Дух: Фрэнк. Пациентка: миссис Бёртон — КиберПедия


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Дух: Фрэнк. Пациентка: миссис Бёртон



 

Врач. Откуда вы родом?

Дух. Не знаю.

Врач. Вы здесь кого-нибудь знаете?

Дух. Я не вижу никого, кого бы я знал.

Врач. Вы не знаете, откуда вы пришли?

Дух. Я сам себя не знаю! Как я могу сказать вам то, чего не знаю?

Врач. Как давно вы умерли?

Дух. Умер? Я мертв? Что за мысли. Скажите, что со мной случилось? Мне так странно видеть всех вас, сидящих вокруг меня! У вас тут собрание или как это называется?

Врач. Да, это собрание. Попытайтесь все же сказать нам, кто вы.

Дух. Не понимаю, почему я должен это вам говорить.

Врач. Но мы же вас совсем не знаем.

Дух. Я еще не решил, останусь я здесь или нет. Знаете, я всегда держусь в стороне от чужих людей.

Врач. Скажите нам все же, откуда вы.

Дух. Снова здорово! Я сам этого не знаю! Как же я могу вам это сказать? Скажите лучше, почему вы держите меня за руку? Я сильный мужчина и могу сам спокойно сидеть!

Врач. Я думал, вы женщина!

Дух. Боже всемогущий! Почему вы думаете, что я женщина? Посмотрите на меня повнимательнее! Я мужчина, уверяю вас, и я всегда был мужчиной. Но все это как-то странно… Я не знаю, но с некоторых пор со мной происходит что-то особенное. Понимаете, я бродил без особой цели, вдруг услышал какое-то пение и решил заглянуть сюда. И не успел я оглянуться, как почувствовал себя довольно хорошо. Видите ли, какое-то время я чувствовал себя плохо; все казалось мне каким-то странным. (После того как он запутался в ауре сверхчувствительной личности.) Я совершенно не понимаю, что со мной. Кто-то сказал мне, что если я зайду туда, где поют, то узнаю, что со мной происходит. Я спрашивал каждого, кого видел; но все молча проходили мимо; они были все такие надутые, что не желали идти рядом с таким парнем, как я. Люди казались мне восковыми куклами. Боже ты мой! Я все спрашивал и спрашивал, шел от одного к другому; но ни у одного мне не удалось добиться ответа или просто обратить на себя внимание. (Он, дух, был невидим для людей, и они его просто не замечали.) Вы первый, кто мне наконец-то отвечает на мои вопросы. Иногда у меня к горлу подступает странный маленький комок, и я тогда не могу говорить; но потом все проходит! Однако я чувствую себя очень-очень странно!

Врач. Вы не можете вспомнить, не случалось ли с вами когда-либо чего-то особенного?

Дух. Каждый день что-то случается. Бывает, я отчетливо вспоминаю о том о сем; но совершенно ясно я не могу вспомнить, в сущности, ни о чем. Я ни за что в жизни не мог бы сказать, где я сейчас. Это самое странное чувство, которое я когда-либо испытывал.



Врач. Сколько вам лет?

Дух. Этого я вам сказать не могу. С некоторых пор я не знаю, сколько мне лет. Никто меня об этом не спрашивал, и естественно, что я это забыл. (Слышит проезжающий поезд.) О, вот едет поезд! Я уже давно не слышал поездов. Я, наверное, на какое-то время опять ожил. Только совсем не понимаю, что это значит.

Врач. Где вы раньше жили? И где, как вы думаете, вы сейчас находитесь?

Дух. Я не знаю, где я жил раньше, но сейчас я в этой комнате, полной людей.

Врач. Вы знаете, что вы в Калифорнии, в Лос-Анджелесе?

Дух. Боже мой, нет!

Врач. Где же вы тогда, по вашему мнению?

Дух. Я совсем ничего не могу вспомнить. Иногда мне кажется, будто я женщина, и тогда со мной делают что-то странное, чего я терпеть не могу. (Электротерапия пациента.)

Врач. А что же с вами тогда делают?

Дух. Когда я становлюсь женщиной, у меня появляются длинные волосы, и когда они, распущенные, свисают вниз, начинается эта странная история. (Во время сеансов электротерапии миссис Бёртон обычно распускала волосы.)

Врач. Что вы имеете в виду?

