В: Хочется немного КРАСНОГО. — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

В: Хочется немного КРАСНОГО.



Р: Могу все организовать.

В: Это может подождать. Я лучше сегодня побуду с твоим ребенком.

Р: Не сегодня. Он до утра остается у своей тети.

В: Черт побери, Риз.

Р: Киску ко мне, живо!

Через час я была на пороге его дома. Мы договорились встретиться у его дома, раз Брюса до утра не будет дома. Он быстро открыл дверь, стоило мне только постучать, и втянул меня внутрь. Обняв его за шею, я страстно поцеловала его.

– Что, соскучилась, да? – сказал он игривым тоном.

– Я тебе кое-что купила, – сказала я, тыча в его лицо бумажным пакетом. Технически Рождество еще не наступило, поэтому не было смысла заворачивать подарки, так что, не о чем было волноваться. Этим я себя успокаивала.

Он смотрел с замешательством, когда я вытащила свитер.

– Вайолет?

– Если тебе не нравится, я могу купить парфюм или соль для ванны... вот дерьмо, – пробубнила я, чувствуя себя неловко, поэтому побежала на кухню, налить себе немного вина.

Он фыркнул и пошел за мной.

– Мне нравится свитер, но не то, как он был подарен. Ты буквально швырнула его мне в лицо, уверена, что не хочешь это обсудить?

Я достала бутылку желая налить себе бокал, пока он внимательно следил за мной. Он потрясающе выглядел в своих темных джинсах, черной футболке лонгслив. Волосы были стильно уложены. Он все еще держал в руках свитер. В его взгляде читался немой вопрос, но я не обращала внимания и продолжала разглядывать бокал. Сглотнув, я набралась храбрости и ответила.

– Прости, я весь день провела с мамой, – сказала я, повернулась к шкафу, в поисках штопора.

– Угу, – промычал он, подходя ближе.

– Понимаешь, она слегка сумасшедшая. И меня сводит с ума, – я говорила и размахивала руками как безумная.

– Тебе нужна помощь? – спросил он, делая шаг ко мне, останавливая мою суетливость.

– Так мы будем трахаться или нет?

Он остановился, посмотрел на меня, и его злаза потемнели.

– Как будто у тебя есть выбор, – ответил он, стоя всего в дюйме от меня. Его взгляд был серьезным, но тело совершенно расслабленным. У меня побежали мурашки по телу от одно его вида.

– Может, покажешь мне дом. Я мало что видела на втором этаже. Покажи мне комнату Брюса. – Он с удивлением посмотрел, как я пошла к лестнице, вспоминая сегодняшний день.

В полной неуверенности, я поднялась по лестнице, и пошла по коридору, в поисках комнаты Брюса. Я не хотела обсуждать наши чувства, и природу наших отношений. Я сожалела, что рассказала о своей неуверенности маме и Молли, надо было оставить эти мысли при себе. Я слыша как Риз поднимался следом за мной, я повернула ручку одной из двери, за которой оказалась огромная кровать – это, скорее всего, комната для гостей. Открыв следующую дверь, я оказалась в детской, заставленной вещами Брюса. Я подошла к креслу-качалке, на которой лежал его плюшевый мишка, и зажав его в руках, я подошла к пеленальному столику, над которым висели полки, со множеством фотографий. Фотографии были только их двоих. И я завидовала тому, что Риз был родителем.



Я ощутила его руки на своих плечах.

– Он был очень красивым, когда родился. Многих новорожденных сложно назвать красивыми, – сказала я, повернувшись к наблюдающему за мной Ризу. Он посмотрел на фотографию, на которую я указывала и кивнул.

– Сколько ему здесь? – спросила я, отходя от него, чтобы взять следующее фото.

– Вайолет, на рамке написано полгода, – усмехнулся Риз.

– О, да, точно – сказала я, и положила мишку в кроватку. – Красивая комната.

– Почему ты не хочешь, чтобы я к тебе прикасался? – спросил он, разворачивая меня к себе лицом.

– Риз, мне нужно чтобы сегодня ты сделал то, о чем я просила ранее. Ты сможешь это сделать? – Он резко потянул меня к себе, от чего я вскрикнула.

– С превеликим удовольствием, – сказала он, и меня окутало его желанием. – Спрошу еще раз, какого черта с тобой происходит?

– Ничего не происходит, просто, прошу тебя, сделай это. Сегодня мне не нужен милый любовник... неужели это так трудно понять, а? Как думаешь, у тебя получится или нет? – Вот теперь его глаза сверкнули, на скулах заходили желваки. Он посмотрел на меня, теперь в его взгляде была лишь власть. Воздух повисло напряжение и я неожиданно оказалась близка к краю.

– Ты забыла, с кем говоришь. Марш в мою комнату и раздевайся.

