ОГОНЬ И ДВИЖЕНИЕ - ОСНОВА ТАНКОВОГО НАСТУПЛЕНИЯ — КиберПедия


Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

ОГОНЬ И ДВИЖЕНИЕ - ОСНОВА ТАНКОВОГО НАСТУПЛЕНИЯ



Когда заходит речь о танковой атаке, не специалисты обычно представляютсебе стальные чудовища, появившиеся у Камбре и Амьена, о чем им приходилосьчитать в корреспонденциях с театра военных действий. Им представляютсяпроволочные заграждения, прорванные, как будто они были сделаны из соломы,раздавленные и смешанные с землей блиндажи и пулеметы, танки, утюжащиеокопы, шум их моторов, пламя, вырывающееся из выхлопных труб... Все этопородило так называемую "танкобоязнь", которую многие считали причинойнашего поражения 8 августа 1918 г. Таким образом, одно из свойств танков,причем далеко не самое важное, а именно их утюжащее действие,рассматривается многими критиками как наиболее важное боевое свойство.Основываясь на таком взгляде, они представляют себе танковую атаку какнаступление большого количества танков, двигающихся в сомкнутом строю в видекрупных мишеней для противотанковых средств и артиллерии, имеющих почтиодинаковое \47\ направление движения и одинаковую скорость. Импредставляется, что все танки мчатся в сторону обороняющегося с тем, чтобыпо приказу своего командира раздавить противника даже в тех случаях, когдадвижение происходит по труднопроходимой местности. Огневые возможности танкаоценивались чрезвычайно низко; находили, что танк является "слепым" и"глухим"; отрицали возможность удержания танковыми войсками захваченной имиместности. Представители противоположной точки зрения считали, что танки якобы ужене могут внезапно напасть на обороняющегося, что противотанковые средства иартиллерия обороняющегося в состоянии и сражать танки при любыхобстоятельствах, что обороняющийся всегда находится именно там, гденаступают танки, что оптические приборы позволяют обороняющемуся вестинаблюдение даже в туман и сумерках и т. д. Основываясь на такомпредставлении, наши критики пришли к выводу, что танковое наступление неимеет никаких перспектив. Они решили, что бронетанковые войска необходимоупразднить; как заявил один из критиков, через эпоху танков следует простоперепрыгнуть. Тем самым они одним махом избавили бы себя от необходимостидумать об изменении тактики старых родов войск, чтобы спокойно вернуться ктактике позиционной войны, применявшейся в 1914-1915 гг. Но плохо прыгать в темноте, когда не знаешь, куда упадешь. До тех пор,пока наши критики не укажут нам другой, лучший путь к достижению успеха внаступлении, чем предложенное ими расформирование бронетанковых войск, мыбудем бороться за наши принципы, основанные на том, что именно танки при ихправильном использовании являются в настоящее время самым лучшимнаступательным средством при проведении наземных операций. Для того, чтобынарисовать более ясную картину перспектив танкового наступления, рассмотримнаиболее существенные особенности танков. \48\ Броня. Танки любого типа, предназначенные для ведения боевых действий,имеют защиту прежде всего от бронебойных пуль. Однако для борьбы спротивотанковыми орудиями и танками противника эта защита являетсянедостаточной. Поэтому предназначенные для этой цели танки так называемыхстран-победительниц в мировой войне, и прежде всего французские танки, имеютболее надежную защиту. Например, чтобы пробить броню французского танка 2С,необходима пушка 75-мм калибра. Если какая-либо армия использует для наступления в первом эшелонетанки, имеющие надежную броню, которая защищает их от основной массыпротивотанковой артиллерии противника, то успех ее действий, направленныхпротив этого самого опасного противотанкового оружия, будет гарантирован.Тем самым рано или поздно будет обеспечен и успех действий, ведущихся противпехоты и саперных частей противника. Этот успех может быть достигнут подприкрытием тяжелых танков, а после того, как будут выведены из строяпротивотанковые средства противника, также под прикрытием танков болеелегких типов. Наоборот, если обороняющийся будет обеспечен противотанковойартиллерией, способной пробивать броню любого танка наступающего противника,и будет в состоянии ввести в бой эту противотанковую артиллерию своевременнои в решающем пункте, то успех танковых частей будет достигнут ценой большихжертв, а при достаточной плотности и глубине противотанковой обороны успехтанков вообще окажется под большим сомнением. Борьба между броней и снарядом, ведущаяся с давних пор, продолжаетиметь значение для бронетанковых войск и в настоящее время; она будетпродолжаться и в дальнейшем, как это происходит в инженерных войсках,сооружающих долговременные укрепления, в военно-морском флоте, а в последнеевремя и в авиации. Неизвестность исхода этой борьбы ни в коем \49\ случае недает основания для того, чтобы