КАРТОГРАФИЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

КАРТОГРАФИЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ



Как известно из курсов истории, после падения Римской им­перии рабовладельческий строй в Европе сменился феодальным. Началась новая историческая эпоха — средневековье (средние века), длившаяся с V в. примерно до середины XVII в. Раннее средне­вековье (V—XIV вв.) в Европе характеризовалось господством церкви.

Основнымвидом картографических произведений в этот период становятся так называемые монастырские карты, которые состав­лялись в монастырях и служили как иллюстрации к богословским сочинениям. Их авторы монахи не стремились к правильной пере­даче географической действительности. Основная задача состояла в наглядной передаче на картах религиозных представлений о мире, библейских мифов и легенд. На таких картах обычно в центре по­мещался Иерусалим, на востоке — рай. Шарообразность Земли отвергалась. Земля считалась плоской.

В тот же период средневековья в странах Арабского Востока и в Армении картография и география достигли определенных успехов.

Немалую роль в этом сыграли переводы «Руководства по географии» Птолемея. Арабские и армянские ученые составили карты с изображением известных им земель, которые по сравнению с евро­пейскими монастырскими картами отличались несравненно боль­шей реалистичностью и по форме, и по содержанию. К этому периоду следует отнести и успехи в составлении географических описаний и карт в Китае.

История китайской картографии показывает, что изготовление карт на шелке было освоено учеными этой страны еще до начала нашей эры. Они применяли также картографические проекции. Кроме того, прообраз компаса в виде намагниченной иглы, плавающей на кусочке дерева в сосуде с водой, датируется III в. до н.э. Знакомство с достижениями китайских ученых было ограничено вследствие языковых трудностей и малодоступности страны для иностранцев.

 

Подъем в развитии картографии в Европе относится к периоду позднего средневековья, когда возникла большая необходимость в географических картах, отвечающих растущим потребностям и прак­тическим интересам общества. Карты оказались необходимыми преж­де всего для развития торговли между Востоком и Западом по Средиземноморью и Черному морю. В связи с этим уже в конце XIV в. получили широкое распространение специальные морские карты — портоланы (от итальянского слова porto — гавань), слу­жившие для ориентировки при движении по морю.

На этих картах с довольно большой подробностью показывались основные очертания береговой линии морей с выделением замеча­тельных мысов, бухт, прибрежных островов, портов и пр.

На сухопутной части портоланов обыч­но было нанесено несколько рек и один-два города. Названия прибрежных городов и других береговых объектов всегда распо­лагались под прямым углом к береговой линии "на суше", с тем чтобы прибрежные воды оставались чистыми для прокладки кур­са. Все пометки, предназначенные для мореплавателей, разме­щались в прибрежной полосе, повторяющей очертания береговой линии, и выполнялись нетопографическими знаками. В них со­общались более или менее подробные сведения о мелях, опасных местах, волноломах, приливах и отливах, ветрах, расстояниях.

Главными центрами изготовления портоланов были портовые города Италии Генуя, Венеция, Амальфи, а производство геогра­фических карт было сосредоточено в Западной Европе и Сканди­навии.

В более поздний период (XV—XVI вв.) следует выделить в первую очередь португальские портоланы, которые выполнены на хорошо выделанной шкуре — пергаменте, поскольку должны были выдерживать многократное использование во время про­должительного плавания.

В истории картографической съемки Земли портоланы зани­мают особое, несколько необычное место. Они обладают высоки­ми художественными достоинствами, несомненно, знаменуют значительный прогресс в распространении сведений о географии новых, ранее неизвестных стран.

Вместе с тем портоланы лише­ны точной математической основы, разработанной еще в антич­ные времена Птолемеем, - рационально выбранной проекции, географической градусной сетки и географических координат. В более поздних, особенно в португальских, портоланах уже отме­чено такое явление, как конвергенция (схождение) меридианов, состоящее в том, что при изображении на плоскости Земли, име­ющей форму шара, линии меридианов по мере продвижения на север все более сближаются. Примерно с 1520 г. на портоланах стали наносить линии долготы.

Портоланы использовались для обеспечения мореплавания на протяжении 2—3 столетий. Портолан и магнитный компас были единственными инструментами навигатора.

 

Для удоб­ства прокладки курса корабля на таких картах вычерчивались специальные сетки компасных линий (с направлениями до 28 рум­бов) . Особенностью портоланов являлось также наличие на них графического (линейного) масштаба, что позволяло не только ориентироваться в пути, но и измерять расстояние .

