Я не могу найти цирк. У Вас должна быть хоть - какая-то подсказка, как мне отыскать его. — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Я не могу найти цирк. У Вас должна быть хоть - какая-то подсказка, как мне отыскать его.



Он отвечает:

В таком случае, мне не понадобилась бы твоя помощь.

Я пишу:

Что такого важного в цирке?

Он отвечает:

Ты поймешь, когда добраться туда. Это касается нас обоих. У тебя осталось десять часов, в противном случае, цирк закроется. Мне нужно, чтобы ты отыскала его, пока в нем полно народу, иначе мне станет уже неинтересно. Я бы на твоем месте поспешил.

 


Глава 48

Страна Чудес

Оставшееся время: 9 часов, 54 минуты

Мне приходит в голову позвонить Пиллару, но телефон не ловит сигнал реального мира. Каким образом он работает в Стране Чудес, я ума не приложу.

Я понимаю, что озадачена также как и Мартовский Заяц, когда он рассказывал мне о порталах. И, конечно же, меня осеняет, что я всего лишь в своей воображаемой Стране-не-не-не, избегая очевидной правды: я попала в аварию и теперь я ни больше ни меньше изувеченный инвалид в психушке, который убивает время, выдумывая истории.

Сказать по правде, с тех пор, как я встретила Пиллара, в том, что я делаю..., или сделала, нет никакого смысла. Сказать по правде, я могла бы быть просто безумной и все, кто слушает мой бессвязный рассказ - всего лишь жертва моих беспокойных мыслей. Сказать по правде, я могла бы просто принять все то безумие, что твориться вокруг меня и смеяться над ним, как над утренним мультфильмом по телевизору за чашкой хлопьев, а после совершенно забыть об этом.

Я могу лишь признать в том, что я чокнутая,и мне с этим неплохо живется. Лечь бы, уставившись в потолок и пусть мир крутиться в моей голове, словно карусель.

Но вот, что тревожит меня в моем же безумии - я знаю о нем. Я интересуюсь им. Пытаюсь анализировать. Разве чокнутым не полагается знать, что они чокнулись?

Внезапно, мои мысли прерываются. Прерываются тем, что расставляет все точки над й. По - крайней мере, все происходит будто в повседневной жизни, когда мы понятия не имеем, что происходит, но отчаянно цепляемся за подсказки, которые оставляет нам жизнь. Передо мной раскинулся Улиточный Холм, тот самый, о котором говорил Шляпник и о котором предупреждал меня Мартовский Заяц.

 


Глава 49

Приёмный Зал, Букингемский Дворец, Лондон

Доктор Том Трак вжался в стул посреди огромной толпы. Ему удалось надуть охрану, притворившись, тем самым человеком, которому предназначалось приглашение. Это было не трудно.

Он надел свой лучший фрак, арендовал дорогущий Бентли и заставил Оджера притвориться своим личным шофером. Прибыв во дворец, он помпезно взмахнул своим приглашением и скрылся внутри. Его провели по тускло освещенным коридорам, один сменял другой, пока, наконец, он не добрался до секретной приемной залы, где-то в глубине дворца. Затем его провели к месту, так и не поняв, что он здесь чужак.



В темном зале, он был не в силах разглядеть всех тех важных дам и джентльменов со всего света, которые сидели рядом. Неужели он и вправду среди них?

Сцена была ярко освещена, ожидая появления Королевы. Доктор Том Тракс с нетерпением хотел узнать, что же такого в этом чертовом Событии.

 


Глава 50

Страна Чудес

Оставшееся время: 9 часов, 44 минуты

Обалдевшая, я пытаюсь все переосмыслить. Значит,Шляпник думал, что Улиточный Холм находится в Саду Космических Размышлений реального мира, а на самом деле он в Стране Чудес? Это кажется правдоподобным, раз уж Шляпник не знает, как добраться до цирка.

Давай не будем пороть горячку, Алиса. Ты здесь, главным образом за тем, чтобы поймать кролика, прежде чем он рванет, но для этого придется подыграть Шляпнику и найти цирк. Вот и все, что тебе известно об этом. ХВАТИТ думать и иди искать цирк.

Я босиком бегу к Улиточному Холму. Это спиральная гора, похожая на перевернутый конус с зелеными дорожками до самого верха. Она напоминает мне картинку Вавилона, которую я видела однажды, но не уверена, что они каким-то образом связаны. Я лезу и лезу наверх, интересно, что я найду наверху. Теперь, я вспоминаю о Джеке и Бобовом Стебле.