бросать танки в бой без достаточной брони,потому что в этом случае единственной защитой наступающего снова будет егосуконный мундир, который, как показала мировая война, далек от совершенства. Подвижность. Говорят, что "только подвижность является залогомпобеды"*[9] . Мы согласны с таким толкованием и хотим использовать для егоосуществления все вспомогательные технические средства, имеющиеся внастоящее время. Для того, чтобы приблизиться к противнику, войска должнысовершать передвижения, для этого они совершают марш пешим порядком,передвигаются на лошадях, перевозятся по железной дороге, а в последнеевремя - на автомашинах и самолетах. Когда войска входят в соприкосновение спротивником, движение прекращается большей частью под воздействием его огня.Для того, чтобы возобновить движение, необходимо или уничтожить противника,или хотя бы подавить его сопротивление, или же принудить его оставитьзанимаемые позиции. Это может быть достигнуто использованием собственныхогневых средств, превосходящих по своей силе огневые средства противниканастолько, что они могут заставить замолчать его артиллерию и пулеметы.Стрельба с позиций, подготовленных заранее, может вестись на дистанциюприцельного огня основных огневых средств. До этих пределов пехота имеетвозможность совершать движение под прикрытием основных огневых средств;затем тяжелое оружие и артиллерия должны менять огневые позиции, чтобы иметьвозможность снова прикрывать своим огнем движение пехоты. Для ведения боевыхдействий указанным способом требуется большое количество огневых средств иеще больше боеприпасов. При таком способе действий сосредоточение сил \50\ сцелью перехода в наступление требует много времени и с трудом может бытьскрыто. Элемент внезапности, являющийся существенным фактором в борьбе задостижение победы, ставится при этом под сомнение. Но даже тогда, когданаступающему удается достигнуть внезапности, он, начав движение, сразураскрывает противнику свои карты, и обороняющийся немедленно направляет своирезервы к объекту атаки, чтобы организовать здесь оборону. Надо сказать приэтом, что создание новых оборонительных рубежей, с тех пор как резервы былимоторизованы, стало делом значительно более легким, чем это было раньше.Поэтому скорость передвижения пехоты и артиллерии во время наступления неимеет того значения для достижения успеха, какое она имела во времяпоследней войны. Таким образом, в первую очередь нужно добиться того, чтобы войскапередвигались более быстрыми, чем раньше, темпами и были в состоянии,несмотря на огонь обороняющегося противника, продолжать движение,препятствуя тем самым созданию новых оборонительных рубежей и нанося удар вглубину его обороны. Сторонники бронетанковых войск уверены в том, что при благоприятныхусловиях можно найти средство для достижения указанной цели. Наши противникисчитают, что элемент внезапности, использованный в 1918 г., "сегодня пританковом наступлении уже не может больше привести к желаемым результатам"*. Выходит, что танковое наступление уже не в состоянии застигнутьпротивника врасплох. Как же тогда вообще можно добиться внезапности на войненезависимо от того, будут ли при этом использованы новые или старыесредства? Известно, что еще в 1916 г. генерал пехоты фон Куль предложилверховному командованию германской армии осуществить прорыв фронта, примениввнезапность в качестве основного элемента*, хотя в его распоряжении не былокаких-либо новых наступательных \51\ средств. Наступление в районе Михель в1918 г. имело большой успех исключительно благодаря правильномуиспользованию элемента внезапности, при этом никаких новых боевых средств небыло применено. Если же ко всем остальным средствам, обеспечивающимдостижение внезапности, добавить и новые боевые средства, то успех операциибудет обеспечен надежнее. Однако наличие таких средств не являетсяобязательным условием для достижения внезапности. Мы уверены в том, что, используя в наступлении танки, мы сможемпередвигаться значительно быстрее, чем передвигались до сих пор, и что послеуспешного прорыва мы будем продолжать дальнейшее продвижение; этообстоятельство, пожалуй, является наиболее важным. Мы уверены в том, чтопродвижение танков будет успешным в том случае, если предварительно будутсозданы определенные условия, от которых в настоящее время зависит успехтанкового наступления. К числу таких условий относятся: сосредоточение силна выгодном участке местности, наличие слабых мест в обороне противника,превосходство над ним в танках и др. Когда нам указывают на то, что мы несможем добиться успеха во всех наступательных операциях и что со своимитанками, вооруженными пулеметами, окажемся не в состоянии штурмоватькрепости, мы вынуждены сослаться на то обстоятельство, что и все остальныевиды оружия, к сожалению, во