Илайдж Бейли встречает старинного знакомого — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Илайдж Бейли встречает старинного знакомого



Айзек Азимов

Обнажённое солнце

 

Бейли получает задание

 

Илайдж Бейли упорно боролся со страхом. Сам по себе срочный вызов к государственному секретарю был достаточно неприятен. Срочность означала, что придётся воспользоваться самолётом. Это отнюдь не радовало Илайджа Бейли. Но, в конце концов, путешествие самолётом, хотя, конечно, и не удовольствие, но вовсе не означает прыжок в неизвестность.

На самолёте, как Бейли знал, нет окон. Будет хороший искусственный свет, приличная еда и прочие удобства.

– Мне это совсем не нравится, Илайдж. Зачем тебе самолёт? Почему не поехать не подземном поезде? – настойчиво твердила Джесси.

– Потому что я полицейский, – отвечал Бейли, – и обязан безоговорочно выполнять приказания начальства. Во всяком случае, – он усмехнулся, – если я хочу по-прежнему получать содержание по классу С-7…

Джесси вздохнула. С этим трудно было спорить.

В самолёте Илайдж Бейли неотрывно смотрел на киноэкран, чтобы отвлечься от мыслей об окружающей самолёт атмосфере.

Он твердил: «Я полностью защищён, самолёт подобен небольшому городу». Но он знал, что это не так. Всего лишь несколько дюймов стали защищали его от… от пустоты. Да, да, пустоты, ибо воздух – это пустота.

Наверное, сейчас он пролетал над дорогими его сердцу погребёнными глубоко под землёй городами. Он представлял бесконечно длинные улицы подземных городов, заполненные торопящимися людьми – фабрики, дома, столовые, поезда – всюду привычное тепло и всюду люди, люди… бесконечное множество их. А он один в открытом, холодном, равнодушном пространстве, едва отделённый от него тонкими стенками самолёта, он мчится в пустоте…

Он пытался сосредоточиться на экране. Та предлагали рассказ об экспедиции в Галактику. Герой-исследователь был жителем Земли. Эти детски-наивные попытки показать, что земляне тоже могут исследовать Галактику, вызывали у Бейли раздражение. На самом деле Галактика была закрыта для них. Галактику освоили жители других миров…

Самолёт приземлился. Илайдж и его попутчики вышли из самолёта и разошлись в разные стороны, так и не взглянув друг на друга.

У Бейли ещё оставалось время, чтобы закусить перед тем, как поехать в Департамент юстиции. Кругом царила привычная его сердцу атмосфера. От аэропорта тянулись во всех направлениях бесконечные коридоры, наполненные гулом и шумом людских голосов. Он почувствовал себя в полной безопасности в чреве Земли. Страх прошёл, и ему лишь хотелось принять душ, чтобы почувствовать обычную бодрость и уверенность.



Для получения направления в душ Бейли следовало предъявить своё удостоверение, а также официальный вызов в Департамент юстиции. После проверки предписания с нужными подписями и печатями ему выдали направление согласно его индексу жизни (С-7). Получив в душевой причитающееся ему количество воды, Бейли почувствовал себя освежённым и готовым к визиту в Департамент юстиции. Странно, но теперь он не чувствовал никакого беспокойства.

Государственный секретарь Альберт Минним, крепко скроенный небольшого роста человек с седеющими висками оставлял ощущение благополучия, щеголеватой опрятности и лёгкий запах одеколона. Все это говорило о том, что индекс жизни чиновников Департамента юстиции был достаточно высок. Бейли почувствовал себя неуклюжим, громоздким и отнюдь не щеголеватым.

– Я рад видеть вас, инспектор, – ласково произнёс Альберт Минним и протянул ему ящик с сигарами.

– Только трубку, сэр, – ответил Бейли, вытаскивая её из кармана. В ту же секунду он пожалел о сказанных словах. Сигара помогла бы сэкономить табак, которого ему не хватало, несмотря на недавно полученный индекс жизни С-7 вместо прежнего С-6.

– Пожалуйста, я подожду, – снисходительно заметил Минним, глядя, как Бейли набивает трубку тщательно отмеренной порцией табака.

– Мне не сообщили причину моего вызова, сэр, – сказал Бейли, заканчивая свою процедуру.

– Я знаю. Причина простая, – улыбнулся Минним. – Вы должны выехать для выполнения ответственного задания, вот и все.

– А куда поехать, далеко?

– О да, весьма.

Бейли задумчиво посмотрел на своего собеседника. Все преимущества, а также дефекты нового назначения были ему ясны. Разумеется, его индекс жизни не будет снижен. Бейли, примерного семьянина и домоседа, отнюдь не привлекала перспектива разлуки с женой Джесси и сыном Бентли. И кроме того, всякая новая работа требовала большего напряжения и ответственности по сравнению с его обычными профессиональными обязанностями. Не так давно Бейли расследовал убийство одного спейсера – обитателя Внешних миров, прибывшего на Землю. Он успешно выполнил задание, но перспектива вновь браться за столь же ответственное дело не радовала его.



