Первоначальный этап расследования убийств — КиберПедия


Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Первоначальный этап расследования убийств



Важнейшим из действий первоначального этапа расследования убийств является следственный осмотр. Такая его раз­новидность, как осмотр места происшествия, зачастую проводится еще до возбуждения уголовного дела в связи с обнаружением трупа или его частей. Получив сообщение о необходимости выезда на место происшест­вия, следователь должен прежде всего выяснить, по каким признакам установлена смерть пострадавшего и не нуждается ли он в помощи. Следователь обязан дать указание об обеспечении охраны места про­исшествия, поиске и задержании субъектов убийства, получить максимум возможной информации об условиях участка местности или помещения, подлежащего осмотру, а также о характере происшедшего. С учетом полученных сведений определяет­ся, какие технические средства могут потребоваться при проведении осмотра и кто должен участвовать в его проведении.

Прибыв на место, следователь должен проверить, как выполнены его распоряжения. Затем проводится опрос очевидцев, лиц, обнаруживших следы происшествия.

С учетом полученной информации выдвигаются версии об обстоятельствах события и намечается план их проверки в ходе осмотра места происшествия. Содержание таких версий позволяет скорректировать разработанный до выезда на место план: привлечены дополнительные участники осмотра, затребованы ранее непредусмотренные технические средства.

На этапе общего обзора следователь обязан составить себе пред­ставление о характере места происшествия, его расположении относи­тельно других объектов, определить границы территории, подлежащей осмотру, избрать точку начала осмотра. Для более полного восприятия обстановки обследуемого участка или помещения целесообразно про­двигаться вдоль воображаемой линии границы места происшествия. Это может способствовать обнаружению следов подхода или отхода участников исследуемого события и выбору оптимальных приемов детального осмотра.

В ходе обзора должна проводиться обзорная и ориентирующая фо­то-, кино- или видеосъемка. На этом этапе распределяются обязанно­сти между участниками осмотра, избирается последовательность его проведения и очередность работы специалистов.

Осмотр места происшествия по делам об убийствах рекомендуется, как правило, начинать от трупа. Но это следует делать не всегда, по­скольку при движении к трупу следователь и другие участники осмот­ра могут неосторожно уничтожить или изменить следы преступления. Кроме того, нередко расположение и поза трупа, характер и локализация имею­щихся на нем следов позволяют получить наиболее общее представле­ние о всем событии или отдельных его элементах без приближения к телу пострадавшего. Следователь, сравнивая информацию, получен­ную путем личного восприятия обстановки места происшествия, и све­дения, поступившие от опрошенных им лиц, как правило, выдвигает несколько версий о характере и содержании исследуемого события: убийство, самоубийство, несчастный случай, ненасильственная смерть,



Детальный осмотр места происшествия по делам об убийствах луч­ше всего начинать от следов подхода или отхода участников исследуе­мого события либо от места, где такие следы могут быть обнаружены.

В частности, движение от периферии к центру рекомендуется, ког­да место происшествия занимает не очень большую площадь местности или помещения. При этом следователь и другие участ­ники могут двигаться по окружности, приближаясь к центру либо ис­пользуя другой порядок движения. Между участниками осмот­ра— следователями, работниками органов дознания, специалиста­ми — могут быть распределены определенные участки и обязанности. Следователь во всех случаях должен осуществлять непосредственный контроль за действиями всех участников.

Одной из главных задач осмотра места происшествия по данной категории преступлений является установление того, что произошло: убийство, иное преступление, самоубийство, несчастный случай, нена­сильственная смерть. Признаками убийства могут быть прежде всего повреждения на трупе и следы борьбы: вырванные участки грунта, травы, сломанные ветки, следы волочения, поврежденная и разбросан­ная мебель, наличие предметов, которые могли использоваться в каче­стве орудий преступления, следы крови и т.д.

