Я: Ты свободен сегодня вечером? Давай встретимся и где-нибудь выпьем. — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Я: Ты свободен сегодня вечером? Давай встретимся и где-нибудь выпьем.



Аннотация

После семи лет брака Лукас и Саманта все еще сходят с ума друг по другу, оставаясь по уши влюбленными. Но теперь их «долго и счастливо» уже не такое, как раньше, поскольку их внимания требует девочка-подросток, которая очень быстро выросла, и малыш, которому также необходимо родительское внимание.

В преддверии праздников, разрываясь между детьми и жизненными трудностями, все меньше и меньше времени остается, чтобы побыть друг с другом наедине. Именно поэтому в рождественскую ночь Лукас с Самантой пожелали, чтобы в этом году им удалось доказать, что они навсегда будут вместе.

 

ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.


Посвящается

 

Всем поклонникам Лукаса и Саманты, а также всем тем, кто борется за свое «долго и счастливо» — эта история для вас.


Глава 1

Лукас

18 декабря

 

— Я дома! — крикнул я, заходя домой, и бросил ключи на тумбочку возле входной двери. Если бы вы десять лет назад сказали мне, что я буду ездить на метро туда и обратно в Квинс каждый день и любить это, я бы подумал, что вы сошли с ума. Хорошо, возможно, сама поездка меня не слишком вдохновляла, но то, куда она меня приводила, было превосходно: к моему дому, с моей женой и моими детьми.

Я закрыл дверь, повесил пальто и прошел в гостиную. Мой трехлетний сын Джоуи крепко спал под елкой, сжав в руках плед и свою игрушку, Человека-муравья, как будто это самые дорогие вещи в его жизни. Поздний сон стал его новой привычкой, и поэтому первую половину ночи мы развлекаемся, пытаясь уложить его спать. Я улыбнулся, а затем наклонился и поцеловал его в лобик. Каждый день он становится все больше и больше похожим на меня, такие же песочно-каштановые волосы, голубые глаза и улыбка, от которой женщины будут падать к его ногам. Когда он вырастет, я должен научить его использовать эту власть только для блага.

Белла, моя четырнадцатилетняя дочь, должна через полчаса вернуться домой с занятий по баскетболу. Я никогда не представлял себя семейным человеком, но это было до Сэм. Моя жена была для меня всем, и я был самым везучим ублюдком на земле, когда девять лет назад она дала мне еще один шанс. Я был защитником для обеих моих девочек. Они были красивые, милые и слишком доверчивые. Я серьезно относился к своей роли единственного мужчины в семье, поэтому хотел, чтобы мой маленький протеже быстрее вырос и помог мне держать мальчиков подальше от сестры.



Из кухни доносился запах овощной лазаньи, которую готовила моя жена, и мой желудок заурчал от голода. Но когда один ребенок спит, а другого нет дома, нужно действовать быстро, прежде чем эта возможность ускользнет из наших рук. Я на мгновение задержался в дверях кухни, чтобы заняться своим любимым времяпрепровождением: понаблюдать за красавицей-женой. Голодным взглядом я окинул ее полную, удивительную грудь, просматривающуюся через материал блузки, тонкую талию и подтянутую попку, которая отлично смотрелась в плотной юбке-карандаш. Она была настолько увлечена нарезкой помидоров, что даже не заметила меня.

— Черт, Лукас! — Сэм оторвала взгляд от помидоров и подскочила, схватившись за грудь. — Ты чертовски меня напугал, — она бросила на меня хмурый взгляд, пока я подходил к ней. Усадив Сэм на мраморную столешницу кухонного островка, которую построил специально для нее после переезда, я скользнул руками вдоль ее бедер.

— Тебе стоит быть более осведомленной, — я убрал ее длинные каштановые волосы на одну сторону, осыпая поцелуями шею. Ее тело резко дернулось, когда я повторил тот же путь, только своим языком. — Кто угодно может здесь прогуливаться ...

Сэм повернула голову так, чтобы у меня был лучший доступ к ее шее, и обняла меня за талию.

— Да, конечно, кто угодно, который гуляет здесь каждый день. Джоуи все еще спит? — слова Сэм превратились в хриплый шепот, когда я начал целовать ее ниже вдоль шеи и обхватил грудь. Ее соски затвердели и проступали через тонкий материал блузки. Я пропустил пряди ее шелковистых волос сквозь пальцы и притянул ближе к себе. Даже после стольких лет, проведенных вместе, несколько минут наедине с Сэм — и я уже чертовски тверд.



— Да, — я обрушил свои губы на ее.

Руки Сэм с моей талии опустились вниз и обхватили мою задницу.

— Я еще не закончила готовить обед... — она захныкала, когда я схватил ее за бедра и потерся своей эрекцией напротив ее центра. — Ты сегодня не голоден?

Я приподнял брови и кивнул.

