ГЛАВА ХIV. ГЕРМАНСКИЙ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ — КиберПедия


Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

ГЛАВА ХIV. ГЕРМАНСКИЙ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ



Германский генеральный штаб был создан Шарнгорстом и Гнейзенау. У егоколыбели, как крестные отец и мать, витали дух Фридриха Великого и воля косвобождению, вдохновлявшая войну против угнетателя Германии Наполеона.После освободительных войн с наполеоновской Францией Европа вступила впериод продолжительного мирного развития. Нужно было восстановитьослабленное войной народное хозяйство, поэтому европейские государства быливынуждены сократить военные расходы. В этой мирной Европе прусскийгенеральный штаб ничем не проявлял себя и жил незаметной жизнью. Но именно вэто спокойное время появилось выдающееся произведение военной литературы -книга директора Прусской военной академии Карла фон Клаузевица "О войне". Эта книга, которую очень немногие читали, но многие критиковали,представляет собой первую попытку создать философию войны, дать объективный,квалифицированный анализ ее особенностей. Она имела большое значение втеоретической подготовке офицерских кадров германского генерального штаба.Она побудила к стремлению трезво и профессионально оценивать людей и \629\события, что являлось характерным для всех виднейших офицеров германскогогенерального штаба. Она укрепила патриотизм и идеализм, одухотворявший этихпредставителей генерального штаба. Если Шарнгорста, Гнейзенау и Клаузевица можно назвать духовными отцамипрусско-германского генерального штаба, то фельдмаршала графа фон Мольткеследует признать его величайшим и наиболее последовательным сыном. Мольтке иего школу можно охарактеризовать словами Шлиффена: "больше делать, меньшеговорить, быть большим, чем ты кажешься другим". Выдающиеся качества Мольткекак государственного деятеля позволили ему выиграть три войны и оказатьсодействие делу объединения немецкого государства и немецкого народа.Одновременно он создал авторитет своему орудию - генеральному штабу. После смерти Мольтке, на рубеже двух веков, на германский генеральныйштаб не могли не оказать влияния происходящие события. Рост могуществаГермании после победоносных лет эпохи объединения не мог не отразиться наофицерском корпусе и генеральном штабе. Достигнутое Германией положениевеликой европейской державы привело к появлению чувства самоуверенности,которое нашло себе наиболее яркое выражение в настроениях особого круганемецких офицеров - офицеров генерального штаба. С этим чувством генеральныйштаб и вступил в первую мировую войну. В этой войне он выполнил свой долг.Если в первой мировой войне генеральный штаб больше, чем в предыдущие годы,вмешивался в управление боевыми действиями, то в этом виноват не генеральныйштаб, а генералы, командовавшие соединениями, которые зачастую самиустранялись от принятия решений либо были слишком стары, не знали военнойтехники и являлись специалистами только в области строевой подготовки. И вот начались разговоры о гипертрофии генерального штаба приЛюдендорфе, но огромная творческая \630\ энергия Людендорфа многое далагенеральному штабу немецкой армии. Людендорфа нельзя обвинять в поражении,которое Германия в конечном счете потерпела в первой мировой войне, в борьбес превосходящими силами противников. Он занял ответственный пост начальникагенерального штаба уже в августе 1916 г., в момент, когда без еговмешательства и вмешательства Гинденбурга война была бы уже проиграна. Этидва великих полководца взяли на себя почти сверхчеловеческую и, во всякомслучае, совершенно неблагодарную задачу. Было бы несправедливо ставить имэто в вину. Несмотря на плохой исход войны и на раздоры послевоенногопериода, вызванные поражением страны, Гинденбург и Людендорф осталисьвыдающимися представителями старого германского генерального штаба. Правда,тяготы войны часто вынуждали их, особенно Людендорфа, принимать суровые,даже жестокие меры. Впоследствии некоторые ученики Людендорфа объявили этуобусловленную крайней необходимостью сторону деятельности своего учителяобязательным качеством офицера генерального штаба. Они взяли за образецименно эту нехорошую черту военной практики Людендорфа. Так возник типсурового своевольного карьериста, который производил неприятное впечатлениеи, к сожалению, подрывал авторитет генерального штаба в войсках и в народе.Но если мы посмотрим на ряд выдающихся личностей, которых следует признатьтипичными для прусско-германского генерального штаба, то мы не увидим срединих описанного выше типа. Шарнгорст, сын крестьянина из Нижней Саксонии, молчаливый, вдумчивый,самоотверженный, храбрый, скромный, неподкупный и некорыстолюбивый человек.