 

***

 

Я ждала, лежа голой на его кровати. Я ничего не слышала, и это меня нервировало. Я должна перед ним извиниться. Я не хотела портить вечер своими нервами. Между нами все было так хорошо, я не понимала, почему я не могла наслаждаться этим.



Я была резка, даже груба с ним, но по опыту знаю, меня ждет мучительная, но в тоже время восхитительная расплата.

Ты перенервничала, беспокоясь, понравится ему свитер или нет.

– Перевернись на живот, положи голову на матрас. – Я подпрыгнула от его голоса, и посмотрела на него. Он снял футболку, но джинсы оставил. Риз выглядел умопомрачительно, но его аура была пропитала чем-то знакомым, что я уже довольно давно не видела. Прислонившись к двери, он держал в руках свою черную сумку.

– Риз прости меня. Мне не следовало срываться на тебе.

Его губы растянулись в язвительной ухмылке.

– Да, не следовало.

Я перевернулась на живот, как мне было велено, и мой пульс уже зашкаливал. Это для меня могло плохо кончиться... или же наоборот. Зарычав, я уткнулась лицом в матрас. Комнату неожиданно наполнила музыку, из стоящего на тумбочке айпода, и Риз приступил к действиям. Я лежала и ждала, не произнося ни слова. Ожидание волной разливалось внизу живота, и каждое нервное окончание ожило.

Кровать прогнулась под его весом, и его горячее дыхание обожгло мою шею.

– Вайолет, сегодня ты будешь смотреть, как я тебя трахаю, чтоб ты помнила, – он еще ближе прижался к моему уху. – что Я – мужчина, заставляющий тебя кончать. – Сказанные им слова, ласкали словно бархат. – И я же могу тебя этого лишить. – Он поднялся, а на моей коже появились мурашки. Если он хотел довести меня до грани, то ему это удалось.

– Перебирайся на стол, – я подняла голову и увидела, стоящий рядом с кровать массажный стол, только этот был намного больше, и с ремнями по краям.

Бог мой, он меня привяжет!

– Лицом вниз, – сказал он, я медленно поднялась с постели. Я старалась не медлить с выполнением его приказов, но все равно успела полюбоваться на его обнаженный торс. Получив за это шлепок по попе, и его довольный взгляд, я запрыгнула на стол. Когда я опустила голову в подголовник в вырез для лица, я увидела перед собой маленький экран, с изображением моей голой попы. Резко подняв голову, я увидела Риза, стоящего позади меня, держащего в руках и устанавливающего небольшую камеру.

О господи.

Я опустила голову на место, наблюдая, как Риз достает из сумки кнут, с плетеными кисточками на конце.

Он закрепил мои запястья, пока я смотрела в монитор, как его красивое тело нависало надо мной.

– Ты не произносишь ни звука, и не кончаешь, – приказал он, поглаживая кожаным крутом от ягодиц до пальцев ног. Эти движения он повторял в течение нескольких минут, а я смотрела, пытаясь сдержать стоны.

Движение на экране дало мне понять, что он передвигает камеру, после чего, приказал мне раздвинуть ноги. Сделав это, я увидела во весь экран свои гениталии, и как к ним прикоснулся его язык. В тот же миг я была как в огне, мне пришлось молча смотреть, как мой любовник лакомиться мной, лижет и погружает в меня пальцы. Зрелище, как его губы оттягивают клитор, язык вылизывает меня – было самым эротичным из всех, что мне приходилось видеть. Сердце сдавило от его поддразниваний моей киски, движений языка взад-вперед, пока я не начала извиваться на столе, усилено сдерживая рвущиеся наружу стоны. Отстранившись от меня, я увидела, как он снова взял в руки кнут и ощутила тоненькие кисточки на нижней части ягодиц. Прежде чем я смогла опомниться, я вскрикнула, когда почувствовала боль.

– Одна минута, Вайолет, – упрекнул он, опуская кнут. – Тебе потребовалась минута, чтобы лишить себя удовольствия.

Еще одно движение на экране, и теперь я видела нас обоих, Риз стоял, обхватив рукой член.

– Ты хотела, чтобы я трахнул тебя. – Мой рот наполнился слюной от одного его вида, ласкающего себя.

– Ты этого хотела? – прошипел он, и я застонала в ответ. – К счастью для тебя, я сегодня очень щедрый.

Расстегнув ремни, он притянул меня на край стола, и вложил мне в руки маленький монитор. Я смотрела, как он гладит себя, а меня – другой рукой.

–Ты сказала трахнуть, значит наслаждаться этим буду только я, Вайолет. – С этими словами он вогнал свой член, а я сжала монитор. Он почти полностью вышел, от чего я запротестовала. – Вайолет, этот член не выполняет приказов. – Он толкнуся вперед, погружаясь до упора, и опять замер. Собрав пальцами мою влажность, он поднес их к камере. Я застонала, когда он слегка развернулся и вложил пальцы мне в рот. Я укусила один из них, когда он начал двигаться, входя в меня так сильно, вызывая слезы на глазах. Моя киска протестующее сжалась, ощутив пустоту, и это заставило меня умолять его.