Улиточный Холм огромен. У меня начинается одышка,и я чувствую слабость, но все же продолжаю свой подъем. Удивительно, но движение по спирали, кажется, ослабляет Синдром Алисы. Вещи снова обретают свой нормальный размер. В конце концов, когда я добираюсь до вершины, я понимаю, что она гораздо меньше, чем я думала. Меня осеняет: что если в книге Алиса не падала, что если она всего- навсего страдала Синдромом Алисы, клинически известным заболеванием, которое может быть вызвано мигренью?



Мигрени? Теми самыми, которыми страдал Льюис Кэрролл? Что если Льюис был болен? Что эти мигрени и свели его с ума? Быть может, он тоже был обычным безумцем, как и все мы?

Я прогоняю безумные мысли и фокусируюсь на подъеме. Как приятно видеть все, так как оно есть на самом деле..., не многое в Стране Чудес можно назвать нормальным. Но с высоты Улиточного Холма она прекрасна. Будто любоваться радугой с небес, а не с земли. Каждый уголок Страны Чудес фееричен. Я с легкостью вижу дворец Червонной Королевы и домик Пекаря, в котором уже бывала прежде.

На вершине Улиточного Холма пусто, за исключением моей Тигровой Лилии, которая покачиваясь, греется на солнышке.

- Как ты сюда попала? - спрашиваю я.

- Я всегда была здесь. - Хихикает она.

- Нет, это не так. Несколько минут назад ты была вон там.

- Там, тут, какая разница? - Смеется она. - Все равно я передумала и хочу рассказать тебе о цирке.

Я пытаюсь успокоиться и не рассердиться.

- Почему ты передумала?

- Честно? Потому что ты нашла Улиточный Холм.

- Что все это значит?

- Увидеть Улиточный Холм под силу лишь трем людям. Поэтому Шляпник хотел, чтобы ты нашла его.

- Оу. - Теперь мне становится капельку понятней. Впрочем, бомба в кролике, платье, перчатки и веер все еще для меня тайна. - То есть, сейчас он за мной наблюдает и ждет, когда я приведу его к месту, которое он так жаждет найти?

- Должно быть, - говорит она. - Я ведь не Шляпник, знаешь ли.

Я думаю над этим, выбора - то у меня по - прежнему нет. Я должна выполнить свою часть сделки со Шляпником, чтобы он рассказал мне, где кролик.

- Ты сказала, что лишь троим под силу найти Улиточный Холм?

- Льюису Кэрролу, Мартовскому Зайцу и..., угадай кому? - подмигивает она.

- Настоящей Алисе? - Надеюсь я.

- Тут ты права.

- Значит, это я. - Вздыхаю я. - Наконец-то.

- Ну, с этим по-прежнему сложно, - говорит она. - Видишь ли, ты - Настоящая Алиса в нереальном мире.

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду то, что ты упала в кроличью нору, тебя перенесли в это место, которое, честно говоря, я не уверена, что из себя представляет. Это может быть пародийная версия Страны Чудес или еще чего похуже.

- Я уже ничего не понимаю из всего того, что ты мне говоришь. - Я хватаюсь за голову, не давая ей разорваться на части. - Может, ты уже просто скажешь мне, где цирк?

- Да он прямо перед тобой,- говорит она. - Ты поднялась наверх только затем, чтобы отыскать кое-что внизу. - Она показывает на Страну Чудес. Я слежу за ней взглядом и вижу его вдали: шатер цирка.

 


Глава 51

Приёмный зал, Букингемский Дворец, Лондон

Доктор Том Тракл наблюдал, как Королева поднималась на сцену. Люди встали и с энтузиазмом зааплодировали, пока она подходила к трибуне. Широкая улыбка на ее лице была мимолетной, после она попросила всех «заткнуться» и «сесть».

- Спасибо, что приняли мое приглашение на самое важное событие в истории человечества, - начала она. - Я выбрала вас по причинам, которые могут быть понятны только нам подобным. У каждого из вас есть прошлое, которому я сочувствую и полностью понимаю.

Доктор Том подумал, что знает, что именно она имела в виду, поэтому бросил взгляд на список приглашенных, значившийся на обратной стороне его приглашения. Но ему не нужно было дожидаться, пока его подозрения подтвердятся.

- Но прежде чем, я раскрою свой план, я хочу, чтобы вы кое-что увидели.

Она подала сигнал Маргарет Кент,и за ее спиной опустился экран.

- Сейчас мы увидим несколько плохих воспоминаний, но это необходимость.

Доктор Том увидел, как экран загорелся, любопытствуя, что же он сейчас увидит.

