НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР — КиберПедия


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР



№ 0039

26 февраля 1942 года гор. Москва

СОДЕРЖАНИЕ: Об уменьшении веса танков КВ.

С целью уменьшения веса и повышения маневренности танков КВ согласно решению Государственного Комитета Обороны Союза ССР

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Немедленно снять с танков КВ запасные топливные баки, расположенные на крыльях машины, и передать их в роты технического обеспечения для использования как тары для горючего.

2. Боекомплект снарядов к 76-мм пушке укладывать не более 90 шт. на каждый танк.

3. Возимый на танке индивидуальный комплект запасных частей, инструмента и принадлежностей уложить в сокращенном объеме.

Запасные части, инструмент и принадлежности, согласно прилагаемому перечню, из комплекта изъять, на танке не возить, а передать в роты технического обеспечения.

4. Все гусеницы на танках КВ при поступлении соответствующих траков перебрать, соблюдая постановку траков с клыками через один трак.

Начальнику ГАБТУ Красной Армии все танки КВ, получаемые с заводов и ремонтных баз, направлять в войска с новой комплектацией, а именно:

A) со снятыми запасными топливными баками;

Б) с боекомплектом снарядов к 76-мм пушке — 90 шт. в каждом танке;

B) с сокращенным возимым индивидуальным комплектом запасных частей, инструмента и принадлежностей.

Запасные части, инструмент и принадлежности, изъятые из комплекта, обратить на пополнение ротных комплектов запасных частей.

Г) с гусеницами из траков с клыками через один трак.

ПРИЛОЖЕНИЕ: перечень запасных частей, инструмента и принадлежностей, изъятых из индивидуального комплекта.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

И. Сталин /подпись/».


Танк КВ-1 (с литой башней производства УЗТМ) во время испытаний на Абердинском полигоне. США, весна 1942 года.


 

Однако быстро внести изменения и улучшения в конструкцию КВ завод не мог. Не хватало квалифицированных кадров, материалов и оборудования. Так, в отчете завода за 1941 год говорилось: «Завод испытывал и продолжает испытывать острую нужду в рабочих кадрах. Постановление Правительства об откомандировании на Кировский завод 8000 человек рабочих из других областей Советского Союза выполняется крайне неудовлетворительно. Общая численность рабочих на 1 января 1942 года составляет 27 321 человек, тогда как потребность на 1-й квартал 1942 года выражается в 40 000 человек…

Значительная перегрузка кузнечно-прессового и некоторого станочного оборудования продолжает, однако, оставаться узким местом в работе завода. Сдерживающим нормальный ход производства является также острый недостаток рабочих кадров».




Посадка десанта на танк КВ-1 (с литой башней). Калининский фронт, весна 1942 года. Танк имеет тактический номер 33.

 

Кроме того, постоянные требования «сверху» об увеличении выпуска тяжелых танков отнимали большую часть всех ресурсов ЧКЗ на решение проблем обеспечения серийного производства. Например, в марте 1942 года остро встал вопрос о снабжении танков КВ радиостанциями. Дело в том, что до этого времени КВ оборудовались радиостанциями 71-ТК-3, производство которых прекратилось в 1941 году. Радиостанции 10Р производства завода № 210 начали поступать на ЧКЗ в феврале и то небольшими опытными партиями, причем качество их было достаточно низким. Из-за недостатка радиостанций с марта месяца ими оборудовался только каждый пятый КВ, выпускаемый ЧКЗ. Выход из этой затруднительной ситуации нашли представители военной приемки на ЧКЗ военинженер 2-го ранга Бубякин (представитель ГАБТУ КА) и Бородатов (представитель главного управления связи Красной Армии). Они предложили устанавливать на КВ авиационную радиостанцию: «Рация типа 9Р, принятая в истребительной авиации и устанавливаемая на танках Т-34 очень проста в изготовлении, надежна, дешева и имеет массовый выпуск. Конструкция ее предусматривает возможность работы через ТПУ-4 БИС, а диапазон волн такой же, как и у 10Р. Установка ее в танке КВ много проще, чем рации 71-ТК-3, а с рацией 10Р она будет легко заменима.


Танк КВ-1 (с литой башней) на боевой позиции. Западный фронт, лето 1942 года.


Танки КВ-1 (со сварной и литой башнями) выходят на позицию для атаки. Западный фронт, лето 1942 года.