– Сегодня можешь не умолять, это все равно не поможет. – Он развел мои ноги в стороны, и заботливо развернул камеру так, чтобы я видела свои набухшие складки. Он взял в руки кнут, и я закричала от удовольствия, когда он коснулся меня там. Мощный выброс адреналина, и не испытываемые до этого ощущения заставили меня приподняться, предлагая ему себя, в надежде, что он еще раз так сделает.

– Черт возьми, Вайолет, ты сомневалась, справлюсь ли я с этим? – он ударил меня еще раз, но на этот раз нежнее, но удар пришелся прямо по центру, от чего я уронила голову и скинула монитор на пол.

БОЖЕ МОЙ.

Он наклонился и затем начал облизывать, сосать и дразнит клитор, делая это не достаточно интенсивно, чтобы я кончила, поэтому я начала раскачивать бедрами, помогая ему. Когда я была уже близка, кнут ужалил меня снова.

– Жадная маленькая киска, – прорычал он, когда сменил кнут на член, и кончил мне на ягодицы. Я заскулила, но это помогло мне избавиться от дурацкого настроения. И впервые за все наше время вместе, мне ужасно захотелось ощутить его руки на моей коже. Я приподняла бедра и посмотрела в монитор, как его рука оставляет след на моей и до того чувствительной коже.

Про себя я только и делала, что повторяла «Пожалуйста, еще», но вслух не произнесла ни слова.

Он зарылся в меня лицом, утыкаясь носом в задний проход, пока его язык блуждал по клитору. Я ерзала от нетерпения, а он отказывался доводить меня до оргазма. Я закричала он расстройства, и покрутила бедрами.

– Думаю, мне под силу усмирить тебя, – еще один удар пришелся на внутреннюю сторону бедра. Я была на грани, и меня повергло в шок осознание, что любой следующий удар может привести к оргазму. Головка его члена коснулась входа, и я сжалась в ожидании, один его толчок и я кончу. Он не спеша входил в меня, и я смотрела на место нашего соединения, как моя киска плотно обхватывала его член. Уже войдя, он потянулся и сжал мои соски, и я кончила с такой силой, что из глаз побежали слезы, а мой крик был протяжным и хриплый. Риз отбросил камеру в сторону, сильно потянул меня за волосы занял удобную позу, и начал таранить меня.

– Опять! – Я получила серию ударов, от которых растянулась под ним, повинуясь его воле, пульсируя и сжимая его член. Мой был затуманен от страсти, я была пьяна от ощущений, а он продолжал превозносить меня все выше и выше, ударяясь бедрами о стол, полностью погружаясь в меня.

– Черт, да, – зашипел он, вцепившись в мои плечи, резко притягивая к себе, он такой сильный и неумолимый. Я ощутила, как его член дернулся, и он излился мне на спину, шлепнув меня последний раз.

 

***

 

– Риз, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! – умоляла я, а когда он поместил в меня кусочек льда, позволяя ему таять, слегка замораживая меня. Сейчас я лежала на спине, связанная по рукам и ногам, а Риз кружил надо мной. Я не могла остановить дрожь, а небольшое онемение не позволяло мне кончить. После того, как он вылизал меня, изрядно согрев, он вновь принялся водить льдом по клитору. Я была широко раскрыта перед ним, что позволяло ему свободно дразнить меня ртом. Я могла только ерзать и дергаться под ним. И как только онемение проходило, я снова начинала умолять.

– Риз, я так больше не могу, – сказала я, встречаясь с его неумолимым взглядом.

– Вайолет, ты знаешь слово, – пробормотал он, испив прохладной воды, вытекающей из меня, вперемешку с моими соками. Он потряс стаканом со льдом, после чего его идеальный голый торс коснулся меня, пока он зажав в зубах лед водил им по моим соскам, спускаясь ниже к клитору. Вставив пальцы в мою онемевшую киску, я закричала от ярости, зная, что никогда не произнесу этого слова. Я знала, оргазм уже близко, ведь он встал передо мной на колени, посасывая меня, согревая своим языком. Он раскрыл меня шире, пробуя меня, а я запульсировала от удовольствия. Когда он отстранился от меня, его лицо было покрыто моими соками и Риз облизнул губы.

– Мммм, лакомый кусочек.

Я никогда не произнесу этого слова.

 

***

 

Несколькими часами позже, лежа на кровати в его объятьях, я заметила, что он улыбался.

– Позволь узнать, чему ты улыбаешься? – сказала я, тоже улыбаясь, хоть и не знала, по какой причине.