– Не будете ли вы любезны сообщить мне, сэр, далеко ли вы отправляете меня и чем я должен буду заниматься? – спокойно спросил Бейли.

Прежде чем ответить, Минним вытянул сигару из ящика, тщательно обрезал её, зажёг, глубоко затянулся и, глядя на медленно тающий в воздухе дымок, раздельно произнёс:

– Департамент юстиции посылает вас на планету Солярия.

Бейли поднялся со стула и внезапно охрипшим голосом спросил:

– Вы имеете в виду один из Внешних Миров?

– Да, именно так, – Минним избегал его взгляда.

– Но это невозможно! – воскликнул Бейли. – Ведь они не пускают к себе жителей Земли.

– Обстоятельства иногда меняются, инспектор. Дело в том, что на Солярии произошло убийство.

Губы Бейли тронуло слабое подобие улыбки.

– Вряд ли это входит в нашу компетенцию, не так ли, сэр?

– Возможно, но они попросили помощи.

– Попросили помощи? У Земли? – переспросил Бейли.

Спейсеры, обитатели других миров, в лучшем случае относилисись к жителям планеты-прародительницы снисходительно-безразлично, а в худшем – с нескрываемым презрением.

– Да, это необычно, – согласился Минним, – но это факт. Они просят прислать к ним квалифицированного детектива. Это решение принято в результате дипломатических переговоров на высочайшем уровне.

Бейли снова сел.

– Но почему именно меня? – тихо спросил он. – Я уже не так молод, мне сорок три. У меня семья. Мне трудно покинуть Землю.

– Инспектор Бейли! Мы ничем не можем помочь вам, – сухо ответил Минним. – Если хотите знать, вас выбрали не мы, а они. Они попросили прислать полицейского Илайджа Бейли, индекс жизни С-7. Как видите, ошибки быть не может.

– Но я недостаточно опытен для такого сложного дела, – упрямо продолжал Бейли.

– Очевидно, им понравилось, как вы расследовали убийство спейсера, имевшее место у нас, на Земле… Во всяком случае, мы ответили согласием. Вам придётся ехать, Бейли. О семье не беспокойтесь. Во время вашего отсутствия о ней позаботятся и, кстати, по более высокому индексу жизни, чем ваш нынешний. – Минним помолчал, затем медленно добавил: – Имейте в виду, Бейли, в случае успешного выполнения задания на Солярии ваш индекс жизни будет не менее, чем С-8… а возможно, и… – тут государственный секретарь многозначительно остановился.

Бейли чувствовал себя оглушённым. Он, Илайдж Бейли, скромный детектив, будет жить по индексу С-8, а может быть, и… Он будет курить сигары и получать душ каждый день. Да, но для этого он должен отправиться на неведомую Солярию. Покинуть Землю, семью…

Ровным, неестественно звучащим голосом он спросил:

– Что за убийство, сэр? Каковы факты?

Холёными пальцами Минним повертел сигару.

– Я не знаю деталей дела, Бейли, – наконец ответил он.

– Но кто же информирует меня, сэр? Не могу же я отправиться на чужую планету, не зная ничего об обстоятельствах, связанных с убийством?

– Здесь, на Земле, никто ничего не знает. Соляриане не дали нам никакой информации. Вы должны будете узнать все на месте.

Отчаянная мысль промелькнула в мозгу у Бейли: «А что, если я откажусь?» Увы, он точно знал, что за отказом последует полная дисквалификация…

Минним мягко, но настойчиво повторил:

– Вы не можете отказаться, инспектор. Вы должны выполнять свои обязанности.

– Какие у меня обязанности по отношению к Солярии! – воскликнул Бейли. – Пусть они идут ко всем чертям!

– Я имею в виду обязанности по отношению к нам, Бейли, только к нам. Ведь вы знаете, каковы взаимоотношения между Землёй и Внешними Мирами, не так ли?

Бейли, так же как любой другой обитатель Земли, знал ситуацию достаточно хорошо. Пятьдесят Внешних Миров, с общим населением значительно меньшим, чем население Земли… Но в военно-техническом отношении каждый из этих миров в отдельности был неизмеримо мощнее Земли. Экономика Внешних Миров держалась на высочайшей технике с широким использованием роботов.

– Главное, что закрепляет наше неравенство во взаимоотношениях с ними, – продолжал государственный секретарь, – это наша полная неосведомлённость о них. Они знают о нас решительно все. Их посланцы часто прибывают к нам и требуют полной информации. А мы? Как вы знаете, многие годы жители Земли не допускаются на Внешние Миры. У нас появился редчайший шанс побывать на одной из этих привилегированных планет. Всякая ваша информация о Солярии будет чрезвычайно полезной для нас.

