Илайдж Бейли становится свидетелем нового преступления — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Илайдж Бейли становится свидетелем нового преступления



 

– Я должен заметить, партнёр Илайдж, – неожиданно заговорил Дэниел, – что это вполне логичное и очевидное заключение.

Бейли удивлённо взглянул на своего партнёра.

– Почему очевидное, Дэниел?

– Сама госпожа Дельмар заявляет, что она была единственной особой, с которой когда-либо встречался правитель доктор Дельмар. Социальные обычаи на Солярии таковы, что даже он не может привести сколько-нибудь логичных доводов в пользу существования иной альтернативы. Поскольку только одна определённая особа могла видеться с убитым, только эта особа и могла нанести удары. Так, очевидно, считает и правитель Груэр.

– Но он также утверждал, – заметил Бейли, – что и эта особа не могла совершить убийства.

– При этом он видел в виду тот факт, что на месте преступления не было найдено никакого оружия, – по-прежнему бесстрастно говорил Дэниел. – Но, возможно, госпожа Гладия Дельмар могла бы объяснить это обстоятельство.

И он указал с холодной, чисто «роботической» вежливостью на Гладию Дельмар, все ещё находившуюся на экране. Её глаза были опущены, маленький ротик сжат.

«О, дьявол! – подумал Бейли. – Совсем забыли про неё». Возможно, он был раздражён, поэтому забыл о её присутствии. А раздражение в нём вызывал никто иной, как Дэниел Оливо со своим, лишённым всякой эмоциональности, подходом к решению загадки. Или он был недоволен самим собой?.. И своим чересчур эмоциональным подходом?.. Кто знает… В настоящее время он не собирался заниматься психоанализом.

– На сегодня достаточно, Гладия, – сказал он. – Как там у вас говорят? Конец контакту или ещё что-нибудь?.. Во всяком случае, до свидания.

Она мягко ответила:

– Иногда говорят – прекратить контакт, но мне лично «до свидания» нравится больше. Вы, кажется, встревожены, Илайдж? Мне очень жаль. Но я привыкла к тому, что люди считают меня виноватой.

– А в действительности, это вы убили своего мужа, госпожа Гладия? – внезапно спросил Дэниел.

– Нет! – негодующе воскликнула она.

– В таком случае, до свидания, госпожа Гладия.

Следы гнева ещё не успели исчезнуть с её лица, как изображение уже погасло. На какое-то мгновение Бейли продолжал чувствовать на себе взгляд её глубоких серых глаз. Одно ему ясно. Пусть она говорит о том, что привыкла к мнению окружающих, её реакция на вопрос Дэниела говорила о другом. Интересно, сколько правды и сколько лжи произносит её очаровательный ротик?

Наконец Бейли остался один на один с Дэниелом.

– Ну, что же, Дэниел, – со вздохом произнёс детектив, – всё же, я думаю, что я не такой уж дурак.



– Я никогда этого про вас не думал, – невозмутимо промолвил робот.

– В таком случае, объясните мне, что означало ваше замечание о необнаруженном орудии убийства? И откуда вы это знаете?

– Видите ли, партнёр Илайдж, у меня имеется некоторая дополнительная информация.

– В чём же она заключается?

– Правитель Груэр обещал прислать результаты проведённого ими расследования. Сегодня утром я получил копию докладной записки солярианских следователей – разумеется, непрофессионалов.

– Почему вы не сказали мне её?

– Я полагал, что будет все рационально, чтобы вы проводили первый допрос, не ознакомившись с этой запиской. Вы сами считаете, что неправильно начинать расследование преступления, имея какие-то предвзятые идеи. В особенности, если эти идеи навязаны вам людьми, которые, по их собственному признанию, не добились сколько-нибудь существенных результатов. Именно поэтому я, чувствуя, что процесс моего логического мышления также оказался под воздействием посторонних заключений, не вмешивался в ваш разговор с госпожой Дельмар.

Логическое мышление! Невольно в голове Бейли промелькнул обрывок разговора, который он когда-то имел со специалистом-роботехником. «Роботы логичны, но не разумны», – сказал ему роботехник.

– Однако вы всё же включились в разговор, – сказал ему роботехник.

– Да, партнёр Илайдж, я задал вопрос госпоже Гладии Дельмар, но только по той причине, что к тому времени я уже располагал некоторыми данными, подтверждающими подозрения правителя Груэра.

– А именно?

– Моё убеждение логически следует из всего поведения госпожи Гладии Дельмар.

– В таких вопросах следует быть более точным, Дэниел.

– Давайте рассуждать логически, партнёр Илайдж. Предположим, что вышеупомянутая особа виновна, но, естественно, стремится доказать свою невиновность. В этом случае её главная цель – убедить в этом следователя.