 


Глава 52

Лабиринт, Страна Чудес

Оставшееся время: 9 часов, 23 минуты

Чтобы добраться до цирка, нужно пройти лабиринт. Я попыталась запомнить его, пока была на вершине Улиточного Холма, но сейчас я уже не столь уверена, что не потеряюсь где-нибудь в его недрах. Лабиринт, сделанный из живой изгороди, извивался влево и вправо, но ярешительно настроена пройти его до конца, и добраться до цирка в самом центре, как мне удалось увидеть с верхушки спирального холма. Я заметила, что пока я шла, небо снова стало голубым,и мне послышались голоса вдали. Цирк?

Стена за стеной, поворот за поворотом, я схожу с ума. Когда мне кажется, что я приближаюсь к звуку, лабиринт кончается. И мне приходится начинать все заново.

Мысленно, я сосредотачиваюсь на источнике звука. Он исходит слева? Или справа? Он вроде звучит приглушенно, потому что в лабиринте тупик? Или же он идет отсюда? Звуки ликующей толпы. Кажется, все радуются чему-то. Мне все любопытней и любопытней. Несколько шагов спустя,я снова натыкаюсь на собственный же след. Кто-то становится передо мной. Тот, кого я совсем не ожидала встретить здесь.

- Фабиола?

- Приятно снова увидеть тебя, Алиса. - С головы до ног она во всем белом. Ее платье развевает легкий ветерок, а улыбка все также очаровательна.

- Я не ожидала Вас здесь увидеть, - говорю я.

- Я не совсем я в этом мире, если это имеет смысл.

- Нет. Не имеет. - Я тихо хихикаю. – В таком случае, что же тогда?

- Понимаю. - Кивает она. - Ты на Временном Мосту, между прошлым и настоящим, реальностью и вымыслом. Это последствия того, что Мартовский Заяц пытался открыть портал в Страну Чудес в своих садах.

- Значит, это не Страна Чудес?

- И да.... и нет.

- Снова да ладом, - ворчу я.

- Это нечто вроде воспоминания, в котором что-то правда, а что-то - ложь. - Фабиола старается изо всех сил, придать всему этому смысл. - Я, как и ты, понятия не имею, как я здесь очутилась. Но зато я знаю, зачем я здесь.

- И зачем же Вы здесь, Фабиола?

- Чтобы предупредить тебя. Кто бы ни привел тебя сюда в этом платье служанки и попросил отыскать цирк, желаетпричинить тебе лишь вред.

- Какой еще вред?

- Хуже всего.... эмоциональный вред.

- Зачем ему причинять вред тому, кто играет по его правилам?

- Для тебя - это единственный способ вспомнить..., по-крайней мере, кое-что.

- Как я убила своих друзей в автобусе?

- Нет. Об этом ты вспомнишь позже, - отвечает Фабиола. - Ты вот-вот вспомнишь, что на самом деле произошло в последние дни существования Страны Чудес. Почему надвигается война; правду, которую я так долго скрывала, даже от самой себя.

- Я думала, что Льюис Кэррол заточил всех Монстров Страны Чудес здесь, чтобы они не смогли посеять хаос в целом мире, - говорю я. - Я видела, как он делал это, когда была в Том Тауэре. Разве не это величайший секрет Страны Чудес?

- Вовсе нет. - Качает головой Фабиола. - Ты хоть когда-нибудь думала, зачем он заточил их?

- Полагаю, потому что они - зло. - Я пытаюсь подобрать слова получше. - И захотят навредить людям в реальном мире.

- Отчасти это так, но это не вся правда. - На глаза Фабиолы наворачиваются слезы. - Видишь ли, существует некая причина, по которой Монстры Страны Чудес подчиняются невероятно могущественной Червонной Королеве.

- Я ожидала, что их предводителем станет Чешир, - говорю я. - То есть, он казался сущим злом с этой своей силой.

- Чешир лишь малейший намек на опасных Чудесников, которые могут появиться в реальном мире. Существует некая причина, почему Войны Страны Чудес могут положить конец всему сущему. Сама причина гораздо опасней, - говорит Фабиола. - Ты хоть раз думала, почему Чешир так сильно презирает людей?

- Потому что люди убили его родителей, более душещипательной истории я еще не слышала.

- Это лишь верхушка айсберга, - говорит Фабиола.- С Монстрами Чудес кое-что произошло, то,что вынудило их стать такими..., не то чтобы в Стране Чудес они были белыми и пушистыми, но по-настоящему злыми они стали позднее.