– Вы хотите, чтобы я занимался шпионажем? – мрачно пробормотал Бейли.

– Нисколько! – поспешно воскликнул Минним. – Единственное, что от вас требуется, – это пошире раскрыть глаза и уши. Смотреть, слушать, запоминать – вот ваша обязанность. Вся полученная от вас информация будет подвергнута тщательному анализу и изучению.

– Все это так, – задумчиво протянул Бейли, – но… посылать землянина во Внешние Миры довольно рискованно. Как вы знаете, спейсеры нас терпеть не могут. Несмотря на самые благие намерения, моё пребывание на Солярии может вызвать весьма серьёзные осложнения в космическом масштабе. Правительство Земли могло бы найти повод, чтобы не посылать меня. Например, сообщить, что я чем-то болен. Обитатели Внешних Миров панически боятся инфекции.

Бейли ожидал взрыва негодования со стороны своего шефа, но, к его удивлению, государственный секретарь наклонился к нему и заговорил доверительно:

– Я вам сообщу нечто весьма секретное, Бейли. Наши социологи, изучая современное состояние Галактики, пришли к некоторым тревожным выводам. Имеется пятьдесят Внешних Миров, мощных, богатых, широко использующих труд роботов. Во Внешних Мирах живёт небольшое количество людей, здоровых и могучих… А мы, перенаселённая, бедная, технически отсталая планета, переполненная людьми физически слабыми. Наша короткая жизнь не идёт ни в какие сравнения с долголетием обитателей других миров. Плохи наши дела, Бейли.

– Ну пока ещё рано опасаться чего-либо, – возразил детектив.

– Ошибаетесь, Бейли, совсем не рано. Возможно, наше поколение ещё не столкнётся с реальной опасностью. Но у нас есть дети… Перенаселение Земли все больше прогрессирует. Уже сейчас на Земле около восьми миллиардов людей. Социологи опасаются дурного поворота событий. Жителей Внешних Миров пугает всё возрастающее население Земли. Возможно, в какой-то момент они решат, что с нашей планетой следует покончить… Таков плачевный прогноз.

Бейли растерянно взглянул на собеседника.

– Что же вы от меня хотите? – неуверенно спросил он.

– Вы должны получить там необходимую информацию. Мы знаем о них только то, что немногие посещающие нашу планету спейсеры благоволят сообщить нам, и больше ничего. У них есть сила. Но, чёрт побери, ведь есть же у них и слабости, не так ли? А вот о них-то мы не имеем ни малейшего представления. Только зная их уязвимые места, мы получим шанс спасти себя и своих потомков от гибели.

– В таком случае, следовало бы позвать туда кого-либо из социологов, не так ли, сэр?

Минним покачал головой.

– Мы не можем посылать к ним того, кого хотим. Они просят детектива. Очень хорошо. В конце концов, детектив тот же социолог, но социолог в действии, не так ли? Мы знаем, что вы справитесь, Бейли.

– Благодарю вас, сэр, – машинально произнёс Бейли. – Ну, а что, если я попаду в беду?

Государственный секретарь пожал плечами.

– В работе детектива всегда имеется некоторый риск, – небрежно сказал он. – Во всяком случае, уже поздно что-либо обсуждать. Всё подготовлено. Время вашего отлёта установлено.

Бейли напрягся.

– Когда же я должен улететь?

– Через два часа, – последовал быстрый ответ.

– Но я хотел бы съездить домой. Моя жена… – начал было Бейли.

– Мы позаботимся о вашей семье, – прервал его Минним. – Ваша жена не должна ничего знать о вашей поездке. Мы объясним ей, что вы некоторое время не сможете писать ей. Итак, решено. Дорогой Бейли, мы все должны выполнять свой долг. А теперь вам пора на ракетодром.

 

Бейли был единственным пассажиром огромного межзвёздного корабля. Согласно стандартам гигиены Внешних Миров его долго и тщательно мыли и очищали от многочисленных микробов, по отношению к которым земляне имели иммунитет, но которых панически боялись обитатели Внешних Миров, живущие в стерилизованной атмосфере. После всех гигиенических процедур по каким-то переходам Бейли провели внутрь огромной ракеты. Здесь его ожидал робот.

– Вы полицейский инспектор Бейли? – глухо спросил робот. Его глаза тускло светились красноватым светом.

– Да, это я, – быстро ответил Бейли. Волосы на его голове зашевелились. Как и все жители Земли, он плохо переносил роботов. Правда, он знал одного удивительного робота… Дэниел Оливо было его имя. Дэниел был его партнёром по расследованию убийства спейсера на Земле. Он был… Ну, да что вспоминать о нём.