 

Позднее, когда европейцы стали отправляться в дальние плавания через океаны, подобные компасные карты, естественно, уже удовлет­ворить не могли. Необходимыми были морские мировые карты. На первых порах, когда еще не были созданы такие карты, мореплава­тели обратились к глобусам, которые с этой целью стали изготовлять­ся в конце XV в.

Один из первых глобусов был создан (в 1492 г.) немецким карто­графом и астрономом М. Бехаймом, на котором использованы ре­зультаты открытий, сделанных к этому времени. Глобусами в тот период пользовались и картографы при составлении карт и разра­ботке проекций.

Большое влияние на развитие картографии оказало изобретение в XV в. гравирования и печатания карт, что существенно снизило их стоимость и сделало возможным более широкое распространение. До этого карты размножались рукописным путем.

Изготовление карт концентрировалось первоначально в городах СевернойИталии, позднее — в Нидерландах.

 

Расцвет культуры и науки в эпоху Возрождения оказал силь­ное воздействие на развитие картографии.

В свою очередь, карто­графия, развитие знаний о Земле не могли не оказать влияния на мышление европейца, на формирование самого духа Возрож­дения.

Необходимо упомянуть о двух выдающихся научных дос­тижениях, имевших первостепенное значение для развития кар­тографии и всей европейской науки в целом.

Первое из них - великие географические открытия в XV-—XVI вв. В ходе их постепен­но обнаруживались вполне понятные ошибки и неточности в картах, составленных Птолемеем, что вызвало необходимость в их исправле­нии и замене новыми.

Португальцы высадились в Сеуте (Северо-Западная Африка) в 1415 г., затем проникли на юг вдоль Западного побережья Африки. Христофор Колумб открыл Америку (1492), Васко да Гама - морской путь в Индию (1497-1499), Фернан Магеллан совершил кругосветное путешествие (1519—1521), доказав на практике правильность представления о шарообразности Земли.

Вторым научным достижением стало установление истинно­го места, занимаемого Землей во Вселенной, — создание Никола­ем Коперником (1473—1543) гелиоцентрической системы мира. Н.Коперник учился в Италии как раз в то время, когда Х.Колумб совершал свое путешествие. Италия эпохи Возрождения пере­живала в ту пору небывалый расцвет духовной жизни. В это же время для развития картографии в Европе важное значение имело открытие и перевод на латинский язык «Руководства по географии» Птолемея. Этот труд, впервые изданный в 1477 г., быстро приобрел огромный авторитет благодаря богатству и научности описательного и картографического мате­риала. Уже к концу XVI в. число его изданий достигло 40. Именно эти идеи о Земле и дали в руки Н.Копернику ключ, которым он "открыл небесные врата".

 

В конце XV и начале XVI в. съемка Земли и составление карт на основе полученных данных стали для европейцев делом первостепенной важности. Составлением карт занимались вели­чайшие художники и ученые - Альберт Дюрер (1471-1528), Ле­онардо да Винчи (1452—1519), Николай Коперник.

Вместе с раз­витием науки в целом совершенствовались и развивались карто­графические науки, инструменты и методы съемки Земли.

В результате дальних экспедиций было получено много но­вых географических сведений. Настало время отразить их на обзорных картах.

 

Во второй половине XVI в. получают распространение систематические собрания карт, выполненных по аналогии с собранием карт Птолемея в его «Руководстве».

Подобное собрание карт в 1570 г. издал в Антверпене А. Ортелий (1527—1598 гг.) под названием «Обозрение шара земного». В дальнейшем при переиздании своего труда Ортелий улучшил карты и дополнил новыми, включая также и исторические карты, что оказало большое влияние на развитие исторической географии и картографии.

 

Особая роль в развитии картографии в XVI в. принадлежит фламандцу Герарду Меркатору (1512—1594 гг.). Его не зря называют отцом картографии Нового времени.

Герард Меркатор (1512-1594), Абрахам Ортелий (1527-1598) и их колле­ги создали первые атласы, ставшие значительными вехами в гео­графической науке. Картографы, быть может, с некоторым пре­увеличением называют период, длившийся с середины XVI до середины XVII в., столетием атласов.

Почетный титул "отца современной картографии" он получил потому, что составил много замечательных карт, создал несколько проекций, в том числе цилиндрическую равноуголь­ную проекцию карты мира, носящую его имя.