Организатор прусской армии во время освободительной войны, создательгенерального штаба; умер от тяжелого ранения, полученного на поле боя. Гнейзенау, начальник штаба Блюхера, в 1806 г. руководил оборонойКольберга (Колобжег), энергичный и темпераментный человек, одаренныйбольшими \631\ способностями, являлся советником главнокомандующего вомногих удачных и неудачных сражениях. Он побудил Блюхера после поражения подЛиньи 16 июня 1815 г. выступить на помощь союзным английским войскам; этотмарш Блюхера решил исход битвы при Ватерлоо 18 июня 1815 г. между союзнымидержавами и Наполеоном. Клаузевиц, которому в период войны не приходилось занимать руководящихпостов, написал книгу "О войне". Это был тихий замкнутый ученый, которогонередко можно было встретить среди офицеров германского генерального штаба.При жизни он был мало известен и надеялся оказать влияние на грядущеепоколение. Мольтке - самый значительный начальник генерального штаба германскихсухопутных войск, всемирно известный мыслитель, стратег и гениальныйполководец. По характеру он был сдержанный человек, оказывающий влияние наокружающих в силу своего умственного превосходства. Он создал своюсобственную школу. Мольтке был не только великим полководцем, но иблагородным человеком, выдающимся писателем, вдумчивым наблюдателем нравов иобычаев других народов. Шлиффен - благородный, умный человек с холодным, саркастическим умом.Он был вынужден составлять свои планы в период неустойчивой политики и маловлиятельного рейхсканцлера. Ясностью и категоричностью своих военных плановон пытался компенсировать и нерешительность политических деятелей, иотсутствие у них целеустремленности. Так же, как и Мольтке, он понималважность техники в современную эпоху. Четкость и убедительность его мыслейоказали столь сильное влияние на его преемника Мольтке-младшего, чтооперативный план Шлиффена с незначительными изменениями был сохранен и послесмерти его творца и использован в 1914 г. в условиях изменившейсяобстановки. В провале так называемого \632\ плана Шлиффена виновен не самЩлиффен, а его эпигоны. Шлиффену не пришлось проявить себя на поляхсражений. Гинденбург - простой, здравомыслящий, решительный человек,благожелательно и по-рыцарски относящийся к людям. Тем, кому он доверял, онпредоставлял полную свободу действий; он хорошо разбирался в текущихсобытиях, понимал и знал людей. Это ему принадлежат слова: "Если бы сражениепод Танненбергом было проиграно, не стоило бы спорить из-за того, кто долженнести ответственность за поражение". Людендорф - человек сильной воли, с чудовищной работоспособностью и свыдающимся организаторским талантом. Пламенная любовь к отечеству придавалаему титанические силы в борьбе с надвигавшимся поражением германскогонарода. Он очень многое совершил в самое тяжелое для Германии время. Сект - вдумчивый, хладнокровный человек с ясным умом, до некоторойстепени боявшийся общественного мнения. Он был одаренным стратегом иорганизатором, однако не понимал значения техники так глубоко, как этопонимали Мольтке и Шлиффен, После поражения в 1918 г. создал стотысячнуюармию Веймарской республики. Но Версальский договор запрещал этой армиииметь свой генеральный штаб, и Сект вынужден был уступить этому требованию.Однако он нашел путь к тому, чтобы сохранить в период разоружения страны уштабных офицеров дух старого германского генерального штаба. Его стремлениеотделить армию от политики в свое время было совершенно правильным, нопостепенно привело к тому, что офицерский корпус вообще и офицеры, которыемогли быть использованы для службы в генеральном штабе, в частности,перестали интересоваться вопросами внешней и внутренней политики. В этомбыла слабость его системы. Бек - высокообразованный, спокойный, благородный человек; послевозрождения вооруженных сил \633\ Германии стремился восстановитьгенеральный штаб Мольтке; недооценивал роль техники, авиации, моторизации ирадиосвязи в современной войне, не менее отрицательно относился он и к новымметодам ведения войны, обусловленным развитием техники, и пыталсязатормозить их внедрение. Бек не признавал и политическую революциюнационал-социалистов. Он был консервативным человеком по своей натуре, велвыжидательную политику; эти черты характера и погубили его. Из характеристики этого небольшого числа выдающихся представителейгерманского генерального штаба можно понять его дух. В течениепродолжительного времени своего развития генеральный штаб воспитывал иобучал полноценных в умственном и моральном отношении офицеров, способныхруководить германскими вооруженными силами в тяжелых