– Ну, и что же?

– При этом она пользуется всем, что только в её возможностях, прежде всего человеческими слабостями следователя, не так ли?

– Пока ещё не убедительно.

– Наоборот, – прозвучал спокойный ответ. – Вы заметили, я полагаю, что все своё внимание вышеупомянутая особа сконцентрировала на вас.

– Это – естественно. Я вёл допрос, – вставил Бейли.

– Но она обратила своё внимание на вас ещё прежде, чем она знала, кто будет вести допрос. Логически рассуждая, она могла скорее предположить, что допрашивать её буду я, как представитель Авроры. Однако она с самого начала сосредоточила своё внимание на вас.

– Ну и какой вывод вы делаете из этого?

– Только тот, что именно вы, партнёр Илайдж, являетесь её надеждой. Вы – пришелец с Земли. Она изучала обычаи Земли, как она сама говорила. Вы помните, например, что она нисколько не была удивлена моей просьбой затемнить окна.

– Ну и что же?

– Поскольку она специально интересовалась вашей планетой, она, безусловно, знакома со слабостями, присущими её обитателям. Она, несомненно, знает, что на Земле запрещено публично обнажать женское тело, а также о том, какое это впечатление должно произвести на мужчину-землянина.

– Но ведь она объяснила различие между личной встречей и телеконтактом… – пробормотал Бейли.

– Да, верно. Но её объяснение достаточно ли убедительно? Полагаю, что нет. Вспомните, дважды она показалась в туалете, который с вашей земной точки зрения был крайне неприличным.

– Итак, – медленно сказал Бейли, – из всего этого вы делаете заключение, что она пыталась соблазнить меня?

– Сформулируем так: она пыталась повлиять на вашу профессиональную объективность. И надо заметить, что хотя я и не разделяю человеческих реакций на возбудители подобного рода, всё же, судя по данным, зафиксированным на моём запоминающем устройстве, госпожа Дельмар вполне отвечает требованиям женской физической привлекательности. Более того, ваша реакция полностью убедила меня в том, что вы разделяете это мнение и относитесь вполне одобрительно к моей внешности. Итак, я пришёл к выводу, что госпожа Дельмар сознательно избрала правильную линию поведения, и ей действительно удалось расположить вас в свою пользу.

– Послушайте, – сердито, но несколько смущённо сказал Бейли, – совершенно независимо от того впечатления, которое она могла произвести на меня, я прежде всего служитель закона, понимаете? Никакая женская привлекательность не заставит меня отступить от беспристрастного проведения дела. А теперь довольно об этом. Посмотрим те донесения, которые вы получили.

Бейли молча прочитал поданную ему бумагу. Потом подумал и прочитал бумагу вторично.

– В игру вошёл новый фактор, – медленно сказал он, – а именно – робот.

Дэниел Оливо кивнул.

– Она почему-то не сказала про робота, – задумчиво произнёс Бейли.

– Вы не так поставили вопрос, – заметил Дэниел. – Вы спросили, не присутствовал ли кто-нибудь в комнате, где она обнаружила тело. А робот вовсе не «кто-нибудь».

Бейли кивнул. Если бы он сам был на месте обвиняемого и его спросили бы, кто находился на месте преступления, он вряд ли упомянул бы неодушевлённые предметы.

– Скажите, Дэниел, имеет ли на Солярии законную силу свидетельство робота?

– Я не понимаю вас, партнёр Илайдж. Имеет ли робот право давать свидетельские показания? Почему вы сомневаетесь в этом?

– Потому, что роботы – это машины, Дэниел. У нас на Земле они не могут быть законными свидетелями.

– Однако отпечатки пальцев или фотографии у вас принимаются во внимание? Почему же можно не считаться с показаниями робота? Не вижу логики в подобных рассуждениях, партнёр Илайдж. И у нас на Авроре и на Солярии показания робота имеют такую же законную силу, что и показания людей.

Бейли не стал оспаривать логику рассуждений своего партнёра. Он погрузился в молчание. Тщательно пытался он восстановить в памяти и связать между собой известные ему факты. Гладия, обнаружив труп мужа, сейчас же вызвала роботов. Но к тому моменту, когда они появились, она лежала без чувств. Согласно докладу роботов, помимо трупа и бесчувственной Гладии, в лаборатории находился ещё один робот. Как было установлено, этот робот не входил в число домашних роботов семьи Дельмар. Никто из домашних роботов не знал его. Серийный номер на нём отсутствовал. Неизвестный робот был совершенно испорчен. Все каналы связи его позитронного мозга были расстроены, и мозг полностью вышел из строя. От него невозможно было добиться никакой разумной реакции. На все вопросы он отвечал одной единственной фразой: «Вы хотите убить меня… вы хотите убить меня… вы хотите убить меня…» На месте убийства не было обнаружено ничего, что бы могло быть использовано в качестве оружия, которым был нанесён удар, раскроивший череп Дельмара.

