ГЛАВА XXXI ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕТКИ — КиберПедия


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

ГЛАВА XXXI ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕТКИ



Безжалостен путь Времени, Творческой мысли и Логики; они не проявляют уважения к чьему-либо покою и комфорту, для них нет ничего святого; их путь сопровождается муками. Однако их труд – растущая слава мира – порождение психического света – рост знаний – продвижение понимания – расширение рамок жизни человека – и освобождение его. (264) CASSIUS J. KEYSER

Тем не менее, варвары, которые не имеют других традиций, продолжают непрекращающуюся борьбу за пропитание и пространство. Народы не могут любить друг друга, если они не любят одни и те же идеи. (461) G. SANTAYANA

Индивидуум, чье животное желание личной выгоды не ограничивается нуждами и правами его товарищей, скатывается в варварство. Если это бандит, то он оказывается вне закона; если это политик, то его обычно переизбирают, что приводит к полной ретрогрессии всей организации общества. (221) C. JUDSON HERRICK

. . . «Лига здравой логики» – это самая лучшая «Лига наций», потому что она работает даже при столь неизбежных законах, как законы Логической судьбы – Объединенные доктрины объединят человечество. (280) A. K.

Стоит поменьше волноваться о ребенке и побольше волноваться о том мире, который мы подготавливаем ему для жизни; включение ребенка в жизнь, целью которой не является только зарабатывание денег для того, чтобы обрести независимость от работы; больше любви в отношении действительно любимой творческой работы и прогресса, которые дадут нам то, во что каждый из нас сможет внести свой вклад; при этих условиях, взрослый и молодой получат лучший шанс. 1*ADOLF MEYER

Данные заметки были изначально написаны как последняя глава для всей книги, однако критический пересмотр материала привел к идее заново упорядочить последовательность данных трех основных томов. В книге I дается общее подготовительное введение, которое поможет читателю сделать различие между A и Ā системами и должным образом оценить эти различия. В книге II формулируются основные Ā принципы, которые составляют органически связанное целое, к которому и относятся представленные тут заключительные заметки. Книга III дает некоторые дополнительные структурные данные о математике и физике, которые обычно не рассматриваются с данной точки зрения, но при этом предоставляют существенный и необходимый структурный материал.

Написание Книги I, и особенно Книги III, было крайне трудоемким и тяжелым. Часто у меня появлялось желание вообще исключить Книгу III целиком и отослать читателя к другим авторам. Однако после многомесячных поисков я обнаружил, к собственному сожалению, что, вопреки наличию множества томов отличной литературы, среди них нет ни одной книги, написанной с точки зрения структуры и семантики. Для того, чтобы отправить читателя к другим авторам, мне пришлось бы заставить его прочитать довольно объемистую библиотеку, потому что очень часто из целой книги ему понадобились бы лишь несколько разрозненных абзацев. Это было бы связано с очень дорогостоящим и трудоемким процессом охоты, на который решились бы далеко не многие; кроме того, это все равно не дало бы единой структурной и семантической картины. Я пытался убедить некоторых специалистов написать книгу о структуре и семантических аспектах математики и другую подобную книгу по физике. Мне сказали, что это было бы очень трудоемко и тяжело, если вообще возможно, так что у меня не осталось другого выбора, кроме как попробовать написать эту книгу самому.



Я настоятельно рекомендую прочитать Книгу III, с тем, чтобы читатель мог по крайней мере ознакомиться с существованием этих проблем. Я надеюсь, что даже специалисты найдут некоторые предположения полезными, поскольку структурными и семантическими аспектами науки и математики обычно пренебрегают, и это пренебрежение приводит к ненужным трудностям в преподавании. Устранение отождествления способствует решению множества научных парадоксов, не говоря уже об устранении семантических блокировок и тем самым - о содействии творческой деятельности.

 

1 * Какой вклад может внести психиатр в становление характера? Rel. Educ. May, 1930.