На основе тщатель­ного анализа и отбора имеющихся в то время картографических материалов Меркатор подготовил большое собрание карт, дав ему название «Атлас». Это название дано Меркатором по имени героя античной мифологии Атласа, поддерживающего над Землей небесный свод.

Такое название с тех пор употребляется для всех собраний карт подобного рода. Атлас Меркатора отличается богатством содержания, внутренним единством, строгостью матема­тической основы, качеством оформления.

 

Проекция Меркатора используется и ныне. Она обладает хоро­шим свойством: сохраняет углы, или, что то же самое, направления.

Например, если на карте соединить прямой Лиссабон с Нью-Йорком и измерить угол, образуемый этой прямой с направ­лением на север, то, следуя курсом, пересекающим под этим уг­лом географические меридианы, можно приплыть из Лиссабона в Нью-Йорк. Именно сохранение углов позволило положить про­екцию Меркатора в основу всех морских, а позднее и авиацион­ных навигационных карт. Недостаток проекции Меркатора - каж­дый полюс уходит в бесконечность и разворачивается в линию.

 

Г.Меркатор оставил заметный след и в истории создания ат­ласов, выпустив в своей проекции карту мира на 18 листах (1569), которая пригодна для использования в морской навигации. По-видимому, при работе над картой мира у Меркатора и зародился замысел создать атлас, над воплощением которого он трудился вместе со своим другом картографом А.Ортелием. К 1578 г. было закончено почти 100 листов, охватывавших значительную часть земного шара. При жизни Меркатора замысел не был осуществ­лен. Полный атлас на 107 листах вышел лишь в 1595 г., уже после смерти Меркатора, под названием "Атлас, или космогра­фические размышления".

 

Широкую известность приобрел также атлас, составленный в 1570 г. А.Ортелием, - "Театр (или зрелище) земного шара". Боль­шинство карт в "Театре..." Ортелия выполнено другими карто­графами в различных проекциях и масштабах, но в отличие от обычаев того времени на остальных картах указано имя ее соста­вителя.

 

Оба труда ("Атлас..." Г.Меркатора и "Театр..." А.Ортелия) были столь значительными событиями в истории картографии, что за последующие 100 лет переиздавались 41 раз

 

Последующий рост спроса на карты привел к изданию в Нидер­ландах довольно объемистых атласов во многих томах большого формата. Они, помимо карт, включали и обширные тексты географи­ческого и исторического содержания.

В то же время начинают выходить атласы, содержание которых имело определенное специальное назначение. Среди них большое распространение получил двухтомный атлас морских навигационных карт Вагенера, изданный впервые в 1584—1585 гг. Известно 18из­даний этого атласа на нескольких языках.

 

В связи с формированием в XVI в. в Европе крупных феодальных государств, охватывавших большие территории, возникла потреб­ность в более подробных картах этих территорий.

С указанной целью во второй половине XVIв. и в начале XVII в. были начаты круп­номасштабные съемки в ряде стран Европы (первона­чально в Баварии). Эти съемки выполнялись с помощью простейших инструментов — компаса, шнура или мерного колеса. Измерения расстояний и углов поворотовпроизводились только по дорогам (мерным ходам), а все окружающие объекты местности изобража­лись глазомерно. Вполне понятно, что получаемые на основе таких данных карты были весьма схематичны.

Вместе с тем в начале XVII в. были сделаны крупные успехи в практической астрономии и геодезии, что послужило основой даль­нейшего развития картографии.

К этому времени относятся изобрете­ния Галилеем астрономической зрительной трубы (1609 г.) — одной из основных частей всех геодезических угломерных и дальномерных приборов.

А в 1616 г. голландский ученый Снеллиус произвел первые градусные измерения на основе изобретенного им способа триангуля­ции.

К этому времени была уже изобретена мензула. Все это создавало предпосылки для проведения более точных градусных измерений, создания подробных топографических карт на геодезической основе.

 

Картография в России

 

Картография в России в допетровскую эпоху. Русская карто­графия имеет свою самобытную историю. Как известно, монголо-татарское иго существенно задержало экономическое и культурное развитие России, что, естественно, отразилось на географической и картографической изученности страны. Положение изменилось лишь в последней четверти XV в., когда образовалось Русское централи­зованное государство и стала ощущаться острая необходимость в изучении страны и в создании ее подробных карт.

Многочисленные географические описания и карты, или, как их тогда называли, «чертежи», начали создаваться на различные терри­тории государства. Составление таких чертежей поощрялось госу­дарством и осуществлялось силами служилых людей в результате непосредственного ознакомления с местностью. Чертежи собирались и хранились в соответствующих учреждениях государства (в Разрядном приказе, ведавшем обороной страны, и в Посольском приказе).