— Очень голоден, — я задрал ее юбку и пробрался рукой в мокрые трусики. — Моя жена — вот моя любимая еда... И я чертовски умираю с голоду.

Я набросился на ее губы, а она стонала и извивалась напротив меня. Изнемогая от желания проникнуть в нее, я не мог оторваться от поцелуя. Мой язык погружался в ее рот медленными уверенными движениями, так же, как когда хороню свое лицо в ее киске. Хитрая улыбка появилась на лице Сэм, когда я отстранился. Я воспринял это как знак двигаться дальше и опустился на колени, чтобы поднять юбку.

— Мамочка! — крик Джоуи пронесся через коридор. Я прислонился лбом к ногам Сэм и застонал. Мой сын становился сверхзвуковым радаром каждый раз, когда я решался прикоснуться к его матери. Я жил с прекрасным тринадцатикилограммовым кайфоломщиком. В последнее время из-за отсутствия секса мои яйца постоянно в напряжении, и нет другого выхода, кроме как научиться коротать свое время, занимаясь восстановлением организма.

Сэм быстро поцеловала меня в губы и опустила юбку.

— Иду, малыш! — и пронеслась мимо меня в гостиную, чтобы взять его на руки. Когда они вернулись обратно на кухню, Джоуи обнимал ее за шею и прижимался к плечу. Без сомнения, он был маменькиным сынком. Но я тоже был таким даже в сорок с лишним лет. Сэм была удивительной матерью, я любил наблюдать за той близостью, которую они разделяли, даже если порой я чувствовал себя ненужным.

— Наггетсы, мама. Пожалуйста.

Сэм поцеловала Джоуи в лоб и передала его мне.

— Я сейчас их приготовлю, мой маленький мальчик. А пока они готовятся, иди и посмотри телевизор с папой. Ладно? — Джоуи заскулил и потянулся к Сэм, но я оттащил его прочь и пощекотал.

— Эй, приятель, как насчет того, чтобы и к папе проявить немного любви? — я подул в его шею, выдавая при этом фыркающий звук, в то время как он смеялся и пытался вырваться прочь. — Я знаю, что мамочка очень хорошая, но ты должен перестать быть жадиной.

Я понес Джоуи в гостиную и посадил на пол рядом с его игрушками. Снял свой пиджак и включил огни на елке. Я хотел купить настоящую, но Сэм очень волновалась, что Джоуи станет подбирать иголки. Хотя я уже привык к этому, выбирая дерьмовые деревья последние пару лет. На этот раз выбирала Сэм, и мы поставили ее в ночь перед Днем Благодарения, примерно пятнадцатого декабря. Она не слишком мне нравилась. Но дети любили ее. Даже Белла, моя слишком прохладная в своем отношении дочь, которая недавно превратилась из ребенка в подростка, любила делать украшения со своим братом и помогала ему повесить их на нижние ветки.

— Привет, папа, — Белла ворвалась в дверь и бросила свою школьную сумку рядом с вешалкой.

— Привет, Бабочка. Как твои занятия? — она повесила свое пальто и обняла меня. Стоит отметить, что, при моем росте почти метр девяносто, Белла почти доставала до моей груди. В прошлом году она стала больше похожа на молодую женщину, чем на маленькую девочку. Когда я смотрел, как она выросла, это наполняло меня гордостью и одновременно разбивало сердце.

— Хорошо, я думаю.

Джоуи обхватил ноги своей сестры. Белла рассмеялась и взяла его на руки.

— Ты думаешь? — я нахмурил брови и посмотрел на свою дочь. — Что-то случилось?

— Нет, нет. Все нормально, папа, — она ответила слишком быстро, чтобы это было правдой. Последние пару дней она казалась немного тихой. Будто хотела что-то мне сказать, но никак не решалась. Я выразил свою обеспокоенность Сэм, но она сказала, что я придумываю. У меня возникло ощущение, что мои девочки что-то скрывают от меня.

— Обед готов!

Услышав голос Сэм, Белла понесла Джоуи в столовую, даже не оглядываясь. Я пожал плечами и пошел за ними.

Белла устраивала Джоуи в его стульчик, а Сэм расставляла обед на столе. Все мы начали кушать, за исключением Беллы. Она гоняла пищу вилкой по своей тарелке, но не ела. Я посмотрел на Сэм и кивнул в сторону Беллы. Сэм махнула рукой, как будто в этом не было ничего необычного. Теперь я был зол. Бросив вилку на тарелку, сложил руки и посмотрел на Беллу.

— Белла, достаточно. Что...

— Значит так, Рождество уже на следующей неделе, — начала Сэм, чтобы сменить тему, — в саду у Джоуи в четверг состоится рождественское шоу. Ты все еще сможешь прийти, правда, малыш? — веселое настроение в голосе Сэм еще больше усилило мои подозрения.