Частью осмотра места происшествия по делам об убийствах явля­ется осмотр трупа. Первоначально должна быть зафиксирована поза трупа. Расположение трупа должно быть сориентировано относительно элементов обстановки места происшествия. Если труп находится на участке открытой местности, его положение рекомендуется ориентиро­вать относительно частей света.



Далее осматриваются одежда и видимая часть кожных покровов трупа. При осмотре одежды должны фиксироваться ее тип, фасон, со­стояние, место изготовления, наличие или отсутствие отдельных эле­ментов одежды, имеющиеся на ней разрывы, следы-наслоения и т.д.

Вначале труп необходимо осматривать без нарушения позы, в ко­торой он обнаружен. Затем он переворачивается, одежда исследуется для выявления возможных микрочастиц от одежды преступника, мес­та, с которого был доставлен труп. В этих же целях исследуется обувь. Для этого при осмотре места происшествия используется помощь спе­циалиста-криминалиста. Тщательно изучается содержимое карманов одежды, на ощупь проверяется целостность костей скелета. В необхо­димых случаях возможно обнажение отдельных участков кожной по­верхности трупа путем расстегивания предметов одежды. Полное раз­девание трупа и детальный его осмотр рекомендуется продолжить в помещении судебно-медицинской экспертизы.

В целях предотвращения утраты имеющихся следов и образования новых труп перед транспортировкой рекомендуется упаковывать в специальные полиэтиленовые мешки.

В ситуациях, когда труп не опознан, он должен описываться с ис­пользованием признаков словесного портрета. Тщательно описывается вся одежда с указанием имеющихся на ней ярлыков и этикеток. На кожной поверхности трупа, его одежде, обуви должны выявляться сле­ды привычек умершего: никотиновые пятна на большом, указатель­ном, среднем пальцах рук; следы неоднократных наркотических инъ­екций на внутренней поверхности локтевых сгибов, паховой области; предметы азарт­ных игр, крошки табака в карманах одежды и т.д. Подлежат фиксации имеющиеся на трупе мозоли, шрамы, татуировки, следы постоянного ношения ювелирных изделий (колец, перстней, браслетов), часов и других предметов. Внимательно осматривается зубной аппарат потер­певшего. После детального осмотра тела и одежды потерпевшего ис­следуется ложе трупа.

Фиксация в протоколе выявленных следователем следов и обстоя­тельств должна осуществляться таким образом, чтобы было понятно, что представляет собой место происшествия, как на нем расположен труп по отношению к выявленным следам. Последние должны быть описаны с максимальной степенью подробности. В частности, следы крови описываются с использованием их криминалистической класси­фикации на брызги, капли, мазки, помарки, потеки, лужи. Указывается цвет и агрегатное состояние крови (жидкая, засохшая).

Детально должны описываться повреждения, имеющиеся на трупе: ссадины, кровоподтеки, раны. В протоколе указываются их размеры, общая форма (линейная, прямоугольная, овальная, веретенообразная, трапецие­видная, неправильная). Описываются также форма и состояние краев повреждений — острые, тупые, подсохшие, влажные, мягкие, колю­чие на ощупь и т.д.

В протоколе обязательно перечисляются все изымаемые веществен­ные доказательства. Рекомендуется упаковывать их отдельно и делать на упаковке надпись о времени, месте изъятия, лицах, его осуществля­ющих и т.д. К протоколу прилагаются также схемы и планы места происшествия с обозначением его элементов, расположения трупа и обнаруженных следов. Приобщаются также фотоснимки, кино-, видео­материалы.

Нередко еще в период проведения осмотра осуществляется обход территорий, зданий, учреждений, расположенных неподалеку от места происшествия, в том числе так называемый подворный или поквартирный обход. В процессе такого рода обходов проводят опросы граждан, которые могли находиться неподалеку от места происшествия до, во время или после его окончания. У них выясняется, где они находились в указанное время, что видели или слышали, не видели ли они потер­певшего, кого встречали на месте происшествия и т.д.