– Я голоден, Дэниел, – заявил Бейли, кончив рассматривать бумаги. – Поедим, а затем надо снова повидаться с правителем Груэром или, – поправился он, – хотя бы с его изображением.

Когда с Ханнисом Груэром был установлен контакт, он сидел за обеденным столом. Не спеша, он выбирал еду из множества блюд, которыми был уставлен стол, а затем старательно и без особой охоты прожёвывал пищу.

«Вероятно, он уже очень стар… возможно, ему лет около двухсот, – подумал Бейли. – За такое время процесс еды ему может наскучить».

– Рад вас видеть, господа, – сказал Груэр, – надеюсь, вы получили результаты нашего расследования.

Он перегнулся через стол, при этом его голый череп блеснул.

– Да, сэр. Кроме того, мы провели довольно интересный разговор с госпожой Дельмар, – сказал Бейли.

– Прекрасно, прекрасно. И к какому же заключению вы пришли?

– Мы далеко не уверены в её виновности, – сказал Бейли.

– В самом деле? – голос Груэра прозвучал резко. Он поднял глаза от тарелки.

Бейли молча кивнул.

– Однако, – продолжал Груэр, – она была единственным человеком, который мог видеть доктора Дельмара, единственным человеком, который…

– Это всё мы отлично понимаем, – прервал его Бейли, – но как бы ни были устойчивы обычаи на Солярии, один этот факт не может объяснить всего. Я попробую разъяснить вам свою мысль.

– Пожалуйста, – ответил Груэр возобновляя прерванную трапезу.

– Видите ли, убийство всегда покоится на трёх китах, в равной степени важных: мотив убийства, возможность его совершения, средство его выполнения. Доказательства, достаточно бесспорные для суда, требуют наличия ясности во всех трёх пунктах. Я лично уверен в том, что у госпожи Дельмар была возможность совершить преступление. Что касается мотива, то о нём я пока ничего не знаю.

Груэр пожал плечами.

– Мы тоже не знаем мотива преступления. – На мгновенье его глаза обратились на молчавшего Дэниела.

– Хорошо. Предположим, что пока мотив нам неизвестен. Предположим, например, что подозреваемая является патологической убийцей, всё бывает. Она пришла в лабораторию мужа и по какой-то неизвестной нам причине хочет убить его. Она угрожающе взмахивает палкой или другим тяжёлым предметом. Когда до сознания Дельмара доходят намерения жены, он в ужасе кричит: «Вы хотите убить меня», – поворачивается спиной, чтобы бежать от неё, и в этот момент тяжёлый удар обрушивается на его затылок. Кстати, я ничего не знаю о медицинском заключении. Надеюсь, врач осмотрел труп?

– И да, и нет. Роботы вызвали врача, скорее, к госпоже Дельмар. Однако он, конечно, посмотрел и убитого.

– Об этом не упомянуто в отчёте.

– Вряд ли это прибавило бы что-нибудь новое. К тому моменту, когда врач смог увидеть изображение убитого, он был убран, вымыт и подготовлен, как всегда в таких случаях, к кремации.

– Иными словами, роботы уничтожили все следы, – раздражённо заметил детектив и прибавил: – Если я не ошибаюсь, вы сказали, что врач исследовал изображение трупа, значит, в действительности он не осматривал труп?

– О, Великое Пространство! – воскликнул Ханнис Груэр. – Какие странные мысли приходят вам в голову. Конечно, врач ознакомился с изображением трупа, но во всех деталях и соответствующем фокусе. Я уверен, что всё было проделано так, как надо. Разумеется, иногда бывают обстоятельства, при которых врачу приходится лично осматривать пациента, но я не могу представить необходимости лично разглядывать труп… Медицина, конечно, грязная работа, но даже для врача где-то есть предел.

– Меня интересует следующее, – повторил Бейли, – сообщил ли врач о характере раны Дельмара?

– Я понимаю, что вы имеете в виду. Вы предполагаете, что удар, возможно, был слишком сильным, чтобы его могла нанести женщина.

– Конечно, сэр, женщина физически слабее мужчины. А госпожа Дельмар к тому же ещё и хрупкая женщина.

– Но вполне здоровая и физически тренированная, не забывайте этого. Располагая подходящим оружием, она смогла бы нанести смертельный удар. Кроме того, надо иметь в виду, что в приступе ярости женщины могут совершать поразительные вещи.

Бейли пожал плечами.

– Кстати, об оружии, где же вы его обнаружили?