условиях, в которых ониобычно вынуждены были сражаться. Необходимыми условиями для получения должности в генеральном штабе былицелостность характера, безупречное поведение на службе. и в быту. Далеепринимались во внимание военные способности, фронтовой стаж, тактическая итехническая подготовка, организационный талант, физическая и духовнаявыносливость, прилежание, трезвость ума, решительность. При подборе офицеров с учетом этих требований в первую очередьпринимались во внимание умственные качества, а затем уже свойства характераи душевные качества, ибо последние труднее поддаются точному определению. Большая часть офицеров генерального штаба, особенно старых офицеров,понимала важность этих традиционных особенностей. Это, конечно, не означает,что именно эти офицеры занимались вопросами подбора кадров для генеральногоштаба. Да если бы они и занимались ими, то это еще не значит, что ониобладали достаточным знанием людей и были гарантированы от ошибок приподборе кадров. \634\ Вне всякого сомнения, старая традиция имеет огромное моральное значениедля армии. Приведенные выше характеры видных офицеров старого генеральногоштаба могли бы быть взяты молодым поколением за идеальный образец. Этотобразец не должен ограничивать новые качества, обусловленные развитиемвоенного искусства, и тем более не должен исключать их. Однако вдействительности старая традиция не всегда рассматривается как идеальныйобразец; часто в ней усматривают только практический пример, считая, чтодостаточно слепого подражания, чтобы добиться успеха. даже в том случае,если условия и средства совершенно изменились. Такое неправильное пониманиетрадиции присуще каждому старому учреждению. Прусско-германская армия и еегенеральный штаб также неоднократно допускали эту ошибку. Несомненно, междунеправильно понимаемой традицией и новыми задачами существовало внутреннеепротиворечие. Эти новые задачи были обусловлены самыми различными причинами:изменившимся положением Германии, новым соотношением сил в Европе и во всеммире, растущим влиянием техники, превращением войны в "тотальную",расстановкой политических сил во всем мире. Конечно, не все офицеры генерального штаба видели эти изменения вобстановке. Это относится в первую очередь к некоторой части старыхофицеров, занимавших ответственные посты. Новая обстановка требовала новойорганизации всех вооруженных сил и особенно создания единого верховногокомандования. Но именно это требование, обусловленное всем ходомполитического, военного и экономического развития, не было реализованогерманским генеральным штабом до начала второй мировой войны. Напротив,довоенное руководство генерального штаба препятствовало не толькосвоевременному созданию полноценного и всеобъемлющего верховногокомандования вооруженных сил, но и образованию самостоятельных, способных\635\ выполнять оперативные задачи военно-воздушных сил, тормозило развитиетолько что созданных бронетанковых войск в составе сухопутных сил. Довоенныйгенеральный штаб сухопутных сил недопонимал и недооценивал важности этихдвух новых родов войск в современных условиях боевой действительности, таккак он боялся умалить значение сухопутных войск и старых видов вооружения. Традиционная замкнутость офицеров генерального штаба в чисто военныхделах препятствовала развитию их политического кругозора. Развитию офицеровпрепятствовал также принцип Гитлера: только узкий круг специалистов долженбыть посвящен в дела каждой отдельной отрасли хозяйства, каждый должен знатьровно столько, сколько необходимо для выполнения своих обязанностей. Правоиметь общее представление обо всей обстановке Гитлер оставил за одним собой,что наносило большой вред общему делу. Молодые офицеры генерального штаба острее старых генштабистовчувствовали противоречия, возникшие между традициями и новыми задачами, ипытались ликвидировать их. Это стремление с неприязнью встречалось старымиофицерами. Новое поколение офицеров считало, что не следует терять времени.В противоположность им поборники старых традиций стояли за постепенноеразвитие и настойчиво проводили свои принципы в жизнь. Генеральный штаб, неправильно отстаивая старые традиции, вступил впротиворечие с Гитлером, пробудил в нем неверие в способности иобъективность офицеров генерального штаба и создал на долгое время конфликт,оказавший роковое влияние на ведение войны. Образ идеального офицера генерального штаба характеризуется следующимичертами: принципиальностью, высоким интеллектуальным развитием, скромностью,способностью подчинять свои личные интересы общим интересам, твердостьюубеждений, способностью излагать свое мнение начальнику в тактичной форме.