Допрос свидетелей. Свидетели-оче­видцы допрашиваются о причинах, по которым они оказались на месте происшествия, кого они встречали по пути к нему или от него, при ка­ких обстоятельствах наступила смерть потерпевшего, кто еще присут­ствовал при этом. Выясняется, в связи с чем возник конфликт между по­терпевшим и преступником, как и чем наносились телесные поврежде­ния. В ситуациях, когда личность убийцы не установлена, свидете­ли-очевидцы подробно допрашиваются о приметах внешности пре­ступника, его одежде и т.д. Они также могут привлекаться для составления словесного портрета субъектов убийства.

Нередко, в особенности по делам о бытовых убийствах, свидетели знакомы с потерпевшим и преступником. Довольно часто они участву­ют в распитии спиртного перед убийством или даже в ссоре. В таких случаях некоторые очевидцы дают необъективные, ложные показания пытаясь скрыть свое неблаговидное поведение, опасаясь мести пре­ступника, или по иным причинам.

В качестве свидетелей по делам об убийствах зачастую допрашива­ют лиц, которые видели, должны были или могли видеть потерпевше­го перед наступлением смерти. Если потерпевший шел с работы, до­прашиваются его сослуживцы. Желательно допрашивать не только тех лиц, рабочие места которых находятся по соседству с потерпевшим, но и руководителей, вахтеров, работников, которые уходили с работы в это же время.

Если потерпевший уходил из дому, допрашиваются лица, с которы­ми он проживает: родные, близкие, соседи. Иногда допрашиваются ра­ботники жилищно-коммунальных служб, отделений связи, учреждений здравоохранения. У них выясняется, куда направлялся потерпевший, с кем уходил, не проявлял ли он беспокойства, не торопился ли. В необ­ходимых случаях задаются вопросы о том, каким маршрутом обычно ходил потерпевший, по какому пути намеревался идти в интересую­щее следствие время, бывал ли он ранее на месте происшествия, если нет, то, как он мог оказаться в этом месте, не проживает ли у него по­близости кто-нибудь из знакомых и т.д.

В ходе допроса устанавливается, какие ценности находились у по­терпевшего. При обнаружении на месте происшествия каких-либо ве­щей они могут быть предъявлены для опознания. Свидетели этой группы могут допрашиваться и о свойствах личности потерпевшего, а также о его связях, знакомствах и т.д.

После выяснения пути, по которому потерпевший двигался или мог двигаться к месту происшествия, должны устанавливаться и до­прашиваться в качестве свидетелей лица, следовавшие одновременно с потерпевшим аналогичным маршрутом. При допросе этих свидетелей выясняется, кого они видели на своем пути, не было ли там лиц, кото­рые вели себя подозрительно или вызывающе, не встречали ли потер­певшего.

В случаях, когда свидетель не знаком с потерпевшим, ему должны быть названы некоторые приметы внешности, одежды потерпевшего.

В качестве свидетелей могут допрашиваться лица, видевшие до убийства или после него подозреваемого. Поэтому должны устанавли­ваться свидетели, двигавшиеся той же дорогой, что и подозреваемый. У этих свидетелей выясняется, как выглядел подозреваемый до убий­ства, в каком состоянии он находился, куда намеревался пойти, знает ли потерпевшего. Свидетели, встречавшие подозреваемого после убий­ства, допрашиваются о том, при каких обстоятельствах они его наблю­дали, какие повреждения заметили на одежде и теле подозреваемого, нe проявлял ли он беспокойства, как объяснял свое появление в месте встречи, не обращался ли с просьбой подтвердить его пребывание в определенном месте и т.д.

У сослуживцев, соседей и близких подозреваемого выясняется, не исчезли ли и не появлялись ли у него какие-либо вещи, занимался ли он в эти дни стиркой, чисткой или починкой одежды, обуви. Таким свидетелям могут быть предъявлены для опознания части или предме­ты одежды, обуви, личного обихода, орудия преступления, обнаружен­ные на месте происшествия.