Груэр протянул руку к пустому бокалу. Сейчас же появился робот, который наполнил бокал бесцветной жидкостью. Груэр поднял бокал, но затем снова поставил его на стол, как будто переменив своё намерение.

– Как это указано в отчёте, оружие пока найти не удалось, – сказал он.

– Я знаю, что говорится в отчёте. Но достаточно ли тщательно искали предполагаемое оружие?

– Да. Поиски велись под моим руководством и наблюдением. Но мы не смогли обнаружить ничего, что хотя бы отдалённо напоминало орудие убийства.

– Это сильно ослабляет подозрение, падающее на жену убитого, не так ли, сэр?

– Да, пожалуй, вы правы, – спокойно согласился Груэр. – Это один из нескольких неясных пунктов для нас. Именно по этой причине мы не возбудили официального преследования госпожи Дельмар.

– Но если это так, то совершенно очевидно, что подозреваемая особа не могла совершить преступление, действуя в одиночку. Без какого-то сообщника она не могла бы избавиться от оружия. Однако давайте ещё раз разберём все возможности. Ударом по голове, произведённым каким-то тяжёлым предметом, был убит человек. На месте преступления орудие убийства не обнаружено. Стало быть, его кто-то унёс. Кто бы это мог сделать? Рикэн Дельмар был мёртв. Могла ли это сделать сама Гладия Дельмар, как вы думаете?

– Но как?

– Прибывшие роботы нашли её лежащей на полу без сознания. Может быть, она притворялась? Сколько времени прошло между моментом совершения убийства и прибытием роботов?

– Это зависит от того, когда именно произошло убийство. А мы этого как раз и не знаем, – неуверенно ответил Груэр.

– В отчёте я прочитал следующее, сэр. Один из роботов сообщил, что он услышал какой-то шум и крик. Минут через пять он получил сигнал вызова. Робот появился там меньше чем через минуту. (Бейли вспомнил, как он всегда удивлялся молниеносному появлению роботов). Между криком и появлением робота прошло минут пять-шесть – маловато времени для того, чтобы успеть спрятать в надёжное укрытие орудие убийства, прибежать обратно в лабораторию и, упав на пол, притвориться бесчувственной.

– Я все понимаю, – вздохнул Груэр.

– Скажите, сэр, могло ли случиться так, что какой-либо робот унёс орудие убийства, не подозревая, что именно он делает.

– Ни один из роботов ничего не унёс из лаборатории. Даже не прикоснулся ни к чему.

– Ну, положим, это не совсем так. Роботы унесли труп убитого.

– Да, конечно, они должны были соответствующим образом подготовить труп к кремации. Этого требуют обычаи.

– О дьявол! – пробормотал Бейли. – Опять обычаи… – Ему с трудом удавалось сохранить хладнокровие. – Теперь рассмотрим другой вариант. Предположим, что в лаборатории находился кто-либо посторонний.

– О Великое Пространство! – воскликнул Груэр. – Кто посмел бы нарушить уединение и личную неприкосновенность доктора Дельмара?

– Всё-таки попробуем обсудить такой вариант, – сдержанно повторил Бейли. – Роботы не имели ни малейшего представления о том, что кто-то чужой находится в лаборатории. Думаю, что им даже не пришло в голову обыскать окрестности. Во всяком случае, в отчёте об этом не сказано ни слова.

– Конечно. Наша работа началась только с поисков оружия. Но и это произошло лишь спустя некоторое время.

– Значит, если бы нашёлся солярианин, который посмел бы нарушить уединение и личную неприкосновенность, как вы выразились, доктора Дельмара, он мог бы преспокойно убить его, а затем столь же спокойно и не спеша удалиться. Никто не остановил и даже не увидел его. Более того, он мог вполне положиться на общепринятое мнение, что никто не посмел бы явиться к Дельмару.

– И это мнение соответствует действительности. Никто ни в коем случае не посмел бы явиться к Дельмару, – упрямо повторил Ханнис Груэр.

– Ещё один вопрос, сэр, только один. В лаборатории, кажется, находился какой-то робот, не так ли?

– Никакого робота на месте преступления быть не могло. – Впервые вмешался Дэниел. – Будь там робот, убийства не произошло бы. В отчёте была допущена ошибка.

Бейли резко повернулся к своему молчавшему до сего времени партнёру. Груэр, который в это время собирался пригубить из бокала, вторично поставил его на столик и тут же уставился на Дэниела.

– Вы правы, – медленно сказал Груэр, – робот не допустил бы, чтобы один человек причинил вред другому. Первый Закон запрещает это.