— Конечно, смогу, — я улыбнулся своему сыну, и он просиял в ответ с полным ртом куриных наггетсов. Раньше было так же легко прочитать, что думает Белла.

— А у тебя в школе танцы по случаю Рождества в пятницу, правда, Белла? — Сэм выразительно приподняла брови, когда посмотрела через стол на Беллу. Она кивнула и снова опустила взгляд. Танцы и были их большим секретом?

— На самом деле это не совсем танцы по случаю Рождества. Они называются «Зимняя сказка», — пробормотала Белла и продолжила гонять еду по тарелке.

— Разве эти танцы «Зимняя сказка» не для второкурсников? Я думал, что все правильно запомнил, когда посещал родительское собрание, — я повернулся к Сэм, и она кивнула, при этом не смотря мне в глаза.

— Белла, кто-то пригласил тебя на танцы? — паника скрутила мои внутренности, когда картинка полностью сложилась в моей голове. Вот почему Белла боялась посмотреть мне в глаза, и Сэм ходила вокруг да около. Саманта сжала мое плечо, пока я смотрел на свою дочь. Мою прекрасную, четырнадцатилетнюю дочь, которая не пойдет на свидание с каким-то парнем старше нее. Черт возьми, нет.

— Ты знаешь Кристиана Дэвиса, малыш. Он живет в многоквартирном доме...

— Этот маленький панк? — я воскликнул громче, чем мне бы того хотелось. — Ему же почти шестнадцать! Нет.

Сэм фыркнула.

— Прежде всего, он не панк. Я знаю его и его семью с тех пор, как он был ребенком. И во-вторых, Белле почти пятнадцать. Это всего лишь танцы в школьном спортзале, которые продлятся не дольше трех часов.

— Он панк, поверь мне. Я могу определить их за милю. Мне никогда не нравилось воспитание этого ребенка, — Сэм закатила глаза и потерла лоб. Я посмотрел в грустные глаза Беллы, но не дрогнул. — К сожалению, Белла, мой ответ «нет».

Глаза Беллы наполнились слезами, когда она поднялась со своего места и побежала через столовую вверх по лестнице.

Мои внутренности скрутило, когда я наблюдал за ее болью, но я тоже был подростком и очень хорошо знал, что происходит в головах этих маленьких подонков. Моя Бабочка не будет тусоваться вместе с этим умником.

Прежде чем повернуться, я почувствовал взгляд Сэм.

Не надо. И приятно знать, что вы вдвоем ополчились против меня. К счастью, я не дам навешать лапшу мне на уши о том, что он не такой плохой парень, — я пожал плечами и вернулся к еде.

Сэм скрестила руки на груди и прищурилась.

— Это всего лишь танцы. Ты же знаешь, как трудно ей было в этом году привыкнуть к средней школе. И Кристиан не панк. Он хороший парень, и ему нравится Белла. Ты можешь перестать быть людоедом в течение хотя бы двух секунд и довериться моему мнению?

— Ты не самый лучший пример, когда дело касается здравого смысла.

Глаза Сэм округлились, и она медленно поднялась со своего места. Упс, думаю, мне не стоило это говорить.

— Да, наверное, ты прав, не стоит прислушиваться к моему мнению, — Сэм выплюнула эти слова, прежде чем отправилась тем же путем, что и Белла, подальше от меня. Вспоминать ее бывшего мужа, вероятно, был мой не самый умный ход. Но меня всегда беспокоило то, что Марк был мудаком с большой буквы, но она все равно вышла за него замуж.

— Думаю, ты единственный, кто меня еще не оставил, приятель, — я повернулся к Джоуи и в его глазах увидел жалость к своему старику, пока он жевал картошку фри.

— Мама с Беллой разозлились.

Я кивнул и обхватил лицо руками, размышляя, перед кем мне стоит ползать в первую очередь.

 

***

 

Я взял Джоуи наверх, чтобы он поиграл в своей комнате, и постучал в закрытую дверь Беллы, прежде чем медленно ее приоткрыть. Последнее, что я хотел, это причинить боль своей дочери, но она должна понять, о чем я говорил. У нее еще будет много времени для мальчиков, позже. Боже, помоги мне, почему она просто не могла побыть ребенком чуть дольше?

Мое сердце сжалось, когда я увидел, как Белла рыдала в подушку, а ее мать посмотрела на меня, метая глазами кинжалы. Сэм была возмущена, она потерла спину Беллы и сказала:

— Дай мне минутку, я поговорю с твоим отцом. И сразу же вернусь, хорошо? — Белла кивнула головой, все еще уткнутой в матрас, и Сэм вышла в коридор. Я еще в течение минуты задержал взгляд на Белле, прежде чем закрыть за собой дверь. За все те годы с того времени, как она появилась в моей жизни, это был первый раз, когда я вызвал слезы вместо того, чтобы их вытирать. Я не хочу быть таким отцом. Не хочу потерять ее, поэтому, если я не выясню, как перестать вести себя, как чертов тиран, то боюсь, что именно это случится.