– Я еще ни с одной женщиной не играл так долго, а ты, – сказал он, прижимая меня к своей груди, – Вайолет, ты вообще не должна была испытывать всего этого. – Он усмехнулся. – Я пытался заставить тебя произнести стоп-слово. – Он засмеялся, и я ударила его кулаком в грудь.

– Я уверена, что это не так, я тебе не верю, – я говорила и в это время закатывала глаза.

– Нет, я говорю серьезно. Ты настоящая извращенка, – заверил он, и уткнулся носом в мои волосы.

– А ты настоящий поддонок, – ответила я, краснея от мысли, что я могла сразу же закончить игру со льдом. Это заставило меня задать вопрос.

– Сколько кусочков, Риз? Через сколько другие останавливали тебя? – Он взглянул на меня и перестал ухмыляться. – Сколько?

– Самое большее было два.

– А сколько ты использовал на мне Риз? – спросила я, мой голос звучал немного выше обычного.

– Пять, – ответил он и засмеялся. Я сильно ударила его в грудь, пытаясь встать с кровати. Он повалил меня обратно, прижимая к себе, я же проклинала его всеми возможными словами.

– Ого, да ты ругаешься как сапожник.

– Не могу поверить, что ты это сделал, – прорычала я, Риз же покрывал поцелуями мою шею, нос, подбородок.

– А я не могу поверить, что ты мне позволила это сделать!

– Так ты же у нас главный, – оправдываясь, сказала я.

– Сегодня я точно в этом полностью убедился, – сказал он, опять начиная смеяться.

– Не смешно!

– Вайолет, главное это подчинение, – бормотал он, накрывая меня своим телом, устраиваясь у меня между ног. – Ты же продемонстрировала сегодня отличную выдержку. – Он потерся щетиной о уже болезненные соски, я же втянула воздух сквозь зубы, боль прекратилась, как только Риз коснулся их языком.

– Пожалуйста, скажи мне, что ты сотрешь это видео, – сказала я, неожиданно поняв, что у него могут быть такие же видео с другими женщинами.

– Это камера Брюса и монитор для няни, они ничего не записывает, только показывает, – хихикнул он, когда мои глаза расширились от его слов.

– Ого, какой креативный подход, – сказала я, сжимая в руках эго эрекцию.

– По мне, так просто гениально, – ответил он, его голос становился хриплым от желания.

– Я до сих пор не могу поверить, что ты со мной вытворял, – я говорила и ласкала его член, после чего он прижимался у меня между ног, и я забылась от ощущений, вызванных покручиванием его бедер возле моего входа. – Что заставил испытать.

Он поднял голову и посмотрел на меня с такой искренностью в глазах, ради которой хотелось жить.

– Для тебя все что угодно.

 

***

 

Я ощутила тяжесть на животе и быстро открыла глаза. Риз посадил на меня Брюса, а тот начал стучать по моей груди.

– Втавай, втавай. – Он посмотрел на отца, Риз лишь подначивал его, и я засмеялась над ними обоими. Брюс такой милый. У него пухлые ручки, и костяшки его пальцев на маленьких кулачках были едва видны. На нем была пижама, с выпирающим сзади памперсом. Его красивые серые глаза были точной копией Риза. Ресницы длинные и темные, делая его глаза сияющими. Я не могла на него насмотреться. Волосики торчали в разные стороны, а голос походил на писк.

– Втавай, втавай, – повторял он, теперь стуча кулачками по животу, заставляя меня засмеяться сильнее.

– Все, все, я встала, – сказала я, улыбнувшись, поддерживая его за попу, чтобы он не упал.

Брюс наклонился ко мне, широко открыв рот, на его губах появилась немного слюны и он смачно поцеловал меня в подбородок. Я расхохоталась от такой нежности, и посмотрела на Риза, он лежал с довольной улыбкой.

– Доброе утро, – я поприветствовала его, и Риз потянулся ко мне, целуя меня намного лучше своего сына. Я отвечала на поцелуй, в то время как Брюс продолжал прыгать по мне, прерывая наше блаженство. В следующий момент я почувствовала, как маленькие ручонки схватили мои волосы и потянул так сильно, что на глазах навернулись слезы. Я вскрикнула, немного ошарашено, Риз же тут же прервал поцелуй.

– Ох, черт, – и поспешил высвободить мои волосы из рук сына.

– Я же говорил тебе – он маленький Годзила, – проговорил он, аккуратно возвращая пряди на место.

– Ничего страшного, – ответила я, беря Брюса за руки, чтобы он не повторил этого снова. Это было больно. Я встала с постели, не выпуская из рук Брюса, и вышла из комнаты.

– Вы будете завтракать? – спросила я, спускаясь по лестнице, пока Брюс ерзал у меня на руках, махая руками отцу, идущему за мной.

– Мы позавтракали. Кстати, соня, уже полдень.

– Ну, понимаешь, я вчера сильно вымоталась, не догадываешься, кто в этом виноват?

– Завтра ты тоже проснешься уставшей, – пообещал он, когда мы спустились на первый этаж.