– Пожалуйста, следуйте за мной, господин, – промолвил робот и осветил трап. Двигаясь за своим проводником, Бейли поднялся по трапу и по новым длинным переходам проследовал в большой салон.

– Это – ваше помещение, господин, – сказал робот. – Просьба не покидать его в течение всего путешествия.

«Ну ещё бы, – про себя усмехнулся Бейли, – здесь я безвреден. Никакой инфекции. Наверное даже коридоры, по которым я проходил, сейчас дезинфицируют, а робот пройдёт специальную обработку».

– Здесь имеются все удобства, – продолжал робот, глядя на Бейли красными глазами, – я буду подавать вам еду и всё, что потребуется, господин. Если вы захотите полюбоваться видом окружающего пространства, можно открыть вот этот люк.

При слове «пространство» Бейли передёрнуло.

– Всё в порядке, парень, – быстро сказал он, – пусть люк останется закрытым.

Бейли употребил выражение «парень», которым земляне обычно называли роботов.

Робот наклонил своё большое металлическое тело в почтительном поклоне и удалился.

Бейли остался один. Во всяком случае, помещение герметично закупорено, и он надёжно ограждён от внешнего пространства. Бейли с облегчением вздохнул.

Из микрофона послышался металлический голос. Робот инструктировал Бейли, как вести себя в условиях ускорения при подъёме корабля.

Бейли ощутил толчок, огромный корабль завибрировал, раздался грохот, сменившийся гулом и жужжанием реактивных двигателей. А вскоре наступила гнетущая тишина. Корабль двигался в космическом пространстве.

Бейли ничего не ощущал. Всё вокруг казалось ему нереальным. Он повторял себе, что с каждым мгновением на многие тысячи миль отдаляется от дома, от погребённых под землёй городов, от Джесси… Но и это почему-то не фиксировалось в его мозгу. Ощущение времени стёрлось. Недели или месяцы – этого он не знал, – тянулись однообразно, без всяких событий. Бейли знал одно – он отдалялся от Земли на многие световые годы. Он не мог знать точно, на сколько. Никто не Земле не имел ни малейшего представления о том, где находится Солярия: давно миновали дни, когда земляне покоряли космические просторы и основывали новые миры.

В салон вошёл робот. Его мрачные, с красноватым отливом глаза взглянули на ремни, которыми Бейли был прикреплён к креслу. Робот ловко поправил застёжку, внимательно оглядел все помещение и отчётливо произнёс:

– Мы прибудем на Солярию через три часа, сэр. Пожалуйста, не покидайте ваше кресло. За вами придёт господин, который проводит вас в вашу резиденцию.

– Минуточку, – сказал Бейли. Пристёгнутый к креслу ремнями, он чувствовал себя совершенно беспомощным. – Какое время суток это будет?

– Согласно среднему галактическому времени это будет…

– Да нет, о, дьявол, по местному времени, парень, по местному, – почти закричал Бейли.

Но робот невозмутимо продолжал:

– Сутки в Солярии равняются двадцати восьми, запятая, тридцати пяти стандартным часам. Солярийный час состоит из десяти декад, каждая из которых в свою очередь состоит из ста сектад. По расписанию мы прибываем на ракетодром в двадцатую декаду.

Бейли остро возненавидел робота. За точность, за непонятливость и за то, что он, Бейли, проявлял перед роботом слабость.

– Это будет день или ночь? – спросил Бейли хрипло.

– День, господин, – спокойно ответил робот и вышел.

Бейли вздрогнул. О, дьявол! Он должен будет ступить на поверхность незнакомой планеты днём, не защищённый ничем от солнечного света, от окружающего пространства… Не будет даже иллюзорных стен темноты…

Но он не смеет проявлять слабость перед обитателями Солярии. Будь он проклят, если он это сделает. Сурово поджав губы, Бейли закрыл глаза и начал упорную борьбу с самим собой, со страхом перед открытым пространством.

 

Илайдж Бейли бросает вызов

 

На мгновение Гладия затаила дыхание. А затем прошептала еле слышно:

– Я ничего не понимаю… Вы знаете, кто сделал это?

Бейли кивнул.

– Тот же, кто убил Рикэна Дельмара.

– Вы уверены?

– А вы нет? Посудите сами. Убийство вашего мужа было первым преступлением на Солярии за долгие годы. Спустя месяц происходит следующее убийство. Возможно ли такое совпадение? Возможно ли, чтобы в мире, где нет уголовных преступлений, в течение столь короткого промежутка времени произошло два убийства, совершенных двумя разными убийцами? Маловероятно. Учтите также, что жертва второго преступления организовала расследование первого и представлял реальную опасность для преступника.

– Ну, что же, – Гладия занялась десертом, – в таком случае, – промолвила она, с аппетитом жуя торт, – в таком случае, я оправдана.