Сэм прислонилась к стене и сложила руки на груди.

— Хочу добавить еще одну язвительную деталь относительно моей плохой интуиции. Возможно, это прозвучит смешно, но я не жалею, что вышла замуж за Марка. Он подарил мне Беллу, и это странным образом привело меня к тебе. Именно в тот момент, когда ты был мне нужен, и у нас появилась реальная возможность быть вместе. Кроме того, иногда хорошо знать, что такое настоящий придурок, так как на его фоне ты сможешь отличить хорошего парня рядом с тобой. За исключением того, когда этот хороший парень ведет себя, как упрямый и неразумный пещерный человек, — улыбка, которая появилась в уголках ее глаз, сказала мне, что я прощен, по крайней мере, ею.

Я обнял ее и прижался лицом к ее шее.

— Мне очень жаль, малышка. Просто я становлюсь... немного сумасшедшим, когда дело касается вас двоих, — я улыбнулся ей нерешительной улыбкой, а она поцеловала меня в щеку.

— И я люблю тебя за это. Ты ворвался в нашу жизнь и спас нас. Ты наш Супермен, помнишь? — она обхватила мое лицо ладонями, а я засмеялся, так же, как всегда, когда она называла меня Суперменом. — Ты постоянно говоришь, что Джоуи — маменькин сынок, в то время как Белла полностью папина дочка, практически с первого дня, с тех пор, как вы встретились. Она не должна бояться рассказывать тебе о своей жизни. Я люблю Лукаса альфа-самца, но когда ты имеешь дело с ней, тебе нужно научиться контролировать свой тон.

Я прищурился и кивнул в сторону двери нашей спальни.

— Но я же не должен полностью его прятать? — я приподнял бровь и притянул ее ближе. Сэм покачала головой и обвила руки вокруг моей талии, подарив мне мягкий, чувственный поцелуй.

— Там у тебя полная свобода, малыш. Всегда, — прошептала Сэм напротив моих губ. Я зарычал, и прикусил ее нижнюю губу.

Сэм улыбнулась.

— Если ты говоришь «нет» этим танцам, которые, как я уже говорила, не являются чем-то особенным, то это повлечет раскол в ваших отношениях. Мне не очень нравится такой вариант, думаю, как и тебе. Просто иди и поговорить с ней, хорошо?

Я кивнул и поцеловал ее в лоб.

— Ладно, она может пойти, но это не значит, что она может свободно встречаться с парнями с четырнадцати лет. Она все еще слишком молода для этого...

— Полностью с тобой согласна. Просто объясни ей это, не будучи столь суровым. Думаю, она поймет.

— Мамочка, мы можем посмотреть «Железного человека»? —Джоуи потянул Сэм за юбку и вклинился между нами, оттолкнув меня в сторону. Маленький мальчик был точной моей копией; неумолимый как ад, и всегда отталкивал меня в сторону, привлекая внимание Сэм.

— Мама должна убрать на кухне, пока папа будет разговаривать с Беллой. Ты можешь посмотреть этот фильм на большом телевизоре внизу.

— Белла сердится? — Джоуи повернул свое маленькое лицо ко мне.

— Немножко. Но все будет хорошо. Я спущусь через минуту, и мы сможем вместе посмотреть «Железного человека», — я взял его на руки и поцеловал в щеку. Джоуи ладонь руку на мою щеку.

— Ты должен извиниться, папочка.

Я поцеловал его ладошку и кивнул.

— Знаю, приятель. Поверь мне. Иди с мамой, я через минуту спущусь.

Сэм и Джоуи направились вниз. Я вспомнил первое Рождество, которое проводил с Беллой и Сэм, и отдал бы свою правую руку, чтобы все было как раньше.

Белла подкралась ко мне, когда я сидел на полу со скрещенными ногам, встала на колени и уткнулась головой в мою грудь.

Эй, я положил палец ей под подбородок, чтобы заставить посмотреть на меня. Почему такое грустное лицо? У тебя же тонна удивительных подарков.

Да, но... Я… не получила самого желанного подарка, который просила у Санты в этом году.

Я осмотрел гостиную, так как мне было трудно в это поверить. Здесь был конструктор «Лего», маленький зоомагазин, а также различные игрушки принцесс, которые только можно встретить. Выглядело так, будто сбылась мечта любой шестилетней девочки.

Что же ты просила, Бабочка? я обнял ее, и она посмотрела на меня глазами, полными слез.

Я попросила его, чтобы ты стал моим папой. Моим настоящим папой. Таким образом, тебе бы никогда не придет уехать. Когда увидела тебя здесь сегодня утром, я подумала, что моя мечта сбылась, но потом услышала, как ты говорил маме, что завтра собираешься вернуться в свою квартиру.