 

Установка раций 9Р на некомандирских танках будет весьма целесообразна и сильно повысит боеспособность танка КВ как самостоятельной боевой единицы, так и танковых подразделений, так как других средств внешней связи они не имеют». Эта инициатива получила поддержку и у руководства ЧКЗ, и в Москве, и, начиная с конца апреля, танки КВ стали оснащаться авиационными радиостанциями.



В начале марта на заводе начались испытания танка с двигателем В-2К мощностью 650 л. с. и новыми бортовыми передачами. 22 марта испытания были завершены, однако результат их был неутешителен. Двигатель «капризничал», сильно перегревался, не давал необходимых оборотов и в результате был забракован. Бортовые передачи, напротив, показали хорошие результаты и с апреля месяца были введены в серийное производство.

С 20 апреля на ЧКЗ испытывались два КВ с двигателями мощностью 700 л. с. и новыми восьмискоростными коробками перемены передач. Испытания завершились лишь летом 1942 года, причем двигатели так и не удалось довести до нормального рабочего состояния, а новые коробки передач стали устанавливать уже на танки КВ-1С.

В феврале — марте 1942 года с фронтов стали поступать многочисленные жалобы на качество танков КВ. Во многих воинских частях наблюдались массовые поломки коробок перемены передач тяжелых танков, прибывших с ЧТЗ. При этом танки успевали пройти всего 120–125 километров, после чего выходили из строя.

В ходе проверки выяснилось, что из-за различных нарушений технологического порядка качество коробок перемены передач достаточно низкое. В результате этого 21 марта появился приказ 3 285 мс по НКТП, в котором в говорилось: «Государственный комитет Обороны постановлением от 20 марта с. г. установил, что в результате запущенности технической документации и отсутствия должного порядка в технологии изготовления коробки перемены передач танков КВ на Кировском заводе, в период с октября 1941 по февраль 1942 года было выпущено некоторое количество танков КВ с недоброкачественной коробкой перемены передач.

Это произошло в результате непринятия своевременных мер руководителями завода в наведении порядка в технологии изготовления коробок перемены передач и других узлов танка, отсутствия должного внимания и непонимания ответственности непосредственными исполнителями за качество выпуска танков КВ для фронта. Государственный Комитет обороны указал бывшему директору Кировского завода т. Зальцману, и.о. директора завода т. Махонину и главному конструктору завода т. Котину на неприятие ими своевременных мер к наведению порядка в технической документации и технологии производства коробок перемены передач, что привело к выпуску танков КВ с недоброкачественными коробками перемены передач. Одновременно Государственный Комитет Обороны объявил выговор за халатное отношение к своим обязанностям заместителю директора Кировского завода т. Ланцбергу, главному инженеру по металлургическому производству т. Веденову и районному инженеру ГАБТУ КА т. Шпитанову.

Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны приказываю:

1. Исполняющему обязанности директора Кировского завода т. Махонину:

а) до 20 апреля с.г. изготовить и поставить ГАБТУ КА 300 штук улучшенных коробок перемены передач для замены их в танках КВ, находящихся в войсках и на рембазах;

б) к 1 апреля с.г. выслать в воинские части через ГАБТУ КА необходимое количество дисков феррадо для замены стальных дисков главных фрикционов…

2. За недопустимую халатность в неприятии своевременных мер к выявлению и устранению дефектов коробки перемены передач объявить выговор: исполняющему обязанность главного инженера т. Кизельштейну, руководителю группы трансмиссии СКБ-2 т. Маришкину, начальнику литейного отдела т. Арсеньеву.

Объявить строгий выговор: бывшему начальнику центральной лаборатории завода т. Гольштейну, начальнику цеха цветного литья т. Шендерову, ведущему инженеру по металлургии танкового производства т. Цуканову.

3. Обязать тт. Махонина, Кизельштейна, Ланцберга, Невяжского, Веденова, Котина, Духова, Трашутина, Вихмана, Титова, Довжина, Абрамова, Купчина в месячный срок навести необходимый порядок в технологии и технической документации производства КВ и дизелей В-2 и укрепить аппарат отдела технического контроля завода квалифицированным составом людей».

И тем не менее, несмотря на недостатки, нарушения технологического процесса, невыполнение различных приказов НКТП и постановлений ГКО, выпуск танков КВ в Челябинске продолжал неуклонно расти. Рабочие и инженеры, работая по 11 часов в сутки (а именно таковой была продолжительность одной рабочей смены), а зачастую и больше, старались дать фронту как можно больше боевых машин. В марте Красной Армии передали 250 танков КВ-1, в апреле 282, в мае 351 (это был максимальный месячный выпуск тяжелых танков в годы войны), после чего производство КВ начало постепенно сокращаться, а в начале лета даже появились предложения о снятии танка КВ с производства.