– Конечно, согласился Бейли. – Однако могло быть и несколько иначе. Предположим, робот находился где-то поблизости, скажем, в соседнем помещении, и он услышал крик: «Вы хотите меня убить». Остальные домашние роботы не могли слышать этих слов. В лучшем случае они могли бы услышать крик. Повинуясь Первому Закону, робот бросился бы на помощь Дельмару. Но, очевидно, уже было поздно. Возможно, робот был свидетелем самого убийства. К моменту прибытия остальных роботов он оказался бы на месте преступления, и роботы сочли, что чужой робот находился в лаборатории всё время.

– Ну, что ж, это возможно. Робот мог застать уже последнюю стадию убийства, – согласился Груэр. – Именно это зрелище привело в негодность его. Наблюдать, как одно человеческое существо причиняет вред другому и не суметь воспрепятствовать этому – прямое нарушение Первого Закона. При этом происходит повреждение позитронного мозга.

– А что робот сообщил на допросе? – спросил Бейли.

– В отчёте было указано, инспектор. Он без конца повторял: «Вы собираетесь убить меня…» Вероятно, это были последние слова убитого, и они запали в мозг робота, совершенно вышедшего затем из строя.

– Я слышал, что на Солярии имеются крупнейшие специалисты в области роботехники. Неужели никак нельзя было починить этот робот, восстановить его умственную деятельность? – спросил Бейли.

– Нет, это было совершенно невозможно, – коротко ответил Груэр.

– Где сейчас этот робот?

– Уничтожен.

Бейли удивлённо поднял брови.

– Действительно, весьма странный случай. Не установлен мотив преступления, не найдено орудие убийства, нет ни улик, ни свидетелей… Всякие следы каких-либо доказательств уничтожены. Имеется только одна особа под подозрением. Вы убеждены, что никто другой, кроме неё, не может быть виновен. Возникает, естественно, вопрос – зачем меня пригласили?

Груэр поморщился.

– Не надо волноваться, инспектор Бейли. – Он повернулся к Дэниелу и отрывисто произнёс: – Мистер Оливо?

– Я вас слушаю, правитель Груэр.

– Не будете ли вы любезны пойти посмотреть в нашем отчёте, как мотивируется необходимость присылки специалиста-детектива с Земли?

Не говоря ни слова, Дэниел встал и вышел из комнаты. В ту же секунду как будто маска слетела с лица Ханниса Груэра. Оно стало испуганным и растерянным.

– Это оказалось легче, чем я подумал, – торопливо заметил он. – Я не мог придумать лучшего предлога, чтобы остаться наедине. Странно, что гордый аврорианин сразу же выполнил мою просьбу, а не послал за отчётом робота. Но так или иначе он это сделал.

– Ну, что же теперь, когда мы одни? – сказал Бейли.

– Я не мог говорить в его присутствии, – продолжал Груэр. – Его присутствие навязано было нам Авророй. – Солярианин наклонился вперёд. – Видите ли, во всём этом деле было нечто большее, чем простое убийство. Я подозреваю, что на Солярии имеется какая-то тайная организация. Рикэн Дельмар был человеком добрых старых устоев. Он был хорошим солярианином. Но появились какие-то новые силы, которые требуют перемен.

– Перемен? Каких перемен? – переспросил детектив.

– Не знаю точно, но Рикэн Дельмар шёл по горячему следу. Он намекнул мне, что находится накануне важных разоблачений. Вот почему его заставили замолчать!

– С помощью его жены?

– Возможно. Но во всяком случае она была только исполнительницей чьей-то злой воли.

– Но чего хотят заговорщики?

– Дельмар не успел сообщить подробности. Он намекнул лишь, что они не желают довольствоваться ролью Солярии во Вселенной и что их деятельность представляет величайшую угрозу для всего рода человеческого. А доктор Дельмар был человеком, который не бросал слов на ветер.

Бейли вздрогнул. На какое-то мгновение ему показалось, что перед ним Альберт Минним, почти те же самые слова…

– Но чем могу помочь я? Скромный землянин?

– Очень многим! Вы житель Земли, понимаете? У нас на Солярии нет никакого опыта в таких вопросах. Мы плохо разбираемся в человеческой психологии. Прежде всего, нас очень мало… Многие из моих коллег-правителей смеются надо мной, некоторые даже возмущаются моей подозрительностью. Вы, земляне, должны лучше разбираться в человеческой психологии. У вас то преимущество, что вы живёте в тесном контакте друг с другом.

Бейли слегка кивнул, но промолчал.

– В каком-то смысле, – продолжал Груэр, – это ужасное убийство мне помогло. Без него мои коллеги-правители никогда бы не согласились бы на вмешательство землянина в наши дела. Но тут все были так ошеломлены, что мне удалось вырвать у них согласие на ваш приезд. – Груэр приостановился и после некоторого колебания заговорил снова. – Мне и самому не очень-то приятно просить землян помочь нам, спейсерам. Но я вынужден сделать это. Как-никак, но над всем родом человеческим возникла серьёзная опасность.

