Решение простейших познавательных задач в младенческом возрасте — КиберПедия


Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Решение простейших познавательных задач в младенческом возрасте



 

Возраст в месяцах Успехи Неудачи
0—2   Когда на глазах у ребенка прячется предмет, не на­блюдается никаких опре­деленных действий
2—4 Ребенок прослеживает взглядом движущийся предмет, который пере­мещается за экраном. Может научиться про­слеживать предмет от од­ного места до другого Ребенок продолжает сле­дить за движущимся предметом после его ос­тановки. Ищет предмет на прежнем месте, когда ви­дит его перемещение на новое место
4—6 Ребенок больше не делает ошибок, характерных для 2 — 4 месяцев. Он находит предмет, частично закры­тый платком Ребенок не может найти предмет, который полно­стью закрыт платком
6—12 Ребенок может найти предмет, полностью за­крытый платком Ребенок ищет предмет там, где находил его раньше, игнорируя то ме­сто, куда этот предмет спрятали у него на глазах

 

К концу 1 года ребенок включается в достаточно слож­ные действия-игры. Это дало возможность некоторым психологам говорить, хотя и условно, о приобретении в мла­денческом возрасте некоторых представлений, в частности представления о сохранении предмета.

Приведем в качестве примера наблюдения Т. Бауэра: «Одна из моих дочерей провела лучшую часть одной ночи, вкладывая маленькие предметы мне в ладонь, закрывая ее так, чтобы они не были видны, передвигая затем мою руку в новое положение и вновь открывая ладонь, чтобы прове­рить, находятся ли еще в ней положенные предметы. Она увлеченно занималась этим примерно до четырех часов утра». Подчеркнем еще раз, что ребенок начинает познавать мир на этом возрастном этапе в наглядно-действенном плане, внутренний план будет сформирован значительно позже.

Память. Познавательное развитие младенца предпола­гает включение механизмов памяти, естественно простей­ших ее видов. Первым появляется узнавание. Уже в раннем младенчестве дети способны соотносить новые впечатления с имеющимися у них образами. Если ребенок, получив новую куклу, какое-то время рассматривает ее, на следую­щий день он может ее узнать. В 3—4 месяца он узнает ту игрушку, которую показывал ему взрослый, предпочитая ее остальным, находящимся в поле его зрения; 4-месяч­ный ребенок отличает знакомое лицо от незнакомого.

Если яркую игрушку спрятать под один из одинаковых платков, лишь немногие 8-месячные дети в состоянии вспом­нить через 1 секунду, где она лежит. К 1 году все дети нахо­дят игрушку через 1—3 секунды после того, как ее спрятали. Большинство из них вспоминают, под каким платком она находится, даже через 7 секунд. Таким образом, после 8 ме­сяцев появляется воспроизведение — восстановление в памя­ти образа, когда перед ребенком нет сходного объекта.



На протяжении младенческого возраста наблюдается, на­ряду с познавательным, и эмоциональное развитие.Эта линия развития тоже непосредственно зависит от общения с близ­кими взрослыми. В первые 3—4 месяца у детей проявляются разнообразные эмоциональные состояния: удивление в ответ на неожиданность (торможение движений, снижение сердеч­ного ритма), тревожность при физическом дискомфорте (уси­ление движений, повышение сердечного ритма, зажмурива­ние глаз, плач), расслабление при удовлетворении потреб­ности. После того как ребенок научился узнавать и бурно радоваться маме (с этого, собственно, и начинается младен­чество как возрастной период), он доброжелательно реаги­рует на любого человека. После 3—4 месяцев он улыбается знакомым, но несколько теряется при виде незнакомого взрос­лого человека. Однако, если тот демонстрирует свое доброе отношение, разговаривает с ребенком и улыбается ему, на­стороженное внимание сменяется радостью. В 7—8 месяцев беспокойство при появлении незнакомых резко усиливается. Особенно боятся дети остаться наедине с незнакомым чело­веком. В таких ситуациях одни отползают подальше, отвора­чиваются, стараются не обращать внимания на нового чело­века, другие — громко плачут.

Примерно в это же время, между 7 и 11 месяцами, по­является так называемый «страх расставания» — грусть или острый испуг при исчезновении мамы (когда ее долго нет или она просто на какое-то время вышла)*.