Дело в том, что немцы тоже не теряли времени даром. Если в начале войны ни одна немецкая танковая и противотанковая пушка (кроме 88-мм зенитки) не могла пробить броню КВ, то к лету 1942 года ситуация изменилась. Для 50-мм орудий PaK 38 были разработаны новые типы боеприпасов, в части вермахта стали поступать новые 75-мм противотанковые орудия Рак 40, танки Pz.III и Pz.IV стали вооружаться более мощными 50- и 75-мм орудиями. Кроме того, для борьбы с КВ немцы активно привлекали 88-мм зенитные орудия Flak 36/37. Все это привело к тому, что танки КВ потеряли свой главный козырь — преимущество в броневой защите.


Единственным средством борьбы с танками КВ явилась 88-мм зенитная пушка FlaK 36. На фото КВ-1, уничтоженный огнем этого орудия.


«СКОРОСТНОЙ» КВ

5 июня председатель ГКО И. Сталин подписал постановление № 1878 сс следующего содержания:

«Опыт боевого применения КВ-1 в воинских частях вскрыл следующие недостатки КВ:

1) Большой вес танка (47,5 т), что сокращает его боевую оперативность и усложняет условия боевой эксплуатации;

2) Недостаточная надежность коробки перемены передач вследствие недостаточной прочности шестерен первой и замедленной передач и картера;

3) Недостаточно интенсивная работа системы охлаждения двигателя, вследствие чего приходится часто производить переключение скоростей с высших на низшие, что приводит к сокращению средних скоростей движения и ограничивает возможность полного использования мощности двигателя;

4) Недостаточная круговая обзорность танка из-за неудобного расположения смотровых приборов и отсутствия командирской башенки.

Кроме этих основных дефектов из армии поступают сообщения о дефектах сборки и изготовления отдельных узлов, в особенности дизеля танка, что свидетельствует о еще недостаточном контроле за изготовлением и сборкой танков и нарушении техпроцесса».

Этим же постановлением ГКО ЧКЗ предписывалось перейти с 1 августа на выпуск танков КВ массой не более 42,5 т. Для уменьшения массы танка приказом наркома танковой промышленности заводам УЗТМ и № 200 разрешалось изменить толщину броневых листов:

«а) Уменьшить толщину бортовых листов, лобового и нижнего листов и листов сварной башни с 75 до 60 мм;

б) Снять экран у водителя — срок 15 июня;

в) Уменьшить толщину листов днища до 30 мм;

г) Уменьшить толщину стенок литой башни и бронезащиты пушки до 80–85 мм, а также уменьшить ее габариты за счет литейных форм, сохранив существующий диаметр погона;

д) Уменьшить ширину трака до 650 мм, срок до 1 июля 1942 года».

Согласно этому приказу на КВ должна была устанавливаться новая восьмискоростная коробка перемены передач, новые радиаторы и вентиляторы. Этим же приказом выпуск КВ-1 массой 47,5 т сокращался.


Испытание одного из первых образцов танка КВ-1С. Район Челябинска, август 1942 года. Обратите внимание на грязевые щитки на передней части крыльев, не встречающиеся на серийных танках.


Младший лейтенант В. Василенко у своего танка КВ-1С «Сильный» из состава 14-го гвардейского тяжелого танкового полка прорыва. Донской фронт, декабрь 1942 года.

 

К 20 июня на заводе № 100 и ЧКЗ полным ходом шли работы по отработке узлов и агрегатов для облегченного танка КВ. Так, испытания новой восьмискоростной коробки перемены передач шли сразу на двух КВ (заводские номера 10279 и 10334), причем начаты они были еще в первых числах апреля. К середине июня машины прошли всего от 379 до 590 км (из запланированных 2000 км). Одновременно с этим на танках КВ № 25810, 10033 и 11021 поставили гусеницу уменьшенной ширины и через один трак без клыков. Масса нового трака была на 1,2 кг меньше прежнего, а вся гусеница была на 262 кг легче. Испытывались радиаторы новой конструкции, разрабатывалась новая башня. Кроме того, три танка КВ были направлены в Ташкент для испытаний новой системы охлаждения двигателя в условиях высокой температуры (30–36 градусов).

В начале июля началась сборка первых облегченных машин КВ, на которые устанавливали новые агрегаты и узлы.