- Почему бы Вам просто не рассказать мне все, Фабиола? К чему все эти загадки?

- Потому что воспоминания по большей части визуальны. Ты должна увидеть их, чтобы вспомнить..., конечно, если ты - Настоящая Алиса. Не хотелось бы мне проходить через все это снова.

- Очевидно, этот Шляпник считает, что я - это она.

- Мы все надеемся, что ты - это она, - говорит Фабиола. - Знаю, поначалу я не поверила, но поверь мне, мне хочется верить, что ты - это она. Но я не хочу тратить твое время попусту, поскольку ты должна добраться до цирка и увидеть, что произошло в последние дни в Стране Чудес. Я лишь хочу, чтобы ты обратила внимание на дверцу в изгороди справа от тебя.

Я повернула голову и вот она. Деревянная дверь, которой я прежде не видела.

- Нет ничего страшного в том, что ты не заметила ее, - говорит она. - Порой, на пути достижения некой значимой цели, мы упускаем из виду важные детали.

- Хотите, чтобы я ее открыла?

- Не сейчас, - говорит Фабиола. - Я предпочла бы, чтоб ты открыла ее на обратном пути. Тогда ее эффект усилится.

Я вздохнула. Как же я устала. По-настоящему устала. У меня сейчас мозги закипят. Если мне удастся зацепиться хоть за одну нормальную мысль, думаю, я почувствую себя лучше.

- Знаю, это тяжело. - Она приближается и дотрагивается до моей щеки. У нее теплые руки. Я ощущаю себя дома. - Выбор за тобой: идти или нет. Я имею в виду, ты могла бы махнуть рукой на кролика с бомбой, который угрожает Лондонским детям. Нормальный человек так бы и поступил.

- Хотите сказать, лишь ненормальный осмелится рискнуть?

- Не совсем обычный способ донести до тебя это. - Смеется она. - Но это правда. Безумие - не всегда проклятие. Особенно для тех, кто знает, как применить его во благо. А теперь, мне пора идти, Алиса.

Она отнимает руку, и я снова ощущаю себя потерянной. Словно я снова потеряла семью. Одинокая, как и раньше. Я слышу, как толпа ликует. Они так радуются. Почему все должно обернуться бедой.

- И последнее, - говорит Фабиола. - Как только ты доберешься до конца лабиринта, ты покинешь Страну Чудес. Временной Мост перенесет тебя в 19 век.

- В реальном мире?

- Да. - Кивает она. - Алиса, цирк был в реальном мире. Это был первый момент в истории, когда столкнулись Страна Чудес и реальный мир.

 


Глава 53

Приёмный Зал, Букингемский Дворец, Лондон

Том Тракл прищурился, разглядывая экран в темноте. Фильм был из этого мира. Словно некий чокнутый режиссер снял фильм о Стране Чудес, свалив все в одну кучу. Впрочем, фильм оказался неплох. За исключением того, что Королева назвала его документальным.

Все вокруг Тома вздыхали и говорили о том, что они скучают по старым денькам Страны Чудес. Это должно было свести его с ума, но нет. Том, незаметно для большинства, был слишком хорошо информирован о Стране Чудес, и в его собственные планы входило найти ее. Конечно, он обманул всех своей игрой в то, что он не верил в ее существование, изначально же, он едва ли не до смерти подвергал Алису шоковой терапии в Мухоморне, но все это было лишь прикрытием. Никто и не подозревал, каким он был на самом деле, он просто ждал, пока все кусочки пазла соберутся воедино, чтобы нанести удар посильнее, как он и планировал. Но даже если и так, просмотр фильма оказался довольно меланхоличным.

Что действительно застало его врасплох, так это когда экран погас на несколько секунд. Все затихли, а затем на экране появилось слово. Слово, которое ровным счетом ничего не значило для Тома, но среди толпы раздались возгласы.

- А сейчас, - сказала Королева, - настало время заглянуть в это воспоминание, которое обычно нам ненавистно вспоминать, но такова необходимость.

Фильм начался и Том задумался над словом, которое только что прочел. Почему оно так сильно испугало всех присутствующих, включая саму Королеву? Это было обычное слово. Даже забавное. Слово, которое частенько вселяло радость в сердца детей.Слово было: цирк.


Глава 54

Цирк

Оставшееся время: 8 часов, 34 минуты

Я, словно сумасшедшая, несусь сломя голову. Думаю, моим ногам любопытно, как и мне самой; мне не терпится увидеть цирк. Из-за этого я падаю, но нахожу в себе силы подняться вновь и вот уже снова бегу в платье горничной сквозь лабиринт.