Полезным представляется допрос граждан, которые знают об об­стоятельствах убийства и его участниках со слов других лиц. Им зада­ются вопросы о том, при каких обстоятельствах и от кого стало изве­стно свидетелям об обстоятельствах убийства, его участниках.

По делам об убийствах важное значение имеют назначение и про­ведение различных экспертиз. Прежде всего назначается судебно-ме­дицинская экспертиза трупа. На ее разрешение ставятся вопросы о причине смерти потерпевшего и времени ее наступления, наличии на трупе повреждений, их происхождении, характере, локализации, меха­низме, времени и орудиях причинения.

В некоторых ситуациях возникает необходимость для постановки следующих вопросов: в какой последовательности нанесены потерпев­шему телесные повреждения; причинены ли они одним оруди­ем или несколькими; в какой позе находился потерпевший в момент нанесения ему отдельных телесных повреждений; в каком положении относительно потерпевшего находился нападавший в момент нанесения смертельного ранения; какова группа крови потерпевшего и т.д.

Если на месте происшествия обнаружены следы ног, рук, других частей тела, назначаются и производятся трасологические экспертизы. Кроме вопросов идентификационного характера перед экспертами ре­комендуется ставить и вопросы об особенностях субъекта, оставивше­го те или иные следы, или частных признаках одежды и обуви, частей тела, отобразившихся в следах.

Нередко на одежде потерпевшего, его руках, подногтевом содержи­мом остаются волосы, частицы кожи, крови подозреваемого или тек­стильные волокна с его одежды. Все указанные следы могут быть вы­явлены при осмотре трупа и его одежды. Для выявления следов крови на одежде рекомендуется осматривать ее под различными углами к ис­точнику освещения. Могут быть использованы и различные ультрафи­олетовые осветители. В ультрафиолетовых лучах следы крови люминесцируют и приобретают темно-коричневый бархатный оттенок. До­статочно эффективным средством выявления невидимых и слабовидимых следов крови является раствор люминола (на 1 л воды 0,1 г люминола, 5 г кальцинированной соды. Перед применением раствора в него добавляется 100 мл 3%-ного раствора перекиси водорода). Пятна крови после обработки раствором люминола дают голубоватое люми­несцентное свечение[37]. Люминол может рассеиваться пульверизатором таким образом, чтобы жидкость ложилась на исследуемую поверх­ность как можно более мелкими каплями. В настоящее время большой эффект дает применение гемофана.

Выявленные невидимые и маловидимые следы крови могут быть обшиты нитками, контрастными по цвету с тканью, из которой изго­товлена осматриваемая одежда. Не рекомендуется вырезать обнару­женные на одежде следы крови, заклеивать их липкими пленками.

На разрешение судебно-медицинской экспертизы вещественных до­казательств чаще всего ставятся вопросы: о наличии на представленных объектах следов крови, выделений организма человека; о принадлежности обнаруженной крови, слюны, иных выделе­ний потерпевшему, подозреваемому или какому-то другому человеку; о региональном происхождении выявленной крови.

Важным следственным действием является задержание подозревае­мого и его допрос. Основаниями для задержания в порядке ст.91 УПК РФ могут быть: захват с поличным во время или непосредственно после совершения убий­ства или вскоре после него; показания очевидцев о совершении убийства конкретным человеком; наличие следов крови на одежде и обуви потерпевшего; наличие телесных повреждений, которые обра­зовались в результате сопротивления потерпевшего; следы контакта лица наедине с потерпевшим в момент совершения убий­ства; следы пребывания гражданина на месте происшествия; об­наружение у подозреваемого орудия преступления или вещей, принад­лежавших потерпевшему.

В законе также говорится, что основаниями могут быть и другие данные, когда подозреваемый пытался скрыться, не имеет постоянного места жительства или не установлена его личность.