Мировые дела, похоже, застряли в тупике, и, вероятно, без помощи ученых, математиков и психиатров в том числе, мы не сможем справиться с нашими насущными проблемами достаточно быстро для того, чтобы предотвратить полный коллапс. Итак, те, кто профессионально занимается вопросами человека - экономисты, социологи, политики, банкиры, священники разных конфессий, преподаватели. , работники «душевной» гигиены, включая психиатров, даже не подозревают, что материалы и методы с великой общей семантической важностью можно обнаружить в математике и в точных науках. Если привлечь их внимание к этому факту, независимо от того, насколько неуклюже это будет изначально сделано, это уже будет стимулировать дальнейшие исследования, даст нам улучшенные формулировки и понимание, и, в конце концов, приведет к созданию условий, при которых психическое здоровье будет возможно.



Некоторые из тех, кто видел мою рукопись или с кем я обсуждал эти проблемы, кажется, имели что-то против термина «копирование животных в наших нервных реакциях», а также против явного введения «Дружка»... Поскольку отождествление обнаруживается среди животных, примитивов, младенцев и «умственно» больных, то, можно сказать, введение «Дружка» не было необходимостью. Я серьезно взвешивал вопрос о желательности полного исключения «Дружка» из моей работы и замены его на термин «примитив». ; однако по зрелом размышлении, я решил, что было бы полезно сделать акцент на различии между реакциями животного и человека. Основные обоснования для данного решения таковы:

1) Вся моя работа и формулировка /-системы началась с попытки создания науки о человеке, для которой потребовалось современное, научное, функциональное, неэлементалистское, четкое определение человека. Такое определение было дано в книге Manhood of Humanity (Зрелость человечества), и касалось оно того, что человек отличается от животных способностью каждого нового поколения людей начинать с того места, которого достигло предыдущее. Эту способность я назвал «времясвязывающей функцией». Это определение неопровержимо, и оно соответствует современным требованиям.

2) Данное исследование родилось в процессе разбора механизма времясвязывания, и представляет собой дальнейший анализ четких различий между реакциями животных и людей, что делает это психофизиологическим основанием для /-системы и теории психического здоровья.

3) Чем дальше продвигалось исследование, тем более очевидным становилось то, что связанные с этим вопросы крайне сложны, и что в этой области, со структурной и неэлементалистской точки зрения, практически ничего не было сделано. В общем, все существующие «логики» и «психологии» структурно сбивают с толку, поскольку они все еще остаются в русле элементализма, пре-А или А; эти условия предполагают необходимость исключения как их самих, так и прочих зависимых дисциплин, для того, чтобы их не воспринимали как структурно-фундаментальные. Для моего изначального расследования было бы желательно сохранить более простой и очевидный контраст между «Дружком», которого мы почти все довольно хорошо знаем и обычно даже любим, и «Ивановым», которого, как представляется, никто толком не знает. Этот метод оказался очень полезным для автора, и я убежден, что многие читатели найдут его не менее полезным. Я искренне признаюсь, что, если бы я не придерживался этого упрощенного подхода, то я не смог бы основать /-систему и выявить в психо-логическом лабиринте блокировки, введенные в наши с.р отождествлениями, элементализмом, отсутствием осознанности абстрагирования, ненадлежащей оценкой. , и, в общем, инфантилизмом. По этим трем главным причинам представилось необходимым сохранить «Дружка» как наиболее полезный фактор в моем анализе, со всеми подобающими извинениями в адрес «Дружка».

Я также признаю, что я не осознавал меру трудностей, связанных с данной задачей и величиной данного мероприятия. Один только последний пересмотр рукописи занял больше года. Я очень хорошо осознаю, до какой степени данная презентация не достигает сформулированных мной же самим ожиданий, и насколько качественнее могло бы выглядеть изложение, написанное кем-то более одаренным, однако моя смелость черпала силу в следующих довольно неожиданных наблюдениях.

