ПНЕВМАТОГРАФИЯ, ИЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ПИСАНИЕ. ПНЕВМАТОФОНИЯ — КиберПедия


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

ПНЕВМАТОГРАФИЯ, ИЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ПИСАНИЕ. ПНЕВМАТОФОНИЯ



§146. Пневматография есть писание, произведённое прямо духом, без помощи руки медиума. Она отличается от психографии тем, что эта последняя есть передача мысли духа посредством писания рукой самого медиума.

Феномен непосредственного писания, без сомнения, одно из самых удивительных явлений Спиритизма. Но как ни кажется он невероятным с первого взгляда, в настоящее время это факт доказанный. Если необходима теория, чтобы дать себе отчёт в возможности спиритических феноменов вообще, то оно ещё необходимее для объяснения этого феномена как самого странного из всех, но сверхъестественность которого исчезает, как скоро поймут начало, на котором он основан.

При первом появлении сего феномена господствующее чувство было сомнение. Мысль о плутовстве тотчас пришла в голову. Действительно, каждый знает свойства симпатических чернил, начертанные знаки которых, совершенно невидимые сначала, по прошествии некоторого времени делаются видимыми. Очень легко могли употребить иногда во зло доверенность, и мы не утверждаем, чтобы этого никогда не делалось. Мы даже убеждены, что некоторые из видов корыстолюбия, а другие из простого самолюбия, желая только показать этим своё могущество, употребляли подлог.

Но было бы совершенно безрассудно отвергать существование вещи потому только, что её можно подделать. Не нашли ли в последнее время способа подражать сомнамбулическому ясновидению до такой степени, что почти невозможно не ошибиться? Из того только, что эти фокусники наводняют все ярмарки, нужно ли заключить, что нет действительных ясновидящих? Что некоторые погребщики продают поддельное вино, следует ли заключить, что настоящее вино не существует? То же самое можно сказать и в отношении непосредственного писания. Впрочем, предосторожности, принимаемые для того, чтобы убедиться в действительности этого факта, очень просты и легки, и благодаря им теперь нельзя более сомневаться в действительности этого феномена.

§147. Так как возможность писать без всякого посредства есть одна из принадлежностей духа и так как духи существовали во все времена, то и во все времена производили все феномены, известные нам. Следовательно, и феномены непосредственного писания производились в

древние времена так же, как и теперь. Таким образом можно объяснить появление трёх слов в пиршественном зале Валтасара. В средние века, столь обильные таинственными чудесами, подавленными кострами, должны были знать и непосредственное писание. Может быть, в теории изменений, которые духи могут производить в материи и о которых мы подробно говорили в VIII главе, найдут начало верования в превращение металлов.



Каковы бы ни были результаты, полученные в различные времена, но только с распространением спиритических явлений обратили серьёзное внимание на непосредственное писание. Барон Гульденштуббе, кажется, первый в последнее время познакомил Париж с этим феноменом, издав об этом предмете весьма любопытное сочинение, содержащее множество снимков непосредственного писания, которое он получал.1 Феномен был уже несколько времени известен в Америке. Положение Гульденштуббе в свете, его независимость, уважение, которым он пользуется в высшем кругу, отстраняют неоспоримо всякое подозрение в умышленном подлоге, к которому он не мог иметь никаких побудительных причин. Можно было бы предположить, что он сам был введён в заблуждение. Но на это решительно отвечает факт, что этот же самый феномен достигнут и другими, принимавшими всевозможные предосторожности для предупреждения всякого подлога и всякой причины к заблуждению.

§148. Непосредственное писание достигается, как вообще многие спиритические явления, сосредоточением мысли, молитвою и вызыванием. Его часто получали в храмах, на гробницах, у подножия статуй или изображений тех особ, которых призывали. Но очевидно, что местность не имела другого влияния, как то только, что способствовала большему сосредоточению мыслей. Доказано, что это писание получали и без всей этой наружной обстановки и в местах самых обыкновенных, на простой домашней мебели, если только находились при благоприятных условиях и если пользовались необходимой для этого медиумической способностью.