Если обстоятельства расследуемого убийства позволяют выдвинуть предположение об обороне потерпевшего, его сопротивлении, подозре­ваемый должен быть освидетельствован. При обнаружении поврежде­ний на теле подозреваемого назначается судебно-медицинская экспер­тиза. На разрешение экспертов ставятся вопросы о характере, механиз­ме и времени образования телесных повреждений. В процессе освиде­тельствования у подозреваемого должно быть изъято подногтевое со­держимое, получены образцы волос. Подногтевое содержимое, когда есть возможность, изымается путем срезания ногтей с каждого пальца над отдельным листом белой бумаги. Если ногти невелики по размеру, подногтевое содержимое может извлекаться при помощи маникюрного прибора. Образцы волос срезаются с височных, теменной и затылочной частей головы.

Одним из важнейших первоначальных следственных действий яв­ляется допрос подозреваемого. Тактические приемы его проведения избираются в зависимости от объема и характера информации об об­стоятельствах убийства и его участниках, оснований задержания подо­зреваемого, особенностей его личности и поведения.

К моменту первого допроса подозреваемого следствие в большин­стве случаев не располагает полной информацией об обстоятельствах убийства и его участниках. В связи с этим при допросе подозреваемых не следует торопиться с использованием этих данных. Чаще всего до­прос начинается с вопроса подозреваемому о том, что он может пояс­нить по поводу возникшего в отношении него подозрения.

В случаях, когда подозреваемый признает себя виновным и дает правдивые показания об обстоятельствах убийства и собственном уча­стии в нем, должны использоваться приемы детализации показаний. Рекомендуется выяснить у подозреваемого, как давно он знаком с потерпевшим, какие между ними отношения, при каких об­стоятельствах, в какое время и где они встречались в день убийства, как проводили время, не возникало ли у них ссоры, каковы ее причи­ны, какие повреждения и чем причинялись потерпевшему, подозревае­мому, в какой позе находился потерпевший в момент причинения ему смертельного ранения, как по отношению к нему располагался подо­зреваемый. Желательно получить как можно более подробные показа­ния об обстановке и обстоятельствах преступления, деталях, которые могут быть известны только лицу, совершившему убийство.

У подозреваемого выясняется также, по какому пути он двигался с места убийства, кого встречал, чистил ли свою одежду и чем, где в на­стоящее время находятся его одежда и обувь, орудия преступления, какие меры по сокрытию убийства он предпринимал, кому рассказы­вал о совершении преступления.

Показания подозреваемого сопоставляются с данными, имеющимися в других материалах уголовного дела, с целью выявления и устране­ния противоречий.

В случаях, когда подозреваемый полностью не признает себя ви­новным, а следователь не располагает информацией для немедленного опровержения ложных показаний, также используется прием детализации показании. При выдвижении ложного алиби подо­зреваемый с максимальной подробностью допрашивается о том, как, где и с кем он провел время, в которое было совершено убийство. В дальнейшем показания подозреваемого проверяются, и на последую­щих допросах ему предъявляется опровергающая информация.

В ходе повторных допросов задается вопрос о той части первона­чальных показаний, которую следователь может опровергнуть. Если подозреваемый подтверждает эту часть показаний, он еще раз допра­шивается по этим фактам. После этого предъявляются доказательства, опровергающие полученные перед этим показания.

Алиби может опровергаться и путем предъявления доказательств нахождения подозреваемого на месте убийства в момент совершения: показаний свидетелей, протокола осмотра, в котором зафиксировано обнаружение на месте убийства вещей, принадлежащих подозреваемо­му, заключения экспертиз об обнаружении на месте преступления сле­дов подозреваемого и т.д.

Подозреваемому могут быть предъявлены сведения о наличии сле­дов крови на его одежде, телесных повреждений, обнаружении у него орудий убийства и вещей потерпевшего и т.д.