1) Довольно интересно то, что выраженные тут принципы зачастую по-детски просты, часто они «общеизвестны», до такой степени, что в нескольких случаях некие более старые ученые посчитали «оскорбительным», что такие «очевидные» принципы удостоились такого внимания. Однако мой опыт, безо всякого исключения, состоит в том, что, независимо то того, насколько эти простые принципы одобряются всеми на словах, ни при каких обстоятельствах они не получают полного применения на практике. Со временем я понял, что мы не можем обучать человека отождествлению всеми доступными средствами, блокируя тем самым адаптацию, и потом ожидать, что он будет жить, не отождествляя. Так, когда я указываю на нетождественность, то тут даже дебил «согласится» или даже станет удивляться глупости автора, который поднимает по этому поводу такой шум; тем не менее, поскольку все мы обучались в лингвистической и семантической системе, основанной на отождествлении, это инфантильное отождествление будет бессознательно творить хаос во всех наших с.р во всех прочих областях нашей жизни, если эту семантическую блокировку не устранить. Естественно, чем более «простым» кажется принцип, одобряемый нами на словах, но никогда полностью не применяемый, тем больше я становился убежден в том, что открытие новых методов применения этого простого, но тем не менее забываемого принципа должно считаться очень важным. Любой читатель может самостоятельно проверить, до какой степени отождествление создает трудности в его собственной жизни. Факт состоит в том, что основные трудности, с которыми мы сталкиваемся, всегда можно отследить до отождествления в том или ином месте.

2) Экспериментальные данные доктора Филипа Гравена (Philip S. Graven) в отношении «умственно» больных и тех случаев семантических расстройств, которые, с ортодоксальной точки зрения, не рассматривались как нездоровые, показали, что переход от А стандартов оценки, связанных с отождествлением, к Ā стандартам без отождествления, часто либо приводили к полной семантической реконструкции индивидуума, либо к быстрым и продолжительным семантическим «выздоровлениям». Этот факт опять же впечатлил меня реальной действенностью и важностью такой Ā системы для человека. Если прежнюю «невозможность изменить» «природу человека» можно «заместить» новыми простыми психофизиологическими методами, то это опять же предполагает, что данная новая система, независимо от того, насколько несовершенной она окажется, может быть полезной.

3) Я был также весьма впечатлен значительной мощью Ā методов. Как правило, только математики и эпистемологи могут полностью оценить, что значит «мощь» метода. Например, были изобретены дифференциальные методы, и позже обнаружилось, что эти методы структурно применимы ко всем процессам. Было изобретено тензорное исчисление, и обнаружилось, что оно дает нам абсолютные, инвариантные формулировки, применимые ко всей физике. Можно сослаться на множество других методологических инноваций, и всегда обобщенность применений придает этим новым формулировкам ценность. Данная Ā-система была сформулирована в каком-то смысле независимо от других дисциплин, поскольку она стала прямым результатом структурных семантических исследований, свободных от отождествления. Это привело к формулировке фундаментальных общих принципов, которые лежат в основе всего человеческого «знания», таких как нетождественность, требующая распознания структуры как единственно возможного содержания «знания» и таким образом приводящая к формулировке о «структурном подобии»; неэлементализма как общего принципа; общего принципа неопределенности; ∞-значной общей семантики, . Естественно, это очень ободряет - обнаружить, что новейшие наиболее важные достижения науки неосознанно соответствуют этим важным принципам, и они применялись в них еще до того, как они были сформулированы в явном виде.

С другой точки зрения, Ā-система, которая могла бы претендовать на звание «современной», должна сформулировать общие принципы, которых могли бы придерживаться ученые в любой области. Практически, именно так и произошло с А-системой Френсиса Бэкона. С данной системой дело обстоит точно так же, за исключением того факта, что различные ученые применяли эти новые принципы, не имея их общей формулировки. Тот факт, что эти принципы не имели общей формулировки, являлся сдерживающим даже для науки, и сделал невозможным применение науки к проблеме человека. В нижеприведенных примерах различные аспекты Ā будут накладываться друг на друга, и я выделю только наиболее значимые моменты. Так, пространство-время Эйнштейна-Минковского, новая единая теория поля Эйнштейна-Майера, новейшая квантовая механика, новая физика высоких давлений, пьезохимия. , теория тропизма ныне покойного Жака Лёба (Jacques Loeb), физиологические градиенты Чайлда (С. М. Child). , . , четко демонстрируют применение неэлементализма. Ограниченный принцип неопределенности Гайзенберга (Heisenberg) также является результатом применения неэлементализма, основанного на наблюдении того, что «наблюдателя» и «наблюдаемое» невозможно четко разделить. Этот принцип становится частным случаем в общем Ā принципе неопределенности, который, опять же, основан на том наблюдении, что мы на самом деле имеем дело с абсолютными индивидуумами и говорим в более или менее обобщенных терминах, с тем результатом, что все утверждения лишь являются вероятными в разной степени.