Вначале предполагали, что с бумагой нужно класть и карандаш. В таком случае это явление могло быть до некоторой степени объяснимо. Известно, что духи производят движение и перемещение предметов, что они их схватывают и бросают иногда в пространство. Следовательно, они могли взять карандаш и начертить им буквы. Так как они приводят его в движение посредством руки медиума, посредством дощечки, то могли сделать то же самое прямо, без всякого посредства. Но вскоре убедились, что присутствие карандаша не необходимо. Достаточно иногда положить простой клочок бумаги, чтобы по прошествии нескольких минут получить начерченные на нём буквы. Здесь феномен полностью изменяет свой вид и вводит нас в совершенно новый порядок вещей. Эти буквы были начерчены каким-нибудь веществом. Так как духу не давали этого вешества, следовательно, он сделал или составил его сам. Но где же он взял это вещество? Вот в чём заключался вопрос.



Если желают теперь обратиться к объяснениям, данным в VIII главе, §§127 и 128, то там найдут полную теорию этого феномена. При этом писании дух не употребляет ни наших матерьялов, ни наших инструментов. Он сам делает и вещество, и инструменты, которые ему нужны, извлекая свои матерьялы из первоначального всемирного элемента, подвергая его по своей воле тем изменениям, которые необходимы для производимого им действия. Таким образом, он может сделать красный карандаш, типографские и обыкновенные чернила точно так же, как и чёрный карандаш и даже печатные буквы с типографской выпуклостью, как это случалось нам видеть. Дочь одного знакомого нам господина, девочка 12 или 13 лет, получила целые страницы, написанные веществом, похожим на пастель.

§149. Вот результат, к которому привёл нас феномен с табакеркой, описанный нами в III главе и о котором мы так распространились, видя в нём случай изучить ближе один из самых важных законов Спиритизма, закон, знание которого может объяснить нам многие тайны даже нашего видимого мира. Таким образом, от явления, повидимому, самого ничтожного может проистекать свет. Всё заключается в том, чтобы наблюдать со вниманием, а это каждый может делать так же как и мы, если только не будет ограничиваться одним наблюдением факта, без разыскания его причин. Если наша вера со дня на день всё более и более укрепляется, то это потому, что мы понимаем. Заставьте понимать, если вы хотите приобрести серьёзных последователей. Понимание причин имеет ещё и другой результат: оно даёт возможность отличать истину от суеверия.

Если мы будем рассматривать непосредственное писание в отношении пользы, которую оно может доставить, то мы должны сказать, что главная польза его состоит в том, что оно дало матерьяльное доказательство важного факта, а именно, участия тайной силы, которая нашла в непосредственном писании новое средство для своего проявления. Но получаемые этим способом сообщения редко бывают пространны. Они вообще самопроизвольные и состоят из слов, изречений, а часто и из непонятных знаков. Их получают на всех языках, в том числе на греческом, латинском, арабском, в иероглифах. Этот способ не доставляет ещё сообщений, столь последовательных и быстрых, какие доставляет психография, или писание посредством руки медиума.

 

Пневматофония

 

§150. Духи, могущие производить шум и удары, могут также производить около нас в воздушном пространстве крики всякого рода и гортанные звуки, подражающие человеческому голосу. Этот феномен мы называем пневматофония.

После того, что нам известно относительно свойств духов, мы можем думать, что некоторые из них, когда они принадлежат к низшим разрядам, заблуждаются сами и воображают, будто они говорят так, как делали это при жизни. (См. "Revue Spirite", февраль 1858г., Revenant de mademoiselle Clairon.)2

Во всяком случае, надо остерегаться принимать за тайный голос все слышимые звуки, причина которых неизвестна, или простой звон в ушах, и в особенности верить, что есть хотя малейшая искра правды в общепринятом веровании, будто бы звон в ухе предваряет нас, что о нас говорят где-нибудь. Этот звон, причина которого чисто физиологическая, не имеет никакого смысла, тогда как пневматофонические звуки выражают мысли, и только по этому можно признать, что они имеют причину разумную, а не случайную. Можно взять за правило, что одни только явно разумные явления обнаруживают участие духов. Что же касается до других, то можно считать сто шансов против одного, что они происходят от причин случайных.

§151. Часто случается, что во время дремоты очень внятно слышим произнесённые слова, имена, иногда даже целые фразы, и так громко, что это нас будит. Хотя в некоторых случаях это может быть действительное явление, но этот феномен не имеет ничего достаточно положительного, чтобы нельзя было отнести его также к причине, сходной с той, которую мы изложили в теории галлюцинаций (гл. III и след.). То, что слышат таким образом, не имеет никаких последствий; но было бы совсем другое, если б это случилось во время бодрствования, потому что если бы это было действие духа, то можно было бы обменяться с ним мыслями и регулярно вести беседу.