многих отношениях не соответствуют еще целямнаступления, и можем добавить при этом, что и мы не являемся всесильными. Утверждают, что любой вид оружия может быть использован наиболееэффективно лишь тогда, когда он является новым и когда еще не созданысоответствующие средства защиты от него*. Бедная артиллерия! Она ужесуществует в течение столетий. Бедная авиация! Она также начинает стареть,так как и в отношении ее уже созданы средства противовоздушной обороны. \52\ Мы не сомневаемся в том, что эффективность любого вида оружия зависитот состояния соответствующих средств защиты от него. Если танки сталкиваютсяс превосходящими силами противника - с его танками или противотанковойартиллерией, - они неизбежно терпят поражение. Однако эффективность оружия,независимо от состояния противодействующих средств, зависит еще, и отстремления быстро использовать все новшества, оставаясь на техническомуровне эпохи. В этом отношении ни один другой вид оружия не имеет стольблагоприятных возможностей, как танки. Нам говорят: "Артиллерийские снаряды обороняющегося имеют в настоящеевремя гораздо большую скорость, чем снаряды артиллерии, установленной натанках"*. Никто до сих пор не сомневался в этом. Тем не менее уже в1917-1918 гг. сотни танков располагались непосредственно за передовойлинией, сотням танков удалось благополучно проскочить через заградительныйогонь противника, и за танками устремлялись дюжины пехотных и дажекавалерийских дивизий. При этом наступление осуществлялось безпредварительной артиллерийской подготовки, а наступающие захватывалисовершенно неповрежденную артиллерию противника. Артиллерия обороняющегосяможет серьезно задержать продвижение танков лишь при особеннонеблагоприятных для них обстоятельствах. Однако как только танкам удалосьпрорваться и достигнуть огневых позиции артиллерии противника,артиллерийские батареи немедленно умолкают и перестают быть опасными также идля пехоты. Традиционная тактика артиллерии - ведение "заградительного огнявдоль угрожаемого участка в условиях пониженной видимости" -как раз неоправдала себя в последней войне. Конечно, пыль, поднимаемая снарядамипротивника, ограничивает видимость из танков, но это препятствие не являетсянепреодолимым. Мы изучаем способы преодоления такого рода препятствий. Танкиуже получили \53\ возможность передвигаться даже ночью и в тумане, пользуяськомпасом. При ведении наступления с участием танков "решающая роль" принадлежитпоследним, а не пехоте, потому что неуспех танков влечет за собой провалвсего наступления и, наоборот, успех танков обеспечивает победу. Огонь. Броня и подвижность - это еще не все боевые свойства танка;наиболее важным его свойством является огонь. Танк может вести огонь как с места, так и с хода. В том и другом случаестрельба ведется прямой наводкой. Когда танк ведет огонь с места пообнаруженной цели, он может добиться большой эффективности. Ведя огоньпрямой наводкой и пользуясь хорошими оптическими приборами, танк в течениекороткого времени и без большого расхода боеприпасов легко уничтожает цель,расположенную на удалении действительного огня. При движении танка ограничение поля обзора, казалось, будет затруднятьнаводчику наблюдение за противником, но так как орудие в танке расположенона значительной высоте, то это облегчает отыскание целей даже на местности,покрытой растительностью. Таким образом, большая высота танка, котораяповышает его уязвимость, так как делает его отличной мишенью дляпротивотанковых средств, оказывается до некоторой степени полезной длянаводчика. Когда приходится стрелять с хода, то на близких дистанцияхвозможность попадания в цель является вполне реальной; она становитсязначительно меньшей по мере удаления от цели, при увеличении скоростидвижения танка и при движении по пересеченной местности. Во всяком случае, в настоящее время лишь одни танки имеют возможностьвести наземный бой, наступая на обороняющегося противника и ведя по немуогонь еще до того, как его пулеметы и артиллерия будут подавлены. Мы несомневаемся в том. что при стрельбе с места вероятность попадания выше, чемпри стрельбе \54\ с хода; это мы сами очень хорошо знаем и допускаем ведениекак того, так и другого вида огня. Однако "только продвижение являетсязалогом победы". Должны ли танки использоваться в наступлении (как считают* некоторые)только с целью прорыва главной полосы глубоко эшелонированной обороныпротивника, насыщенной противотанковыми средствами и артиллерией, т. е.