«В этом случае, – подумал Бейли, – его родная планета находится в двойной опасности».

У него не было сомнений в том, что его собеседник предельно искренен. Но если случайное убийство явилось таким удачным и своевременным поводом для действий Груэра, – было ли оно действительно случайным? Тут есть над чем подумать…

Ни одна из этих мыслей не отразилась на лице Бейли.

– Меня послали сюда, сэр, чтобы помочь вам, и я сделаю всё, что в моих силах.

При этих словах Груэр взял бокал и поднёс его к губам. Но прежде чем отпить он добавил:

– Хорошо. Но не говорите ничего аврорианину. Не исключено, что Аврора каким-то образом вовлечена в заговор. Её правители проявили слишком уж большой интерес к убийству, даже настояли на привлечении к работе из собственного детектива. И кто знает, что скрывается за всем этим?

Глядя на своего собеседника, Груэр начал медленно прихлёбывать свой напиток.

Бейли задумчиво потёр рукой щеку.

– Но если такая… – Он не закончил фразы, соскочил со стула и почти кинулся к Груэру… но вовремя вспомнил, что перед ним не Груэр во плоти, а лишь его изображение.

Груэр с исказившимся от боли лицом схватился рукой за горло, будто что-то душило его, и бессвязно прохрипел: «горит… внутри… горит…»

Бокал выпал из его рук, и он тяжело рухнул на пол.

На пороге стоял Дэниел.

– Я не нашёл отчёта, партнёр Ила… – он не закончил фразы. – Роботы Правителя Груэра! – раздался его пронзительный крик. – Роботы Правителя Груэра, ваш господин болен, спешите к нему.

Почти моментально около лежавшего на полу Груэра возникла металлическая фигура. Вслед за ней появилось множество других. Два робота заботливо подняли своего господина и унесли его. Остальные быстро принялись за приведение в порядок помещения. Но Дэниел прервал их деятельность.

– Слушайте, роботы! – воскликнул он. – Не занимайтесь уборкой. Займитесь поисками. Обыщите весь дом и парк, тщательно осмотрите каждый уголок парка. Если обнаружите чужого господина, задержите его. В этом случае немедленно сообщите мне. Я буду ожидать результатов здесь, у экрана.

Когда роботы ушли, чтобы выполнить приказание, Бейли задумчиво обратился к Дэниелу:

– Это только начало… Видимо, быстродействующий яд?

– Да, очевидно так, партнёр Илайдж, – согласился Дэниел и опустился на стул. Его челюсти стучали, пальцы дрожали.

Бейли удивлённо взглянул на своего партнёра. Он никогда раньше не видел у Дэниела какого-либо проявления человеческих слабостей.

– Моё мыслящее устройство плохо переносит подобное зрелище, – тихо сказал Дэниел.

– Но вы же ничего не могли сделать, – возразил Бейли.

– Да, это так. Но всё же на моих глазах человеческому существу был нанесён вред. На языке человеческих эмоций – это равносильно ужасному потрясению.

– Ну, что ж, постарайтесь справиться со своими эмоциями, – сказал Бейли угрюмо. Он не мог заставить себя испытывать сочувствие к расслабленному роботу. – Перед ним возникла новая проблема. Как вы знаете, не бывает отравы без отравителя, не так ли?

– Может быть, пища была несвежей?

– Невозможно себе представить, чтобы в этом высокоорганизованном мире правителю подали несвежую пищу. Яд был в содержимом бокала. Послушайте, Дэниел, я пройду в соседнюю комнату, чтобы обдумать всё, что произошло. А вы тем временем свяжитесь с госпожой Дельмар. Удостоверьтесь в том, что она сейчас находится дома, и заодно выясните, на каком расстоянии находится её поместье от поместья Правителя Груэра. Вы все поняли?

Бейли жаждал одиночества.

Ему необходимо было без помех обдумать все происшедшее. Конечно, новое убийство должно быть связано с предыдущим, в этом он совершенно уверен. В таком случае версия Груэра о тайной организации становится правдоподобной.

Бейли чувствовал, как знакомое волнение начинает охватывать его. Он прибыл на этот далёкий непонятный мир с предвзятой идеей о том, что его, землянина, вряд ли сможет захватить драма, разыгравшаяся на чужой планете. Но теперь он чувствовал, что это не так. Драма была не закончена. Перед его глазами был разыгран её следующий акт.

Убийца или убийцы действовали среди бела дня в его, Бейли, присутствии. Он был уязвлён до глубины души. Неужели его так мало опасались? Профессиональная гордость детектива была задета. Нет, он найдёт убийц, сколько бы могущественны они ни были.

В комнате появился Дэниел.