Абсолютная индивидуальность четырехмерных событий, объектов, ситуаций, ср. , делает необходимой неопределенно гибкую оценку, требующую ∞-значной Ā семантики. За рамками повседневной жизни наилучшими примерами из науки были бы последние разработки в области витаминов, влияние лучистой энергии на наследственность, но особенно поразительны возможности, открывающиеся благодаря разработкам в области физики, физики высоких давлений, пьезохимии и применении коллоидальных знаний2 в области психиатрии. Польская школа математиков создала расширение традиционной двузначной А «логики» до трех- и многозначной «логики»; Чвистек (Chwistek) построил новое основание для математики и новую теорию множеств на своих семантических методах; однако даже эти авторы пренебрегли общими проблемами неэлементализма, нетождественности и необходимости развернутой Ā-системы, для того, чтобы их формулировки были полностью избавлены от парадоксов, стали действительными и применимыми к жизни.

Все эти вопросы в целом представляют собой особый интерес для человечества в общем и для медиков в частности, потому что, очевидно, если человечество стремится перейти с инфантильной стадии своего развития в эру общего психического здоровья, для этого требуется серьезное сотрудничество со стороны медицинской науки. К сожалению, медицинская наука является одной из наиболее трудоемких и тяжелых дисциплин, и, в последнее время, несмотря на некоторые частные прорывы, она быстро теряет право называться современной наукой. Любой, кто посещал медицинские конгрессы, научные собрания или следил за медицинской литературой, часто недоумевает в отношении того, что перед ним: то ли научные споры, то ли религиозные диспуты шестнадцатого века. Доктор Крукшанк (F.G. Crookshank) в своей главе о Важности теории знаков и критике языка в изучении медицины (The Importance of a Theory of Signs and a Critique of Language in the Study of Medicine) в Огдене и Ричард (Richard) в Смысле смысла (The Meaning of Meaning) дают нам отличное представление о нынешнем печальном состоянии дел; однако Ā анализ открывает более глубокие основания, на которых зиждутся трудности в медицине, которые можно было бы уладить пересмотром медицинского образования. В связи с этим Ā вопросы обретают большую важность. Организмы вообще и люди в частности представляют собой коллоидальные процессы, которые связаны с гигантскими давлениями, которые возникают из-за коллоидального притяжения к воде. Доктор Неда Маринеско (Neda Marinesco)1 недавно предположила, что лед-VI является важным фактором в человеческом организме. Лед-VI представляет собой новую разновидность льда, открытую Бриджманом (P.W. Bridgman)2, который обнаружил, что большие массы воды при температуре тела могу кристаллизоваться при наличии высокого давления. Доктор Маринеско предположила, что силы адсорбции могут быть настолько высоки, что это будет соответствовать давлению, использованному Бриджманом, в результате чего в тонких пленках размещение молекул воды будет подобно тому, что обнаруживается во льду-IV.

 

Коллоиды и коллоидальные свойства подробно рассмотрены в Книге 1. –ОМ.

Читателю может быть интересно узнать, что, среди прочего, профессор Бриджман обнаружил, что при высоком давлении ацетон твердеет, белок свертывается. , при комнатной температуре.