Что такого могло произойти в цирке? С какой стати Чудесникам было наведываться в цирк? Неужели они там работали?

На бегу, я представляю Пиллара в качестве инспектора манежа, использующего свое дьявольское очарование, чтобы заманивать детишек в шатер. Я представляю Чешира в качестве злобного клоуна. Мартовский Заяц - метатель ножей. Фабиола могла бы быть балериной или мимом, очаровывая публику силой молчания. Детям бы она понравилась. Как на счет остальных? Как на счет Джека?

При одном только воспоминании о нем, по лицу бегут слезы. Неужели он когда-то жил со мной в Стране Чудес?

Я представляю, как мы работаем на трапеции. Алиса Уандер, девушка на трапеции и Джек Даймонд, карточный фокусник. Я воображаю, как он взбирается на трапецию и ловит меня, когда я падаю.

Мысли несутся вскачь, как и ноги, вместе с сердцем. Внезапно, я оказываюсь на месте. Лабиринт закончился. Я в самом центре. Снижая скорость, я с восхищением любуюсь фейерверками в небе, толпами семей и бесконечными ларьками с едой Страны Чудес.

- Добро пожаловать в цирк. - Заманивает людей внутрь инспектор манежа. И это не Пиллар. Некто, кого я никогда не видела прежде. Обычный человек из 19 века. - Прошу вас, заходите и полюбуйтесь на чудеса мира!

Люди устремляются внутрь, пока их дети лакомятся сахарной ватой. Что может быть такого ужасного внутри? На вид все красиво. Цирк как он был двести лет тому назад в самом сердце... Погодите-ка, я все еще в Шотландии? Или уже в Лондоне? Понятия не имею.

- Леди и джентльмены, мальчики и девочки, подходите ближе, заходите к нам, - зазывает инспектор манежа. - Вы не поверите своим глазам. Вы не поверите своему разуму.

Я приближаюсь в платье служанки, волнуясь, что меня не пустят, но несколько детишек, буквально, затаскивают меня с собой. Все горят желанием увидеть долгожданное шоу.

- Внутри шатра вы станете свидетелями того, чего никогда не видели или не слышали прежде, - щебечет инспектор манежа. - Это безумнее, чем сны; удивительней вымысла.

Я захожу внутрь. Цирк красив. Я замечаю, что он и как «Шесть Часов Пополудни» в Мадфоге, выглядит несколько зловеще, только о нем получше заботятся. Он огромен!

- Добро пожаловать на самое удивительное представление на свете. - Инспектор манежа проходит внутрь и выходит на манеж. - Забудьте о фокусниках. Забудьте о клоунах. Забудьте о девушках на трапеции.

Я сажусь среди взбудораженной толпы, любопытствуя, о чем же тогда будет представление.Зачем в цирке забывать о клоунах и фокусниках? Что же мы тогда увидим? И где же Чудесники? Я оглядываюсь, но никого из них не вижу.

- Дамы и господа. - Инспектор манежа поднимает руки, и толпа усаживается на места. - То, что вы сейчас увидите, сведет вас с ума.

Люди вокруг меня аплодируют. У меня возникает ощущение, что этот цирк знаменит. Быть может, они слышали о нем прежде, или даже уже видели это представление.

- От Америки до Бразилии, от Китая до Европы, от Африки до Северного Полюса, - хвалится инспектор манежа. - Со всех уголков мира, и вот мы здесь с вами, в Британии. Это представление, о котором все столько слышали. - Он подставляет руку к уху, ожидая, что толпа прокричит название.

- Самое Сумасшедшее Представление на Свете! - кричит публика.

Инспектор манежа улыбается и подзывает двух ассистентов к себе. Лысый мужчина и огромная женщина, довольно упитанная. Это все, что мне по силу разглядеть издали.

- Вы готовы? - кричит он. Толпа отвечает ошеломительным криком.

Готовы к чему, мысленно спрашиваю я.

Люди вокруг него собирают гигантскую стальную клетку, пока несколько милых танцовщиц развлекают толпу. Сердце лихорадочно стучит. Зачем здесь клетка? Для льва?

- Надеюсь, вы принесли с собой сахарную вату. - Усмехается инспектор манежа. - Потому что она вам понадобится.

Вокруг меня люди достают из сумок сахарную вату всех цветов.

Не знаю почему, но у меня возникает нехорошее предчувствие. Фабиола была права. Не думаю, что мне понравится то, что я увижу, не смотря на то, что понятия не имею, чего ожидать.

Почему я не вижу никого из Чудесников?