* Забегая вперед, отметим, что страх расставания обостряется на втором году жизни, между 15 и 18 месяцами, а затем постепенно ослабевает.

 

Общаясь с мамой или другим близким человеком, мла­денец к концу 1 года стремится не только к чисто эмоцио­нальным контактам, но и к совместным действиям. Он пытается с маминой помощью получить какой-нибудь при­влекающий его предмет, дотянуться до шкафа или полки, достать вазочку или кастрюлю, рассмотреть картину и т.д. Облегчают общение жесты, которыми активно пользуется ребенок, показывая, что он хочет получить, куда ему не­обходимо забраться и т.д.



Начинается в младенческом возрасте и речевое развитие. Впервом полугодии формируется речевой слух, а сам ребе­нок при радостном оживлении издает звуки, называемые обычно гулением. Во втором полугодии возникает лепет, в котором можно различить некоторые повторяющиеся зву­ковые сочетания, связанные чаще всего с действиями ре­бенка. Лепет обычно сочетается с выразительной жестику­ляцией. К концу 1 года ребенок понимает 10—20 слов, про­износимых взрослыми, и сам произносит одно или несколь­ко своих первых слов, сходных по звучанию со словами взрослой речи. С появлением первых слов начинается но­вый этап в психическом развитии ребенка.

Кризис 1 года

Переходый период между младенчеством и ранним дет­ством обычно называют кризисом 1 года. Как всякий кри­зис, он связан со всплеском самостоятельности, появле­нием аффективных реакций. Аффективные вспышки у ре­бенка обычно возникают, когда взрослые не понимают его желаний, его слов, его жестов и мимики или понимают, но не выполняют то, что он хочет. Поскольку ребенок уже ходит или активно ползает по дому, в это время резко уве­личивается круг досягаемых для него предметов. Взрослые вынуждены убирать острые вещи, закрывать электричес­кие розетки, ставить повыше электроприборы, посуду и книги. Не все желания ребенка выполнимы, потому что его действия могут причинить вред ему самому или окру­жающим. Разумеется, ребенок и раньше был знаком со словом «нельзя», но в кризисный период оно приобретает особую актуальность.

Аффективные реакции при очередном «нельзя» или «нет» могут достигать значительной силы: некоторые дети прон­зительно кричат, падают на пол, бьют по нему руками и ногами. Чаще всего появление сильных аффектов у ребенка связано с определенным стилем воспитания в семье. Это или излишнее давление, не допускающее даже небольших проявлений самостоятельности, или непоследовательность в требованиях взрослых, когда сегодня можно, а завтра нельзя или можно при бабушке, а при папе — ни в коем случае. Установление новых отношений с ребенком, предоставле­ние ему некоторой самостоятельности, т.е. большей свобо­ды действий в допустимых пределах, наконец, терпение и выдержка близких взрослых смягчают кризис, помогают ребенку избавиться от острых эмоциональных реакций.

Главное приобретение переходного периода — своеоб­разная детская речь, называемая Л.С. Выготским автоном­ной*. Она значительно отличается от взрослой речи и по зву­ковой форме (фонетическому строению), и по смыслу (се­мантической стороне). Детские слова по своему звучанию иногда напоминают «взрослые», иногда резко отличаются от них. Встречаются слова, не похожие на соответствующие слова взрослых (например, «ика» — шкаф, «гилигилича» — карандаш); слова — обрывки слов взрослых («ка» — каша, «па» — упала); слова — искажения слов взрослых, сохраня­ющие тем не менее их фонетический и ритмический рису­нок («тити» — часы, «ниняня» — не надо); звукоподража­тельные слова («ав-ав» — собака, «му-му» — корова).

* Термин В. Элиасберга «автономная речь» в последнее время мало используется в отечественной психологии, поскольку он имеет от­тенок спонтанности, независимости от общения и усвоения взрос­лой речи (что, конечно, неверно). Чаще детская речь, характерная для 1 года, называется ситуативной. Нам представляется удобным говорить об автономной речи, так как ситуативность — одна из ее характеристик.

 

Еще более интересны семантические различия. Малень­кий ребенок вкладывает в слова совсем другой смысл, чем взрослый человек, поскольку у него еще не сложились наши «взрослые» понятия. Для нас слово чаще всего связано с определенной группой предметов, идентичных по какому-то существенному, обычно функциональному признаку. Так, «часы» — вещь, с помощью которой мы определяем время. Это предметное значение имеют все часы, обозначаемые нами одним словом, — и большие, и маленькие, и круг­лые, и квадратные, и ручные, и стенные с маятником. Ре­бенок не может так обобщать предметы. У него своя логика, и его слова становятся многозначными и ситуативными.