Дух. Кажется, будто меня колют много тысяч иголок. Это, Боже правый, самое ужасное, что было в моей жизни! Я не хочу быть женщиной. Эта странная история приключается со мной только тогда, когда я бываю женщиной. (Видит сидящую в кругу других миссис Б.) Вон она – та, что с длинными волосами! (Обращаясь к миссис Б.) Ну, теперь уж я до нее доберусь!

Врач. Вы знаете эту даму?

Дух. Да, она иногда очень злится на меня и хочет меня прогнать.

Врач. Вероятно, она не хочет, чтобы вы были рядом с ней. Может быть, вы ей в тягость?

Дух. Она мне тоже в тягость!

Врач. Попытайтесь понять ваше положение. Вы не можете себе представить, что вы, как это говорят, «мертвы»? Сейчас вы женщина. Посмотрите на свою одежду. Вы же говорили, что вы мужчина, а носите женское платье!

Дух. Ради всего святого! Я больше не хочу быть женщиной! Я мужчина и хочу быть мужчиной. Я же всегда был мужчиной. Но, батюшки мои, я не знаю, как мне выбраться из этого положения. Эта женщина говорит, что ей нужно уходить. Я тоже пытаюсь уйти отсюда, но мне это не удается. (Узнает вдруг доктора Викланда.) Вы – тот самый, кто «жег меня огнем»! Богом клянусь, я хочу от вас избавиться. Я терпеть вас не могу с вашими огненными искрами, которыми вы меня обрабатывали! С вами я не хочу иметь никаких дел!



Врач. Как долго вы уже находитесь у меня?

Дух. У вас? Да вы же все время гоните меня прочь! Что вы сделали с женщиной, которая была со мной? (Другой[7]дух одержимости, вселившийся в пациентку и к этому времени уже изгнанный.) Она так хорошо пела. Она куда-то пропала. Я все искал ее и искал. Вы можете мне сказать, где она?

Врач. Она покинула эту даму, а еще недавно находилась в том же теле, что вы теперь. Она ушла в мир духов. Туда уйдете и вы, когда покинете нас.

Дух. Вот эта женщина, у нее нет никаких причин так меня ругать, как она это делает. Я же ничего ей не сделал.

Врач. Предположим, вы были бы дамой, а какой-то дух мучил вас. Вам бы это понравилось?

Дух. Нет, конечно же, нет!

Врач. Вы досаждали ей, вы – дух, а эта женщина все еще живой человек в земном теле. Она хочет от вас избавиться!

Дух. Она мучает меня всеми этими «иголками»! Она колола меня в голову, и мне казалось, что иголки пронзают меня.

Врач. Она все еще живет в своем смертном теле, а вы – дух, невидимый для нас!

Дух. Что вы хотите этим сказать?

Врач. То, что говорю. Вы, духи, невидимы для нас. В настоящий момент вы используете тело моей жены.

Дух. Как это? Я же никогда не видел вашей жены и вовсе не хочу ее видеть. Я хочу вам сказать одно: я мужчина и не хочу быть кем-то другим. Я не испытываю ни малейшего желания быть за вами замужем!

Врач. Вы, возможно, мужчина, как вы утверждаете. Я только хочу, чтобы вы поняли, что вы для нас невидимы. Это тело принадлежит моей жене.

Дух. Боже мой! Я действительно женщина! (Осматривает одежду медиума.) Господи, да как же я оказался в этом платье?

Врач. Оно на вас уже некоторое время. Как вы сюда пришли?

Дух. Кто-то сказал: зайдите сюда, там вам все объяснят. Хватит вам бесцельно бродить, это больше не нужно. И вот теперь я женщина!

Врач. Только на время. Соберитесь и попытайтесь понять, что я вам говорю. Вы утратили свое тело – возможно, уже давно.

Дух. В этом виновата эта женщина! (Миссис Б.)

Врач. Вы, вероятно, уже много лет досаждали этой даме, а может быть, еще и другим.

Дух. Я ничего не помню.

Врач. Утратив свое тело, вы бродили в «кромешной тьме», как сказано в Библии! Вы были набожным человеком?