Достаточно сложные ситуации возникают, когда подозреваемый признает факт встречи с потерпевшим незадолго до его убийства. Как правило, подозреваемые заявляют, что покинули потерпевшего неза­долго до убийства или о совершении преступления в их присутствии другими лицами. В этих ситуациях также могут быть использованы приемы детализации показаний, «допущения легенды» и «пресечения лжи».

Подозреваемый должен быть подробно допрошен о том, куда он направился после встречи с потерпевшим, кого встречал по пути, с кем остался потерпевший, где находился подозреваемый во время со­вершения убийства и т.д. Ответы на эти вопросы рекомендуется пре­дельно детализировать.

Во время допроса подозреваемого должны применяться тактиче­ские приемы изменения темпа допроса и использования фактора вне­запности. Проверяться должны не только показания, которые кажутся следователю необъективными, но и те, которые, по его мнению, впол­не достоверны.

 

22.3. Особенности построения версий и планирования расследований

Типичные ситуации, складывающиеся при рассле­довании убийств, чаще всего дифференцируются в зависимости от то­го, обнаружен труп или нет, найден труп целиком или его части, уста­новлена или нет личность потерпевшего.

Следователи еще до возбуждения уголовного дела используют ти­пичные версии о том, что совершено убийство или иное преступление, в результате которого потерпевший лишен жизни, имело место самоубийство, ненасильственная смерть. В условиях некоторых ситуаций в равной степени вероятными являются сразу несколько из перечислен­ных предположений. Основаниями для выдвижения версий об убийстве явля­ются фактические данные о том, что пострадавший насильственно ли­шен жизни. Это прежде всего сведения о смертельных ранениях, о не­возможности их причинения самим потерпевшим, следах борьбы или самообороны. Кроме того, к числу оснований названных версий отно­сятся показания очевидцев, свидетелей, слышавших шум борьбы, осведом­ленных об обстоятельствах убийства со слов виновного или других лиц.

Проверка версии об убийстве осуществляется одновременно с про­веркой контрверсий (об ином преступлении, ненасильственной смерти, самоубийстве) при производстве следственных и оперативно-розыск­ных действий. Они могут быть объединены в тактическую операцию, состоящую из осмотра места происшествия, подворно-поквартирного обхода жилых домов, учреждений и организаций, расположенных не­подалеку от места обнаружения трупа, судебно-медицинской, биологи­ческой и криминалистических экспертиз, допросов свидетелей, осмот­ров вещественных доказательств, опознаний, следственного экспери­мента.

В ситуациях, когда обстоятельства убийства скрываются при помо­щи инсценировок и других приемов, способов, особое внимание долж­но уделяться выявлению и исследованию негативных обстоятельств. Прежде всего это установленные факты наличия следов, которые не могли образоваться в результате самоубийства, несчастного случая, ненасильственной смерти или преступления, не относящегося к убий­ствам. Сюда можно отнести: наличие на месте происшествия следов борьбы или самообороны; наличие на трупе телесных повреждений, которые не могли образоваться вследствие инсценируемого события, несоответствие характера и направления следов крови на трупе его по­зе (например, горизонтальные потеки крови на лежащем трупе), по­смертные телесные повреждения на трупе, признаки, свидетельствую­щие о перемещении трупа (следы волочения на грунте, одежде и кож­ной поверхности трупа), наличие признаков присутствия на месте про­исшествия посторонних в момент наступления смерти потерпевшего.

К другой группе негативных обстоятельств может быть отнесено отсутствие следов, которые должны были образоваться в результате протекания инсценируемого события в данных условиях. В частности, отсутствие следов передвижения потерпевшего к месту, где наступила его смерть, отпечатков ног на мягком грунте под висящим в петле тру­пом, орудий самоубийства; возможности совершения самоубийства при помощи обнаруженных орудий, дополнительных приспособлений, которые должны были использоваться для самоубийства, следов крови, телесных повреждений, характерных для инсценируемых событий, следов грунта на обуви потерпевшего, которые должны были образо­ваться при передвижении к месту наступления смерти; следов микро­частиц на руках и одежде потерпевшего от предметов, которых он обязательно должен был коснуться, отсутствие других характерных изменений.