является ли танковое наступление сражением техники, как это было во времямировой войны? Безусловно, нет. Кто так думает, тот исходит из представлениялишь о пехотных танках, т. е. о таких танковых частях, задача которыхисчерпывается тесным взаимодействием с пехотой и которые действуют с такимже темпом, как и пехота, тогда как продвижение ее мы считаем слишкоммедленным. Мы не можем позволить себе ни предварительных рекогносцировок,проводящихся в продолжение недель и месяцев, ни большого расходабоеприпасов. Мы не хотим этого делать; вместо этого мы стремимся в заранееобусловленное время парализовать противника. одновременно на всю глубину егообороны. Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что со своим ограниченнымзапасом боеприпасов танки не в состоянии провести "планомернуюартиллерийскую подготовку" или "массированный артиллерийский удар". Мыпредлагаем как раз обратное: танки должны вести прицельный огонь прямойнаводкой и одиночными выстрелами, потому что многолетний военный опытпоказал, что даже ураганный артиллерийский огонь, продолжающийся в течениенедель, был не в состоянии помочь пехоте одержать победу. Учитывая боевой опыт наших противников, мы полагаем, что именно танки всостоянии наносить стремительные удары одновременно по различным участкамобороны противника на значительном по ширине фронте, что именно они играютрешающую роль в достижении общего успеха наступления и что достигаемый имиуспех будет иметь не только тактическое \55\ значение, какое имели прорывытанков во время первой мировой войны. Прицельный огонь танков не только "слегка заденет" противника, как этобывает при стрельбе по площадям, требующей колоссального и бесполезногорасхода боеприпасов. Танки при достаточной их плотности, ширине фронтанаступления и глубине боевых порядков могут уничтожить значительную частьобнаруженных целей противника и проделать брешь в его обороне, кудаустремятся наши резервы со скоростью гораздо большей, чем это было в 1918 г.Мы считаем необходимым, чтобы эти резервы состояли из танковых дивизий, таккак все остальные рода войск не обладают достаточной боеспособностью,скоростью и подвижностью, необходимыми для успеха наступления и последующегопреследования противника. Таким образом, мы не можем согласиться с той точкой зрения, что танкиявляются лишь "дополнительным средством для достижения решающего успеха вбою и что, взаимодействуя с другими родами войск, они лишь в некоторыхблагоприятных условиях должны поддерживать продвижение пехоты"*. Если танкамбудет отведена только вспомогательная роль, то все останется так, как было в1916 г. Если не сделать решительного скачка, то мы будем вынуждены сноваперейти к позиционной войне, похоронив всякую надежду на быстрое достижениерешающего успеха в будущем. Ни предположения о наличии больших запасовбоеприпасов у наших будущих противников, ни увеличивающаяся точностьстрельбы и дальнобойность артиллерии существующих калибров, ни значительноеулучшение техники стрельбы не в состоянии поколебать наши взгляды. Напротив,мы считаем, что в наступлении танки являются основным родом войск, и этусвою точку зрения мы будем твердо отстаивать до тех пор, пока техника необеспечит нас чем-то более лучшим. Мы ни в коем случае не можем мириться стакой артиллерийской подготовкой, которая требует \56\ слишком много времении отказа от элемента внезапности, руководствуясь лишь принципом,заключающимся в том, что якобы "только огонь обеспечивает начало движения"*.Наоборот, мы считаем, что бронированные моторы могут донести наше оружие кместорасположению противника без такой предварительной артиллерийскойподготовки, если только будут соблюдены следующие важнейшие условия:движение по удобной местности, внезапность, массированное использованиетанков. Слова "массированное использование" приводят в дрожь наших критиков.Они пишут: "Таким образом, возникает вопрос, является ли в принципеправильным массированное использование танков и не будет ли болеецелесообразным использовать их совместно с пехотой, чтобы придатьнаступлению необходимый размах"*. В этом высказывании мы прежде всегонаходим признание наших критиков, что наступление пехоты без танков не можетдостигнуть необходимого размаха. Отсюда мы делаем вывод, что тот род войск,действия которого могут придать наступлению необходимый размах, должен,несомненно, считаться главным родом войск. Вопрос о том, следует ли распределять танки по пехотным частям или нет,может быть разъяснен на следующем примере. Происходит война между красными исиними. Каждая из воюющих сторон имеет по 100 пехотных дивизий и по 100танковых батальонов. Красные распределили танки по пехотным дивизиям, синиесвели их в танковые дивизии, которые составили резерв главного командования.