\636\ Офицер генерального штаба должен иметь достаточно самообладания длятого, чтобы подчиниться приказу начальника, даже если он с ним не согласен,и выполнять этот приказ. Он должен понимать требования войск, любить войскаи неустанно о них заботиться. Он должен знать оперативное искусство, тактикуи современную технику, причем последнюю он не обязательно должен знать вдеталях, но иметь представление, достаточное для того, чтобы определитьзначение техники для ведения войны. Само собой разумеется, что у офицера генерального штаба должны быть ввысшей степени развиты профессиональные качества, присущие каждому солдату иофицеру: мужество, решительность, готовность взять на себя ответственность,находчивость, физическая выносливость, выдержка, а также достаточноеприлежание. Каждый офицер генерального штаба должен непрерывно проходить стажировкув войсках на различных должностях, совершенствоваться в искусстве вождениявойск. Для этого он должен использовать также систематические командировкина фронт. В этом очень важном вопросе действительность последних предвоенныхлет больше всего отошла от идеала. Это объясняется прежде всего недостаткомофицеров генерального штаба, вызванным строгим выполнением тех статейВерсальского договора, которые запрещали Германии иметь генеральный штаб.Этот серьезный недостаток в подготовке офицеров генерального штаба еще болееувеличился в период войны, теперь уже по вине высших штабов, которые, нежелая лишаться своих хороших работников, держали их у себя всеми правдами инеправдами. Эти порочные методы культивировались прежде всего верховнымкомандованием вооруженных сил и главным командованием сухопутных войск. Вэтих учреждениях имелись офицеры, которые в течение почти шестилетней войныни разу не выезжали на фронт. Генеральный штаб вырабатывал у своих офицеров единые методы оценкитактической и оперативной \637\ обстановки и принятия решения. Французыназывают это "unite de doctrine" (единство доктрины). Начальник генеральногоштаба, не имея прав, с помощью которых он мог бы добиться выполнения своейволи, хотел путем выработки единого порядка мышления у всех офицеровгенерального штаба распространить свое влияние вплоть до дивизии и сверхудонизу обеспечить единство тактических и оперативных воззрений. Дляраспространения своих взглядов он ввел так называемый порядок прохожденияслужбы офицерами генерального штаба, который вызвал ряд недоразумений ипотому был отменен Гитлером. Стратегические замыслы генерального штаба не выкристаллизировались втвердые принципы, но должны были приспосабливаться к непрерывно изменявшейсяполитической обстановке и новым задачам. Географическое положения Германии вцентре Европы, в окружении хорошо вооруженных соседей вынуждало изучатьвопросы ведения войны на нескольких фронтах. Война на нескольких фронтахвсегда связана с борьбой против превосходящих сил противника, отсюдаследовало тщательное изучение возможности такой борьбы. Оперативные планыстарого генерального штаба ориентировали армию на ведение главным образомбоевых действий на континенте Европы. Однако возникновение оперативныхвоенно-воздушных сил заставляло считаться с увеличением возможностейвторжения на материк заморских держав. Но с этой возможностью вдействительности мало считались. Принимая во внимание возможность ведения войны одновременно противнескольких противников, стратегический замысел должен был предусматриватьоборону на второстепенных фронтах и наступление против самого сильногопротивника. Кроме того, этот замысел должен был предусматривать чередованиеударов на различных фронтах. Ограниченные возможности нашей страны вынуждали генеральный штабпостоянно решать проблему \638\ окончания войны в минимально короткий срок.Из этой необходимости возникла мысль всесторонне использовать мотор. Вотпочему, стоило нам в начале второй мировой войны одержать ряд успехов врезультате нанесения стремительных ударов, как наши противники заговорили о"блицкриге" ("молниеносной войне"). В силу своего особого географического положения Германия была вынужденавести боевые действия на "внутренних рубежах", чередуя оборону снаступлением. "Отныне Европа представляет собой одну семью, поэтому труднокакому-нибудь члену семьи оставаться в стороне от семейных раздоров,особенно если его квартира расположена в середине дома"[53] . Этими словамиграф Шлиффен метко охарактеризовал положение нашей страны, из-за которого (иочень часто против нашей воли) мы вынуждены участвовать в каждом европейскомконфликте. Немецкий народ ничуть не воинственнее других народов Европы, ноон живет "в середине дома", поэтому в течение всей своей большой богатойсобытиями истории ему очень редко удавалось уклониться от участия вконфликтах между его соседями. При таких условиях перед руководителяминашего государства и нашей армии вставали трудные, часто неразрешимыезадачи. Учитывая ограниченность своих материальных возможностей, Германиявсегда была заинтересована в том, чтобы как можно быстрее уладить любойконфликт, избежать продолжительной и изнурительной войны и не допуститьвмешательства непричастной третьей стороны. Эта задача мастерски была решенагосударственной политикой Бисмарка и стратегией Мольтке. После поражения в первой мировой войне командование сухопутных войсксостояло исключительно из офицеров кайзеровской армии, ибо других не было.