- Шоу вот - вот начнется, - говорит инспектор манежа. Мужчина и женщина рядом с ним кажутся знакомыми. Я прищуриваюсь, надеясь узнать их. - Но, как и в каждом городе, большом и маленьком, что мы останавливаемся, позвольте рассказать вам о представлении, которое вы увидите. Позвольте рассказать вам о Невидимой Чуме.

Невидимой Чуме? Это еще что такое.

Когда он заканчивает предложение, я узнаю двоих людей слева и справа от него. Я не могу поверить своим глазам. Кажется, я сейчас потеряю сознание. Это Вальтруда и Оджер, мои злобные надзиратели из Психиатрической Лечебницы Рэдклифф.

 


Глава 55

Приёмный Зал, Букингемский Дворец, Лондон

- Прежде чем я снова вернусь к видео ,я хотела бы вам напомнить о том, чем являлся цирк, - сказала Королева, и Доктор Том жадно вслушался. - То, о чем я хотела бы вам напомнить, называли Невидимой Чумой.

В толпе раздались визги. Том тоже не выдержал. Он уже слышал о Невидимой Чуме прежде, но думал, что это не более чем миф. Он снова уставился в приглашение в своей руке и перечитал список приглашенных, тяжко дыша. Невероятно.

- Возвращаясь в 18 и 19 века, когда я жила в Стране Чудес, все было безумно, - объяснила Королева. - Безумно, но красиво своей бессмысленностью. Сила воображения Льюиса Кэрролла наделила нас безграничностью. Животные и цветы разговаривали. Мы устраивали бесконечные чаепития и... нам это нравилось. И даже больше. В некотором роде, некоторые из нас могли материализовать свои мысли.

Толпа вздохнула.

- Но потом начались галлюцинации, и все стало только страньше, когда та девчонка, Алиса, вошла в наш мир, подвергая критике наш безумный образ жизни. Но кто она такая, чтобы понять красоту помешанных Чудесников? - сказала Королева. - Давайте не будем вдаваться в тот ущерб, что она нанесла, а лучше сосредоточимся на кроличьей норе, что она создала, той самой, что нарушила границы между Страной Чудес и глупым человеческим миром.

Том заерзал на своем стуле. Разве она не сказала, что собирается объяснить, что такое Невидимая Чума? Ему было любопытно.

- Люди стали попадать в наш мир, один за другим, - сказала Королева. - И таким образом, мы тоже попали в их мир. Внезапно, мы оказались в мире, которому не принадлежим. Мир Людей в 19 веке, в Лондоне. В отличие от безумно красочной Страны Чудес, их мир оказался местом войны, нищеты и викторианской тьмы. - Королева остановилась и съела пару своих любимых орешков. - Конечно же, величайшей человеческой слабостью всегда был страх. В частности, страх перед другими. Они боялись всего, что отличалось от них, а потому имели наглость убивать это, изничтожить, назвав врагом. Для них, Чудесники стали безумнейшими из безумных. В это время истории, безумие пока еще не было установлено с медицинской точки зрения, и считалось социально неприемлемым. Люди были невежественны по отношению к тем, кого в этом мире называют детьми - аутистами или умственно-отсталыми. Люди оказались худшими существами, которых создала вселенная.

Диагноз Тома Королеве был в том, что она абсолютный псих, который не жаждал ничего, кроме безоговорочного послушания остальных..., как фламинго в психиатрической лечебнице. Не то чтобы его мнение о ней сейчас сильно изменилось, но она оказалась не так пуста, как он думал. Ей было что рассказать. И это не давало ему покоя. Он очень внимательно слушал.

- Поэтому и тогда люди просто не назвали нас безумцами, - сказала Королева. - Они подумали, что у нас чума. И наша чума, или заболевание, невидимым образом повлияло на наши мозги и не имело никаких известных форм лечения. Вот откуда взялась Невидимая Чума.

Том выдохнул. Теперь, его подозрения по поводу имен людей из списка подтвердились. Все и каждый когда-то были безумны. Правда, большинство из них были людьми значимыми в своей стране: сенаторы, мэры и даже люди, работавшие в Белом Доме и Британском Парламенте. Все они когда-то сошли с ума. Его всегда тревожило, как в правительство нанимали тронувшихся людей. Том сидел среди двух сотен безумнейших психов со всего мира. Богатых. Знаменитых. Могущественных психов.

- Теперь вы понимаете, почему я созвала вас на эту встречу, - сказала Королева. - Мы все одинаковы: были вы Чудесником, или же получили клеймо безумца в этом мире. - Он впился в нее взглядом. - А вы знаете, что люди делают с теми, у кого Невидимая Чума. Вы знаете, что происходит, когда вас называют психом в этом мире.