– Я сделал все, как вы приказали, – промолвил он, все ещё слегка заикаясь. – Я установил контакт с госпожой Дельмар. В настоящее время она находится в своём доме. Её поместье расположено на расстоянии тысячи миль от поместья Правителя Груэра.

– Хорошо. Позднее я сам повидаюсь с ней, то есть, – поправился он, – с её изображением. Как вы думаете, Дэниел, может ли она быть связана с новым преступлением?

– Во всяком случае, прямой физической связи, очевидно, быть не может, партнёр Илайдж. – Дэниел уже оправился от потрясения и приобрёл прежний невозмутимый вид.

– Ну, а косвенная? Может быть, госпоже Дельмар удалось убедить кого-либо совершить преступление?

– Этого, партнёр Илайдж, я сказать не могу.

– Тогда сообщник должен был находиться на месте преступления, не так ли?

– Да, по-видимому, так, партнёр Илайдж, – согласился робот.

– А может быть, яд был положен в напиток заранее?

– Я уже подумал о такой возможности, партнёр Илайдж, – обычным бесстрастным тоном сказал Дэниел. – Вот почему я употребил слово «по-видимому», говоря о сообщнике госпожи Дельмар. Но не исключено, что она была в доме ранее и сама положила яд в бокал. Поэтому надо проследить за всеми её действиями в течение дня.

Бейли сжал губы. Он чувствовал, что «роботической» логики в некоторых случаях недостаточно. «Логичны, но не разумны», – снова вспомнил он.

– А теперь посмотрим, что делается в доме Груэра, – решительно сказал он.

Комната, где совсем недавно обедал Груэр, снова сияла чистотой и порядком. Не осталось ни малейшего следа недавней трагедии.

У стен стояли три металлические фигуры, как обычно, в позе почтительного внимания и послушания.

– Какие имеются новости о состоянии вашего господина? – спросил Бейли.

Средний робот ответил:

– Сейчас его осматривает доктор, господин.

– Что говорит доктор? Останется ли жив ваш господин?

– Это ещё не известно, господин.

– Обыскали ли вы дом?

– Да, господин, тщательно обыскали.

– Нашли ли вы какие-нибудь следы пребывания другого человека, кроме вашего собственного?

– Нет, господин, никаких.

– Искали ли вы во всём поместье, или только в доме?

– Всюду, господин.

Бейли кивнул и сказал:

– Я хочу поговорить с тем роботом, который прислуживал сегодня за столом.

– Его проверяют, господин. Он обнаруживает не вполне правильную реакцию.

– Но он может говорить?

– Да, господин.

– Тогда пусть он сейчас же появится здесь.

Но, несмотря на приказ, робот не появился. Бейли снова нетерпеливо заговорил:

– Я же сказал…

– Между солярианскими роботами существует внутренняя связь, партнёр Илайдж. Если робот задерживается, значит, это результат того потрясения, которое он пережил сегодня.

Бейли кивнул. Он мог бы догадаться. В этом «роботизированном мире» не могло бы быть порядка без тщательно налаженных внутренних коммуникаций между роботами.

В комнату вошёл вызванный робот. Он сильно хромал, волоча одну ногу по земле, руки его непрерывно дрожали. Очевидно, разладился центр, управляющий координацией движений.

– Ты помнишь ту бесцветную жидкость, которую ты налил из графина в бокал твоего господина? – осторожно начал Бейли.

– Да… д… да. Геспедин.

– Ага… Артикуляция органов речи также пострадала… Что это была за жидкость?

– Вв…оо…да, геспедин.

– Откуда ты налил её в графин?

– Из р… раковины, геспедин…

– Откуда ты принёс графин? Из кухни?

– М…й… геспдин люббил, чтоббы вода был… не хилл…одной. Я нал…ливал греф…ин за час до ед…д…ы, геспедин.

«Весьма удобно для каждого, кто знал о вкусах Груэра», – подумал Бейли.

– Я хочу соединиться с врачом, осматривающим Груэра, Дэниел. Пусть наладят контакт.

Через короткое время на экране возникло изображение доктора Алтима Тула. Он выглядел глубоким стариком, наверное, ему было не менее трехсот лет. Набухшие вены выступали на его руках, а коротко остриженная голова была совершенно седой. У него была пренеприятная, как показалось Бейли, привычка постукивать ногтем по выдающимся передним зубам. При этом возникало раздражающее клацанье.

– К счастью, – сказал доктор, – часть яда удалось вывести из организма. Но всё же Ханнис Груэр может и не выжить. Трагическое событие, – и он тяжело вздохнул.

– Какой это был яд, доктор? – спросил детектив.

– Боюсь, что я не знаю, – был ответ и снова послышалось клацанье.

– Как же вы лечите его? – воскликнул Бейли.