Спиритические или пневматофонические звуки производятся двумя совершенно различными способами. Иногда внутренний голос раздаётся в сознании. Несмотря на то, что слова ясны и внятны, в них нет ничего матерьяльного. Иногда же бывают наружные и так же внятно произнесённые слова, точно они сказаны кем-нибудь стоящим подле нас.

Каким бы способом ни производился пневматофонический феномен, он почти всегда бывает самопроизвольный и только в весьма редких случаях может быть вызван.

 

1 "La Realite des Esprits et de leurs manifestations, demontree par le phenomene de I'ecriture directe. Par M. le baron de Guldenstubbe; 1 vol. in 8. avec 15 planches et 93 fac-simile. Prix 8 fr., chez Franck, rue Richelieu. Se trouve aussi chez Ledoyen. (A.K.)

2 M-lle Клерон была известной трагической актрисой театра "Комеди Франсэз" в пятидесятых годах прошлого века. В неё безумно влюбился г-н С. из Бретани. Не встречая взаимной страсти, он от огорчения заболел и умер. После того он стал преследовать молодую женщину сильными криками, стуками и даже звуками, похожими на выстрел из ружья. Все эти явления продолжались 2,5 года и происходили в определённый час. Весь Париж занимался этой историей. Г-н С. вёл себя так, как будто он ещё жил. На это и указывает Кардек. (Асгарта)

 

Глава Тринадцатая

ПСИХОГРАФИЯ

§152. Спиритическая наука сделала успехи, как и все другие, и даже гораздо быстрее других. Только несколько лет1 едва отделяет нас от тех первоначальных и несовершенных способов, которые названы были "говорящими столами", а мы уже можем сообщаться с духами так же легко и быстро, как делают это люди между собою, и теми же средствами: письмом и словом. Письмо имеет то преимущество, что доказывает более матерьяльным образом участие тайной силы и оставляет следы, которые мы сохраняем, так же как это делаем с нашей перепиской. Первый употребительный способ был дощечки и корзинки, снабжённые карандашом. Вот их устройство.

§153. Мы сказали, что особа, одарённая необходимой для этого способностью, может сообщить круговращательное движение столу или другому какому-нибудь предмету. Возьмём вместо стола корзинку величиной от 4 до 5 вершков в диаметре (будет ли она деревянная или плетёная, это всё равно, вещество не имеет влияния). Если пропустим теперь карандаш сквозь дно корзинки, твёрдо укрепив его, так чтобы очинённый конец его был вне её, и будем держать её в равновесии на конце карандаша, находящегося на бумаге, положив пальцы на край корзинки, то она начнёт двигаться. Но вместо того, чтобы вертеться, она будет водить карандаш по бумаге в разных направлениях и чертить ничего не значащие линии и буквы.

Если дух вызван и захочет сообщаться, то он будет отвечать не ударами, как в типтологии, а писаными словами. Движение коробки является уже не автоматическим, как в вертящихся столах, а разумным. При таком устройстве карандаш, окончив строку, не возвращается назад для начатия новой. Он продолжает двигаться по кругу, так что строки письма представляют спиральную линию, и чтобы прочесть написанное, нужно поворачивать лист несколько раз. Письмо, таким образом полученное, не всегда разборчиво, потому что слова не отделены одно от другого; но медиум, по некоторого рода наитию, разбирает его легко. Из экономии вместо бумаги и карандаша можно употребить аспидную доску и грифель. Мы называем эту корзинку корзинка-волчок. Корзинку заменяют иногда четвероугольной картонной коробочкой. Карандаш составляет её ось, как в игрушке, называемой юлой.

§154. Много других приборов придумано было для той же цели. Самый удобный из них - корзинка с рожком. Устройство её состоит в следующем.

К корзинке приделывают деревянный наклонный прут, выдающийся с одной стороны корзинки на 2,5 или на 3,5 вершка в положении бугшприта на корабле. Через отверстие, сделанное в конце этого прута, или рожка, продевают карандаш так, чтобы он чиненным своим концом упирался в бумагу. Когда медиум держит свои пальцы на краях корзинки, то весь аппарат начинает двигаться и карандаш пишет, как в предыдущем случае, с той только разницей, что здесь письмо бывает более разборчиво, слова отделены одно от другого и строки идут не спирально, а следуют одна за другой, как в обыкновенном писании, потому что медиум легко может переводить карандаш с одной стороны на другую. Таким образом получаются целые рассуждения в несколько страниц столь же быстро, как если бы писались прямо рукой.