\639\ Эти офицеры были на службе у Веймарской республики, хотя они и не былиполностью согласны со всеми порядками, установленными в результате заменымонархии республикой. Они вынуждены были отказаться от многих привилегий иизлюбленных традиций и сделать это для того, чтобы не дать грознонадвигавшейся уже в то время волне большевизма захлестнуть свое отечество.Но Веймарская республика не сумела превратить этот брак по расчету в союз полюбви. Между новым государством и офицерским корпусом не было установленовнутреннего контакта, хотя к этому и стремился, вкладывая все силы ума идуши, такой деятель, как престарелый, заслуженный министр рейхсвера докторГесслер. Это имело большое значение для дальнейшего отношения офицерскогокорпуса к национал-социалистам. Правда, некоторые правительства Веймарскойреспублики дали небольшой немецкой армии все, что они могли дать в этойобстановке, учитывая внешнеполитические обязательства и тяжелое финансовоеположение Германии. Но они не смогли установить внутреннего контакта софицерским корпусом и вдохновить армию своим политическим идеалом. Армияосталась внутренне чуждой новому государству. Позиция Секта - человекахолодного логического -мышления - еще больше усилила и без того присущуюофицерскому корпусу склонность к аполитичности. Этому в значительной мереспособствовали также действия управления сухопутных войск рейсхвера -будущего генерального штаба. Как только в стране появились национал-социалисты со своими новыминационалистическими лозунгами, молодежь офицерского корпуса сразу жезагорелась огнем патриотизма, который предложила им национал-социалистскаяпартия Германии. Отсутствие у Германии вооруженных сил в течение многих летудручающе действовало на офицерский корпус. Не удивительно, что начавшеесявооружение страны было встречено одобрением, так как оно обещало послепятнадцатилетнего \640\ застоя снова возродить немецкую армию. Влияниенационал-социалистской партии Германии усилилось еще и по тому, что Гитлер вначальный период своей деятельности вел себя дружественно по отношению кармии и не вмешивался в ее внутренние дела. Существовавший до того временипробел в политическом ориентировании армии был изжит, у военнослужащихпоявился интерес к политическим вопросам, интерес, правда, односторонний исвоеобразный и совсем иной, чем его представляли поборники демократии. Притаком положении дел командование вооруженных сил после приходанационал-социалистов к власти уже не могло, даже если бы оно и хотело,остаться в стороне от политики национал-социалистской партии. В этомразвитии политического сознания вермахта генеральный штаб не играл ведущейроли, скорее можно утверждать обратное. Основным выразителем скептицизма вгенеральном .штабе был генерал Бек. Он имел приверженцев в центральномаппарате, но не пользовался влиянием ни в армии, ни в вооруженных силах вцелом. Хотя Бек и его преемник Гальдер пытались воспрепятствоватьпроникновению политики в центральные военные учреждения, однако политика вцелом делалась без генерального штаба и вопреки его мнению. Германия снова,как и накануне первой мировой войны, оказалась в положении политическойизоляции, которое с самого начала должно было затруднить борьбу или дажесделать ее бесперспективной. Снова солдаты и возглавлявшие их генералы иофицеры генерального штаба должны были примириться с исходным положением, всоздании которого они не принимали никакого участия. Все обвинения, которые немецкий народ и международный суд задним числомПредъявили руководящим деятелям германских вооруженных сил, не учитывалитого решающего обстоятельства, что политика делалась и делается сегодня несолдатами, а политическими деятелями, что солдаты вынуждены мириться с тем\641\ политическим и военным положением, которое создается в стране к началувойны. К сожалению, эти политики предпочитают не подставлять свои головы подпули; обычно они укрываются в надежных убежищах и предоставляют солдатамправо "продолжать политику