Я пошла на кухню, посадила своего приятеля на коврик, и достала из холодильника сок. Брюс поднялся и побежал к своей коробке с игрушками, и мигом начал все оттуда вытаскивать.

Я повернулась к Ризу, он не сводил глаз с сына.

– Думаю, пора тебе все мне рассказать. – Риз немного напрягся от моей фразы, но старался не подавать вида.

– О чем? – уточнил он, доставая еще один стакан, наливая себе сока.

– Я хочу знать о ней.

Он пил долго, глотая с трудом.

– Здесь нечего рассказывать. О ней даже не стоит говорить.

– Ты обещал, – напомнила я.

– Хорошо, – замешкавшись, сказал он. – Она была распутной, манипулирующей сукой.

– Можно подробнее, – сказала я, забирая у него стакан, не давая возможности отвлекаться.

Он фыркнул, облокотился на стол, и, глядя через мое плечо, следил за сыном.

– Риз. – Я стояла, скрестив руки на груди, притопывая ногой.

– Это был ее клуб, – сказал он, внимательно следя за моей реакцией. Когда я не отреагировала, он продолжил: – Она была свахой, и именно для этих целей открыла клуб.

– В твоем мире она вроде Госпожи, да? – заинтригованно спросила я.

– Да, но она делала это из своих сугубо эгоистичных побуждений, она злобная сучка. Дерьмо! – сказал Риз и понизил голос, чтобы Брюс не слышал, как он ругается – уже дважды за сегодня. – Он выдохнул, стараясь успокоиться. – Мы познакомились в «Бараке», это было основное место наших встреч, но она хотела начать новый бизнес. Долгое время «Барак» был основным клубом, который я посещал, там же я знакомился с сабами. После открытия «Кроличьей норы» многие члены клуба перешли туда, я же перешел туда из-за нее. Я был увлечен ею. В некотором смысле, мы идеально подходили друг другу. Я знал, она хотела меня, но я даже не догадывался, чем мне придется заплатить за свое любопытство.

– Хорошо, – пробубнила я, стараясь не выдавать ревности.

– Ты ревнуешь, – сказал он с самодовольной ухмылкой.

– Не льсти себе, – ответила я, злясь на то, как хорошо он меня знает.

– Когда я встретил ее, у меня уже был некий опыт отношений Дом – саба. Но они не вызывали интереса. Мне стало…

– Скучно, – я закончила его предложение, и он согласно кивнул.

– Она была больной, да и я тоже, то есть, для нее главным было разрушить жизнь других. Если она положила глаз на кого-то или чью-то сабу, то делала все, пока не получит желаемого.

– Подожди, – перебила я, прокручивая его слова. – Ты хочешь сказать, что был ее сабмиссивом? – Мои глаза расширились, и я почувствовала небольшое возбуждение от представления Риза в этом роли.

– Нет, конечно, – резко ответил он, и его слова словно ужалили, и мне захотелось сократить расстояние между нами.

Я запрыгнула на стойку, усаживаясь к нему лицом, оттягивая футболку вниз, прикрывая белье.

– Не прикрывайся, он тебя не видит, а я не прочь посмотреть, – взволнованно пробормотал он.

– Не сейчас, – ответила я, натягивая футболку, от чего Риз закатил глаза. – Ладно, значит, она не особо стремилась к материнству?

– Ты забегаешь вперед, хотя я не против, мне бы...

– Ой, прости, продолжай. Я замолкаю, – я умоляла его продолжить.

– Я был только Домом, она же пробовала разное, поэтому она настояла на совместной работе для раскрутки клуба. После открытия клуба мы порвали отношения со своими партнерами, и со временем стали парой.

– То есть ты влюбился в нее? – Я не могла смотреть ему в глаза, когда он говорит о той, кого он любил в прошлом, поэтому мой взгляд был направлен на его грудь.

– Нет, я ощущал себя жертвой, – голос его был весьма раздраженным. – Помнишь, я рассказывал тебе, что может случиться на сессиях? С ее помощью это случалось не только у нас, но и в других парах, до тех пор, пока я не сдался. Она так ловко всеми манипулировала, и я признаюсь, позволил ей управлять мной. Когда я больше не мог выносить этой игры, я порвал с ней, а она забеременела и мне пришлось...

–Что? – спросила я, в надежде, что он не остановится.

Он задумался, а потом посмотрел мне в глаза.

– Она любила экстрим, и я не шучу. Она обожала, когда ее били флоггером и часто. А это не для всех. Она любила разные вещи, с которыми мне приходилось мириться. Она жаждала крови, нравилось быть избитой и изнасилованной, замученной всеми возможными способами, но я не мог этого делать. Тогда она искала того, кто мог. Во время беременности я часто видел ее в ситуациях, в которых не хочешь видеть ни одну женщину. Когда она была на пятом месяце, я нашел ее в клубе с кляпом во рту и избитую. Кровь шла из всех возможных и невозможных мест. Перед уходом парень даже помочился на нее. В тот момент мне хотелось закончить то, что он начал и тогда я был бы свободен. Именно в ту ночь, я решил уйти из клуба. Я чуть не подал иск на нее, и тогда мы заключили сделку.