Дух. Я не хочу иметь ничего общего с церквями, они мне порядком надоели. Там всегда говорят: если ты не сделаешь того-то и того-то, то попадешь прямиком в ад и в вечный огонь. Они всегда учат и проповедуют, что нас ожидает вечное проклятие. Понимаете! Когда я был еще совсем молодым человеком, один священник сказал мне, что я попаду в этот страшный ад и они не хотят больше видеть меня в церкви, потому что я поступал не так, как они велели. Я в это не верю. Но я не был таким уж плохим человеком. После того как я вышел из этой церкви, я решил попытать счастья в другой. Но, Господь всемогущий, я попал в тот же ад, был так же проклят, и мне все это окончательно надоело!

Они говорили о Боге и святых вещах. Они сказали, что я должен пожертвовать Богу свои деньги. Они потребовали, чтобы я пожертвовал Богу и мой табак. Я не мог понять, зачем Богу мой табак и те гроши, что у меня были. Я не мог со всем этим согласиться и вышел и из этой церкви. Я пошел в другую церковь; они и там уговаривали меня сделать то же самое. Через некоторое время они сказали, что за мной гонится дьявол, потому что я не хочу отдать церкви свои деньги.

Как-то я с приятелями пошел погулять. Я никогда много не пил, но в этот раз выпил достаточно, чтобы немного развеселиться. Тут я подумал, а не зайти ли мне опять в церковь и сесть в самом первом ряду; так я и сделал. Тут они захотели спасти мою душу для Бога, как они говорили. Священник сказал мне, что дьявол идет за мной по пятам, и я не на шутку испугался. Священник сказал: «И он вас обязательно схватит!» Я оглянулся, думая, что увижу его, но не увидел. Священник сказал: «Подойдите сюда, подойдите сюда, и мы спасем вашу душу от преисподней; подойдите сюда и дайте нам спасти вас. Выйдите вперед и дайте нам обратить вас в веру, дабы вы возродились к жизни вечной!»

Преодолев внутренний протест, я все же встал и пошел вперед, я хотел посмотреть, что они будут делать. Священник сказал: «Теперь встаньте на колени!» Я встал на колени. Он положил мне руки на голову, а все пели и пели, молились и молились. Все они говорили: «Обратись в веру!» Это было великолепно, как все девушки клали мне руки на голову и молились за меня! Затем опять пришел священник и сказал: «Теперь вы всегда должны усердно молиться, иначе дьявол вновь начнет вас преследовать!» Я не хотел лицемерить и потому сказал ему, что если уж я грешник, то, наверное, таким и останусь. «Я вообще не верю в дьявола как живое существо», – сказал я ему, и тут он разозлился. По-видимому, это была для него горькая пилюля! Они испробовали все, что могли, чтобы обратить меня в веру, но это ни к чему не привело. Так что я, в конце концов, встал и ушел. Когда я выходил, за мной увязались несколько мужчин. Тут я побежал что было сил. Тогда кто-то ударил меня по голове, и это было очень больно. Я упал, но вновь поднялся. Я хотел толкнуть того, кто меня ударил, чтобы он упал вниз под гору, но вместо этого он сам толкнул меня, и я покатился с горы вниз. Перестав катиться, я очутился в толпе и вдруг опять почувствовал себя хорошо.

Врач. Вероятно, как раз тогда вы и утратили свое бренное тело. Вы умерли.

Дух. Я не умер!

Врач. Где это было, когда вы катились с горы?

Дух. Это было в Техасе. Я то шел, то бежал, пытался заговорить с людьми, но они не отвечали; они казались мне бесчувственными чурбанами. У меня было очень странное ощущение в голове. Я спрашивал людей, не знают ли они, где мой дом. Голова у меня болела. Я пошел в другую сторону. Тут я встретил даму, и она сказала: «Пойдемте со мной». И вдруг откуда ни возьмись, вокруг нас собралась толпа людей, и все они непрестанно пели (вероятно, Кэрри Хантингтон; пациентке миссис Б. тоже часто досаждало пение духов). Мы иногда разговаривали, но потом, потом она вдруг исчезла, а затем начались эти уколы иголками! (То есть дух еще сильнее завладел пациенткой и стал острее чувствовать действие электротерапии.) Эти уколы были очень болезненными.

Врач. Вы и сейчас используете тело моей жены.

Дух. Как, ради всего святого, я попал в тело вашей жены? Разве вам не противно, что всякие бродяги залезают в тело вашей жены?

Врач. Ничего страшного, если это ненадолго и служит тому, чтобы разъяснить вам, что их место в мире духов.