С тем чтобы понять смысловую сторону автономной речи, обратимся к классическому примеру Чарлза Дарвина, описавшего автономную детскую речь на основе наблюдений за сво­им внуком. Гуляя с внуком по парку, он наблюдал возникно­вение нового слова. Мальчик, восхищенный открывшимся видом на пруд, по которому плавала утка, произнес: «Уа». Это слово он повторил дома, увидев пролитое на столе молоко, а затем начал так называть всякую жидкость — молоко в бутыл­ке, вино в бокале и т.д. Однажды он играл старинными моне­тами с изображением птиц и тоже назвал их «уа». И наконец, все маленькие, круглые, блестящие предметы (похожие на монеты, пуговицы, медали) получили то же название.

Только проследив всю цепочку объектов, объединенных одним детским словом, мы можем судить о его значении. Первоначально это была целостная ситуация — утка на воде. Затем появился ряд других значений, как бы вытекающих из отдельных частей целой картины: поверхность пруда со­единилась в представлениях мальчика с блестящей лужицей от пролитого молока и вообще со всеми жидкостями; другая линия значений протянулась от утки — к изображениям птиц на монетах и к предметам, имеющим ту же форму и цвет, что и монеты. Такая отнесенность слова к разным, с нашей взрослой точки зрения, объектам называется многозначно­стью. «Скольжение» значений многозначных слов связано с условиями их возникновения — с их ситуативностью, вплетенностью в эмоционально насыщенную ситуацию. Вооб­ще, автономная речь возникает только при яркой аффек­тивной окраске воспринимаемой ребенком ситуации и ак­тивности самого ребенка, эту ситуацию переживающего или действующего в ней. Поэтому говорят, что образование мно­гозначных слов имеет эмоционально-действенный характер.

Еще одна особенность автономной речи — своеобразие связей между словами. Язык маленького ребенка аграмматичен. Слова не объединяются в предложения, а переходят друг в друга как междометия, напоминая ряд бессвязных восклицаний.

Поскольку автономная детская речь фонетически и се­мантически отличается от взрослой, она понятна только самым близким людям, постоянно находящимся рядом с ребенком и понимающим значения его слов. Общение с другими взрослыми с помощью такой речи невозможно, хотя здесь могут помочь неязыковые средства — жесты и выразительная мимика ребенка, сопровождающая непонят­ные слова. Следовательно, автономная речь допускает об­щение, но в других формах и другого характера, чем то общение, которое станет возможным для ребенка позднее.

Жизненный мир младенца

Несмотря на кризис новорожденности, ребенок в пер­вые месяцы жизни еще сохраняет основные черты просто­го и легкого жизненного мира и соответствующее ему пер­вичное согласие с миром. Прежде всего это относится ко времени новорожденности, в течение которого ребенок до 80% времени проводит во сне и которое, как отмечал Л.С. Выготский, близко к внутриутробному развитию. На­помним, что в это время все потребности младенца удов­летворяются взрослым, т.е. для него самого они удовлетво­ряются как бы непосредственно.

Практическое отсутствие собственной активности во взаимодействии с внешней средой сказывается и в типич­ной для простого и легкого жизненного мира непроявлен­ности психики. Согласно экспериментальным данным, выполненным под руководством П. Фресса, эмоциональ­ные реакции ребенка примерно до возраста 3 месяцев не­дифференцированы или слабо дифференцированы.

Еще одним подтверждением сохранения простого и лег­кого мира в первые месяцы жизни являются первичные круговые реакции, простейшие движения, выполняемые ребенком ради самих движений, т.е. ради самого процесса движений. Это безусловный признак легкости внешнего аспекта жизненного мира. Таким образом, в первые меся­цы жизни младенца онтогенез жизненного мира единооб­разен, он во всех случаях сохраняет первичную форму жиз­ни, подконтрольную принципу удовольствия.