– Какую сделку?

– Я должен был заботиться о ней, пока она не родит.

– Заботиться о ней? – переспросила я, хотя прекрасно знала, что он скажет дальше.

– Вайолет, поверь мне, ты не захочешь это слышать.

– Я поняла, – ответила я, понимая, как мне неприятна эта тема. – Сексуально, я поняла, ты должен был удовлетворять все ее нужны. Почему тебе пришлось сделать вазэктомию?

– Она настаивала на этом. Должно быть она думала, что Брюс не выживет. Она хотела сделать меня стерильным в отместку за то, что ей приходится вынашивать ребенка. Я не знал всех причин, должно быть все дело было в контроле, именно его она получила во время беременности. Я был в полном ее распоряжении. Она полагала, что и после рождения ребенка мы останемся вместе. Я должен был позаботиться о своем сыне. Ее совершенно не заботило его состояние. Я настоял, чтобы она переехала ко мне, и я делал все, чего бы она не пожелала, в надежде в будущем оградить его от нее. Когда он родился, она даже не взглянула на него. Через неделю после родов, после того, как я сказал ей, что нас больше ничего не связывает, она съехала. Я получил сына, больше мне от нее ничего не нужно было. Слава богу, он был здоровым, и я мог вздохнуть спокойно. Ее карьера пошла в гору, она отгородилась от основных членов «Кроличьей норы», поэтому в качестве расплаты, она переписала клуб на меня. Сначала я не хотел его, но она настаивала, чтобы в дальнейшем я не требовал денег на содержания ребенка, поэтому мы заключили еще одну сделку. Она отказывалась от материнских прав, я же получал клуб.

– Господи, – я посмотрела на Брюса, как раз в этот момент он оглянулся, видя, что мы смотрим на него.

– Ты бы никогда не заподозрила ее в таком лицемерии. Иногда поражаешься, как люди могут скрывать свою истинную натуру. Она была красивой, умной, и в тоже время самым ужасным человеком, кого я только встречал. – Риз говорил, сжимая края стойки. – Когда он родился, я сделал тест на отцовство. Я не хотел ругаться с ней, пока она была беременной, тогда бы это был прекрасная отговорка для аборта. Я прошел через ад, но оно того стоило, – сказал он, глядя через мое плечо на Брюса.

– Ой, он точно твой, – сказала я, указывая на Брюса, который сейчас стучал пластиковым молотком по игрушкам.

Риз улыбнулся.

– Теперь я не сомневаюсь в этом, – я повернулась к нему, он поймал меня, за умилением над Брюсом.

– Ты все сделал правильно, и теперь у тебя есть он, – я говорила, не сводя глаз с Брюса, бегающего по комнате и размахивающего своим молоточком.

Сочельник.

 

Это был невероятный месяц, состоящий из бессонных ночей наполненных сексом и смехом, несчитанного количества часов проведенного с Брюсом, и это только начало. У нас началось нечто настоящее и значимое. Я все больше и больше стала привыкать к необычным для меня вещам, а Риз не забывал творить чудеса в спальне. Он наконец-то продал клуб, и сегодня был его последний вечер, в качестве хозяина. Он нашел покупателей, желающих забрать клуб и сделать из него нечто стоящее. Взрослая, более опытная пара, которые с радостью оставили себе гнездышко, где можно было, не стесняясь раскрыть свою сексуальность. Я встретилась с ними, в день заключения сделки, мне было интересно посмотреть на пару, которая пришла в «Кроличью нору» за тем же, за чем и я.

Я пришла сюда за сексуальной революцией, а получила намного, намного больше.

Я нашла утешение после неудачного брака в руках заботливого и властного мужчины. Я еще никогда не любила так отчаянно, я хотела его, стоило мне только о нем подумать. Он мужчина, который завладел моим сердцем, телом и душой, хотя признаюсь я не сильно этому и сопротивлялась. Кажется, наша страсть и жажда друг друга не угаснет даже по прошествии времени. Мы проводим дни, борясь с миром, а по ночам снимает стресс самым приятным способом.

Я только что получила уведомление, сообщающее, что в первую неделю января мне придется в суде встретиться лицом к лицу с моим нападающим. Но вместо переживаний, я испытывала радость от того, что я в последний раз увижу монстра, который едва не лишил меня жизни, едва не забравший мое счастье.