§155. Разумное существо, которое действует здесь, проявляется часто другими знаками, довольно явственными. Дойдя до конца страницы, карандаш самопроизвольно делает движение, чтобы перевернули лист. Если дух хочет отнестись к прежде сказанному им на этой странице или на другой, он ищет это место концом карандаша, как мы это делаем пальцем, и потом подчёркивает эти слова. Если, наконец, дух желает обратиться к кому-нибудь из присутствующих, то конец прута направляется к этому лицу. Для сокращения он выражает часто слова "да" и "нет" знаками утверждения или отрицания, какие мы делаем обыкновенно головой. Если он желает выразить гнев и нетерпение, то бьёт несколько раз концом карандаша и часто ломает его.2

§156. Вместо коробки некоторые употребляют небольшой столик, нарочно для этого сделанный, длиною от 3 до 4 вершков и вышиной от 1,5 до 2; столик этот о трёх ножках, из которых в одну вделан карандаш, остальные две закруглены или оканчиваются костяными шариками, чтобы столик легче двигался по бумаге.

Другие употребляют просто дощечку от 4 до 5 вершков, квадратную, треугольную или овальную. На одном из концов проделано отверстие для вставливания карандаша. Он находится в наклонном положении и одной стороной опирается на бумагу. К той стороне, которая лежит на бумаге, иногда приделывают колёсца для облегчения движения. Понятно, впрочем, что все эти устройства не заключают в себе ничего важного. Самое удобное из них и есть самое лучшее.

Со всеми этими снарядами всегда почти нужно быть вдвоём, но нет надобности, чтобы другой был одарён медиумической способностью. Он служит единственно для того, чтобы поддерживать снаряд в равновесии и доставить медиуму удобство.

§157. Мы называем психографией непрямое писание, т.е. полученное с помощью этих снарядов, в противоположность психографии прямой, или ручной, т.е. писанию, полученному непосредственно рукой медиума. Чтобы понять этот последний способ, надо дать себе отчёт в том, что происходит во время этого процесса.

Посторонний сообщающийся дух действует на медиума. Этот последний под его влиянием двигает машинально свою руку, чтобы писать, не имея (как это большей частью бывает) ни малейшего сознания о том, что он пишет. Рука действует на корзинку, а корзинка на карандаш. Таким образом, корзинка не делается разумной. Она становится орудием, управляемым разумной волей. И действительно, она есть не что иное, как ручка карандаша, добавление к руке, посредник между рукой и карандашом. Отнимите её и возьмите карандаш в руку, результат будет тот же, но с механизмом более простым, потому что медиум тогда пишет точно так, как он делает это при обыкновенных условиях.

Итак, каждый, кто пишет посредством корзинки, дощечки или другого предмета, может писать прямо. Из всех способов сообщения писание рукой, называемое некоторыми невольным писанием, есть, без сомнения, способ самый простой, лёгкий и удобный, потому что не требует никаких приготовлений и как беглое писание представляет все удобства к самым пространным сообщениям. Мы возвратимся к этому предмету, когда будем говорить о медиумах.

§158. При начале явлений, когда имели ещё не столь ясное понятие об этом предмете, многие сочинения вышли под названиями: "сообщения корзинки", "сообщения дощечки", "сообщения говорящих столов" и т.д.

В настоящее время можно понять, до какой степени эти выражения неудовлетворительны и ложны, не говоря уже о недостаточно серьёзном характере этих сообщений. Действительно, как мы видели, столы, дощечки и корзинки не орудия разумные, хотя и одушевлены на время искусственной жизнью. Они ничего не могут сообщить сами собой. Это значит принимать действие за причину, инструмент за исполнителя. Это всё равно, как если автор поместил бы на заглавном листе своего сочинения, что оно написано стальным или гусиным пером. К тому же эти орудия не составляют необходимости. Мы знали одного господина, который вместо корзинки-волчка, описанной нами, употреблял воронку, в устье которой он вставлял карандаш. Следовательно, можно было бы получать сообщения кастрюли или салатника. Если эти сообщения даны посредством ударов и если удары эти были сделаны стулом или палкой, то это был бы не говорящий стол, а говорящий стул или палка. Здесь важно знать не устройство инструмента, а способ получения сообщений. Если сообщение получено посредством писания, то какая бы вещь ни была ручкой карандаша, для нас это будет психография. Если посредством ударов, - это типтология.