В качестве признака сокрытия убийств может рассматриваться не­реалистичный характер следов имитируемого события. Субъект сокры­тия в стремлении убедить следствие в натуральности создаваемой кар­тины теряет ощущение реальности и либо создает излишнее ко­личество следов, либо придает им такую форму законченности, кото­рая фактически не встречается на практике.

Обнаружив признаки сокрытия, следователь имеет возможность со­здать мысленную модель действия, в результате которых они образо­вались. Затем моделируются следы, скрывающиеся при помощи на­званных действий. В случаях фальсификации, неполного уничтожения материальных следов убийства возможна их реконструкция. Устано­вив, какие использовались приемы и способы сокрытия, следователь может выдвинуть версию о содержании, характере скрываемых обсто­ятельств преступного события и его следов. Эти версии также прове­ряются путем производства следственных и оперативно-розыскных действий.

Выявленные следы преступления позволяют выдвинуть версию о способе совершения убийства. В свою очередь, установление способа убийства позволяет построить версию о личности субъекта преступле­ния. Как известно, в способе совершения преступления отражаются свойства личности субъекта преступления. По делам об убийствах в следах отражаются не только такие свойства, как рост, вес, физическая сила, группа крови, длина и цвет волос, но и социально-демографиче­ские, психологические качества.

Нередко, особенно при совершении заранее подготовленного убий­ства, преступник действует в наиболее подходящем и знакомом ему месте. Степень знания условий места может быть различной. Субъект может хорошо знать место убийства, поскольку проживает неподале­ку, регулярно посещает его в свободное время или по роду службы, специально выбрал участок или помещение для осуществления своего замысла. На первоначальном этапе при остром дефиците исходной ин­формации используется типичная версия о том, что убийца принадле­жит к кругу лиц, находившихся в момент лишения жизни потерпевше­го на месте преступления. В связи с этим ставится задача выявления граждан, которые присутствовали в указанном месте в соответствую­щее время. Для этого устанавливаются субъекты, которые регулярно бывают в данном месте. У них выясняется, не были ли они в интересующее следствие время на месте убийства, кого видели на пути к не­му и от него, а также кто еще часто посещает названный участок мест­ности или помещение. Рекомендуется также опрашивать лиц, прожи­вающих или работающих вблизи от места преступления, с постепен­ным расширением круга поисков. В процессе допроса свидетелей, ви­девших каких-либо граждан, находившихся неподалеку от места убий­ства незадолго до его совершения или сразу после этого, кроме описа­ния таких лиц по признакам словесного портрета возможно изготовле­ние рисованных или композиционных портретов.

В ходе допроса знакомых и близких потерпевшего выясняются черты его характера, наклонности, привычки. Задаются также вопросы о планах потерпевшего в день убийства, маршруте его передвижения, предполагае­мых встречах, попутчиках, находившихся при нем вещах и т.д.

После выдвижения версий о том, что субъект преступления при­надлежит к определенному кругу лиц, необходимо определить пара­метры проверяемого массива лиц. В наиболее сложных ситуациях воз­можно лишь построение версий о том, что субъект преступления при­надлежит к группе лиц, обладающих физическими свойствами, отра­зившимися в следах преступления, или орудиями совершения убийст­ва, или владеющих предметами, ранее принадлежавшими потерпевше­му, и т.п. При выявлении подобных лиц выясняется, где они находи­лись во время совершения убийства, не появились ли у них после это­го телесные повреждения, какие-либо следы на одежде и обуви, пред­меты, сходные с исчезнувшими у потерпевшего. Такая проверка, особенно в начале ее проведения, должна осуществляться скрытно от проверяемого субъекта. Для этого необходимо использовать оперативные возможности органов дознания. Одновременно необходимо попытать­ся обеспечить если не постоянное, то, по крайней мере, регулярное на­блюдение за субъектом. Необходимо тщательно изучать личность про­веряемого, чтобы выяснить, обладает ли он свойствами, которые отра­зились в следах убийства.

