглянуть вверх из-за страха, что Господь пошлет удар молнии с неба, чтобы уничтожить меня.

Какой переход от тьмы в свет, от царства тьмы в царство возлюбленного Божьего Сына! Чувство вины исчезло, Его прощение запечатлено, мир рекою хлы­нул в мое сердце". (Уличный проповедник, стр. 77, 81).

Возможно, сдержанность современного благовестия в проповеди того, что устрашает, объясняется заботой об от­ветной реакции грешника. Некоторые переживают, что их свидетельство будет поставлено в один ряд с тем, что, как правило, называют проповедью "геенны огненной". Одна­ко существует огромная разница между применением Закона и проповедью "геенны огненной". Совершенно яс­но, что мысль о существовании ада без использования Закона, чтобы оправдать его существование, не поддается объяснению в голове грешника. Как Бог любви мог создать место вечного наказания? Представьте себе, что полиция вдруг врывается к вам в дом, бросает вас в тюрьму и злобно Угрожает вам: "Теперь вы не скоро вернетесь домой!". По­добное поведение, несомненно, вызвало бы у вас недоуме­ние и гнев.

Однако если бы закон ворвался к вам в дом и вместо этого объявил вам конкретно, за что вас преследуют, сказав: "Мы обнаружили 10 000 ростков марихуаны на вашем участке за домом. Теперь вы не скоро вернетесь домой!" По крайней мере, вы поймете, почему у вас неприятности. Знание зако­на, который вы преступили, дало вам понимание. Наказание стало объяснимо.

Проповедь "геенны огненной" без использования Закона, чтобы показать грешнику, почему и за что Бог разгневан на него, скорее всего, вызовет у него недоумение и гнев, так как он считает это наказание необоснованным. Но, если мы применяем Закон законно, он обращен к здравому мышле­нию грешника. Павел убеждал Феликса о будущем суде и его грехах так, что правитель "пришел в страх" (Деяния 24:25). Ад стал объясним. Несомненно, что Павел имел в виду пра­ведность Закона, и в результате сердце слушателя наполнил страх Господень.

Те, кто приходят к Спасителю, осознавая это, не чужды страху и после креста. Они трепещут о цене своего искупле­ния. С переполненными страхом сердцами они взирают на ужасную картину Голгофского креста. Они совершают свое спасение "со страхом и трепетом", потому что они были ис­куплены не "тленным серебром и золотом, но драгоценной кровию Христа".

В своей замечательной книге "Свежий ветер, свежий огонь" Джим Цимбала, будучи по праву расстроен "теплым" состоянием современной Церкви, говорит своим ученикам:

"Получив силу в день Пятидесятницы, они стали победоносной церковью, воинствующей церковью. Благодаря щедрому проявлению Божьего Духа в гор­нице, ученики приобрели свою первую аудиторию. Петр, наибольший неудачник из них, стал проповед­ником дня. Его речь уж точно не была шедевром гоми­летики. Но люди были глубоко тронуты — "умилились сердцем", согласно книге Деяний 2:37 — его помазан­ными словами. В тот день в церкви собралось три ты­сячи" (стр. 92).

Важно отметить, что причиной тому было исполнение Святым Духом. Да, это так. Но сегодня мы обладаем тем же самым Святым Духом, однако мы редко видим такую жатву. Почему? Просто потому, что Петр правильно подготовил по­чву прежде, чем начал сеять. Его аудиторией были "благого­вейные мужи", собравшиеся в день Пятидесятницы, чтобы отметить день, когда Бог дал Закон на горе Синай.

Несмотря на то, что перед ним были благочестивые иудеи, Петр называет их "беззаконниками". Они нарушили Божий Закон, убив Иисуса (Деяния 2:23). Он расставил все на свои места, сказав: "Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы рас­пяли" (Деяния 2:36, курсив добавлен автором). Именно тогда они увидели, что лично согрешили. Они "умилились серд­цем" и воззвали о помощи. Только после того, как Закон об­личил их греховность, Петр говорил им о благодати (стих 38).