другими средствами". Политика государства определяет мысли солдат в период подготовки воины- в так называемый период идеологической войны. Судебные процессы,проведенные в последние годы международными трибуналами, показали, что до1938 г. германский генеральный штаб разрабатывал только планы веденияоборонительной войны. Действовать в другом направлении ему не позволяловнешнеполитическое и военное положение Германии. Несмотря на то, что с 1935г. Германия начала вооружаться, военным специалистам генерального штаба былоясно, что потребуется много времени для приведения немецких вооруженных силв полную боевую готовность. Это относилось в первую очередь к новымсредствам борьбы: авиации и бронетанковым войскам. И только по приказуГитлера, политического руководителя государства, вопреки советам старыхсолдат, генеральный штаб был вынужден работать в другом направлении. До осени 1938 г. в сухопутных войсках действовал принцип совместнойответственности командующего и начальника штаба за принятые решения; такойпринцип проводился вплоть до армейских корпусов. Гитлер снял этуответственность с начальников штабов. Это вызвало коренные изменения вположении начальников штабов вообще и начальника генерального штабасухопутных войск в частности. Принцип совместной ответственности начальникаштаба и командующего перешел из старой прусской армии в стотысячныйрейхсвер, а затем в вооруженные силы третьей империи. Во время первоймировой войны это часто приводило к тому, что некоторые начальники штабовбуквально подменяли командиров корпусов. Руководствуясь \642\ своим широкорекламируемым идеалом вождя, Гитлер приказал возложить всю ответственностьисключительно на командующего. Став верховным главнокомандующим, онполностью возложил ответственность за действия вооруженных сил на себя иснял ее с генерального штаба. Как уже упоминалось, генеральный штаб сухопутных войск не разделялмнений командования вооруженных сил. Если бы они работали согласованно, то мы имели бы перед второй мировойвойной в лице генерального штаба вооруженных сил и верховного командованияэффективные руководящих военные органы, а не какие-то карикатуры. К верховному командованию вооруженных сил главнокомандующие видоввооруженных сил относились как подлинные республиканцы. Из всеговышесказанного логически вытекает и отношение генерального штаба кверховному командованию вооруженных сил - детищу генерала фон Рейхенау,который сумел заинтересовать своей замечательной идеей Гитлера и Бломберга,но потерпел поражение вследствие непреклонного отрицательного отношенияглавнокомандующих всех трех видов вооруженных сил, особенно генеральногоштаба сухопутных войск. Пока Рейхенау был начальником главного управлениявооруженных сил, дела еще кое-как, но все-таки двигались вперед. Стоилозанять этот пост Кейтелю, как сразу движущая сила исчезла. Он не мог сломитьсопротивления главнокомандующих видов вооруженных сил. Теперь можно сказать несколько слов о верховном командованиивооруженных сил. Фельдмаршал Кейтель был неплохой человек и добросовестностарался выполнять свои обязанности; но вскоре он подпал под влияние Гитлераи чем дальше тем больше терял способность сопротивляться его гипнозу. Своюнижнесаксонскую преданность он сохранил до самой смерти. Гитлер знал, что онможет полностью положиться на \643\ этого человека, поэтому он и держалКейтеля на такой должности, хотя и знал, что он не блестяще разбирается ввопросах стратегии. Фельдмаршал не оказывал влияния на ход операций; онбольше занимался административными вопросами, т. е. выполнял функции бывшеговоенного министерства. Несчастье Кейтеля было в том, что он не находил всебе сил протестовать против приказов Гитлера, противоречащих международномуправу и морали. Только этим можно объяснить, что так называемый "приказ окомиссарах" и директива "Ночь и туман" были спущены в войска. За этуслабость он и поплатился в Нюрнберге своей жизнью; его семье не разрешилидаже оплакать урну с его прахом. Генерал-полковник Иодль, начальник штаба оперативного руководствавооруженными силами, осуществлял с апреля 1940 г., со времени кампании вНорвегии, фактическое руководство операциями вооруженных сил. Так же, как иКейтель, он был порядочным человеком, но поддался влиянию Гитлера. Однако небыл так сильно зачарован последним, как Кейтель, и поэтому более критичноотносился к фюреру. После спора с Гитлером в период Сталинградской битвыИодль весь погрузился в работу, которую он выполнял в основномсамостоятельно, не прибегая к помощи технических сотрудников. Он был замкнути уступил в вопросе о реформе военного и политического руководства, а такжев вопросе реорганизации