Иисус. Эта маленькая девочка имела такую власть, которая могла поставить меня на колени. Это была та черта, которую она унаследовала от своей матери.

Смешно слышать это от тебя, прошептал я ей на ухо. Потому что я тоже попросил Санту, чтобы он позволил мне стать твоим отцом.

Белла от неожиданности подняла голову и распахнула глаза.

Ты это сделал? Что же он сказал? от невинности, написанной на ее лице, когда она поверила мне и ловила каждое слово, мое сердце сжалось.

Сказал, что это очень большой подарок и требует времени, но он работает над ним. А до тех пор мы можем видеть друг друга в любое время, когда захотим. Звучит неплохо, правда, Бабочка?

Она засияла, услышав мои слова, и кивнула. Я поцеловал ее в щеку и пощекотал. Ничто не делало меня счастливее, чем хихиканье Беллы, особенно учитывая, как много месяцев ушло, чтобы уговорить ее выбраться из своей раковины. Моя маленькая история удовлетворила ее, и мы вернулись к строительству замка.

Жаль, что Санта не был реальным. Мне не нужно никаких других подарков, кроме того, чтобы мои девочки всегда были рядом со мной.

Дверь в комнату Беллы все еще была приоткрыта. Я на цыпочках пробрался к ее постели. Она лежала, уткнувшись лицом в подушку и сильно сжимая ткань. Я сел на край кровати и наклонился, чтобы заправить прядь волос ей за ухо.

— Эй, я могу с тобой поговорить?

Белла повернулась и села, но не смотрела на меня.

Я глубоко вдохнул.

— У твоего отца большая проблема. Ты красивая молодая леди, но я смотрю на тебя и до сих пор вижу пятилетнюю девочку, которая украла мое сердце, — я положил руку ей на плечо, и она повернула ко мне свое заплаканное лицо. — Мне жаль, что я вел себя, как сумасшедший. Я становлюсь таким, когда дело касается тебя и твоей матери. Это не первый раз и, вероятно, не последний.

Белла кивнула и уставилась в пол.

— Думаю, что ты слишком молода для того, чтобы ходить на свидания. У тебя еще много времени впереди. А детство длится не долго, поэтому тебе не стоит спешить. Но в пятницу ты можешь пойти.

Белла подняла голову и посмотрела на меня.

— В самом деле?

— Да. В самом деле. Но ненадолго. И я хочу знать, как ты доберешься туда и обратно. А еще хочу, чтобы Кристиан пришел и поговорил с нами, прежде чем вы поедете. Я не буду сильно пугать его, — я улыбнулся Белле, и она захихикала. Спустя все эти годы, это до сих пор один из моих самых любимых звуков в мире.

— Мама Кристиана завезет нас. После танцев я собиралась остаться ночевать у Меган, поскольку на следующий день у нее день рождения.

— Ты позвонишь нам, когда доберешься до Меган. Так как все уже знают, что я злой людоед, я хотел бы также поговорить с матерью Меган. Просто чтобы убедиться, что все в порядке, и она не против, что вы будете проводить там время, — я мысленно вернулся в то время, когда был девятиклассником и пошел на первые танцы по случаю Рождества в Фордхемской школе, и внутренне содрогнулся. Я встряхнул головой, пытаясь избавиться от воспоминаний, и решил убедиться, что воспоминания моей дочери с ее первого танца впоследствии не будет включать в себя распитие сорока унций пива.

— Хорошо, — Белла улыбнулась и вытерла слезы, которые размазались у нее по щекам, когда она прислонялась к подушке.

Я поцеловал ее лоб и обхватил лицо ладонями.

Не хочу, чтобы ты переставала рассказывать мне обо всем, что с тобой происходит. Я не могу пообещать тебе, что не буду вести себя, как мудак, особенно, когда дело касается тебя и твоих отношений с мальчиками. Я хотел бы беспокоиться о том, что знаю, чем из-за того, что ты от меня утаишь. Так как, в конце концов, понял свою ошибку, — я подмигнул ей, и она обняла меня за шею.

— Я люблю тебя папа. Спасибо.

— Я тоже люблю тебя, Бабочка, — я поцеловал ее в щеку и повел обратно вниз.

Я гордился собой. Поскольку поговорил со своей дочерью о ее первом свидании беспристрастно и подойдя к этому с трезвым умом.

Однако Кристиан Дэвис все же был панком.


Глава 2

 

Саманта

19 декабря

 

— Как насчет этого?

Я посмотрела на красный кружевной предмет гардероба, который Белла сняла с вешалки, выбирая платье для своих первых танцев, и прищурилась, глядя на свою дочь. Мы договорились, какой длины должно быть платье, поскольку Лукас не выпустит ее из комнаты, если оно будет хоть на сантиметр короче.

— Если ты не хочешь, чтобы твой отец надел на тебя пояс целомудрия, тогда нет. Я знаю, что это рождественские танцы, но давай посмотрим, возможно, мы сможем найти что-то получше, и не такое... вызывающее, — я приподняла брови, глядя на Беллу, она засмеялась и кивнула.