Также было и в случаях с Никодимом и Нафанаилом. Никодим был начальником иудейским, которого Иисус на­звал "учителем Израилевым" (Иоанна 3:10). Таким образом, он был хорошо сведущ в Божьем Законе. У него также было смиренное сердце. Это был иудейский начальник, призна­вавший божественность Сына Божьего (Иоанна 3:2). Закон явился детоводителем, приведшим этого смиренного, благо­честивого иудея к Христу.

Согласно Евангелию от Иоанна 1:47, Иисус сказал, что Нафанаил был подлинно израильтянином (воспитанным под Законом), в котором "нет лукавства" (он не искажал Закон, как делали фарисеи; он, несомненно, читал все об "истинных путях Божьих"). Закон также явился детоводите­лем, приведшим этого благочестивого иудея к Спасителю.

 

Глава 12

"Значок" власти

Америка избрала жизнь в нравственной тьме. Ее конституция заменила Святое Писание в вопро­сах морали. То, что было написано людьми, стало священным. Современная Америка ничем не отличается от фарисеев, живших во времена Христа, чьи решения сделали Слово Божье недейственным.

Возьмите, к примеру, порнографию. Почему наш губер­натор терпимо относится к этому извращению нравственно­сти? Для них ответ ясно исходит из трудов наших праотцов, которые писали, что "это есть конституционное право" про­изводить грязную литературу, даже если она оскорбительна с нравственной точки зрения. Однако спросите у адвоката, за­щищающего порнографическую литературу, является ли за­конной детская порнография, и здесь, как правило, он обо­значит нравственную грань. Спросите у него тогда, в каком возрасте "безнравственная" детская порнография переходит эту грань и становится "нравственно приемлемой". Не захо­дя слишком далеко, вы обнаружите, что разделительной гра­нью для него служит его личное удовольствие. Он не получает удовольствия от тринадцатилетнего ребенка, однако он по­лучает удовольствие от семнадцатилетней девушки. Его лю­бовь к греху затуманивает его нравственное суждение.

Конституция Соединенных Штатов используется в целях, для которых она никогда не предназначалась. Когда право­вой документ используется в качестве нравственного ориен­тира, мы получаем нравственно слепых законодателей, воз­главляющих нравственно слепую нацию. Тем не менее, спор о порнографии решается одним утверждением Священного Писания: "Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействует с нею в сердце своем" (Матфея 5:28). Дело закрыто.

Когда мы конкретно указываем, что нашим духовным ори­ентиром является Писание, мы должны ясно дать понять на­шим слушателям, что вы основываетесь на нравственном Законе Бога. На это есть веская причина. В 1989 году, когда я только переехал в Соединенные Штаты, я проповедовал на улице в городе Венис Бич (Калифорния). В то время я не знал, что полицейские носили шорты и ездили на велосипедах.

Встав на возвышение, я начал проповедовать на краю тротуара. Вскоре вокруг собралась толпа из 80 человек. Вдруг передо мной появился человек в шортах и сказал мне пре­кратить. Я проигнорировал его замечание, но он возмущен­но повторил, что я должен прекратить. Я спросил его: "Вы что полицейский?" Тогда, сильно разозлившись, он сквозь стиснутые зубы произнес: "Если вы сейчас же не прекратите, я арестую вас".

Тут я увидел значок у него на ремне, который свидетель­ствовал о том, что он был офицером закона. Вдруг его слова приобрели огромную власть. Возвышение приподнимало меня над ним, и из такого положения я не мог видеть его значка, поэтому я не проявлял к нему большего уважения, чем к какому-либо другому человеку.

Представители живого Бога, которые не указывают на Закон как на основание своей власти, не обретут должного уважения в мире. Иисус стоял перед толпами людей как представитель Божьего Закона. Библия говорит, что Миссия принесет Суд на землю, и "на закон Его будут уповать острова" (Исаия 42:4). Он постоянно обращался к Закону как основанию своей власти, говоря: "...не нарушить (Закон) пришел Я, но исполнить". "Ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона", "...в этом закон и пророки". "Или не читали ли вы в законе...". "Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет" (Матфея 5:17,18; 7:12; Луки 16:17).