К сожалению, сами чертежи оказались утраченными, но сохранились их описи, из которых видно, что в XV и XVI вв. в России имелись многочисленные достаточно подробные планы городов и пригранич­ных крепостей, границ с соседними государствами и схематиче­ские карты обширных внутренних районов страны.

 

Все эти «чертежи» служили затем исходным материалом для составления сводных карт территории России. Есть документальные основания предполагать, что первая сводная карта Русского госу­дарства была составлена еще в начале XVI в.

Но основным достиже­нием русской самобытной картографии того времени явился «Боль­шой Чертеж всему Московскому государству»,который охватывал обширную территорию, простиравшуюся на востоке до р. Оби. Он был составлен около 1600 г. (вероятно, в 1598 г.) в Разрядном при­казе. По своему содержанию и назначению это была своего рода обзорная стратегическая карта государства. В 1627 г.«Большой Чертеж» был выполнен вновь. К его второму экземпляру написана «Книга Большому Чертежу», которая представляет собой обстоя­тельное географическое описание государства. В 1627 г. в дополнение к "Большому чертежу" была составле­на карта, называвшаяся "Чертеж украинским и черкасским го­родам от Москвы до Крыма". Она охватывала огромную территорию от Москвы на севере до Крыма на юге и от Киева на западе до Воронежа и реки Дона на востоке.

Сам «Большой Чертеж» не сохранился, но «Книга Большому Чертежу» сохранилась в нескольких копиях. Судя по ней, на «Боль­шом Чертеже» подробно изображались населенные пункты, тракты и особенно подробно речная сеть, причем при сопоставлении с совре­менными картами выясняется большая для того времени точность «Большого Чертежа», особенно в центральных частях карты. Окраи­ны изображены с меньшей точностью, особенно только что присоеди­ненная к Русскому государству Западная Сибирь.

 

«Большой Чертеж» и другие русские картографические материа­лы имели существенное значение для развития картографии в Европе в XVI—XVII вв. Они сделали возможным значительно уточнить изображение Восточной Европы на издаваемых в Европе картах.

 

Присоединение Сибири, сопровождаемое выдающимися географи­ческими открытиями русских землепроходцев, требовало географического изучения ее территории. В связи с этим сибирским землепроходцам поручалось составлять описания и чертежи посещаемых и осваиваемых ими новых земель.

Вместе с тем Русское государство очень нуждалось для управления такой огромной территорией, как Сибирь, в ее подробных сводных картах такого же типа, каким был «Большой Чертеж».

Потребность в подобных картах всей Сибири была настолько велика, что их составление предписывалось спе­циальными правительственными указами. С этой целью многочис­ленные описи и чертежи, составляемые землепроходцами, собирались в воеводских канцеляриях крупных сибирских городов того времени (Иркутск, Тобольск и др.).

XVI и XVII вв. для русского государства характеризуются многими открытиями и большими территориальными изменени­ями.

Поход Ермака (1581) положил начало более широкому изуче­нию русскими Сибири. Одна за другой снаряжались экспедиции, исследовавшие обширные пространства и открывавшие миру скрытую до этого покровом легенд огромную часть Азии.

Иван Москвитин, в 1639 г. добравшись до Охотского моря, обследует его побережье.

Василий Поярков в 1643-1646 гг. проходит по Амуру к Охотскому морю.

Семен Дежнев в 1648 г. проплыл от устья Колымы в Тихий океан, обогнул Чукотский полуостров, открыв пролив между Азией и Америкой.

Владимир Атласов в 1697-1699 гг. прошел Камчатку.

Каждая экспедиция составляла картуна весь свой маршрут. Все эти экспедиции и множество других дали ценнейший картографический материал. Отдельные карты, или чертежи, как их тогда называли, часто сводились в общие карты, охватывав­шие значительные территории.

 

 

На основании полученных материалов первую сводную карту всей Сибири составил в 1667 г. тобольский воевода П. Годунов. На этой карте (ориентированной на юг) доволь­но подробно изображена речная сеть с озерами и волоками, соеди­няющими отдельные сибирские реки, по которым шли на восток русские люди, осваивавшие Сибирь.

Карта Годунова впервые нагляд­но отразила территорию Русского государства на ее обширном востоке.