— Мама, смотри! Супермен! — Джоуи отвлекался на каждую рубашку, сумки, и все остальное, где был нарисован супергерой, и что попадало в поле его зрения, как будто чувствовал необходимость двигаться именно в этом направлении. Я чертовски скучала по тому времени, когда он просто сидел в коляске. Схватив его за капюшон куртки, я подняла его на руки.

— Как насчет этого? — Белла держала в руках очень простое черное платье с открытыми плечами и длинными рукавами. Его цена была достаточно приемлемой для моего кошелька, и оно выглядело довольно скромным для моего мужа, чтобы тот не получил сердечный приступ.

— Красивое, почему бы тебе его не примерить?

Белла направилась в примерочную, пока мы с Джоуи оставались снаружи, и я усадила его себе на колени. Инструментальное исполнение рождественских колядок, которое доносилось из динамиков в магазине, только добавило мне головной боли.

— Мамочка, ты выйдешь за меня? — прошептал Джоуи, пока обнимал меня за шею. Его новый любимый фильм был «Книга жизни», и он любил воспроизводить эту сцену с предложением, иногда даже становился на одно колено.

— Малыш, я бы очень хотела выйти за тебя. Но я уже замужем за твоим папой. Думаю, он бы очень скучал, если бы меня не было с ним.

Джоуи пожал плечами.

— Он может жениться на ком-то другом.

Немыслимо, что иногда вылетает из уст детей. Мой муж всегда выглядел великолепно. Когда я его встретила, ему было двадцать три года, и от одного взгляда на него у меня захватывало дух, его пронзительные голубые глаза, сексуально растрепанные песочно-каштановыми волосы и тело, которое заставляло меня, восемнадцатилетнюю, хотеть сделать с ним очень плохие вещи. Лукас был парнем мечты в течение всей моей учебы в колледже, теперь то, что я имею возможность разделить с ним постель и жизнь, выглядит довольно сюрреалистично.

Седина на висках и морщины вокруг глаз немного изменили его лицо, таким образом он превратился из прекрасного в совершенно изумительного. Женщины по-прежнему сами вешались на него, так что мой сын был прав. Он мог бы за считаные секунды найти кого-то, на ком можно жениться.

Сегодня вечером он присутствовал на шикарном праздничном ужине с клиентами, где, я уверена, пара женщин будет прислушиваться к каждому его слову. Они могли вожделенно смотреть на все, что хотят. Ко всем вещам, в которых я сомневалась в этом мире, сердце Лукаса не относилось, в нем я была уверена.

В последнее время мы недостаточно много времени проводили вместе, разрываясь между работой, детьми, повседневными заботами и суматохой из-за планирования праздников. Это так странно, как можно настолько сильно скучать по тому, с кем вы живете в одном доме.

— Итак, мама. Как тебе это? — голос моей дочери вывел меня из транса. Платье было как раз впору, не очень обтягивающее, в нем она казалась гораздо выше. Ее блестящие каштановые волосы каскадом спадали вниз по спине, и она выглядела такой ... взрослой. Я не была готова к этому. Куда же подевалась моя маленькая девочка, которая постоянно держалась за мою ногу, куда бы я ни пошла? Моя Белла превратилась в молодую женщину. Слезы собрались в уголках моих глаз, и я пожалела, что я не послушала своего мужа и не сказала «нет» этим танцам. — Мам, это подходит?

— Извини, дорогая, я задумалась на минутку. Да, это просто идеальное.

Когда я встала со своего места и подошла к кассе с Джоуи на руках, на сердце у меня было тяжело.

 

***

 

Я пораньше уложила Джоуи в кровать и не слышала никакого шума из комнаты Беллы за последние полчаса. Плюхнувшись на кровать, попыталась удержать свои веки открытыми, но они были чертовски тяжелыми.

Я проснулась от того, что муравьи бегали по моим ногам. Когда мои сонные глаза привыкли к темноте, я смогла разглядеть большой выступ под простыней. У меня душа ушла в пятки, когда этот выступ начал двигаться.

— Расслабься, малышка. Это только я, — Лукас вылез из-под простыни и пополз сверху на меня.

— Что ты делаешь в нижней части кровати? И разве я не в штанах?

— Была, — голос Лукаса звучал низким, хриплым шепотом. Он провел руками по моим бедрам, просунув пальцы под резинку трусиков. — Мне захотелось разбудить тебя поцелуем, — Лукас пососал мочку моего уха, и я захныкала.

— Тише... Независимо от того, сколько раз я доведу тебя до оргазма, ты не должна издавать ни звука, — несмотря на то, что было темно, я могла с уверенностью сказать, что Лукас улыбается. Я вспомнила, сколько раз он «будил меня поцелуем», когда я оставалась в его квартире в городе. Я всегда просыпалась с криком и животным трепетом в нижней половине тела.