Несмотря на то, что врачи в период обучения в университете получают неплохое знакомство с коллоидальной химией, каким-то образом на практике они сталкиваются с огромными трудностями в «мышлении» в коллоидальных терминах. С новейшими открытиями в физике высоких давлений и пьезохимии, с их поразительным разнообразием физических явлений, которые при различном давлении меняются у каждого отдельного материала, современный врач просто обязан «мыслить» не только в терминах коллоидов, но в терминах сочетания коллоидов с данными из физики высокого давления и пьезохимии. Но подобное «мышление» для человека невозможно в рамках традиционных двух- или трехзначных A дисциплин, и оно становится возможным только с ∞-значной Ā общей семантикой. Один из непосредственных результатов использования Ā дисциплин - это исключение элементализма «тела» и «ума», «интеллекта» и «эмоций». , и введение нон-эл точки зрения, представленной в данной работе. Для этого требуется, чтобы каждый врач был знаком с психиатрией, потому что это исключило бы множество вредных культов. Следует полностью осознавать, что прежняя химия, которая имела дело с различными «веществами», обладающими различными «свойствами», вполне подчинялась инструментам А субъекта-предиката и двух- или трехзначных средств. Но в 1933 году это уже не так; прежняя химия умерла, и сегодня мы имеем дело только с особой отраслью физики, основанной на структуре; новейшая физика высоких давлений ясно показывает, что многие прежние характеристики «веществ» являются лишь случайными функциями давления, температуры и так далее, которые могут меняться поразительным образом, что требует наличия новых семантических принципов и новых эпистемологий. ; короче, новой нон-эл и ∞-значной Ā-системы. Другими словами, тот, кто продолжает придерживаться А с.р, совершенно неспособен «мыслить» научно в современном понимании. Если мы хотим иметь науку о человеке, или науку о медицине для 1933 года. , первым шагом должен стать тщательный пересмотр А-системы.

На самом деле, можно продемонстрировать великое множество взаимосвязей и взаимоотношений, которые сделают еще более очевидным то, каким образом Ā-система является результатом и сама приводит к современным научным результатам, которые можно расширить и применить ко всем человеческим проблемам только после обобщенной формулировки ее как системы.

4) Если различие между животным и человеком состоит в способности последнего стартовать с того места, до которого дошло предыдущее поколение, то становится очевидно, что люди, для того чтобы быть людьми, должны практиковать эту способность в полной мере. Если мы не сможем этого сделать, то мы будем опять «копировать животных в наших нервных реакциях», то есть делать то самое, с чем следовало бы бороться. Это «место, до которого дошло предыдущее поколение», включает в себя не только всю науку, но также и эпистемологию, и ту «мудрость», которую приобрело каждое прежнее поколение через болезненный опыт. , и которая, в принципе, должна быть передана каждому ребенку. В А условиях нашего текущего образования. , систем и систем оценки, это совершенно невозможно и может показаться фантазией. Так, для того, чтобы приобрести научные знания во всех областях, придется посвятить всю свою жизнь науке, совершенно освободиться от каких-либо финансовых проблем. , и даже при этом все равно удастся приобрести лишь небольшую долю этих знаний. Прежде чем какая-либо прежняя эпистемологическая система может быть донесена до студента, он должен не только оказаться особо одаренным, заинтересованным. , но также обладать огромными знаниями еще до того, как будет сделана попытка провести такое образование. То же самое можно сказать и о «мудрости». Более старые и более молодые поколения, вследствие коллоидальной необходимости, не могут полностью понять друг друга и, в большой степени, между ними возникает взаимное недоверие, которое на данный момент представляет собой совершенно обычную А ср.

В нон-эл, Ā-системе ситуация в целом становится радикально другой. Невозможное становится возможным; могу даже сказать больше, дело это простое и легкое, и оно становится необходимым и неизбежным фактором в жизни любого ребенка. Нон-эл, Ā-система основана на полном исключении отождествления, откуда непосредственно следует, что единственная связь между несловесными объективными уровнями и словесными уровнями обнаруживается в структуре. Структура, соответственно, становится единственным возможным содержанием знания. , и все научные технические тонкости, как бы тяжелы и трудоемки они не были, становятся просто необходимыми инструментами для поиска структуры, и инструменты эти сами по себе не обладают никакой особой ценностью и не являются необходимыми для «знания», как только для конкретного случая обнаруживается структура. Эта структура всегда проста и может быть донесена до ребенка.