Дух. Это платье вашей жены? Я что, одолжил его у нее на время? Его надела на меня ваша жена? Мне совсем не нравится сидеть тут в женском, а не в мужском обличье! Что подумают люди – что я сошел с ума? (Смеется.) Разве это не смешно?

Врач. Вы несведущий во внешней тьме! Добрые духи привели вас сюда, чтобы вы, воспользовавшись на время этим телом, научились понимать свое положение. Эти же духи забрали вас от этой дамы (миссис Б.).

Дух. Ее снова будут колоть этими страшными иголками?

Врач. Там, откуда вы пришли, еще много людей? Или вы последний?

Дух. Когда эта дама и другой мужчина ушли, меня стали колоть иголками. Я колотил направо и налево как бешеный, чтобы уйти оттуда, но не мог уйти. Но чего еще можно было ожидать от меня в таких условиях? И я вспомнил священника и его рассказы о преисподней!

Врач. Но та преисподняя была совсем другой. Здесь духи, которые хотят показать вам, как в мире духов вы сможете продвинуться в своем развитии; они вам помогут. А ваш отец еще жив?

Дух. Этого я не знаю. Я не видел отца вот уже лет двадцать пять или тридцать. Моя мать умерла, но жив ли мой отец или нет, я не знаю. Я не знаю никого из своих родственников!

М.Б. А мы не встречались с вами в ноябре этого года?

Дух. Да, и с тех пор я все время болею. Но я вовсе не тот, кто к вам так прицепился, это была та юная дама. У меня страшно болит голова!

Врач. Какой сейчас, по-вашему, год?

Дух. Думаю, 1888 или 1891.

Врач. У нас сейчас 1920!

Дух. Думаю, со мной все же что-то не так!

Врач. Вы некоторое время пребывали во внешней тьме!

Дух. Я все бродил и бродил, пока не встретил наконец эту даму там напротив (миссис Б.). Я хотел убежать прочь. Я раздавал удары во все стороны, она – тоже, и мы по-настоящему дрались. О, смотрите! Видите! Моя мать! Мама! Ты можешь меня простить? Я был не таким, каким ты хотела меня видеть. Мама, ты возьмешь меня с собой? Я так устал; мне так нужны твоя забота и помощь. Ты возьмешь меня с собой, мама, милая моя мама?

Врач. Что она говорит?

Дух. Она зовет меня. Она говорит: «Да, Фрэнк, ты пойдешь со мной! Я долго тебя искала!» Я слабею; я так устал! Мама говорит: «Фрэнк, мы ничего не знали об истинной жизни, потому что нас не учили тому, чему должны были учить; так что мы ничего не узнали о чудесной Вселенной Бога! То, что сейчас называют религией, не имеет никакого отношения к истинной жизни! Священники учат всех: нужно только «верить», тогда спасешься! Нет, нет, «вера» – всего лишь «определение»! Боритесь, чтобы познать Бога! Мы, к сожалению, этого не делали!»

«Мы хотим помочь тебе, Фрэнк, и показать, какой чудесный мир открывается для нас здесь, на другой стороне, если наши чувства открыты ему! Правда, ты сам должен потрудиться и понять, чему хочет научить нас Бог – смыслу и содержанию истинной жизни; при этом ты должен помогать и служить окружающим тебя людям!»

«Фрэнк, – говорит она, – ты всю жизнь был бездельником. Я знаю, ты был хорошим мальчиком, но только очень вспыльчивым. Ты ничего не знал о настоящей жизни и убежал из дому, когда я умерла. Дом пришел в запустение, каждый пошел своей дорогой. Я тоже ничего не знала о жизни после смерти, тем горячее теперь мое желание, чтобы все люди узнали правду о жизни после смерти».

Она говорит: «А теперь пойдем со мной в мир духов, где много мудрости и где нам все объяснят. Там царят любовь, согласие, мир и блаженство, но мы все должны жить друг для друга! Тебе сначала придется пойти в школу и учиться! Не смей больше никому досаждать, как ты делал это раньше! Пойдем, Фрэнк, пойдем в наш замечательный дом здесь, в мире духов!

Спасибо вам, прощайте!»

 

Несколькими неделями позже последний «враг» покинул тело миссис Бёртон. Через медиума, мою жену, он осведомился о своих собратьях по несчастью, которые уже оставили нашу пациентку, и был весьма возмущен тем, что его одного так долго держали «взаперти».

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.011 с.