– Почему же?

– Ну как же, Илайдж. Уверяю вас, я ни на одну секунду никогда в жизни не приближалась к поместью Груэра. Значит, я никак не могла отравить его владельца, не так ли? А если я не отравила Груэра, значит, и не я убила Рикэна.

Но Бейли угрюмо молчал. Постепенно оживление молодой женщины начало таять, уголки её губ опустились, и она спросила упавшим голосом:

– Вы не согласны со мной, Илайдж?

– Я не могу быть уверенным в ваших словах, Гладия, – ответил детектив.

– Я вам уже сказал, что догадался о том, как был отравлен правитель Груэр. Надо сказать, что это было хитро придумано. Каждый житель Солярии, независимо от места его нахождения, мог бы таким способом привести задуманный план в исполнение.

Гладия сжала маленькие кулачки.

– Итак, вы всё-таки считаете меня преступницей? – вскричала она.

– Ну, так я не говорил.

– Но вы подразумеваете, – голос Гладии дрожал от возмущения, глаза потемнели от гнева. – Вот почему вы снова захотели говорить со мной! Вы всё время пытаетесь поймать, запугать меня!.. Вы… – она задыхалась от гнева, её губы побелели и тряслись.

– Постойте, Гладия, послушайте меня, – попытался было успокоить её Бейли.

– Вы казались таким милым, таким сочувствующим… А на самом деле вы – коварный землянин!..

Безмятежное лицо Дэниела обратилось к Гладии.

– Извините меня, госпожа Дельмар, – невозмутимо произнёс он, – но вы неосторожно обращаетесь с ножом. Вы можете поранить себя.

Молодая женщина диким взором уставилась на небольшой тупой и, очевидно, совершенно безопасный нож, который она держала в руках. Непроизвольным движением она взмахнула им.

– Вы всё равно не дотянитесь до меня, Гладия, – сказал Бейли.

Она перевела дух.

– Вы мне противны, землянин! – Она передёрнула плечами с явно преувеличенным отвращением и приказала невидимому роботу: «Немедленно прервать контакт!» В мгновение ока Гладия вместе со столом исчезла из поля зрения Илайджа Бейли.

– Прав ли я, партнёр Илайдж, предполагая, что в данный момент вы считаете эту женщину виноватой?

– Нет, – решительно ответил Бейли. – У этой бедняги девочки не хватает тех качеств, которыми должен обладать убийца.

– Но она весьма вспыльчива.

– Ну и что? Не забудьте, что она живёт под постоянным гнётом и постоянным страхом. А сейчас она решила, что я собираюсь обвинить её в новом преступлении. Любой человек на её месте ещё и не так вспылил бы.

– Я не имел такой возможности, какую имели вы, партнёр Илайдж, лично наблюдать за отравлением правителя Груэра, – заметил Дэниел. – Поэтому должен признаться, что у меня ещё нет логической схемы совершения этого преступления.

Бейли почувствовал удовольствие, когда авторитетно ответил:

– Конечно. У вас и не может её возникнуть. – Он сказал это с непоколебимой уверенностью, и робот воспринял заявление столь же невозмутимо, как всё остальное.

– У меня два задания для вас, – продолжал Бейли.

– Я слушаю вас, партнёр Илайдж.

– Во-первых, выясните у доктора Тула, в каком состоянии он нашёл госпожу Дельмар после смерти её мужа, сколько времени потребовалось на то, чтобы привети её в чувство. Во-вторых, узнайте, кто займёт пост Груэра, как главы Департамента Безопасности, и организуйте мне беседу с ним завтра с утра. Что касается меня, – продолжал он без всякого энтузиазма, – я лягу в постель и, надеюсь, сумею заснуть. Как вы думаете, мог бы я получить какую-нибудь приличную книгу-фильм здесь?

– Я сейчас вызову робота, ведающего фильмотекой, – ответил Дэниел.

Бейли неизменно раздражало общение с роботами.

– Нет, сказал он, когда вызванный робот предложил ему несколько книг-фильмов. – Меня интересует ни евгеника, ни роботехника. Мне нужна обыкновенная беллетристика. Что-нибудь о жизни на Солярии.

– Возможно, господин интересуется приключенческой литературой прошлого, или отличным обзором по химии с движущимися моделями атомов, или справочник по галактографии, – монотонно перечислял робот. Предлагаемый список был бесконечным. Бейли мрачно слушал, а потом сказал:

– Ладно, парень, вот эти пойдут, – и схватил несколько книг-фильмов.

– Нужно ли помочь господину? – почтительно спросил робот.

– Нет, – рявкнул Бейли, – оставайся там, где ты есть.