В это же время, учитывая сильно осложнившуюся обстановку на южном участке фронта и прорыв немецких войск к Сталинграду, Ставка ВГК решила увеличить производство Т-34 за счет сокращения выпуска КВ. Мотивировка была простой: КВ не имел преимуществ перед Т-34 в вооружении, уступал ему в маневренности, был значительно и более сложным, и дорогим в производстве. 15 июля 1942 года ГКО принимает решение о развертывании в месячный срок производства танков Т-34 на ЧКЗ. При этом выпуск тяжелых танков на заводе значительно уменьшался — до 450 машин в квартал. Руководство ЧКЗ пыталось отстоять выпуск тяжелых танков, обещая увеличить их производство и улучшить качество, но решение руководства страны было непоколебимым — армии нужны танки и в большом количестве.

На ЧКЗ сборку танков Т-34 решили вести на месте бывшего главного конвейера гусеничных тракторов С-65. Этот цех легче, чем другие, можно было переоборудовать для изготовления нового типа танка. Для организации производства Т-34 конструкторам и технологам ЧКЗ пришлось в предельно сжатые сроки заново разработать технологию более 2 тысяч деталей, свыше 500 штампов, более 5 тысяч различных приспособлений. Все это требовало чрезвычайного напряжения всех ресурсов и сил работников завода. В результате в августе из ворот ЧКЗ вышло 30 «тридцатьчетверок», а в сентябре Красная Армия получила уже 220 танков Т-34 челябинской сборки. В дальнейшем выпуск Т-34 на ЧКЗ продолжал расти. При этом около 75 % оборудования Кировского завода было задействовано на производстве танков Т-34, на остальных мощностях производился тяжелый танк КВ.


Танк КВ-1С (выпуска зимы 1942 года) на полигоне в Кубинке. Лето 1943 года (вверху и внизу).



 

Одновременно с организацией производства Т-34 на ЧКЗ и заводе № 100 полным ходом шли испытания нового танка КВ, получившего обозначение КВ-1С («С» — скоростной). С 28 июля по 26 августа два КВ-1С прошли государственные испытания, еще до окончания которых — 20 августа — новый тяжелый танк был принят на вооружение Красной Армии.

По сравнению с танком КВ-1 на КВ-1С была уменьшена до 60 мм толщина броневых листов, изменена форма кормы корпуса, установлена башня новой конструкции с командирской башенкой кругового обзора, новые смотровые приборы. Существенные изменения внесли конструкторы и в силовую передачу танка КВ-1С, установив новый главный фрикцион, восьмискоростную коробку перемены передач с силуминовым картером (восемь скоростей вперед и две назад). Кроме того, на танке смонтировали радиаторы и вентилятор другой конструкции, изменили расположение аккумуляторов. В ходовой части применили облегченные опорные катки, ленивец и облегченные гусеницы уменьшенной ширины.

В результате всех этих изменений масса КВ-1С снизилась до 42,3 т, возросла скорость (до 43,3 км/ч по шоссе), маневренность и надежность танка. Однако все это далось дорогой ценой. Ведь вооружение КВ- 1С осталось прежним — 76,2-мм орудие ЗИС-5, а уменьшение толщины брони при неудачной схеме броневого корпуса (броневые листы располагались с малыми углами наклона или вертикально) значительно снизило снарядостойкость танка. Таким образом, по своим боевым качествам КВ-1С практически сравнялся с Т-34.

Производство КВ-1С началось еще в августе, до его официального принятия на вооружение. Причем из-за того, что завод выпускал танки трех типов — КВ-1, КВ- 1С и Т-34, — возникли проблемы с изготовлением коробок перемены передач. Так, в начале июля директор ЧКЗ Махонин и главный конструктор Котин в своем письме на имя наркома танковой промышленности Зальцмана сообщали следующее: «При создавшейся производственной программе на заводе ввод новой восьмискоростной коробки перемены передач вызовет ряд осложнений в производстве, так как на участках цеха завода будут параллельно изготавливаться детали трех коробок перемены передач: КВ нормальная, восьмискоростная и коробка машины Т-34.

Учитывая:

а) что в условиях уменьшенного выпуска в армию танков КВ эксплуатация нового типа КПП вызовет осложнения с запчастями;

б) что проведенные заводом меры по упрочнению старой КПП дадут еще лучшие результаты в условиях танка с новым корпусом и пониженным до 42,5 т весом, на новую машину КВ-1С завод предлагает ставить:

а) облегченный корпус и башню с командирской башенкой;

б) новый радиатор (водяной и масляный);

в) новый тип вентилятора большой мощности;

г) старую коробку перемены передач.