 

Так как Спиритизм принимает размеры науки, то ему нужен и язык науки.

 

1 Говорящие столы явились в 1849 г., а эти строки написаны в 1859 г. (Асгарта)

2 Это верный признак того, что проявившийся дух низкого развития. Высокий дух всегда спокоен и ничем не выражает своих страстей, от которых уже избавился. (Асгарта)

 

Глава Четырнадцатая

О МЕДИУМАХ

§159. Всякий, кто чувствует в какой бы то ни было степени влияние духов, по этому самому уже медиум. Эта способность врождена человеку и, следовательно, не есть исключительная привилегия избранных. Вот почему мало встречается людей, у которых не было бы зачатков этой способности. Можно сказать, что почти все люди медиумы.

Несмотря на то, принято давать это название только тем, у которых медиумическая способность обнаруживается очевидными явлениями, что зависит уже от организации, более или менее чувствительной. Нужно заметить между прочим, что эта способность проявляется не у всех одинаковым образом. Медиумы обыкновенно имеют особенную способность к тому или другому роду феноменов, что составляет между ними столько же разнообразия, сколько есть родов явлений.

Главнейшие видоизменения следующие: медиумы для физических явлений, медиумы чувствующие или впечатлительные, слышащие, говорящие, видящие, сомнамбулы, целители, пневматографы, медиумы пишущие, или психографы.

 

1. Медиумы для физических явлений

 

§160. Медиумы для физических явлений более способны производить матерьяльные феномены, как-то: движение неподвижных тел, шум, стук. Их можно разделить на медиумов произвольных и медиумов невольных. (См. 2-ю часть, гл. II и IV).

Медиумы произвольные - те, которые сознают свою особенность и которые производят спиритические феномены действием своей воли. Хотя эта способность, как мы сказали, и свойственна человеческому роду, но далеко не все обладают ею в одинаковой степени. Если мало таких лиц, у которых эта способность не существовала бы вовсе, то лиц, способных производить значительные явления, как, например, приведение твёрдых тел в висячее положение в пространстве, поднятие на воздух и в особенности произведение явлений, видимых для нашего глаза, ещё меньше.

Явления самые простые суть круговращательное движение предмета, удары, производимые поднятием этого предмета или слышимые внутри самого вещества. Не придавая особенной важности этого рода феноменам, мы, однако же, советуем не пренебрегать ими. Они могут доставить случай к любопытным наблюдениям и содействовать убеждению. Замечательно, что к матерьяльным явлениям редко бывают способны те, которые располагают более совершенными способами сообщения, как-то: написанием или словесной беседой. Вообще способность эта уменьшается по мере того, как другая развивается.

§161. Медиумы невольные, или природные, суть те, влияние которых обнаруживается без их ведома. Они не сознают вовсе своей силы, и часто всё, что происходит вокруг них, не кажется им необыкновенным. Это составляет их принадлежность точно так, как есть особы, одарённые двойным зрением, которые вовсе этого не подозревают. Эти субъекты заслуживают наблюдения, и не должно упускать случаев собирать и изучать факты, когда они представляются; эта способность проявляется во всяком возрасте, и даже часто у детей. (См. выше, гл. V, Явления физические самопроизвольные).1

Эта способность сама по себе не есть признак состояния патологического, потому что совместима с совершенно здоровым состоянием тела. Если тот, кто ею пользуется, болен, то это происходит от иных причин, и потому терапевтические средства не могут уничтожить её. Она может иногда быть сопровождаема некоторым органическим расслаблением, но никогда не может быть прямой причиной этого расслабления. Следовательно, неблагоразумно опасаться её. В гигиеническом отношении она в таком только случае может быть вредна, если особа, сделавшаяся произвольным медиумом, будет употреблять эту способность во зло, потому что тогда будет слишком много отделяться жизненного тока и вследствие этого может произойти ослабление органов.