Вместе с тем уже в первые месяцы после рождения исход­ный простой и легкий жизненный мир, сведенный к немно­гим как бы непосредственно удовлетворяемым биологичес­ким потребностям, постепенно начинает расширяться. Это происходит главным образом за счет развивающегося обще­ния с матерью. Можно полагать, что в соответствии с рас­смотренным В. К. Вилюнасом механизмом мотивационного обусловливания мать вначале становится сопутствующим раз­дражителем — стимулом, эмоционально воспринимаемым в связи с потребностью в пище. Затем эмоциональная реакция на мать как на сопутствующий стимул постепенно смещает­ся на сам процесс общения с матерью. Не исключено, что начало этого смещения закладывается уже в конце новорож­денности, когда появляется комплекс оживления. Во всяком случае, сложные условно-рефлекторные связи начинают фор­мироваться уже на втором месяце жизни.

Постепенно процесс эмоционального общения с мате­рью становится более значимым, чем получаемая пища. Со­гласно Э. Эриксону, кормление начинает занимать «лишь ограниченное место и фрустрации при кормлении могут с лихвой компенсироваться эмоционально-мимическими способами общения ребенка со взрослым». Таким образом, в расширяющемся жизненном мире первичное материаль­но-телесное согласие с миром органично замещается иной, более высокой формой согласия. Э. Эриксон отмечает, что «сформировавшееся социальное доверие как бы прони­зывает весь организм ребенка, проявляясь в глубине сна, легкости его кормления и ненапряженности внутренних органов».

Второе направление в развитии жизненного мира мла­денца связано с его предметно-познавательной деятельно­стью. Начиная с возраста 5 месяцев (со стадии вторичных круговых реакций, по Ж. Пиаже), ребенок все более ин­тенсивно манипулирует предметами, познавая окружаю­щий мир вещей посредством представлений действием. В предметно-познавательной деятельности ребенка можно выделить две стороны: игровую и собственно познаватель­ную. Согласно Ж. Пиаже, игра соответствует процессу ас­симиляции (см. § 1 главы 7) — в ней повторяются уже освоенные ребенком действия. Можно сказать, что в игре «реальность адаптируется к собственным потребностям ре­бенка». Собственно познавательные же действия связаны с целью их осмысления, они «включают в себя функцию при­способления к реальности». Вместо с тем С. Миллер отмеча­ет, что «провести различия между действиями, направлен­ными на освоение навыков, и игрой — достаточно сложно. Смех и другие признаки удовольствия сопровождают и игры, и восприятие нового». Это значит, что между игрой и вос­приятием нового, исследовательским поведением .ребенка нет четких границ — и то и другое осуществляется ради са­мого процесса деятельности, ради интереса к нему. Иными словами, все стороны жизни ребенка при оптимальных ус­ловиях развития для него увлекательны, полны интереса и радости (удовольствия). Это роднит его жизненный мир с тем исходным, первичным жизненным миром, с которым он появился на свет. В известном смысле этот первичный жизненный мир продолжается. Но уже есть основное отли­чие: с каждым месяцем все большее место в нем начинает занимать собственно деятельность, внешняя активность и развивающаяся в связи с деятельностью психика.

Ребенок рождается с еще допсихической по своей сути формой жизни, главная особенность которой — непосредствен­ность удовлетворения потребностей, сведенных, по суще­ству, к одной общей потребности — потребности в поддер­жании жизни. Непосредственность удовлетворения потребно­стей обеспечивает первичное согласие с миром. В то же время именно непосредственность удовлетворения потребностей является тем общим, что объединяет допсихическую (по А.Н. Леонтьеву — «внутреннюю») жизнедеятельность как с игровой и познавательной деятельностью детей, так и с сущ­ностными связями с миром, формирующимися с конца дош­кольного возраста. Во всех этих видах деятельности потреб­ность и соответствующий ей мотив слиты с самим процессом деятельности, т.е. соответствующей стороной жизни.

Таким образом, между первичным и сущностным согла­сием с миром в онтогенезе ребенка существуют промежу­точные его формы, связанные как с общением с близкими людьми (в младенчестве — с матерью), так и со всеми вида­ми игровой и предметно-познавательной деятельности. Для всех них характерен феномен непосредственности удовлет­ворения потребностей, который и является показателем со­гласия с миром. Этот феномен обусловлен слиянием мотива деятельности с самим ее содержанием.