Было бы бессмысленно и совершенно бесполезно спорить о том, «прост» или нет окружающий нас мир; поскольку мир не есть наше понимание его; однако наше понимание является структурным, наша нервная система, через свою способность к абстрагированию, делает его простым, как только открывается его структурное содержание. Поскольку поиск структуры связан с подобием лингвистической и эмпирической структур, мы немедленно осознаем, что любой язык, а мы не можем не преподавать какой-то язык нашим детям, обладает структурой и связан со структурными предпосылками. Через структурный пересмотр нашего языка и обучение новым структурно адекватным терминам, полный отказ от некоторых из них, вводящих в структурное заблуждение, мы напрямую передадим все современное фундаментальное знание любому ребенку. Мы автоматически обучим его адекватной языковой структуре, которая построит его адекватные ср. Человечеству в целом не требуется никаких научных технических тонкостей для того, чтобы усвоить и тем самым получить семантическую пользу от структурных результатов науки. Эти, и только эти, результаты - вот что на самом деле важно, и их можно донести крайне простым способом, автоматически исключая примитивную метафизику, структурные посылки и инфантильные ср.

Запретив структурно противоречащее фактам однозначное отождествление, мы автоматически проводим тренировку в ∞-значном различении, приводящем к осознанности абстрагирования, дающем в результате всю мудрость, которую эпистемология и собственный опыт могут нам предоставить, структурно представляя собой итог опыта вида в целом. Поскольку структура основана на отношениях и порядке, структурное обучение, при осознанном его проведении, становится физиологическим методом, работающим просто и автоматически.

В А-системе эти семантические механизмы не были осознанно выявлены, хотя они фатальным образом на нас воздействовали. Мы передавали наши примитивные психофизиологические реакции своим детям, которым потом нужно было потратить всю жизнь на обучение посредством очень болезненного опыта тому, что что-то где-то тут было не так. Теперь мы понимаем, что источник этой трудности лежал в отсутствии научных исследований, в которых бы неэлементалистским способом проанализировали структурные аспекты языка и связанные с этим ср. Все это, позвольте мне повториться, работает автоматически, как достаточно ясно показывает как опыт, так и эксперименты. Так, анализ механизма времясвязывания зависит от обнаружения четкого нон-эл различия между «Дружком» и «Ивановым», и формулировки средств для полного задействования времясвязывающих характеристик человека со всеми прочими индивидуумами, кроме случаев с тяжелой патологией.

Устраняя отождествление, мы обобщаем различение, и таким образом вводим осознанность абстрагирования, обязательный фактор надлежащей оценки и непременное условие для адаптивного и выживательного поведения. Так, Ā-система становится общей теорией психического здоровья и общей теорией времясвязывания, из которой следует общая семантика.

5) Одна из наиболее важных черт представленной Ā-системы состоит в ее нон-эл структурном характере. Мы можем анализировать проблемы научным «интеллектуальным» образом; однако этот анализ, являясь нон-эл структурным и семантическим, воздействует и вовлекает наши «чувства», «интуицию». , включая психофизиологические факторы, основанные на порядке. Так, структурно необходимый перевод с одного уровня абстракций на другие и обратно, в огромной степени улучшается, в то время как в эл системах этот перевод был затруднен вследствие неизбежных семантических блокировок. Соответственно, «интеллект», «эмоции», «тело» и «ум». , не разделяются. Организм подвергается воздействию как целое, поскольку используются структурно корректные нон-эл средства, что делает многие полезные свойства данной системы доступными для детей, дебилов и, возможно, даже для идиотов высокой степени. Последние результаты можно предвидеть, хотя на данный момент они еще не были подвергнуты эмпирической проверке.

6) Однако наиболее действенная черта данной системы состоит в том факте, что, будучи основанной на таких фундаментальных принципах, как нетождественность, неэлементализм. , она обладает органической цельностью. Все основные вопросы в ней строго взаимосвязаны и применимы к «телу», «уму», «эмоциям». , нон-эл способом, и все это работает автоматически, независимо от того, под каким углом мы рассматриваем обучение.