Важное значение в деятельности по проверке версий по делам об убийствах имеет правильная организация взаимодействия с органами дознания. В ситуациях, когда виновный не известен, чаще всего созда­ются следственно-оперативные группы. Оперативные работники, уча­ствующие в таких группах, могут быть разбиты на подгруппы, осуще­ствляющие проверку отдельных версий или работающие по отдельным направлениям расследования. На первоначальном этапе их основной задачей является поиск источников информации об обстоятельствах и участниках расследуемого события.

Следователь, осуществляя руководство группой, должен четко оп­ределить направление и задачи работников органа дознания. Это тре­бование более полно выполняется в процессе совместного планирова­ния расследования убийства. При постановке задач расследования и выборе средств их решения необходимо учитывать мнение сотрудни­ков уголовного розыска. При этом должны согласовываться время и приемы проведения специальных мероприятий, особенно когда они осуществляются в рамках тактических операций.

Иногда оперативно-розыскные мероприятия проводятся автономно от следственных действий. В этих случаях получаемая информация представляет фактическую базу для версий и действий по их проверке. Например, при производстве подворно-поквартирных обходов, провер­ке оперативными средствами лиц, склонных к совершению насильст­венных преступлений, могут быть выявлены возможные участники убийства. Для проверки версии об их причастности к убийству необ­ходимо проведение следственных действий: допросов свидетелей, ос­видетельствований, обыска, осмотра предметов, экспертиз и т.д.

В некоторых случаях оперативно-розыскные мероприятия выполня­ются на стадии подготовки следственных действий. В частности, перед допросами свидетелей из числа близких, знакомых подозреваемых мо­гут проводиться оперативно-розыскные мероприятия, направленные на выявление состояния допрашиваемых, их отношения к совершенному убийству и его участникам, степени осведомленности, готовности к даче правдивых или ложных показаний. Аналогичным образом ведется подготовка к обыску с целью обнаружения орудий убийства и других вещественных доказательств.

При получении информации, прямо указывающей на место нахож­дения вещественных доказательств и причастность конкретных лиц к убийству, возникает проблема легализации данных, добытых оператив­ным путем. Поспешная и прямолинейная деятельность, как правило, приводит к расшифровке источника информации и утрате возможно­сти облечения названных сведений в форму доказательств.

Иногда оперативная информация легализуется посредством получе­ния аналогичных данных из процессуальных источников. Чаще всего это используется для получения показаний о виновности конкретных лиц, рассказывавших кому-либо о совершенном деянии или другим образом продемонстрировавших свою причастность к убийству. В этих случаях предполагаемые виновники могут быть предъявлены для опоз­нания ранее допрошенным свидетелям-очевидцам.

В ходе допроса лиц, которым субъект рассказывал о совершенном деянии, следователь может использовать тактический прием большей осведомленности, чем на самом деле. У допрашиваемого должно создаваться впечатление, что об имевшей место беседе следствию сооб­щил сам подозреваемый. Это не означает, что допустимо сообщение допрашиваемому ложных сведений о признании виновного в убийстве.

В некоторых ситуациях оперативная работа выполняется с целью проверки объективности полученных доказательств — правдивости по­казаний свидетелей, подозреваемых, обвиняемых.

В ряде случаев представители органов дознания оказывают помощь в проведении следственных действий. Это может быть тактическая и чисто техническая помощь: обеспечение охраны места происшествия, подозреваемого, обвиняемого, фиксация хода следственного действия в протоколе, а также при помощи фотосъемки и видеозаписи. Несмот­ря на большую поисково-ориентирующую роль оперативной информа­ции, не следует переоценивать ее значение. Она всегда имеет вспомо­гательный характер и должна быть проверена при помощи процессу­альных средств.

 






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.017 с.