Помимо деятельностного характера формирующихся свя­зей с миром, расширяющееся жизненное пространство мла­денца отличается от первичного жизненного мира появлени­ем начальной формы трудности — различных препятствий в рамках развивающейся предметно-познавательной деятель­ности. Они связаны с необходимостью как чисто физических усилий, так и освоения новых схем познавательных действий. Однако интерес к самому процессу деятельности обусловли­вает незначимость этой первичной трудности и, соответствен­но, сохранение согласия с миром.

Итак, при полноценном эмоциональном общении с матерью и достаточно насыщенной и многообразной пред­метно-познавательной игровой деятельности жизненный мир младенца формируется в условиях естественного заме­щения первичного материально-телесного согласия с ми­ром согласием более высокого уровня. Этот более высокий уровень согласия с миром обусловлен непосредственным удовлетворением возникающих потребностей в общении и предметно-познавательной деятельности.

Нарушения согласия с миром в младенческом возрасте связаны с фрустрированием указанных двух сторон его жизни. Прежде всего это касается главной из них — общения с матерью или замещающим ее лицом. Выше (§ 4 главы 1) отмечалось, что отсутствие эмоционального общения со взрослым приводит к значительной задержке психического развития младенца (явление госпитализма). С неполноцен­ностью этого общения Э. Эриксон связывал отсутствие глав­ного новообразования периода младенчества — базового доверия (доверия к миру). В отечественной психологии цен­тральным возрастным новообразованием младенческого пе­риода считается потребность в общении со взрослым, весь­ма близкая эриксоновскому доверию к миру. По существу, это несколько разные аспекты одного и того же явления. Но даже в том случае, если эмоциональное общение со взрос­лым не фрустрировано полностью и потребность в общении формируется, те или иные проявления его неполноценнос­ти обусловливают значимую трудность жизненного мира младенца и соответственно нарушают согласие с миром.

Отсутствие условий для разнообразной и содержатель­ной предметно-познавательной деятельности вследствие недостаточного внимания взрослых к этой стороне жизни младенца также может привести к появлению значимой трудности внешнего аспекта жизненного мира. Как и при дефиците общения со взрослым формируется не простой и «как бы легкий» (когда трудность внешнего мира незначи­ма), а простой и трудный жизненный мир.

Можно полагать, что в младенческом периоде обычно имеют место благоприятные для оптимального развития жизненного мира условия. Большинство детей, по всей ве­роятности, завершают его без существенных нарушений согласия с миром. Об этом свидетельствует, в частности, в большинстве случаев сравнительно спокойное протекание кризиса 1 года. Кроме того, рассмотренные выше фрустрирующие факторы одновременно являются и факторами общей задержки психического развития, включая разви­тие психических функций. Благополучие в этом отноше­нии с большой степенью вероятности позволяет судить и об оптимальности развития жизненного мира.

Итак, годовалый ребенок, вступая в новый период -раннее детство — уже многое может: он ходит или хотя бы пытается ходить; выполняет различные действия с пред­метами; его действия и восприятие можно организовать с помощью речи, так как он понимает обращенные к нему слова взрослых. Он начинает говорить и, хотя его речь си­туативна, непонятна большинству окружающих, его воз­можности общения с близкими людьми значительно рас­ширяются. Познавательное и эмоциональное развитие ре­бенка основывается в первую очередь на потребности об­щения со взрослыми — центральном новообразовании дан­ного возрастного периода.

Имея сразу после рождения первичный простой и лег­кий тип жизненного мира (состоящий только из биологи­ческих потребностей, удовлетворяющихся взрослым, т.е. субъективно непосредственно), младенец начинает посте­пенно все более активно взаимодействовать с окружающей средой. Появляющаяся при этом трудность внешнего ас­пекта жизненного мира в большинстве случаев не стано­вится значимой.

Глава 2. Раннее детство (от 1 года до 3 лет)

Родившись, ребенок отделяется от матери физически, но биологически связан с нею еще длительное время. В конце младенчества, приобретая некоторую самостоятельность, он становится биологически независимым. Начинает раз­рушаться ситуация неразрывного единства ребенка и взрос­лого — ситуация «Мы», как назвал ее Л.С. Выготский. А вот следующий этап — психологическое отделение от матери -наступает уже в раннем детстве. Это связано с тем, что у ребенка не только возникают новые физические возмож­ности, но и интенсивно развиваются психические функ­ции, а к концу периода появляются первоначальные осно­вы (зачатки) самосознания.






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.01 с.