§162. Ум возмущается при мысли о нравственных и телесных мучениях, которым наука подвергала иногда слабые и нежные существа с целью удостовериться, нет ли с их стороны какого-либо подлога. Эти опыты, сделанные большей частью с неблагожелательностью, всегда вредны для чувствительных организаций. Делать подобные испытания - значит играть жизнью. Добросовестный наблюдатель не имеет надобности прибегать к подобным средствам. Тот, кто свыкся с феноменами этого рода, знает очень хорошо, что они более относятся к разряду феноменов психических, чем физических, и что напрасно стали бы искать разрешения их в наших точных науках.

По одному тому, что эти феномены относятся к разряду явлений психических, нужно всеми мерами стараться избегать того, что может раздражать воображение. Все знают, какие несчастья может причинить страх, и было бы лучше, если бы знали все случаи сумасшествия и падучей болезни, которые произошли от рассказов о ведьмах и оборотнях. Что же будет, если станут уверять, что тут действует дьявол? Те, которые внушают подобные идеи, не знают, какую они берут на себя ответственность: они могут стать убийцами.

Кроме того, опасность существует не только для того лица, которое стращают. Она может также распространяться и на окружающих: некоторые могут быть напуганы мыслью, что их дом есть притон демонов. Это пагубное верование было причиной множества жестокостей во времена невежества. Между тем, рассуждая сколько-нибудь логично, могли бы понять, что, сжигая тело, признаваемое одержимым бесом, они не сжигали самого беса. Так как желали отделаться от беса, то следовало уничтожить его самого. Спиритическое Учение, открыв нам истинную причину всех этих феноменов, оказывает ему милость. Итак, вместо того чтобы возбуждать подобную идею, нужно - и даже это обязанность морали и человеколюбия - опровергать её, если б она и существовала. Если медиумическая способность начнёт в ком-либо развиваться самопроизвольно, то надо предоставить этот феномен его естественному ходу: природа благоразумнее человека. К тому же Провидение имеет свои виды, и самый ничтожный человек может сделаться орудием исполнения самых великих планов. Но нужно сознаться, что феномен этот достигает иногда размеров утомительных и несносных для окружающих;2 в этих случаях вот что нужно делать.

В V главе, о явлениях физических самопроизвольных, мы уже дали некоторые советы по этому предмету, сказав, что нужно стараться войти в сношение с духом, чтобы узнать от него, чего он желает. Следующее средство основано на наблюдении.

Невидимые существа, заявляющие своё присутствие физическими явлениями, вообще суть духи низшего разряда, которых можно покорить психическим воздействием. Эту-то нравственную власть и нужно стараться приобрести.

Чтобы достигнуть этого влияния, надо заставить субъекта перейти из состояния медиума природного в состояние медиума произвольного. Тогда происходит действие подобное тому, какое бывает в сомнамбулизме. Известно, что натуральный сомнамбулизм прекращается, когда его заменяет сомнамбулизм магнетический. Способность души освобождаться на время тем не прекращается, ей только даётся другое направление.

То же самое бывает и с медиумической способностью. Для чего, вместо того чтобы препятствовать феноменам, в чём редко преуспевают и что не всегда может быть безопасно, надо побуждать медиума производить их по собственной его воле, заставляя духа повиноваться. Этим средством он может подчинить его, и из властителя, нередко тирана, сделать его существом подчинённым и иногда весьма покорным. Здесь нужно заметить, и это оправдывается опытом, что в подобном случае ребёнок имеет столько же, а частью и более власти, чем старик: новое доказательство в подтверждение того главного пункта Учения, что дух может быть ребёнком только телом и что он сам по себе имел необходимое развитие, предшествовавшее настоящему его воплощению и могущее дать ему власть над духами, которые ниже его.3

Делать нравственные наставления духу посредством советов третьего лица, могущего иметь влияние и опытного, если сам медиум не в состоянии этого сделать, есть часто средство весьма действенное. Мы возвратимся к этому позже.

§163. К этой категории медиумов, повидимому, принадлежат особы, одарённые естественным электричеством, производящие посредством одного прикосновения притяжение и отталкивание предметов. Впрочем, на них нельзя смотреть как на медиумов, потому что действительный медиумизм заставляет предполагать непосредственно вмешательство духа. В этом же случае наблюдения доказали, что электричество есть единственный деятель этих феноменов. Эта странная способность, которую почти можно назвать болезнью, может иногда соединяться с медиумизмом, как это видно из истории стучащего духа в Бергцаберне. Часто она бывает совершенно независима. Единственное доказательство вмешательства духов, как мы сказали, есть разумный характер явлений. Когда же характер этот не обнаруживается, то смело можно приписывать явления причинам физическим.