Так, если начать с порядка, то мы приходим к отношениями и структуре; они устанавливают различение и расслоение, исключают отождествление и «всеобщность», что дает нам осознанность абстрагирования, делая необходимой ∞-значную общую семантику, обязательную для надлежащей оценки и приспособления. Если мы начнем с нетождественности, то придем к порядку, отношениям, структуре, различению, расслоению, невсеобщности, осознанности абстрагирования, ∞-значной семантике, надлежащей оценке и приспособлению. Если начать с различения или расслоения, то мы придем к порядку, отношениям, структуре, нетождественности, невсеобщности, осознанности абстрагирования и надлежащей оценке.

Следует отметить, что осознанность абстрагирования и надлежащая оценка – это сложные конечные результаты, которые нельзя передать непосредственно, но они становятся автоматически постоянно поддерживаемыми семантическими состояниями только после того, как мы устраним однозначное отождествление или введем порядок, ∞-значное различение, расслоение, . Нон-эл польза данной системы состоит в задействовании организма-как-целого. Так, четырехмерный порядок играет роль мощного физиологического фактора в данном процессе, и становится основанием для психофизиологии. Нетождественность – это термин, применяемый на словесных уровнях, который, на уровне зрения и слуха, связан с различением, упорядочиванием и расслоением. Данная система, таким образом, задействует все необходимые нервные центры и действует нон-эл способом, поскольку реакции на одном уровне легко и органично переводятся в термины других уровней, делая возможной психофизиологию.

7) Наконец, показательно то , что во множестве публикаций за последние десять лет были проявлены усилия в подобном же направлении, которые получили научное и общественное одобрение. Поскольку я больше заинтересован в работе творческой, чем в критике, я не буду анализировать эти попытки, только сделаю одно общее замечание о том, что, поскольку все они не были основаны на порядке, структуре, нон-эл с.р, полном исключении отождествления. , они ценны и полезны для избранного меньшинства, но ни при каких условиях никакая психофизиология или теория психического здоровья не может основываться на этих работах, если мы собираемся применить ее в общем элементарном языковом и семантическом образовании. Если я не ошибаюсь, в этом отношении представленная работа радикально отличается от прочих, которые мне известны.

С нон-эл точки зрения мы никогда не можем пренебрегать эффектом, оказываемым «телом» или «эмоциями» на «ум», и наоборот, эффектом, которым обладает «ум» в отношении «эмоций», «тела», . Отождествление и все его последствия связаны с серьезно расстраивающими семантическими факторами, с соответствующими коллоидальными расстройствами, и похоже, что до текущего момента человек как вид, за редкими исключениями, еще никогда не был свободен от этих расстройств. На данном этапе невозможно предсказать, какой эффект исключение подобных расстройств окажет на человека как вид, кроме выраженных ожиданий того, что последствия эти будут весьма полезными.

Мы уже познакомились с терминами «условный» и «безусловный» в отношении реакции. В примере с пациентом и бумажными розами, мы видели, что патологические симптомы были «безусловными». Они были навязчивыми, как в случае с собакой, упомянутом в Части VI. Здоровый индивидуум обладал бы полностью условными реакциями, находящимися под семантическим контролем. Вышеприведенную терминологию можно расширить, с тем чтобы применить ее ко всем «умственным» заболеваниям, ибо здесь то, что у «нормального» человека является полностью условным, становится безусловным, то есть реакцией более низкого порядка условности (навязчивостью), находящейся вне сознательного контроля. Этим мы отличаемся от животных и от больных. Когда наши условные реакции не полностью управляются соответствующими с.р и становятся безусловными, мы копируем животных, и таким образом попадаем в состояние остановившегося развития или регрессии.