Когда я приехала, в клубе было темно, и я зашла, поприветствовав Тару. Я знала, Риз еще как минимум час будет здесь, прежде чем отвезет Брюса к своим родителям на праздники, но все же, написала ему сообщение, убедившись, что он там. Это место нашего знакомства, оно хранит небольшие воспоминания, хоть в начале наши отношения были сугубо сексуальными. Я сказала ему, что мне придется покинуть его, и я проведу Рождество с родителями и друзьями. Поэтому у меня было огромное желание сделать его последний вечер в качестве владельца незабываемым.

Его реакция на мое неожиданное появление была весьма красноречива: глаза расширились, губы чуть приоткрыты. Я закрыла дверь его кабинета, и сняла пиджак, показывая ему красный кожаный корсет, купленный на Хэллоуин. Тот, который я обещала ему показать.

Я была в образе: волосы начесаны в стиле пин-ап, губы кроваво-красного цвета, а корсет приподнимает мою грудь так, что соски стояли от постоянного соприкосновения с кожей. На ногах были туфли на высоком каблуке, украшенные шипами, а на шее черный бархатный шарф с цепью по краям.

– Счастливого рождества, Риз, – соблазнительно прошептала я, пока он осматривал меня с ног до головы. В его серых глазах сверкнул огонь желания, и взгляд переместился с глаз на губы, а потом медленно спустился по ногам. Его губы медленно растянулись в улыбку, пока он осматривал меня. Я не услышала ни одной команды, а это означало, что сегодня командую я. Он позволит мне быть главной.

Счастливого мне рождества!

– Сядь и не двигайся. Я желаю ощутить твой член у себя во рту! – без промедления приказала я. Я была готова к этому представлению. Он приподнял бровь, на губах небольшая ухмылка, но он послушался и быстро сел, не разрывая зрительного контакта. Я подошла и встала прямо перед ним, проговорив следующий приказ. – Ты не трогаешь меня, ни разу, иначе не получишь сегодня эту прекрасную розовую киску.

Он усмехнулся, когда я, стоя перед ним, резко дернула за ширинку, высвобождая его. Он был чертовски твердым, и я увидела маленькую капельку на конце, после чего сжала его в руке, слизала ее, заставляя дернуться.

– Мне не терпится ощутить этот огромный член внутри, но думаю для начала, я покажу тебе то, что ты можешь получить. – Его глаза округлились, когда я сняла трусики, открывая ему вид на мой сочащийся влагой центр. Разведя складочки пальцами, я провела другой рукой по ним вверх-вниз. Я текла от предвкушения, поэтому поднесла влажные пальцы к его губах. Со вздохом, он широко открыл рот, ожидая, что я вложу туда пальцы.

– И почему я должна давать их тебе? Ты думаешь, ты их заслужил? – Я подвинулась ближе, и теперь была в дюйме от его лица. Я слышала, как он зарычал, видела, как дернулся член. Я возбудилась еще больше, слыша его учащенное дыхание.

– Ты хочешь это? – Мой гладкий лобок был прямо перед его носом, и я увидела его суровый взгляд, он злился, за то, что я дразнила его. Риз обожал мой аромат и вкус, он каждый день говорил мне об этом. Я думаю, это был первый раз, когда над ним действительно доминировали. Я решила не спешить с подарком. Поэтому вложила пальцы в его приоткрытый рот.

– Соси хорошо, иначе ничего не получишь, Риз, – он высунул язык, обхватил мои пальцы, и просунул их себе в рот, безжалостно сося. Я щелкнула по его носу, когда едва не потеряла контроль.

– Достаточно! – сказала я, удивляясь командному тону. Даже он был немного удивлен с какой легкостью мне это удавалось сделать.

– Ххмммм, что же сделать, – раздумывала я, поворачивая его креслу, член был почти фиолетовый и пульсировал, он буквально трахал меня глазами. – Скажи мне, Риз, я лучшая из тех, кто у тебя был? Мы оба знаем, ты был бабником до меня. – Я сама чуть не рассмеялась от своего вопроса, но его взгляд и слова заставляли меня продолжить.

– Почему бы тебе не опуститься на него, и тогда ты узнаешь ответ, – его голос был спокойным и властным, и мне пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не послушаться его.

– Сегодня не ты устанавливаешь правила, – я сняла корсет, стянула Риза вниз, практически положив спиной на кресло. Оседлав его ноги, моя киска коснулась его члена, а соски были на уровне носа, в одном наклоне от его губ. У него перехватило дыхание, он облизнул губы, и закатил глаза, когда я, дразня, скользила вверх-вниз по его члену.

– По-моему немного ванильно, ты так не думаешь, Риз? – не дожидаясь его ответа, я развернулась так, что теперь раскачиваясь, я могла дразнить его головку, при этом приближая попку к его носу.

– Черт, – прошептал он, пока я смачивала и играла его членом, сжимая при этом его яйца.