В июле завод выпустит 100 танков КВ и 50 танков КВ-1С со старой коробкой передач (КВ-1М). В августе будем выпускать только танки КВ-1М». В течении июля ЧКЗ изготовил 52 танка КВ-1С, но неизвестно, какую часть из них составляли КВ-1М со старой коробкой передач. 13 июля по распоряжению директора завода «в августе месяце из общего количества КВ — 150 штук — 30 штук должны выпускаться со старой коробкой скоростей, а остальные 120 штуке новой КПП». Общее количество КВ-1М, изготовленных на ЧКЗ, неизвестно, однако, судя по документам, их выпустили около 20 машин. Причем на части из них ставили старую ходовую часть — катки и гусеницы от КВ-1. При этом масса танков составляла 43–44 т. Производство полноценных КВ-1С началось в сентябре.


Танк КВ-1С.

 

20 сентября постановлением ГКО № 2323 сс Челябинскому Кировскому заводу предписывались выпускать танки КВ-1С с дополнительными топливными баками и увеличенным до 114 выстрелов боекомплектом (первоначально на КВ-1С имелось 90 снарядов). В связи с этим увеличилась до 43,4 т и масса танка. Это увеличение, согласно докладу Махонина и Котина, произошло за счет:

«1. Четырех дополнительных бачков с креплением для топлива — 104 кг.

2. Одного дополнительного бачка с креплением для масла — 26 кг.

3. Дополнительной пулеметной укладки — 4 кг.

4. Дополнительной снарядной укладки — 19 кг.

5. Дополнительного запаса топлива, 400 литров — 350 кг.

6. Дополнительного запаса масла, 100 литров — 90 кг.

7. 24-х дополнительных 76-мм снарядов — 230 кг.

8. Семи дополнительных пулеметных магазинов к ДТ — 23 кг.

9. Ящиков для ЗИПа и т. д. — 54 кг.

Итого: 900 кг».

В сентябре 1942 года завод изготовил 180 КВ-1С, после чего их выпуск стал снижаться.

С I квартала 1943 года предполагалось установить на КВ-1С командирскую башенку новой конструкции, перископы MK-IV, ввести изменения в систему смазки и охлаждения двигателя, а также ЗИП. Но к этому времени уже стало ясно, что танки КВ-1С уже не удовлетворяют требованиям, предъявляемым к тяжелым танкам прорыва, поэтому работы по совершенствованию машины свернули, а в августе 1943 года производство КВ-1С прекратили. Все силы ЧКЗ и завода № 100 были брошены на разработку нового тяжелого танка ИС.

В декабре 1942 года ЧКЗ получил задание разработать на шасси танка КВ-1С самоходную установку 152-мм пушки-гаубицы МЛ-20. В группу вошли конструкторы В. Таротько, Л. Троянов, Г. Рыбин, К. Ильин, Н. Звонарев, В. Селезнев и П. Тарапатин. Ответственным за разработку был главный конструктор ЧКЗ Ж. Котин. Предполагалось, что новая самоходка будет активно использоваться в будущих наступательных боях 1943 года в качестве орудия поддержки при прорыве укрепленных районов противника. Проектирование новой машины шло рекордно короткими темпами — 14 января был готов деревянный макет, а 24-го самоходка, получившая обозначение КВ-14, вышла на испытания. На следующий день КВ-14 испытывался на артиллерийском полигоне в районе Челябинска, где показал хорошие результаты. К 7 февраля испытания были закончены и под индексом СУ-152 машина КВ-14 была принята на вооружение Красной Армии. В том же месяце начался ее серийный выпуск. Всего по февраль 1944 года на ЧКЗ изготовили 671 СУ-152, которые поступали на вооружение тяжелых самоходно-артиллерийских полков и активно участвовали в боях на всех фронтах.


Колонна танков КВ-1С 6-го гвардейского танкового полка прорыва перед маршем в район боевых действий. Весна 1943 года.


«АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ» КВ-1С

В отличие от своего предшественника КВ-1 танк КВ-1С не может похвастаться большим количеством опытных машин, созданных на его базе. Пожалуй, единственными интересными образцами были варианты по усилению вооружения и создания на его базе мощных артиллерийских танков и самоходок. Все эти работы начались в 1943 году — Красная Армия переходила в наступление и ей требовались мощные орудия на танковых шасси для борьбы с укреплениями противника.