генерального штаба. И только в последние дни войныон в корне изменил свои взгляды. Иодль разделил горькую участь Кейтеля. Обаэти генерала смогли бы многое предотвратить в судьбе нашего народа, если быони по-другому относились к Гитлеру. Фюрер шел на уступки, когда видел \644\перед собой единый фронт. Но так как военные руководители никогда невыступали против Гитлера единым фронтом, последнему удавалось "прижимать кстенке" главное командование сухопутных войск и отвергать все возражениясего стороны. Что касается главного командования сухопутных войск, то его роль былазаметна только во время польской кампании. Но уже в тот период междуГитлером и главным командованием сухопутных войск наметились разногласия,побудившие фюрера возложить непосредственное руководство кампанией вНорвегии на штаб оперативного руководства вооруженными силами, а не наглавное командование сухопутных войск. Разногласия, возникшие в 1940 г. приобсуждении оперативных планов войны против западных держав, обострили этипротиворечия. Во время кампании в России дело дошло до серьезныхнедоразумений, а в декабре 1941 г. и до разрыва между Гитлером иглавнокомандующим сухопутными войсками фельдмаршалом фон Браухичем. Браухичбыл высокообразованным офицером генерального штаба. Но, к сожалению, емутрудно было работать с таким партнером, как Гитлер. На первых порах своейдеятельности он фазу попал в зависимое положение от фюрера. Это чувствозависимости влияло на его поведение и сковывало его энергию. С уходом Браухича главное командование сухопутных войск фактическипрекратило свое существование. Принадлежать к командованию, значит, какпоказывает само название, иметь командную власть. После 19 декабря 1941 г.командная власть полностью перешла в руки Гитлера. Практически это означало,что генеральный штаб старой прусско-германской закалки прекратил своесуществование. 15 лет я с гордостью носил форму генерального штаба. Среди моихучителей и начальников имеется немало образцовых людей, которым я бесконечноблагодарен. Среди моих коллег было много хороших и верных друзей, средиподчиненных - много \645\ великолепных помощников и советников. Всех их ясердечно благодарю. Дважды проигрывали мы в мировых войнах, дважды распускали победителинаш генеральный штаб. Эти действия стран-победительниц говорят об ихнепроизвольном уважения к этому великолепному военному органу. "Нам осталось молчание". "Быть или не быть? Вот в чем вопрос!" На этом я заканчиваю свои воспоминания. Мне очень трудно было писать отом, что дважды приводило нас к катастрофе, о том, что мне пришлось личнопережить. Я слишком ясно видел недостаточность всякой земной воли, чтобы непризнать ошибок наших учреждений и наших недостатков. В тяжелые дни один принц прусского королевского дома прислал мненебольшой портрет Фридриха Великого, на котором были написаны слова,сказанные великим королем в момент величайшей опасности своему другу маркизуд'Аржан: "Ничто не изменит внутреннего существа моей души, я пойду своимпрямым путем, буду делать все, что сочту полезным и честным". Я утерял этотпортрет, но запомнил слова короля и руководствовался ими в своих действиях.Я не мог предотвратить поражения своего отечества, хотя и прилагал все своиусилия. Никто не может сомневаться в моей доброй воле. В этой книге я выражаю свою благодарность, как погибшим, так иуцелевшим моим старым солдатам; она должна навечно сохранить их славу. К вам, моим старым солдатам, я и обращаюсь с заключительными словами. Воспряньте духом, выше голову, как некогда на параде, мои боевыедрузья! Вы не должны стыдиться своих деяний. Вы были достойными солдатами.Будьте \646\ же сегодня достойными гражданами своего народа! Не опускайтерук и не отказывайте в помощи своему отечеству в такое тяжелое для неговремя! Соберите все свои физические и духовные силы и отдайте их делувосстановления родины, каждый должен работать там, куда забросила егосудьба, одинаково тяжелая для всех нас. Никакая, даже самая черная работа непозорна, если она делается от всего сердца и чистыми руками. Не унывайте,если вам будет трудно. Если мы будем трудиться вместе на благо нашегонарода, то взойдет и для нас солнце успеха и Германия снова возродится. Не забывайте стихотворения Богислова фон Зелхова, бывшего кайзеровскогоморского офицера, уроженца Померании: Ты должен верить: настанет год - Воскреснет Рейх и твой народ! Ты должен верить непоколебимо Во все, что свято, тобой любимо. Борись упорно: от ратных дел Зависит Родины удел. Будь терпелив: страны дорога В твоих руках по воле Бога. И далее - слова, особенно актуально звучащие сегодня: Единство, право и свободу Дадим германскому народу!