— Вы сегодня очень амбициозны, мистер Хантер, не так ли? — я прошлась ногтями по его обнаженной мускулистой спине. Лукас, наверное, разделся, прежде чем войти в спальню. Тепло разлилось у меня между ног, когда руками я провела по всем крепким мышцам, которые так хорошо знала. Секс с Лукасом был такой же непревзойденный, как и много лет назад, но с маленьким мальчиком, который ночью мог слышать, как летит муха, всегда оставалось ощущение, что мы куда-то спешим. Я любила семью, которую мы создали, но иногда ненавидела себя за это — хотелось вернуться в те ночи, когда мы страстно и самозабвенно любили друг друга, не будучи ограниченными во времени.

— О, я покажу вам, как я амбициозен, миссис Хантер, — Лукас обрушил свой рот на мой в ненасытном поцелуе. Его твердое тело прижимало меня к матрасу, а жесткая эрекция терлась о мой живот. Не шуметь было чертовски невозможно. Он прошелся поцелуями вдоль моей шеи и по округлостям груди. Лукас поднял мою майку над головой, закрыл мне рот рукой и всосал сосок в рот. Его рука приглушила хныканья, которые вырвались из меня, когда его рот продолжил спускаться вниз по моему дрожащему телу. — Блядь, наконец-то, — Лукас зарычал, когда стянул мои трусики вниз по ногам и уткнулся головой между моих бедер. Он всосал мой клитор в рот, а потом щелкнул по нему языком. Я положила две подушки себе на лицо, чтобы приглушить стоны, пока он продолжал работать своим языком. Мои бедра приподнялись над кроватью, когда он двумя пальцами скользнул внутрь и стал нежно двигать ими взад и вперед. Я почувствовала, как пальцы на ногах начало покалывать, ноги задрожали.

— Лукас... ты так хорошо чувствуешься. Так, так хорошо... — все мое тело сжалось, когда я жестко поцеловала его в губы. Я все еще отходила от сокрушительного оргазма, когда Лукас расположился у меня между ног.

И, будто по команде, дверная ручка пошевелилась. Мы заворчали, и голова Лукаса упала мне на грудь.

— Нам нужно сделать какую-то калитку в этой детской комнате, — Лукас слез с меня и включил лампу на тумбочке со своей стороны, перед тем как отправиться в нашу ванну, чтобы умыть свое лицо.

— Мы пытались, помнишь? Но так и не смогли спать, потому что он постоянно кричал, что его голова застряла, — я натянула пижаму и пошла к запертой двери. Сначала я была против замка, но потом подумала, что так лучше для психического здоровья Джоуи в будущем. Поскольку вид голых родителей, которые борются друг с другом, может вызвать какую-нибудь эмоциональную травму.

Джоуи промчался в открытую дверь и плюхнулся на кровать. Лукас сел рядом с ним и издал раздосадованный смешок, когда посмотрел на своего сына.

— Спокойной ночи, маленький мальчик. Я люблю тебя, — Лукас запечатлел нежный поцелуй на его лбу и обнял. Когда я видела Лукаса с Джоуи вместе, мое сердце всегда сжималось. Они были настолько похожи, будто двойняшки. Я любила их больше, чем когда-либо думала, что так можно любить, даже когда они сводили меня с ума.

— Я тоже люблю тебя, папа. Мамочка, давай прижиматься, — он протянул свои маленькие ручки ко мне, и я вернулась обратно в постель, улыбнулась и обняла его.

Лукас прижался ближе к Джоуи и обернул руку вокруг меня.

— Я тоже люблю прижиматься с мамой, — он подмигнул мне, и я улыбнулась. Оба моих мальчика превратили меня в кашицу, не прилагая к этому особых усилий.

Джоуи заснул меньше чем за минуту. Я посмотрела поверх него на Лукаса и подумала, не спуститься ли нам тайком в гостиную, чтобы закончить то, что мы начали. Но наш сын будет знать об этом и последует за нами.

— Я тут подумал, — прошептал Лукас и провел пальцами по волосам, — как ты относишься к тому, чтобы после Нового года куда-то поехать, только вдвоем, ты и я, на уик-энд?

Я закрыла глаза и погладила его плечо.

— Не знаю. Звучит прекрасно, но Джоуи еще слишком маленький. Он будет нас искать.

— Моя мать с удовольствием останется с детьми на выходные. Она постоянно спрашивает об этом. Подумай об этом, малышка, — я кивнула и поправила свою подушку. — Я скучаю по тебе, Сэм. Очень сильно, — печаль и разочарование, которые появились на лице Лукаса, просто опустошили меня. — Знаю, что в этом нет никакого смысла, так как мы живем в одном доме и спим в одной постели, но...