Весной 1943 года по личному распоряжению И. Сталина артиллерийские КБ начали работу по созданию 152-мм гаубицы для вооружения тяжелого танка. Предполагалось, что такие гаубицы будут активно использоваться для сокрушения вражеской обороны в наступательных боях. Основной проблемой было то, что требовалось установить гаубицу в штатной башне КВ-1С. Разработкой артсистемы занялись КБ завода № 9 и ЦАКБ. Первое, уже имея рекомендованную для принятия на вооружение 152-мм полевую гаубицу Д-1, решило использовать ее для вооружения танка. При этом ее откатные части были вписаны в люльку танковой 85-мм пушки Д5. Новая гаубица, получившая обозначение Д-1-5 (позже Д-15), была изготовлена и успешно прошла испытания. Однако у автора нет информации об установке этой артсистемы в башне КВ-1С.

В отличие от КБ завода № 9 в ЦАКБ пошли иным путем. Здесь за основу взяли компоновку орудий ЗИС-5 и С-31, несколько усилив конструкцию. Изготовление опытного образца 152-мм танковой гаубицы прошло без проблем, и в августе 1943 года ее установили в башне КВ-1С. При этом, для удобства работы экипажа, пришлось смонтировать на крыше башни дополнительный клиновидный выступ. Танк с гаубицей С-41 был продемонстрирован Маршалу Советского Союза К. Ворошилову во время его посещения ЦАКБ в августе 1943 года. Дополнительными сведениями об этом танке автор не располагает.

В октябре 1943 года все работы по 152-мм гаубицам для тяжелых танков прекратили, так как на вооружении имелись мощные САУ СУ-152 и ожидались ИС со 122-мм пушками и ИСУ-152.

Сразу же после окончания работ по С-41 осенью 1943 года ЦАКБ спроектировало и изготовило опытный образец самодвижущейся установки 203-мм гаубицы Б-4 на шасси танка КВ-1С. Эта машина получила обозначение С-51. Предполагалось, что таким образом будет значительно повышена маневренность гаубицы и части Красной армии получат мощное самоходное орудие, способное бороться с укреплениями противника.


Вверху и внизу: маршал Советского Союза К. Ворошилов осматривает танк КВ-1С с установленной на нем 122-мм гаубицей. Центральное артиллерийское конструкторское бюро, весна 1944 года.




Самоходная установка С-51 (203-мм гаубица Б-4 на шасси танка КВ-1С) во время испытаний на Гороховецком артиллерийском полигоне, март 1943 года. Орудие находится на максимальном угле возвышения.


Самоходная установка С-51. Гороховецкий артиллерийский полигон, март 1943 года. Орудие находится в транспортном положении.


 

В марте — апреле 1944 года С-51 прошла испытания на Гороховецком артиллерийском полигоне (209 выстрелов и 115 км пробегом). Отмечалась «удовлетворительная работа и прочность агрегатов орудия» и самой ходовой части за исключением «трансмиссионной группы, которая во время испытания имела ряд дефектов, обусловленных ее плохим техническим состоянием до испытаний и изношенностью деталей».

Основными недостатками установки при стрельбе являлись: большой откат установки назад и сбивание наводки (особенно при небольших углах возвышения) и сильное рассеивание снарядов из-за смещения гаубицы при выстреле. Тем не менее представители комиссии рекомендовали принять С-51 на вооружение, устранив отмеченные в отчете недостатки. По их мнению, их можно было устранить «путем постановки сошников в задней части корпуса самохода, как это было сделано на 203-мм самоходной установке СУ-14… проходившей испытания на АНИОПе (Артиллерийский научно-испытательный опытный полигон. — Прим. автора) в 1936 году».

В июле 1944 года ЦАКБ изготовило аналогичную установку со 152-мм пушкой Бр-2, которая успешно прошла испытания на полигоне под Ленинградом. Однако эти машины так и остались в опытных экземплярах, хотя вопрос об их серийном производстве (только на базе танков ИС) поднимался осенью 1944 года.


ТАНК КВ-13

Танк КВ-13 (на гусеницах от КВ) во дворе завода № 100. Челябинск, 1943 год.

 

Работы по проектированию нового типа тяжелого танка начались на ЧКЗ еще глубокой осенью 1941 года. Но из-за недостатка кадров и в связи с необходимостью организации массового производства КВ-1 дело ограничилось лишь эскизным проектированием. Уже тогда новая машина получила заводское обозначение КВ-13 (в технической документации он стал проходить под индексом «объект 233»). Так, в январе 1942 года заместитель начальника БТУ ГАБТУ Красной Армии военный инженер 1 ранга Алымов в справке на имя Ж. Котина (в то время заместителя наркома танковой промышленности) писал: «При составлении плана опытных работ на 1942 год прошу Вас включить следующие ориентировочные работы БТУ ГАБТУ КА:

Танк КВ-13 — переходящий с 1941 года — окончание, изготовление опытного образца на Кировском заводе к 1 мая 1942 года».