Аборт — зло. Прелюбодеяние — зло. Порнография — зло. Мы можем кричать с крыш самых высоких домов, но мир не будет слушать нас. Он превознес себя выше утверждений христианской веры. У него нет стимула откликаться на наши слова.

Почему же я вдруг прислушался к человеку, приказываю­щему мне прекратить проповедовать? Прислушаться заста­вил меня его значок. Его значок сказал, что если я не послу­шаюсь его слов, последует наказание. Говорить миру о том, что плохо убивать, красть, прелюбодействовать, не упоми­ная о предстоящем наказании, — это все равно, что нацели­вать незаряженную пушку.

Некоторые могут послушать вас, так как нравственность несет в себе положительное влияние. Воры могут погубить общество. Прелюбодеяние может разрушать семьи. Ложь может пошатнуть дружбу. Однако когда мы призываем мир покаяться, так как "Бог назначил день, в который будет пра­ведно судить вселенную" (Деяния 17:31), у них будет стимул прислушаться к Благой Вести. Она прояснит им, что на кар­ту поставлено их положении в вечности в вечности.

Церковь, не указывающая на Божий Закон, прячет "зна­чок" своей власти от мира. Тогда вполне закономерным ста­новится то, что грешники не обращают внимания на наши слова. Проповедуемое нами Евангелие существует потому, что Бог защищает святость Закона. Если бы вечный Закон не существовал, тогда не нужна была бы и жертва. Закон требу­ет возмездия. Именно божественный огонь Божьего Закона сошел на Голгофскую жертву.

Если бы мир знал о том, что им предстоит столкнуться с Вечным Законом, который требует смерти и ада за престу­пления, тогда бы они серьезно отнеслись к тому, что говорит Евангелие. Если бы они понимали, что всесильная рука Закона проникнет в самое сердце человечества, они бы по­каялись. Если бы они знали, что Всемогущий Бог гневается на нечестивых каждый день, что Его гнев пребывает на них, они бы устремились к Спасителю.

Другими словами, каждая из Десяти Заповедей является своего рода ключом. Однако это не ключ, который освобож­дает. Это ключи, которые запирают грешника в камере греха и смерти. Павел говорил о том, что он "был заключен под стражею Закона". Он был лишен надежды, осужден на смерт­ную казнь рукой Закона, который о н так явно нарушил.

Говоря о Божьем Законе, Чарльз Сперджен сказал: "Сдер­нув, таким образом, маску и раскрыв безнадежное положе­ние грешника, непреклонный Зако н раздувает преступление еще более, делая личным приговор осуждения. Он восходит на кресло судьи, надевает черную мантию и объявляет смертный приговор. Суровым, безжалостным голосом он от­четливо произносит слова: "Уже осужден!"

Именно во тьме Закона Павел уви­дел свет славного Евангелия. Благо­дать Божья указала ему на другую дверь, Дверь Спасения. Он мог поки­нуть камеру, так как его штраф был за­плачен сполна пролитием крови непо­рочного агнца Божьего. Именно Закон показал Павлу, что он не в состоянии спасти себя самого. Он знал, что спасение являлось актом милости, что его избавление от смерти стало результатом Божьей благодати, и ничто в его характере не заслуживало милости, проявленной к нему.