Уже лёжа в постели с освещённым изголовьем, Бейли почти пожалел о своём отказе от услуг робота. Книги-фильмы он никогда раньше не видел и не знал, как с ними обращаться. В конце концов, после больших стараний, он кое-как разобрался в устройстве и стал кадр за кадром их просматривать. И хотя фокусировка заставляла желать лучшего, всё же он испытывал известное удовлетворение. Хоть в чём-то он не зависел целиком и полностью от тех созданий…

За два часа Бейли просмотрел четыре из выбранных им шести фильмов. Он надеялся, что книги помогут ему разобраться в жизни планеты, на которую забросила его судьба, помогут проникнуть в психологию её обитателей. Но из этого ничего не вышло. В романах описывались люди, перед которыми возникали какие-то несерьёзные проблемы, люди, которые вели себя иногда не понятно, а иногда просто по-дурацки. Ну почему, например, героиня считала свою жизнь загубленной только потому, что её дочь занялась тем же делом, что и она сама? И что было сверхблагородного в том, что какой-то доктор химии стал заниматься роботехникой? Чепуха какая-то! – раздражённо подумал Бейли, потянулся было за пятым фильмом, но вдруг почувствовал себя смертельно усталым.

Во сне Бейли видел Джесси. Всё было как прежде. Он никогда не покидал Земли. Он и Джесси собирались идти обедать в столовую, впервые по классу С-7. Он был счастлив. И Джесси удивительно хороша. Никогда ещё она не была такой красивой. И ещё одна необычная вещь приснилась ему. Он взглянул наверх и увидел основание верхних слоёв почвы. Больше ничего не было видно. Сверкающее яркое солнце освещало их своими лучами. Это было прекрасно и совершенно не страшно.

Сон не освежил Бейли, он проснулся хмурым и встревоженным. Он не мешал роботам прислуживать за завтраком и не разговаривал с Дэниелом. Молча выпил чашку превосходного кофе, даже не почувствовав его вкуса.

– Коллега Илайдж, – мягко обратился к нему партнёр.

– Да?

– Контакт с Правителем Корвином Атлбишем будет установлен через полчаса.

– Кто такой, чёрт побери, этот Корвин? – раздражённо спросил Бейли.

– Он – главный помощник Правителя Груэра, партнёр Илайдж. В настоящее время он возглавляет Департамент солярианской Безопасности.

– Тогда давайте его сейчас же.

– Как я объяснил вам, аудиенция состоится ровно через полчаса.

– Плевать мне на аудиенцию. Давайте его сейчас же. Я приказываю.

– Я сделаю попытку, партнёр Илайдж, однако он может и не согласиться принять вызов.

– Попробуем, и довольно об этом, Дэниел.

Новый глава солярианской безопасности принял вызов. Впервые на Солярии Бейли увидел человека, точно отвечающего представлениям землян об обитателях Внешних Миров.

Корвин Атлбиш был высок, хорошо сложён, с бронзовой кожей. Его глаза были светло-коричневого цвета, подбородок смел и решителен. Он слегка напоминал Дэниела, но ему недоставало совершенства черт робота.

Атлбиш брился. Робот слегка водил по его щекам и подбородку маленьким бритвой-карандашиком.

– Если не ошибаюсь, вы прибыли с Земли? – медленно спросил спейсер, не прерывая своего занятия.

– Я – Илайдж Бейли, полицейский инспектор с Земли, индекс жизни С-7.

– Вы торопитесь, как я вижу, – Атлбиш закончил бритьё и небрежным движением отпустил робота. – Ну что вы хотите сказать мне, землянин?

Бейли не понравился бы тон собеседника и в лучшие времена. Теперь же он просто вспыхнул.

– Я хочу знать, в каком состоянии находится правитель Груэр.

– Он ещё жив. Возможно, он и останется жив, – ответил Атлбиш.

Бейли кивнул:

– Здесь, на Солярии, отравители недостаточно умелы в обращении с ядами. Груэру дали слишком большую дозу. Половинная доза убила бы его.

– Отравители? Не обнаружено никаких следов яда.

Бейли уставился на Атлбиша.

– Что же, вы думаете, могло быть, кроме яда?

– Что угодно. Мало ли что может случиться с человеком. – Атлбиш потёр лицо, чтобы удовлетвориться, что ни волоска не осталось на нём. – Особенно, когда ему уже перевалило за двести пятьдесят.

– Ну если так, должно быть авторитетное медицинское заключение.

– Доклад доктора Тула… – спокойно начал Атлбиш.

Но больше Бейли не мог сдерживаться. Гнев, который кипел в нём с самого утра, наконец-то нашёл выход.

– Мне наплевать на вашего доктора Тула! – закричал он. – Я сказал, что нужно авторитетное медицинское свидетельство, понимаете, – авторитетное. Ваши доктора ни черта не смыслят в медицине, ваши детективы ни черта не смыслят в криминалистике, их у вас просто нет. Вам пришлось вызвать детектива с Земли, так вызовите и врача с Земли.