Том почесал голову. О чем она говорит?

- Я говорю не о психиатрических лечебницах и смирительных рубашках, - сказала Королева. - Я говорю о людской жестокости, совершаемой против тех, кому нужна помощь, вместо того, чтобы назвать их «умственно отсталыми». Я говорю о том, что с нами подобными сделали люди в прошлом. Я говорю о...

Она подняла руки в воздух и толпа встала. Безумная толпа со всех уголков света в унисон повторяла одни и те же слова, словно некий ритуал:

- Вы говорите о том, что произошло с нами в цирке.

 


Глава 56

Цирк

Оставшееся время: 7 часов, 00 минут

Прежде чем у меня появятся хоть какие-нибудь догадки, что Вальтруда и Оджер здесь делают, в клетку вталкивают несколько людей. Толпу кричит. Я стискиваю зубы, слыша их вопли. Все поднимаются и хлопают, закрывая мне обзор.

Я схожу с ума. Кто же там в клетке?

Я пытаюсь посмотреть, но толпа не позволяет мне. Я яростно прорываюсь в проход. Я, по –прежнему, не вижу кто в клетке, поэтому прямо босиком начинаю спускаться вниз, с каждым шагом изображение становиться четче.

Этого не может быть.

Этого не может быть.

Этого не может быть.

Я вижу Льюиса Кэрролла, который держится за прутья клетки, умоляя о пощаде.

Что происходит? Я несусь сломя голову. Затем позади него я вижу Герцогиню Маргарет Кент. Все кричат на нее и бросаются сахарной ватой. Я подбегаю ближе.

Я вижу Червонную Королеву, на ее руках наручники и она кричит на толпу. Потом я вижу Пекаря. Мартовского Зайца.

Боже ты мой. Что происходит?

- Прошу, не нужно, - обращается Льюис к толпе. - Вы не понимаете. Они просто другие. Они не причинят вам вреда.

В нескольких шагах от него я вижу Фабиолу во всем черном,и она заходится истошным криком. А потом я вижу Джека.

Джек!

Я стискиваю прутья клетки.

- Джек, что происходит?

- Тебя не должно быть здесь, Алиса, - кричит на меня Джек, кусочки сахарной ваты прилипли к его лицу. - Беги!

- Джек, я не убегу. - Сцена слишком ошеломительная. Я не заплачу. Я понимаю, что почти вся Страна Чудес в клетке. - Скажи, чем я могу помочь.

- Беги, Алиса! - кричит Льюис. - Беги!

Я поворачиваюсь и смотрю на, якобы, самых здравомыслящих людей в мире, которые кричат и унижают тех, кто в клетке. Мужчины, женщины и их дети. Откуда, ради всего святого, появилось все это безумие? Почему они так сильно их ненавидят?

Пока ответ медленно складывается у меня в голове, инспектор манежа выкрикивает его вместо меня.

- Вы только посмотрите на этих уродов! - кричит он. - Разве они не забавны? Разве они не восхитительны? Разве они не отвратительны?

Уродов? Это то, что люди думали о Чудесниках, когда те попали в их мир? Потому что они выглядели и вели себя не так как они?

- Эти безумные, безумные, безумные существа! - говорит инспектор манежа. - Бросайте в них сахарную вату. Посмейтесь над этим улыбающимся котом. Насладитесь видом уродливой карлицы, считающей себя королевой. Потешайтесь над глупыми шутками человека в шляпе, который устраивает чаепития и считает, что на часах всегдашесть.

Он указывает на кого-то в длинной шляпе. Его лица не разглядеть в тени, но я уверена, что это Безумный Шляпник. Внезапно в толпе появляются чашки, и они начинают бросаться ими в Безумного Шляпника. Они смеются над ними. Я пытаюсь уклониться, между, якобы, безумцами в клетке и теми, кто считает себя видом разумным и все же кидается в них чашками.

- Остановитесь! - Кричу я на толпу. - Какого черта вы о себе возомнили? Это не они уроды, а вы! Вы!

Затем я сознаю свою ошибку. Все останавливаются и смотрят на меня.

 


Глава 57

Приёмный Зал, Букингемский Дворец, Лондон

- Все начиналось, как шутка, - сказала Королева. - Поначалу, никто не понял, что человек страдает от психического расстройства. Обычно таких людей считали одержимыми демонами, которые вызывают у них галлюцинации. Их считали ведьмами, колдунами. В обоих случаях их убивали, если не сжигали на костре.