 

Особого внимания заслуживают труды по описанию и картогра­фическому изображению Сибири тобольского уроженца Семена Ульяновича Ремезова. Его труды по своему характеру и содержанию как бы подводят итоговую черту под самобытным развитием всей русской картографии XVI—XVII вв. Обширные материалы, собран­ные русскими землепроходцами, позволили Семену Ремезову в. составить на их основании карту Сибири.

Среди многочисленных работ Ремезова наиболее известна «Чертежная книга Сибири», начатая в 1699 г. и закончен­ная им вместе со своими сыновьями к началу 1701 г. Эта «книга» — первый русский географический атлас из 23 карт большого формата дошедший до нашего времени. Масштабы на картах не обозначены, но в отдельных их частях указаны расстояния (в верстах или днях пути).

Масштабы карт различные, часть из них имеют масштабы, близкие к 1:200 000, 1:250 000, 1:400 000. В таких масштабах Реме­зов мог дать на картах много мелких подробностей, полезных при непосредственном пользовании картами на местности.

Большой интерес представляют и два других сохранившихся сборника картРемезова, в которых он поместил, помимо карт, рисун­ки характерных местностей и жителей Сибири и описания к ним.

Карты Ремезова для известных тогда и освоенных районов Сиби­ри и в наши дни поражают обилием и детальностью сведений, особен­но в отношении гидрографической сети, которая при отсутствии картографических сеток служила своего рода основой для построе­ния и сводок карт.

По сравнению с картами, издаваемыми в то время в Западной Европе, карты Ремезова отличались более разно­сторонней характеристикой природных особенностей местности, богатством сведений хозяйственного, этнографического и военно-политического значения. Труды Ремезова явились вершиной раз­вития самобытной русской картографииXVI и XVII вв.

Сам Ремезов по праву считается выдающимся картографом своего времени, крупным знатоком картографии, географии и истории Сибири.

 

▼Характерным для русской картографии XVI и XVII вв., необхо­димо особо отметить ее государственную направленность. Русские карты XVI—XVII вв. являлись с самого начала государственным достоянием и не служили, как это было в тот же период в странах Западной Европы, предметами частной собственности.

КАРТОГРАФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ

 

Со второй половины XVII в. (в исторической науке отсюда идет отсчет истории нового времени) в Западной Европе получают даль­нейшее развитие капиталистические отношения, экономические свя­зи, колонизация новых открытых территорий, что увеличивало потребность в новых видах карт различных масштабов и назначения, внедрения более точных и надежных методов съемок, построения и использования самих карт.

 

К числу важных работ, которые начали выполняться уже во второй половине XVII в., относятся градусные измерения во Франции.

Применяя в способе триангуляции более совершенный угломерный прибор, чем Снеллиус, французский ученый Пикар получил довольно точную длину одноградусной дуги меридиана (для Земли в виде шара).

Позднее Парижская академия наук организовала несколько градусных измерений, в частности в Перу и в Лапландии, которые подтвердили высказанную Ньютоном гипотезу о сжатии Земли с по­люсов: длина одноградусной дуги меридиана в приполярных странах оказалась больше, чем у экватора.

В конце XVIII в. французские ученые Ж. Деламбр и П. Мешен изме­рили дугу меридиана от Барселоны до Дюнкерка. На основе этих изме­рений были получены одни из первых точных данных о размерах земно­го эллипсоида и принята мера длины линий - метр, как одна десятимил­лионная часть четверти дуги Парижского меридиана.

 

С 1740 г. под руководством астронома Ц. Кассини развернулась большая работа по созданию сети опорных пунктов триангуляции на всю территорию Франции. На основе построенной сети под руководством Кассини была произведена мензульная съемка в масштабе 1:86 400 на всей тер­ритории Франции, которая закончилась в 1789 г. Издание топогра­фической карты на основе этой съемки (182 листа) было завершено полностью лишь в 1815 г.

Использование триангуляции для создания геодезической основы топографических карт существенно увеличило их точность.

Опыт подобного использования триангуляции получил затем широкое распространение в других странах Европы, что определялось возросшей необходимостью в точных топографиче­ских картах для военных целей. Острая потребность в таких картах стала ощущаться уже на рубеже XVIII—XIX вв. в связи с новой системой тактики ведения боевых действий.

В начале XIX в. в армиях многих стран Европы были организова­ны специальные военно-топографические подразделения, которые затем приобретали значение государственных картографо-геодезиче­ских служб.

В результате их деятельности уже в середине XIX в. ряд европейских стран уже опубликовали топографические карты своих территорий




Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.016 с.