– Если я не ошибаюсь, – холодно осведомился Атлбиш, – вы даёте мне указания?

– Вот именно. И выполнять их нужно как можно скорее. Я знаю, что говорю. Груэра отравили. Это произошло на моих глазах. Он начал пить, покачнулся и вскрикнул, что у него жжёт в горле. Как прикажете назвать все это, если ещё учесть, что именно он, Груэр, опасался… – Бейли запнулся.

– Опасался чего? – невозмутимо переспросил Атлбиш.

Бейли внезапно ощутил присутствие Дэниела, которому, как представителю Авроры, Груэр не хотел доверять своих секретов. Он помолчал и неловко закончил:

– Опасался некоторых политических осложнений.

Глава солярианской безопасности скрестил руки на груди и надменно посмотрел на детектива.

– У нас не бывает политических осложнений, во всяком случае, в том смысле, в каком они бывают у вас. Груэр хороший солярианин, но несколько впечатлительный человек. Именно он уговорил пригласить вас сюда на Солярию. Он даже согласился на присутствие вашего компаньона с Авроры. Я не считал, что все это необходимо. В убийстве Рикэна Дельмара нет ничего непонятного. Безусловно, убийца его жена, и мы скоро выясним, причины убийства, всё равно её подвергнут генетическому исследованию, и будут приняты все надлежащие меры. Что касается ваших фантазий об отравлении Груэра, то они не представляют для нас никакого интереса.

– Иными словами, вы хотите сказать, что я вам больше не нужен? – недоверчиво спросил Бейли.

– Да, я полагаю, что вы нам сейчас не нужны. Вы можете, если хотите, возвратиться на Землю. Более того, мы бы попросили вас сделать это.

– Нет, сэр, я не собираюсь повиноваться вам, – вскричал Бейли и внутренне сам удивился своей реакции на слова солярианина.

– Мы вас вызвали, полицейский инспектор, и мы можем отправить вас обратно. Через час вы должны покинуть Солярию.

– Ну нет. Теперь вы послушайте меня, – Бейли говорил негромко, но ярость клокотала в нём. – Я вам скажу кое-что. Вам кажется, что вы – великий обитатель Великих Внешних Миров, а я всего лишь ничтожный житель ничтожной Земли. Но при все том я-то знаю, в чём причина вашего решения. Вы просто испугались, вот и все.

– Немедленно возьмите ваши слова обратно, – солярианин вытянулся во весь свой гигантский рост и сверху вниз с презрением смотрел на землянина.

– Ни в коем случае. Ещё раз говорю, вы испугались… Да, да, испугались до смерти. Вы боитесь, что следующим станете вы, лично вы, если не прекратите расследование. Вы сдаётесь так легко, чтобы они вас пощадили, чтобы они сохранили вам вашу презренную жизнь!

Бейли толком не знал, кто были эти «они» и вообще существовали ли «они». Но это не имело никакого значения. Он испытывал удовольствие оттого, что его слова попали в цель и пробивали броню самоуверенности этого спейсера.

– Вам придётся уехать немедленно! – Атлбиш повысил голос. Его лицо потемнело от гнева. – Я даю вам сроку один час. Если вы не подчинитесь, предупреждаю вас о возможности дипломатических осложнений.

– Не стоит угрожать мне, солярианин. Я признаю, моя планета для вас ничто. Но я здесь не один. Разрешите представить вам моего коллегу с Авроры, Дэниела Оливо. Он не любит много говорить. Но мой партнёр с Авроры отлично умеет слушать. Уверяю вас, он не пропускает ни единого слова. А теперь поговорим начистоту, Атлбиш, – Бейли с удовольствием назвал своего собеседника без титула Правитель. – У вас, на Солярии, происходят весьма подозрительные штуки. Знайте, что Аврора и другие Внешние Миры не будут относиться к ним равнодушно. Если вы выгоните нас, ну что ж, это, конечно, ваше дело, но запомните: следующая делегация на Солярию прибудет на военных ракетах. Мы, земляне, хорошо знаем, что происходит при таких визитах.

Атлбиш взглянул на Дэниела и произнёс – на этот раз в его голосе не было прежней надменности:

– У нас не происходит ничего такого, что могло касаться чужих миров.

– Правитель Груэр считал иначе, и мой партнёр с Авроры слышал его слова (сейчас не время, – промелькнуло в мозгу Бейли, – останавливаться перед необходимостью сказать ложь).