Этот принцип был наглядным образом проиллюстриро­ван не так давно, когда я проповедовал на 3-ей улице Проме­над в городе Санта Моника, штат Калифорния, где у меня было разрешение проповедовать. Я приводил туда команду каждую пятницу уже больше двух лет, и лишь однажды я на­блюдал подобный антагонизм по отношению к Благой Вести. Присутствовала обычная враждебность со стороны тех, кто стал плодом современного благовестия. Один чело­век, предавая свое "христианское" прошлое, начал пропове­довать о своем хомяке, умирающем за грехи мира, и что, ес­ли вы только отдадите ему свое сердце, он даст вам мир и ра­дость. Когда человек, называющий себя атеистом, по имени Джеймс начал оскорблять все, что связано с именем Бога, крича при этом "Слава Богу!", мои подозрения подтверди­лись, когда он сообщил, что когда-то уже отдавал свое серд­це Христу. Милая девушка, мормонка, непрестанно повто­ряла, что я был сатаной, и пыталась шокировать меня, ого­ляя свои груди (я смотрел в другую сторону). Другие плевали и ругались так, что у вас бы волосы встали дыбом. Из них три молодые девушки объявили в микрофон, что они были ведьмами. Несколько лет назад я бы усомнился в их словах, но я поверил их свидетельству.

У нас есть манекен (кукла) по имени Лазарь, который спокойно лежит под простыней, привлекая тем самым толпу. Довольно часто люди останавливаются и спрашивают: "Для чего это у вас там?" На это я отвечаю: "Для того, чтобы люди останавливались и спрашивали: "Для чего это у вас там?" Так оно и получается, правда?"

Однажды вечером Лазарю досталась его доля преследова­ний. Один молодой человек к радости толпы начал совер­шать над ним непристойные действия. В то время, как я го­ворил, другой подросток, вырвавшись из толпы, подбежал к Лазарю и наступил ему на голову. Это был настолько жесто­кий поступок, что на лице Лазаря, сделанном из пластмассы, °бразовалась трещина. Я спрыгнул с постамента, схватил подростка за воротник рубашки и сказал: "Я заплатил кучу Денег за эту куклу. Давай мне сейчас же 80 долларов, а то у тебя будут большие неприятности". Посмотрев ему в глаза, я заявил: "Ты находишься под гражданским арестом за причи­нение намеренного вреда моей собственности. Я вызываю полицию".

Подросток выглядел очень испуганным и пробормотал: "Вы можете забрать все, что у меня есть". При этом он тут же протянул мне руку, полную долларов. Я передал их другу, ко­торый, пересчитав их, сказал, что там было только 28 долла­ров. Я сказал подростку, что этого не достаточно и требовал всю сумму в 80 долларов. Он заявил, что у него не было боль­ше наличных.

К этому времени большая толпа людей собралась вокруг нас, и я, все еще держа подростка за рубашку, сказал: "Точно так же как я держу этого человека из-за того, что он нарушил закон, так и Бог поместил вас в камеру предварительного за­ключения за нарушение Его Закона. Наказание за ваши пре­ступления против Бога — смерть".

Затем я перешел от Закона к благодати, сказав: "Бог богат милостью, и Он послал Своего Сына, чтобы тот заплатил долг за вас". Я проповедовал о кресте, вере и покаянии, про­должая крепко держать подростка за рубашку. Я сказал тол­пе, что благодаря тому, что Иисус заплатил наш долг сполна, милость Божья распространилась и на нас. Мы можем жить свободно.

Затем я повернулся к мальчику, вложил деньги ему в руку и сказал: "Держи свои деньги. Я не буду вызывать полицию. Ты можешь идти".

Это было такой яркой иллюстрацией Божьей милости. Вина молодого человека была очевидна (Он был пойман с поличным). Он не мог откупиться. Он заслуживая лишь на­казания, но вместо этого обрел милость. От удивления у него открылся рот.

 

Удовольствие греха

Однажды мне позвонил один человек и попросил совета о новой публикации, которая должна была выйти в печати. Эта публикация должна была помочь мужчинам, пристра­стившимся к порнографии. В форме трактата он собирался изложить свой печальный опыт и поделиться о том, как пор­нография разрушила его жизнь. Этот порок вызвал в нем чувство вины, разрушил его брак и сделал его рабом соб­ственной похоти. Он думал, что негативные последствия греха отвратят от него человека. Его философия казалась правильной, однако она редко воплощалась в жизни. Если бы она была правильной, намного меньше бы людей курило, принимало наркотики, играло в рулетку, употребляло алко­голь. Свидетельства того, что результатом курения является медленная и мучительная смерть, не останавливает куря­щих. Злоупотребление наркотиками убивает. Игра в рулетку разрушает дома и судьбы. Было обнаружено, что в городах, где азартные игры легализированы, выше уровень преступ­ности, самоубийств, банкротства и других социальных неду­гов. Однако люди по-прежнему ходят в игорные дома. Множество людей по-прежнему ныряют в ядовитое море под названием алкоголь, несмотря на массу мертвых тел, ва­ляющихся на берегу.