Остаётся узнать, имеют ли электрические особы больше других способность сделаться медиумами для физических явлений. Мы думаем, что да. Но только одни наблюдения могут решить этот вопрос.

 

2. Медиумы чувствующие, или впечатлительные

 

§164. Так называют особ, способных чувствовать присутствие духов посредством неясного впечатления, особенного рода ощущения во всех членах, в котором они сами не могут дать себе отчёта. Это видоизменение медиумов не имеет резкого характера. Все медиумы впечатлительны. Поэтому впечатлительность скорее качество общее, чем частное. Это способность первоначальная, необходимая для развития всех прочих. Но она отличается от впечатлительности нервных людей, с которой её не нужно смешивать. Есть особы, не имеющие слабых нервов и которые более или менее чувствуют присутствие духов, между тем как другие с весьма раздражительной натурой не чувствуют его вовсе. Эта способность развивается вследствие привычки, и можно приобрести такую чувствительность, что тот, кто ею одарён, узнает по чувствуемому им впечатлению не только хорошую или дурную натуру духа, находящегося подле него, но даже и его индивидуальность, как слепой узнаёт, неизвестно почему, приближение той или иной особы. Добрый дух всегда делает впечатление нежное и приятное, злой же, напротив, тягостное, беспокойное и неприятное. Это как бы некоторого рода ощущение чего-то нечистого.

 

3. Медиумы слышащие

 

§165. Они слышат голоса духов. Иногда, как мы сказали, говоря о пневматофонии, это бывает внутренний голос, который слышит душа. Иногда же это голос наружный, ясный и внятный, как голос живого человека. Таким образом, медиумы слышащие могут вступать в разговор с духами. Если они привыкли сообщаться с известными духами, то тотчас же узнают их по звуку их голоса. Если кто сам не одарён этой способностью, тот может сообщаться с духом через посредство медиума слышащего, который в таком случае исполняет должность переводчика.

Эта способность очень приятна, когда медиум слышит только добрых духов или тех только, которых сам призывает. Но не то бывает, когда какой-нибудь злой дух привязывается к медиуму и заставляет его слышать вещи самые неприятные, а иногда и самые неприличные. В таком случае надо стараться от него отделаться с помощью средств, которые мы укажем в главе об одержании.

 

4. Медиумы говорящие

 

§166. Медиумы слышащие, которые только передают то, что слышат, собственно не медиумы говорящие. Эти последние очень часто ничего не слышат. У них дух действует на органы речи точно так же, как он действует на руку медиумов пишущих. Дух, желая сообщаться, пользуется из всех органов медиума тем органом, который легче поддаётся его влиянию. У одного он

заимствует руку, у другого речь, у третьего - слух. Медиум говорящий изъясняется вообще, не сознавая сам, что говорит, и часто говорит такие вещи, которые совершенно выходят из круга обыкновенных его идей, его познаний и даже его умственных способностей. Хотя в это время он бывает совершенно бодрствующим и в состоянии нормальном, но редко помнит то, что говорил. Словом, язык его есть орудие, которым пользуется дух, а с ним постороннее лицо может войти в сношение точно так же, как бы оно могло это сделать через посредство медиума слышащего. Пассивность медиума говорящего не всегда бывает одинакова. Есть такие, которые сознают то, что говорят, даже в ту самую минуту, когда произносят слова. Мы возвратимся к этому видоизменению, когда будем говорить о медиумах сознательных.

 

5. Медиумы видящие

 

§167. Видящие медиумы одарены способностью видеть духов. Некоторые из них пользуются этой способностью в нормальном состоянии, во время совершенного бодрствования и сохраняя точное воспоминание виденного; другие же только в состоянии сомнамбулическом. Эта способность редко бывает постоянна. Она проявляется почти всегда только по временам. В разряд медиумов видящих можно поместить всех особ, одарённых двойным зрением. Возможность видеть духов во сне происходит, без сомнения, от некоторого рода медиумизма, но не составляет ещё, собственно говоря, медиумов видящих. Мы объясним этот феномен в главе VI о явлениях видимых.