– Хочешь прикоснутся ко мне? – прошептала я, когда я опустилась на его головку. – Я позволю тебе ощутить лишь дюйм моего тела, – я опустилась ниже, обхватывая горячим центром его член, проталкивая его, как и обещала всего на дюйм. Я услышала, как он выругался, но все же оставил руки там, где они и лежали. Я усугубляла его положение, опускаясь и поднимаясь на дюйм, дразня его.

– Нет, – я встала с него, и развернула его кресло так, чтобы он был лицом к столу. Сев на край, я расставила ноги, давая ему полный обзор моей промежности. Он посмотрел на меня, в глазах пытка от того, как я без стеснения раскрываю ему себя. – Мне кажется, ты еще не готов. Я не чувствую этого, Риз. Может мне просто лечь, и самой себя трахнуть. – Я так и сделала. Я раздвинула ноги перед его лицом, я легла на стол. Я услышала еще один его стон, он сел там, где мне и нужно было. Мои ноги немного покачивались, пока каблуки упирались в подлокотники. Чуть приподняв попу, я пододвинулась ближе к его лицу, и вставила два пальца.

– Черт, Вайолет, – его дыхание коснулось моей киски, и я была уже на грани. Перестав двигать рукой, я посмотрела на него. Его глаза были черными. Я получила желаемое, меня ждет КРАСНЫЙ от Риза!

Вперед, Вайолет!

– Разве я разрешала тебе говорить? – я улыбнулась, Риз неотрывно смотрел на мое влагалище и опять был в дюйме от него. – Не двигайся! – Я облизнула пальцы, и вернула их на место, поигрывая с клитором именно так, как он мне показывал. Я слышала хлюпающие звуки, пока двигала пальцами. Я ощутила рывок, означающий, что я уже близко. Мое дыхание участилось, грудь налилась, и я задвигала пальцами быстрее, глядя как он наслаждается видом, а его глаза мутнеют от возбуждения. Я остановилась, когда была в секунде от оргазма, и услышала его протестующий рык.

Я была в шоке, когда увидела, как раздуваются его ноздри. Я и не подозревала, что мое маленькое представление так сильно на него повлияет. Я быстро села, касаясь сосками его лица.

– Ты получишь только то, что я тебе дам, – выкрикнула я, и опустилась перед ним на колени, и мои собственные желания начали мешать моему контролю. Наши глаза встретились, пока я обхватывала его пульсирующий член, и начала поглаживать. Его дыхание стало прерывистым, и я проглотил его целиком, а он дернулся у меня во рту. Я застонала, сося быстрее, крепче отхватывая его губами, ощущая на языке очередную каплю его спермы.

Теперь его дыхание походило на шипение, он вцепился руками в подлокотник с такой силой, что костяшки побелели.

– Я хочу немного тебя попробовать, – сказала я, проводя рукой по стволу. Открыв рот шире, я протолкнула его по глотке, чувствуя, как он начал ерзать. Он был близок. – Не смей кончать! – прохрипела я, работая усердней, вытягивая из него все соки. Еще пара поглаживаний, и он был весь в поту, полностью лишившись контроля. Я одарила его довольной улыбкой. Выпустив его изо рта, я услышала его протяжный стон, а затем встала.

– А теперь трахни меня, – приказала я.

Он подпрыгнул, вцепился мне в горло, и жадно накрыл губы. Наши языки безжалостно боролись за власть, но так и не смогли определить победителя. Я вскрикнула, когда он развел мои ягодицы, сжимая и массируя их, прижимая тело к своей эрекции. Он начал двигаться, пока я пыталась его целовать, и повалил меня на стол, зарываясь лицом у меня между ног, облизывая мою попку, доходя до киски. Я закричала, когда он вставил в меня пальцы, при этом поедая меня, как будто я его последний ужин. Он резко двигал пальцами, не выпуская из губ клитор, быстро доводя меня до оргазма. Я начала извиваться, ноги тряслись, а мое тело взорвалось от ощущений, он не останавливался, даже когда я кончила.

– Ох, черт, Риз, да, да, – я кричала, кончая на протяжении минуты, ощущая как волны оргазма стали стихать, он высунул язык, оторвал мою попу от края стола, и начал трахать меня языком. Через секунду, попа опять коснулась стола, и когда я подняла глаза, то увидела, как он стоял передо мной, его черные глаза были безумные от желания. Он стянул свою рубашку, открывая мне вид на потрясающую грудь. Будучи голым, он ласкал мое тело обеими руками, прикасаясь к каждому дюйму моей кожи, заставляя меня стонать и извиваться под ним.

– Ты идеальная, Вайолет, и ты моя! – Он схватил рукой член и направил в меня, склоняясь для поцелуя. Вдоволь насладившись моими губами, он толкнул в меня, заполняя меня полностью. Закинув ноги себе на плечи, он брал меня быстро и жестко. Его движения были такими собственническими, а руки старались не пропустить ни единого участка тела.

Ближе к концу, он усадил меня к се






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.051 с.