Работы по КВ-13 развернулись широким фронтом с марта на вновь организованном опытном заводе № 100. Сначала работами руководил главный конструктор ЧКЗ С. Махонин, а затем главный конструктор НКТП Ж. Котин.

Основные теоретические работы по танку КВ-13 возглавлял ведущий инженер, один из старейших и опытных конструкторов Кировского завода Н. Цейц. Оригинальный по форме корпус разрабатывала группа конструкторов под руководством инженера К. Кузьмина и ведущего инженера С. Мицкевича, а общей компоновкой машины занимался Г. Москвин. Кроме того, в проектировании различных узлов и агрегатов КВ-13 участвовали А. Ермолаев, К. Ильин, М. Креславский, Е. Дедов, Б. Красников, Г. Рыбин, В. Таротько, Н. Синев и другие.

Первоначально проект именовался как «скоростной танк усиленного бронирования». При его разработке планировалось решить следующие задачи: «Дать проект боевой машины среднего веса, соединяющей способности широкого и быстрого маневра с силой лобового удара, а также упростить производство наиболее трудоемких деталей — корпуса, башни, трансмиссии». В соответствии с поставленными задачами масса КВ-13 была определена в пределах до 30 т, скорость до 65 км/ч, а броневая защита лобовой части должна была выдерживать огонь 88-мм зенитных орудий Flak 36/37.

Снижение массы машины с одновременным усилением броневой защиты достигалось уменьшением габаритов танка. Высоту машины, по сравнению с КВ-1, удалось снизить на 210 мм и сделать ее короче на 700 мм. За счет внедрения нового бортового редуктора КВ-13 стал уже на 250 мм. Численность экипажа удалось сократить до трех человек за счет исключения стрелка-радиста и заряжающего. Благодаря этому удалось уменьшить внутренний забронированный объем танка.

После того как отказались от стрелка-радиста, появилась возможность переднюю часть корпуса выполнить выступающей вперед и придать ей обтекаемую форму для увеличения снарядостойкости. Толщину лобовой брони корпуса при этом значительно увеличили — до 120 мм.

Для упрощения производства корпус КВ-13 был запроектирован комбинированным — из литых и катаных броневых деталей, а башня отливалась вместе с рамкой пушки. Конструкция корпуса в целом имела меньшее (по сравнению с КВ-1) количество деталей, что уменьшало количество подгонок, стыков, сварных швов и значительно сокращало время изготовления и упрощало производство.

В связи с уменьшением экипажа в башне до двух человек сократили ее размеры. Вооружение КВ-13 состояло из 76-мм пушки ЗИС-5 и спаренного пулемета ДТ. Пушка устанавливалась на специальных цапфах с шаровыми опорами, причем ее монтаж осуществлялся через крышу башни, для чего последняя делалась съемной.

Кроме того, для защиты танка с боков и сзади в случае заклинивания башни в стенках последней имелись четыре амбразуры для стрельбы из трех пистолетов-пулеметов ППШ, которые являлись личным оружием экипажа. Вращение башни при работающем двигателе производилось электромотором, а на стоянках — ручным приводом.

Силовая установка состояла из дизельного двигателя В-2К мощностью 600 л. с., двух воздухоочистителей, вентилятора охлаждения, пластинчатого радиатора подковообразной формы, двух масляных и двух топливных баков. Следует отметить, что система охлаждения КВ-13 по конструкции была аналогична системе охлаждения опытного легкого танка Т-50, изготовленного на Кировском заводе в 1941 году. Для запуска использовался инерционный стартер с электромотором, пусковое устройство на сжатом воздухе и ручной привод.

На КВ-13 ставилась коробка перемены передач с подвижными зубчатыми муфтами, имевшая девять скоростей вперед и одну назад. Одноступенчатая планетарная бортовая передача монтировалась в кронштейне ведущего колеса, что позволило уменьшить ширину танка.

Ходовая часть танка КВ-13 в отличие от КВ-1 имела всего пять опорных катков. Причем предусматривалось использование гусениц двух типов: от танка Т-34 и от КВ-1 (для движения по заснеженным и заболоченным участкам). Для этой цели была необходима лишь смена венцов ведущих колес.