Общие терапевтические и профилактические меры напрямую следуют из данных соображений. Условные реакции человека должны стать полностью условными (а не фиксированными, как безусловные), в том числе и в отношении низших порядков3. Другими словами, вместо «фиксации» у нас должны быть средства и методы для сохранения и воспитания семантической гибкости. Последнее достигается приобретением семантических реакций, связанных с осознанностью абстрагирования. Я рекомендую специалистам обратить внимание на этот последний момент, так как в данном труде невозможно подробно разобрать все детали. Гибкость – это важная семантическая характеристика здоровой юности. Фиксация – это семантическая характеристика старости. С учетом коллоидального контекста, передача постоянной семантической гибкости, которую обретает каждый, кто становится осознающим абстрагирование, может оказаться критическим нейро-физико-химическим коллоидальным фактором для нераскрытой на данный момент силы. Коллоидальное поведение наших «тел» зависит от электромагнитных. , проявлений, которые, в свою очередь, связаны с «умственными» состояниями самого разного вида. Если коллоидальное старение, которое приводит к старости, «физическим» и «умственным» симптомам, и, в конце концов, к смерти, связано с подобной «умственной» фиксацией, можно ожидать довольно волнующих результатов в случае достижения перманентной семантической гибкости. «Старение» связано с электрическими зарядами в коллоидальной массе, которые должны быть связаны с прежними семантическими состояниями. Новые текущие семантические состояния должны обладать другими электрическими влияниями, которые, в свою очередь, породили бы отличия в коллоидальном поведении, от которого зависят наши «физические» состояния.

С Ā точки зрения представляется возможной новая эра развития человека, в которой посредством простого структурного анализа и лингвистического пересмотра мы раскроем не принимавшиеся в расчет семантические механизмы, работавшие в каждом из нас, которые можно легко изменить и поставить под контроль; а также мы откроем, что тут возможно довольно многое решить профилактикой.

Также вероятно, что мы больше узнаем о зависимости «человеческой природы» от структуры наших языков, доктрин, учреждений. , и сделаем выводы, что для приспособления, стабильности. , мы должны приспособить эти созданные и изобретенные человеком семантические и прочие состояния, приведя их в соответствие с этой заново открытой «природой человека». Это, конечно же, потребовало бы на уровне 1933 тщательного научного физико-математического, эпистемологического, структурного и семантического пересмотра всех существующих человеческих интересов, склонностей, учреждений. , который должны провести те, кто специализируется в «науке о человеке». Если такой пересмотр будет сделан достаточно быстро, то он, возможно, поможет мирным образом адаптировать стандарты оценки и предотвратить повторение кровавых протестов непросвещенных слепых сил против таких же слепых сил современной власти и реакций.

 

3 Другими словами, нужно научиться управлять своими низшими абстракциями, например, эмоциями и ощущениями, так же легко, как логикой. –ОМ

 

Силы жизни, человечности и времясвязывания не согласованы; говоря современным сленгом, «развязка» неминуема; она произойдет, и никто не сможет ее предотвратить. Для Ā понимания единственной важной проблемой является то, будет ли эта «развязка» научной, просвещенной, упорядоченной и мирной, с минимумом страданий; или же она станет слепым, хаотичным, глупым, кровавым и опустошительным переворотом с максимумом страданий.

Проблемы структуры, языка и «осознанности абстрагирования» играют критическую семантическую роль. Для того, чтобы быть современным, нужно принять современную метафизику и структурно пересмотренный современный язык. На данный же момент эти семантические проблемы удостаивались полнейшего пренебрежения в плане общего образования. Вероятно, это произошло благодаря тому факту, что инфантильная и коммерциализированная цивилизация поощряет инженерные и прикладные области естественных наук, медицину, биологию. , ради увеличения личных прибылей. , и сохранения и увеличения числа потребителей. Она не поощряет в равной степени такие отрасли науки, как математика, математическая философия, лингвистика, структурные и семантические исследования. , которые не оказывают прямого влияния на рост числа потребителей, но которые, тем не менее, могли бы способствовать открытию структурных методов для большего счастья для всех.

Кстати сказать – и я рекомендую экономистам обратить на это внимание – классический закон «спроса и предложения» структурно и семантически является законом животноподобного типа, который во взрослой человеческой цивилизации должен быть переформулирован. На самом деле, взрослая человеческая цивилизация вообще не может возникнуть, если мы будем сохранять подобные фундаментальные животные «законы». В мире животных число индивидуумо






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.024 с.