— Я знаю, малыш. Я тоже скучаю по тебе, — я повернула голову и запечатлела нежный поцелуй на его запястье.

Лукас выключил свет и снова обернул свою руку вокруг нас. Я потянулась, чтобы погладить щеку Лукаса, и растаяла, когда он схватил меня за руку и поцеловал мою ладонь.

Как выбрать между тем, чтобы быть хорошей матерью и хорошей женой? Так же трудно, как пытаться угодить им обоим. У меня такое ощущение, будто я потерпела неудачу.


Глава 3

 

Саманта

20 декабря

 

Пытаюсь вспомнить, когда же я на самом деле с нетерпением ждала Рождества. Наверное, это было, когда я еще жила дома с матерью. Она покупала подарки, а я только вписывала свое имя. Конечно, в первую очередь мы скупили все подарки для Джоуи, так как игрушки, которые он хотел, всегда пользовались широкой популярностью и были просто нарасхват. Ежегодно перед праздниками, независимо от того, сколько раз я пыталась сделать это раньше, я как идиотка двадцать третьего декабря, в канун Рождества, простаиваю очереди, чтобы упаковать подарки. Такое ощущение, будто все сошли с ума.

К счастью, наши клиенты, как правило, за две недели до Рождества берут отпуска, так что в офисе практические никого нет. Мне удалось выбраться в «Мейсиз», чтобы закончить с покупкой подарков для Лукаса и Беллы. Я была в восторге, потому что мне удалось найти последний подарок, который я хотела, даже несмотря на то, что пот стекал с лица. Магазины во время рождественского сезона должны включать кондиционеры вместо обогрева, чтобы было легче бегать за покупками в зимней одежде.

— Саманта? Это ты? — я услышала гнусавый голос из мужского отдела и обернулась. Я узнала Джанет. Она была одной из сотрудников Лукаса и в данный момент направлялась в мою сторону. Я заставила себя улыбнуться. На самом деле, все, что мне хотелось сделать сейчас, это заплатить и уйти. Интерес к беседе с этой женщиной приравнивался к нулю, потому как в последний раз, когда мы виделись, она липла к моему мужу, как пиявка. Большинство людей, которые работали с ним в офисе, были милыми. Лукас любил время от времени приводить нас в свой офис, чтобы «показать всем», но эта дама всегда была слишком внимательна к Лукасу и детям. Зато меня — его жену — казалось, никогда не замечала.

— Привет, Джанет. Как ты? — несмотря на попытки, я все же не смогла сделать счастливое лицо при встрече с ней. Она перебросила свои волнистые волосы через плечо и хихикнула.

— О, я офигенно. Ты знаешь насчет Лукаса, да?

Я ненавидела людей, которые использовали слово «офигенно». Мы же уже не в старшей школе.

Я Нахмурилась.

— Что насчет Лукаса?

— О, он не сказал тебе? Его большое продвижение по службе! Он рассказал мне о нем на следующий день, когда мы вместе отправились за суши. Они ждут нового года, чтобы сделать объявление. Твой мужчина просто удивительный!

Я улыбнулась настолько широко, что заболели скулы.

— Да, мой муж просто чудо. Я самая счастливая из всех женщин, — а также одна из самых разъяренных женщин. Однако, мои усилия, которые я приложила для того, чтобы заявить на него свои права, не остались незамеченными. Она запнулась и казалась немного взволнованной.

— Ну, я уверена, что он тебе еще расскажет, милочка. Когда вы вместе, то наверняка говорите обо всех этих вещах, которые касаются детей и семьи, поэтому у него и вылетело это из головы.

Мои щеки покраснели, и точно не от недостатка воздуха в магазине. На кого же я больше зла? Не могу решить. На эту суку, которая пыталась заставить меня поверить в то, что она новое доверенное лицо Лукаса, или на своего мужа, который, во-первых, месяцами не ходил со мной куда-то пообедать и, во-вторых, не рассказал мне такую важную новость? Я боролась с желанием бросить свои пакеты и помочь Джанет сделать пластику носа без хирургического вмешательства.

— Что ж, я следующая, — я кивнула в сторону кассы. — Хороших тебе праздников, — я сложила все свои пакеты на прилавке и не хотела даже смотреть, как она удаляется, стуча каблуками.

Мои глаза наткнулись на серебряные запонки, которые я выбрала для Лукаса. Они были в форме бабочек и, несмотря на то, что они выглядели немного по-девчачьи, я подумала, что после всех переживаний, которые мы с Беллой создали касательно ее первых танцев, он будет доволен таким подарком. Мою грудь сдавило, а желудок скрутило спазмом. Неужели это все, кем мы стали — родителями, которые ничего не разделяли друг с другом, за исключением того времени, когда речь шла о наших детях?

Я заплатила за подарки, а потом сделала все возможное, чтобы не заплакать, и достала телефон из сумки.

Глава 4

 

Лукас

22 д






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.043 с.