Следует отметить, что танк КВ-13 характеризовался полным отсутствием в его конструкции деталей из цветных металлов (кроме тех, которые использовались в двигателе В-2К).


Копия заводского чертежа с продольным разрезом танка КВ-13.


Танк КВ-13 (на гусеницах от Т-34) во дворе завода № 100. Челябинск, осень 1942 года (вверху и внизу).



 

Сборку первого образца КВ-13 планировалось закончить в июне 1942 года, а с 5 июля танк должен был выйти на испытания. Однако в связи с постановлением ГКО о модернизации КВ-1 и работам по КВ-1С КВ-13 удалось собрать лишь в конце сентября.

Ходовые испытания нового танка, проведенные поздней осенью, выявили недостаточную надежность ходовой части, силовой установки и планетарного механизма поворота, перегрев двигателя при движении на повышенных передачах, дефекты в коробке перемены передач. К тому же исключение из состава экипажа заряжающего приводило к резкой перегрузке командира танка, который одновременно вел огонь из орудия и наблюдал за полем боя.

Конструкцию танка доработали и в декабре начали изготовление двух экземпляров второго варианта КВ-13. Экипаж возрос до четырех человек, что потребовало увеличить диаметр башенного погона до 1540 мм (у первого образца КВ-13 1440 мм), была улучшена броневая защита. Из-за всего этого масса танка возросла до 39,5 т.

Постройка опытных образцов второго варианта КВ-13 шла очень медленно — корпуса и башни планировалось изготовить к 10 февраля 1943 года. К этому времени руководство Главного бронетанкового управления Красной Армии вынесло на обсуждение ГКО вопрос о разработке новых тяжелых танков с противоснарядным бронированием. 24 февраля было принято постановление ГКО № 2943 «Об изготовлении опытных образцов тяжелых танков ИС (Иосиф Сталин)». В целях сокращения времени на постройку новых танков приняли решение использовать изготавливаемые два образца КВ-13, улучшив их характеристику и доработав конструкцию.

В марте 1943 года на испытания вышли опытные образцы танков ИС-1 (объект 233) и ИС-2 (объект 234). Они имели по пять опорных и три поддерживающих катка на борт, торсионную подвеску и гусеницу цевочного зацепления. На ИС-1 стояла башня оригинальной конструкций с 76-мм пушкой ЗИС-5, а на ИС-2 — башня с опытного танка КВ-9 со 122-мм гаубицей. Впоследствии эти образцы послужили основой для проектирования тяжелых танков ИС-85 и ИС-122, запущенных в производство осенью 1943 года.


ПОСЛЕДНИЕ ИЗ СЕРИИ КВ

Танк КВ-1С с установленной на нем опытной 85-мм пушкой С-31 конструкции ЦАКБ перед прохождением испытаний. Лето 1943 года. В настоящее время этот танк находится в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

 

В начале 1943 года ввиду появления на фронте немецкого танка «Тигр» остро встал вопрос о вооружении советских танков более мощными, чем 76-мм, орудиями. В частности, в мае постановлением ГКО предписывалось «изготовить и смонтировать в двух танках КВ-1С и двух танках ИС 85-мм пушки с баллистикой существующей зенитной пушки и к 1 июля подать их на государственные испытания». Работы по созданию новых артсистем велись в Центральном артиллерийском конструкторском бюро (ЦАКБ), возглавляемом В. Грабиным, и в КБ завода № 9 под руководством Ф. Петрова. Первое спроектировало 85-мм пушку С-31, а второе — 85-мм Д5Т. С-31 была разработана путем наложения 85-мм ствола на люльку 76-мм танковой пушки ЗИС-5. Д5Т создавалась с использованием затвора и подъемного механизма от пушки Ф-34. В начале июля 1943 года на заводе № 100 начали сборку двух опытных КВ-1С — «объект 238» и «объект 239». На первом, который в некоторых документах именовался КВ-85Г, в штатной башне КВ-1С установили орудие С-31 (отсюда и индекс Г — пушка Грабина). Второй танк — КВ-85 — представлял собой КВ-1С с установленной на расширенный до 1800 мм погон башни опытного танка «объект 237» (прототип танка ИС. — Прим. автора). Из-за увеличения диаметра погона не осталось места для стрелка-радиста. Поэтому от шаровой установки в лобовом листе корпуса отказались. Пулемет был перенесен на правую сторону и установлен в неподвижной бронировке. Огонь из него вел механик-водитель.

Испытания обоих КВ-85 и двух «объектов 237» (последние также были вооружены пушками






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.03 с.