– Я дал ему рвотное, а теперь даю препараты, стимулирующие нервно-мышечную систему, чтобы избежать паралича. – На пергаментно-жёлтом, испещрённом морщинами лице врача появилось слегка виноватое напряжение. – Видите ли, у нас нет опыта в таких делах. За всю мою практику в течение свыше двух веков я не припомню случая отравления.

Бейли презрительно посмотрел на своего собеседника.

– Но вы ведь можете узнать о природе и применении ядов из книг и провести химический анализ? – спросил Бейли.

– Содержимое стакана, из которого пил пострадавший, разлилось и убрано роботами. Поэтому сделать химический анализ нельзя. А понять, что это был за яд, по описаниям очень трудно, – возразил доктор.

– Если это так, – мрачно заметил Бейли, – вы должны связаться с кем-нибудь из жителей других миров и просить помощи. А пока что надо проверить, нет ли следов яда в водопроводе. Вы должны лично заняться этим.

В этот момент до сознания Бейли дошло, что неуместно было давать приказания гордому спейсеру, как простому роботу. Но его собеседник не высказал видимого протеста.

– Но разве можно отравить водопровод? – воскликнул он. – Я сильно сомневаюсь в этом.

– Возможно, вы и правы, – согласился Бейли, – но проверить всё-таки следует.

– Но как я могу проверить воду в водопроводе? – жалобно спросил доктор Тул.

– Проще простого. Возьмите какое-нибудь животное и заставьте его выпить немного воды или впрысните воду ему под кожу… Дайте животному остатки воды в графине. Если в воде обнаружится яд, постарайтесь выяснить, что это за яд, и… делайте хоть что-нибудь!

– Постойте, о каком графине вы говорите?

– О том, из которого робот налил воду в бокал.

– Я думаю, в графине уже ничего не осталось. Роботы произвели полную уборку.

Бейли застонал. Как же он не подумал об этом? Разве роботы с их рвением в выполнении домашней работы оставят что-либо нетронутым? Ему следовало бы предвидеть это заранее. Но этот странный мир ведь не его мир… и ему так трудно приспособиться к нему… О дьявол!

Бейли беспокойно прохаживался по комнате. К нему снова возвратилась боязнь открытого пространства и страстное желание вернуться на Землю. Лихорадочное желание сверлило его мозг. Пусть всё время происходят какие-то экстраординарные события… Тогда ему будет легче…

Дэниел молча смотрел на своего партнёра, но не задавал ему никаких вопросов. Подобное вторжение во внутренний мир Человека было бы противно его «роботической психологии».

– Я хочу снова побеседовать с госпожой Дельмар, Дэниел, – внезапно принял решение Бейли. – Пусть роботы установят контакт.

Бейли рассеянно наблюдал за тем, как робот ловко орудует металлическими пальцами, и напряжённо думал. Внезапно в его комнате возник стол, накрытый к обеду. За столом сидела Гладия.

– Я рада вас видеть, Илайдж, – сказала она. – Но почему у вас такой удивлённый вид? Сейчас как раз обеденное время. И я к тому же абсолютно одета, видите?

На ней было бледно-голубое платье с длинными рукавами, ниспадавшее почти до пола. На плечи был накинут прозрачный жёлто-золотистый шарф, чуть светлее, чем её блестящие волосы, возвышающиеся на голове в затейливой причёске.

– Я не хотел бы прерывать вашей еды… – начал Бейли.

– Я ещё не приступила к ней, – прервала Гладия, – и почему бы вам не присоединиться ко мне?

– Присоединиться к вам? – недоуменно повторил Бейли.

Она расхохоталась.

– О, вы, земляне, такие странные. Конечно, я не имела ввиду, что вы лично придёте ко мне. Это невозможно. Просто вы должны отправиться в свою столовую, и таким образом вы и ваш друг сможете пообедать со мной.

– Но как же? Если я уйду отсюда?.. – воскликнул Бейли. – Разве…

– Не беспокойтесь, – прервала его Гладия, – робот по контактам все устроит.

Дэниел с важностью кивнул, и Бейли несколько неуверенно направился к двери. Гладия вместе со своим обеденным столом двинулась вслед за ним.

– Видите, – одобряюще улыбнулась она, – наш контакт не нарушен.

Дэниел, а за ним Бейли шли в столовую через множество каких-то неведомых переходов.

И всё время, пока они шли, вместе с ними сквозь стены двигалась Гладия со своим накрытым к обеду столом.

Бейли остановился и пробормотал:

– К этому всё же надо привыкнуть…

– У вас закружилась голова? – спросила Гладия.

– Слегка, – признался Бейли.

– Тогда скажите роботу, чтобы он остановил меня здесь, – продолжала Гладия.






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.038 с.