Линия фронта протяжением, скажем, в 300 км характеризуется следующимобразом: 100 км линии фронта представляют танконедоступную местность, 100 км- местность с отдельными препятствиями и преградами для танков и остальные100 км - танкодоступную местность. Поэтому при переходе синих в наступление,вполне возможно, сложится такая обстановка: значительная часть пехотных \57\дивизий красных с танками будет располагаться против позиций синих натанконедоступной местности, где танки совершенно не смогут бытьиспользованы, а другая часть их дивизий с танками расположится передместностью, мало благоприятной для действий танков. Стало быть, танкипоследних, находясь в несколько лучших условиях, чем танки первой частидивизий, также вряд ли смогут рассчитывать на успех. Во всяком случае,красные смогут использовать только часть своих танков, расположенных передтанкодоступной местностью. Синие же, наоборот, смогут сосредоточить все своитанки на решающем направлении, там, где местность больше всегоблагоприятствует их действиям. Они получат возможность вступить в бой поменьшей мере с двойным превосходством в танках, а на остальных участкахфронта смогут организовать оборону против распыленных танковых частейкрасных. Пехотной дивизии, имеющей в своем распоряжении около 50 противотанковыхорудий, значительно легче обороняться от 50, чем от 200 наступающих танков.Поэтому в предложении распределить танки по пехотным дивизиям мы усматриваемне больше чем возвращение к примитивной тактике англичан, которой онипридерживались в 1916-1917 гг. Эта тактика еще тогда показала свою полнуюнесостоятельность, поэтому была затем заменена тактикой сосредоточения сил исредств на одном направлении, приведшей к успеху во время сражения у Камбре. Мы желаем добиться победы посредством такого вида оружия, которое можнобыстро перебросить к району расположения противника, ведущего огонь прямойнаводкой, защищенного броней и передвигающегося с помощью мотора. Говорят, что "мотор не является новым оружием, а лишь по-новомуперебрасывает боевые средства старого типа"*. Всем известно, что сами моторыне стреляют. Когда мы говорим о бронетанковых войсках как о чем-то новом, тоимеем при этом в виду новый род \58\ войск, подобно тому, как, например,использование мотора военно-морским флотом привело к появлению подводныхлодок; только благодаря использованию мотора стало возможным появлениесамолета, а вместе с ним - военно-воздушных сил. Следовательно, и здесь речьидет о новом роде войск. Мы, танкисты, считаем свой род войск вполне "созревшим" и уверены, чтонаш успех в будущих сражениях наложит отпечаток на предстоящие события. Еслинаступление танков будет удачным, то все остальные рода войск должны будутприспособиться к тому, чтобы действовать в одинаковом с ними темпе. Поэтомумы и требуем, чтобы те рода войск, которые будут взаимодействовать с намидля развития нашего успеха, были также подвижными и были нам приданы еще вмирное время, потому что решающее значение в будущих сражениях будет иметьне количество пехоты, а количество бронетанковых войск. * * * Поздней осенью 1937 г. происходили крупные маневры, на которыхприсутствовал Гитлер, а в последние дни маневров - и иностранные гости:Муссолини, английский фельдмаршал сэр Сирил Деверел, итальянский маршалБадольо и венгерская военная миссия. От бронетанковых войск к участию вманеврах была привлечена 3-я танковая дивизия под командованием генералаФесмана и 1-я танковая бригада. Мне было поручено руководство посредническимштабом бронетанковых войск. Результаты маневров показали, что танковая дивизия вполне оправдаласебя как боевая единица. Неудовлетворительно работали лишь ее службыснабжения и ремонта. Необходимо было принять соответствующие меры поулучшению работы этих служб. Я представил свои соображения по данномувопросу командованию корпуса. К сожалению, мои предложения не были приняты\59\ во внимание, и те же недостатки дали о себе знать еще раз весной 1938г. В последний день маневров специально для иностранных гостей былопроведено крупное наступление всех танковых сил, участвовавших в маневрахпод моим командованием. Впечатление было исключительно сильное, хотя мырасполагали в то время лишь небольшими танками типа T-I. После маневров в Берлине состоялся парад войск, а затем заключительныйзавтрак, устроенный генерал-полковником бароном фон Фричем для иностранныхгостей. Это обстоятельство дало мне возможность принять участие в рядеинтересных бесед, в том числе с фельдмаршалом сэром Сирилом Деверелом имаршалом Бадольо. Бадольо рассказал о своем опыте в абиссинском походе, сэрДеверел заинтересовался моими взглядами на проблемы моторизации. Молодыеанглийские офицеры интересовались, можно ли во время настоящих боевыхдействий передвигать на поле боя такое большое количество танков, как мы этоделали на маневрах, устроенных для Муссолини. Они не верили в такуювозможность, а многие из них являлись сторонниками теории использованиябронетанковых войск лишь в качестве вспомогательного рода войск. Во всякомслучае, беседы носили чрезвычайно оживленный характер. \60\









Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.018 с.