Видящие медиумы, точно так же как и одарённые двойным зрением, думают, что видят глазами. В действительности же видит их душа, и вот почему они видят так же хорошо с закрытыми глазами, как и с открытыми. Из этого следует, что и слепой может видеть духов. В этом отношении было бы очень интересно исследовать, чаще ли встречается эта способность у слепых, чем у одарённых зрением. Духи, которые во время телесной жизни были слепыми, говорили нам, что душой видели некоторые вещи и что они не постоянно были погружены в совершенный мрак.

§168. Нужно отличать видения случайные и самопроизвольные от так называемой способности видеть духов. Первые повторяются довольно часто, в особенности в минуту смерти особ, которых мы любили или знали и которые являются известить нас, что оне не принадлежат уже к этому миру. Есть множество примеров подобных фактов, не говоря уже о видениях, являющихся во сне. Иногда это бывают также родные или друзья, которые хотя и умерли давно, но являются для того, чтобы или предупредить нас об опасности, или подать нам совет, или, наконец, попросить услуги. Услуга, которую может попросить дух, состоит большей частью в исполнении того, чего дух не мог сделать при жизни, или же в наших молитвах о нём. Эти явления духов - отдельные факты, имеющие всегда индивидуальный и личный характер, и не составляют медиумической способности как таковой. Способность эта заключается в возможности видеть, если не постоянно, то по крайней мере очень часто, различных духов, даже совершенно посторонних нам.

Из числа медиумов видящих некоторые видят только вызываемых духов, которых они могут описать с величайшей точностью. Они описывают со всеми подробностями их жесты, выражение

и черты лица, костюм и даже чувства, которыми духи, повидимому, одушевлены. У других же эта способность более обща. Они видят всё духовное население, которое суетится, ходит взад и вперёд, как бы занятое своими делами.

§169. Однажды вечером мы вместе с одним медиумом видящим слушали оперу "Оберон". В зале много мест пустовало. Из них некоторые были заняты духами, которые, повидимому, также принимали участие в спектакле: одни из них подходили к зрителям и, казалось, слушали их разговоры.

На сцене происходило другое зрелище. Позади актёров духи весёлого нрава забавлялись, передразнивая их, подражая их жестам и представляя их в смешном виде. Другие, более серьёзные, казалось, воодушевляли актёров и старались придать им энергии. Один из них постоянно находился подле главной певицы.

Мы думали, что он находится при ней с какими-нибудь легкомысленными намерениями. Когда занавес опустился, мы его позвали, и он упрекнул нас с некоторой строгостью в нашем дерзком о нём суждении.

- "Я не то, за что вы меня принимаете, - сказал он, - я её направник и дух-покровитель, мне поручено руководить ею."

 

После нескольких минут разговора довольно серьёзного, он оставил нас, сказав:

 

- "Прощайте; она в своей ложе. Мне надо опекать её."

Мы вызвали потом духа Вебера, автора оперы, и спросили его, что он думает об исполнении его творения.

- "Не так уж дурно, - отвечал он, - но как-то вяло. Актёры просто поют, и не более того. Нет вдохновения. Погодите, - прибавил он, - я всё-таки попробую придать им священного огня!"

Тогда его увидели на сцене, носящимся над актёрами. Казалось, из него исходил ток и изливался на них. В эту минуту заметно было, что они пели с гораздо большим воодушевлением.

§170. Вот другой факт, доказывающий влияние, какое духи могут иметь на людей без их ведома. Мы были, как и в тот вечер, в театре, только с другим медиумом видящим. Начав разговор с одним духом-зрителем, он сказал нам:

- "Вы видите этих двух дам, сидящих одних в ложе первого яруса? Я сделаю так, что оне оставят залу."

Сказав это, дух удалился, и его увидели сидящим в той ложе и говорящим обеим дамам. Вдруг эти дамы, бывшие весьма внимательными к спектаклю, взглянули друг на дружку, казалось, посоветовались между собой, потом вышли и не возвращались более. Дух сделал нам тогда комический жест, чтобы показать, что он сдержал слово. Но мы более его не видели и не могли расспросить его о подробностях.

Таким образом, мы много раз были свидетелями той роли, какую играют духи между людьми. Мы наблюдали их в различных местах, в собраниях, на балу, в концерте, во время проповедей, на похоронах, на свадьбах и всегда находили их разжигающими дурные страсти, внушающими

раздор, подстрекающими к ссорам и восхищающ<






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.025 с.