БИОГРАФИЧЕСКАЯ ХРОНИКА





17.6 1888 г. - родился в городе Кульм (Хелмно) на реке Висла. 1894 г. - поступил в школу в городе Кольмар, Эльзас. 1901-1903 гг. - кадетский корпус для младшего возраста в Карлсруэ. 1903-1907 гг. - кадетский корпус для старшего возраста вГросс-Лихтерфелъде под Берлином. 28.2 1907 г. - фенрих в 10-м ганноверском егерском батальоне в городеБич. Апрель-декабрь 1907 г. - военное училище в городе Мец. 27.1 1908 г. - лейтенант с патентом от 22.6 1906 г. 1.10 1909 г. - переведен вместе с батальоном в Гослар. 1.10 1912 г. - 30.9 1913 г. - телеграфный батальон в городе Кобленц. 1.10 1913 г. - начало войны 1914 г. - военная академия, Берлин. Первая мировая война 2.8 1914 г.- апрель 1915 г. - начальник радиостанции сначала в 5-йкавалерийской дивизии на Западном фронте, затем в штабе 4-й армии воФландрии. Октябрь 1914 г. - произведен в обер-лейтенанты. Апрель 1915 г. - январь 1916 г. - помощник начальника связи в штабе 4-йармии. Декабрь 1915 г. - произведен в капитаны. Январь 1916 г. - август 1916 г. - помощник начальника связи в штабе 5-йармии, в различных войсковых штабах, подчиненных штабу 5-й армии. Август 1916 г. - апрель 1917 г. - начальник связи в штабе 4-й армии. Апрель 1917 г. - назначен на должность офицера генерального штаба в 4-юпехотную дивизию. Май 1917 с. - временно командирован в 52-ю резервную дивизию в качествеофицера генерального штаба на период сражения на р. .Эн. Июнь 1917 г. - занимал такую же должность в штабе гвардейского корпуса. Июль 1917 г. - находился на такой же должности в штабе 10-го резервногокорпуса. Август 1917 г. - снова направлен в 4-ю пехотную дивизию. Сентябрь 1917 г. - командир 2-го батальона 14-го пехотного полка. Октябрь 1917 г. - назначен на должность офицера генерального штаба вармию "Ц". Январь-февраль 1918 г. - командирован в Седан на курсы офицеровгенерального штаба. 28 февраля 1918 г. - получил назначение в генеральный штаб армии. \648\ Май 1918 г, - переведен в штаб 38-го резервного корпуса на должностьквартирмейстера. Октябрь 1918 г. - переведен в штаб немецкого представительства воккупированной Италии на должность начальника оперативного отдела. Добровольческий корпус и служба в пограничной охране Ноябрь 1918 г. - военное министерство Пруссии, Берлин, главноеуправление пограничных войск "Восток". Январь 1919 г. - штаб пограничных войск "Юг", город Бреславль. Март 1919 г. - штаб пограничных войск "Север", Бартенштейн. Май 1919 г. - штаб железной дивизии, Рига, затем Митава. Октябрь 1919 г. - 10-я бригада рейхсвера, Ганновер. Январь 1920 г. - командир 3-й роты 10-го егерского батальона в Госларе. Март 1920 г. - участвовал в ликвидации беспорядков в городеХильдесхейме и в Рурской области. Осень 1920 г. - участвовал в оккупации нейтральной зоны Фридрихсфельд уВезеля. Март-май 1921 г. - участвовал в устранении беспорядков в центральнойчасти Германии-Дессау и Биттерфельд. Период между двумя войнами 16.1 - 31.3 1922 г. - командирован в Мюнхен в 7-й баварскийавтомобильный батальон. 1.4 1922 г. - переведен в отдел автомобильных войск министерстварейхсвера. 1.10 1924 т. - переведен в штаб 2-й дивизии в город Штеттин (Щецин). 1.2 1927 г. - произведен в майоры. 1.10 1927 г. - переведен в военно-транспортный отдел управления войскминистерства рейхсвера. 1.10 1928 г. - по совместительству преподаватель тактики в учебномотделе автомобильных войск, Берлин. 1.2 1930 г. - командир 3-го прусского автомобильного батальона вБерлин-Ланквитце. 1.2 1931 г. - произведен в подполковники. 1.10 1931 г. - переведен в министерство рей





Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.01 с.