Люди знают о последствиях жизни во грехе, однако сию­минутные удовольствия перевешивают страх негативных по­следствий в будущем. Грешник не оставит дорогие ему похо­ти, если у него не появится на то причины. Этой причиной является ад.

В следующей главе мы увидим, как Десять Заповедей мо­гут быть эффективно применены в личном свидетельстве людям.

 

Глава 13

Не бросай меня в таком положении!

Я был в Балтиморе. В воскресенье вечером служения не было, и я решил вернуться домой раньше. Набрав номер, я услышал голос агента по бронирова­нию, которая назвала имя авиакомпании, сказала, что ее зо­вут Фрэн, и спросила, может ли она мне чем-либо помочь. Я объяснил ей свою ситуацию, немного пошутил, чтобы она чувствовала себя более раскованной, и тогда у меня была возможность задать ей вопрос на духовную тему. Я сказал: "Фрэн, вы христианка?" Она ответила: "Нет, я не принимаю учение о непорочном зачатии". Я объяснил ей, что, пока речь идет не об этом, и главным вопросом были Десять Заповедей. Я спросил: "Вы когда-нибудь говорили неправ­ду?" Она ответила "Да". Она также призналась, что она крала. Когда я объяснил ей, что, по словам Христа, в очах Божьих похоть является прелюбодеянием, и спросил, испытывала ли она похоть, она ответила: "Конечно!".

Я сказал: "Фрэн, по вашему собственному признанию вы лгунья, воровка, прелюбодейка в сердце. Вы предстанете пе­ред Богом в День Суда, а ведь мы только разобрали три из де­сяти заповедей". Затем я произнес: "Я бы хотел место у окна, если возможно". Ей не понравилась перемена темы разгово­ра, и она сказала: "Не оставляйте меня в таком положении!"

Очень мягко я сказал: "Что-то не так, Фрэн? Вам не нравит­ся оставаться наедине со своей совестью?" Я продолжил бе­седу с ней о спасении, Судном Дне, а затем Кресте.

Мы не должны бояться приводить грешника в трепет. Что хуже: незначительная дрожь из-за чувства вины или веч­ность в огненном озере? Такие люди как Уайтфильд и другие проповедовали до тех пор, пока не "заграждались уста" и грешники не склоняли голову от стыда. Они не боялись при­бегнуть к ужасу Закона, чтобы приво­дить людей к кресту. Воскрешенная и обвиняющая совесть — первое свиде­тельство начала работы Святого Духа. Заглушать ее голос разговором о Божь­ем прощении прежде, чем проведена подготовительная работа, является большой ошибкой.

Фрэн не разозлилась на меня. Я не осуждал ее. Она сама признала свои грехи. Кроме того, не могла же она сказать, что считала ложь, воровство и т.д. добром? Она не могла оправдывать свои грехи в свете пробудившейся в ней совести. Именно благодаря "делу Закона" мы можем мягко говорить грешнику о "трудных" вещах.

Интересно заметить, что совесть не участвует в наслажде­ниях греха. Невоскрешенный человек любит грех всем сво­им сердцем, разумом, душой и силой. Однако судья в зале суда разума стоит в стороне и производит неизменное осуж­дение. "Совесть свидетельствует..., мысли их, то обвиняю­щие, то оправдывающие одна другую" (Римлянам 2:15). Су­дья выносит вердикт "виновен" или "невиновен" то<






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.021 с.