Дэниел повернулся и взглянул на него. Но Бейли, не обращая внимания, продолжал:

– Знайте, я намерен довести свою работу до конца. Говоря по правде, ничего на свете мне не хочется так, как попасть к себе домой, на мою родную планету. Мне все здесь противно – дворец, наполненный роботами, в котором живу, и вы, Атлбиш, и все остальные аристократы-соляриане, и весь ваш паршивый мир человеконенавистников. Но… не вы будете приказывать мне. Во всяком случае, до тех пор, пока не выяснены все обстоятельства того дела, которое мне поручено расследовать. Только попытайтесь избавиться от меня против моей воли, и вы увидите, что за этим последует. Более того, начиная с сегодняшнего дня я беру все расследование в свои руки. И буду вести его своими методами. Когда мне понадобится, я буду лично встречаться и лично, понимаете, лично допрашивать ваших людей, а не любоваться их изображением. Для всего этого мне нужна официальная поддержка вашего Департамента, вам ясно, Атлбиш?

– Но это невозможно, это совершенно невыносимо! – возмущённо воскликнул солярианин.

– Дэниел, поговорите с ним, – обратился Бейли к своему партнёру.

Робот поднялся с места, и как всегда бесстрастно, заговорил:

– Как мой партнёр сообщил вам, Правитель Атлбиш, мы прибыли сюда с целью расследования убийства, совершённого на вашей планете. Очень существенно, чтобы мы преуспели в своей деятельности. Разумеется, мы нисколько не хотели нарушать какие-либо из ваших обычаев, и возможно, у нас и не возникнет необходимости встречаться лично с жителями Солярии, но хотелось бы, чтобы у нас имелось ваше полное одобрение всей нашей деятельности, включая и личные контакты, когда это будет неизбежно. Я получил инструкции от Правительства Авроры полностью поддерживать моего уважаемого коллегу с Земли и сделать все, чтобы довести дело до успешного конца. Что касается того, что нам придётся покинуть Солярию против своего желания, полагаю, это было бы более чем нежелательно, хотя мы крайне сожалеем, что наше пребывание здесь может затронуть чувства кого-нибудь из жителей вашей планеты.

Бейли слушал пространную витиеватую речь своего партнёра, внутренне усмехаясь. Для тех, кто знал, что Дэниел робот, было понятно, что его напыщенная речь была попыткой не затронуть чувства никого из людей, ни Бейли, ни Атлбиша. Для тех же, кто воспринимал Дэниела, как представителя милитаризованной планеты Аврора, его речь звучала как завуалированная вежливой формой серия прямых угроз.

Атлбиш кончиками пальцев прикоснулся ко лбу.

– Я должен подумать, – наконец вымолвил он.

– Только не слишком долго, – резко сказал Бейли, – в течение ближайших часов мне предстоит совершить несколько визитов, и не телеконтактов, а настоящих визитов. А пока… прервать контакт! – обратился Бейли к роботу и откинулся на спинку кресла.

Самые разнообразные чувства бушевали у него в груди. Всё, что произошло, не было им запланировано. Какой-то импульс толкнул его на неслыханную смелость, импульс, отчасти вызванный поведение Атлбиша, а отчасти рождённый его памятный сном. Сейчас, когда всё было позади, он испытывал одновременно и удивление, и чувство гордости. Ну и задал он великолепному солярианину! Как бы хотелось ему, чтобы кто-нибудь из землян слышал, как он отчитывал гордого спейсера. Атлбиш выглядел таким типичным спейсером! «Тем лучше, – думал Бейли, – он получил то, что заслужил. Тем лучше.»

Одна мысль не давала Бейли покоя. Почему он проявил такое рвение в вопросах личной встречи с обитателями Солярии? Он не вполне понимал себя. Конечно, такая возможность сильно облегчила бы его работу. Вот это так. Но… Данный вопрос чересчур задевал его за живое. Когда он говорил на эту тему, ему казалось, что он готов сделать все, даже уничтожить стены своего дома. Но почему? Что-то в нём поднималось, не связанное ни с какими очевидными соображениями, даже с вопросом безопасности Земли. Но что? Он снова и снова припоминал свой диковинный сон… солнце, солнце, ярко светившее солнце, проникавшее сквозь все слои вглубь залёгшего под почвой царства Земли.

Дэниел сказал задумчиво (насколько его голос мог выразить какие-то сходные с человеческими эмоции):

– Хотелось бы мне знать, партнёр Илайдж, достаточно ли безопасно ваше поведение?

– Вы имеете в виду, что опасно блефовать с этим типом? Но ведь получилось удачно, а? Кроме того, то, что я говорил, не вполне блеф. Аврора действительно интересуется тем, что происходит на Солярии. Поэтому вы – здесь. Кстати, благодарю, что вы не поймали меня на некоторой неточности.

– Совершенно естественное решение с моей стороны. Промолчать – означало причинить некоторое незначительное и косвенное неудобство Правителю Атлбишу. Уличить вас во лжи означало бы причинить вам весьма значительный и непосредственный вред.

– Потенциалы сравнили, и больший выиграл? Не так ли, Дэниел?






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.039 с.