Тома сейчас же прошиб пот. Вне сомнений, он сидел среди безумнейших из безумцев на этом свете, но Королева приподнимала завесу темной правды человечества, которая была задокументирована, вот только историки предпочитали умалчивать о ней. Людей с психическими заболеваниями все эти годы использовали в качестве приманки для туристов, в качестве развлечений. В офисе самого Тома была картина, на которой люди,развлечения ради, смотрели на психов.

- Затем, когда врачи стали предполагать, что это было следствие болезни, называя ее Невидимой Чумой, нашлись люди с уничижительными идеями собрать всех безумных в тюрьму, будто они совершили преступление, - объяснила Королева. - А в мире, где деньги доминируют над всем, не было ничего страшного в том, чтобы заработать шиллинг или два на стороне. Сумасшедших сажали в клетки на потеху туристам. Люди по всему миру развлекались, за деньги наблюдая за ними. Словно смотришь комедию.

Том достал таблетки и проглотил несколько. Целую горсть. Все, о чем говорила Королева, он знал наверняка.

- Поэтому мы, безумцы, Чудесники, вместо помощи, стали объектом насмешек и издевательств, - сказала Королева. - Мы стали уродами в цирке.

Она подала сигнал своей безумной публике снова сесть по местам.

- Настало время нашей мести.

Она нажала на пульт,и экран загорелся снова. Пора увидеть, что она задумала.

 


Глава 58

Цирк

Оставшееся время: 6 часов, 47 минут

Я стою, глядя на толпу в цирке. Сердце ушло в пятки. Что они собираются со мной сделать?

Когда я об этом думаю, единственный настоящий человек в клетке - Льюис Кэрролл. Опять же, они его все равно не отпустили. Ну, конечно же, потому что он защищает Чудесников - значит, Льюис и сам не всегда считал их монстрами? Полагаю, сейчас они сделают со мной тоже самое.

Разрываясь между бегством и спасением тех, кто в клетках, я понимаю, что это отчасти воспоминание. Сомневаюсь, что я смогу что-либо в нем изменить. Кто бы ни привел меня сюда, он хотел, чтобы я просто увидела все это. Зачем? Понятия не имею.Быть может, он хочет, чтобы я начала оправдывать Черные Шахматы и их преступления в реальном мире.

Я в замешательстве. Кто чокнутый, а кто - нет? Те, кто обратились злом после того, что произошло с ними в клетке, или же те люди, кто бросает сахарную вату в эти бедные заблудшие души?

- Беги! - кричит Фабиола. Ее голос напоминает мне о комнате, в которую она хотела, чтоб я заглянула по возвращении из лабиринта.

Я разворачиваюсь и убегаю, на глаза наворачиваются слезы. На пути к выходу вокруг меня разбиваются чашки. Обратный путь по лабиринту гораздо проще. Думаю, я знаю дорогу, и мне боязно, что люди из цирка могут последовать за мной сюда. Пока я бегу, пытаюсь расставить все точки на i.

Значит, когда Льюис Кэрролл заточил Монстров Страны Чудес за дверьми Страны Чудес, он защищал мир от них, или их от мира? Фабиола сказала, что цирк случился за несколько дней до того, как он заточил их, значит, безопаснее думать, что он пытался их защитить. Или, быть может, он защищал одних, запирая других.

Мне больше нравится это предположение, поскольку очевидно же, что не все те, кто были в клетке стали в итоге частью Черных Шахмат. Например, Фабиола. Происшествие в цирке возымело различный эффект на каждого из них. Также, я не уверена, почему так и не увидела Пиллара, но, быть может, я просто выпустила его из виду во всей этой неразберихе.

Задыхаясь, я добегаю до дверцы. Я поворачиваю дверную ручку и вхожу в комнату, где люди собрались за трапезой в студии Льюиса Кэрролла.От одного вида на глаза наворачиваются слезы, в теле появляется слабость и у меня подгибаются колени.

 


Глава 59

Приёмный Зал, Букингемский Дворец, Лондон

Доктор Том Тракл с напряжением наблюдал за видео Королевы. Было трудно предсказать, чем оно закончится, но толпа вокруг него была в шоке. Для человека вроде него казалось странным симпатизировать сумасшедшим, но он ощутил нечто подобное, по-крайней мере, на мгновение.

Он продолжал смотреть видео, отчаянно желая узнать, что на уме у Королевы. О какой мести она говорила? Какая может быть месть у сумасшедших?

Видео, которое он смотрел, детально описывало все то, что произошло с Королевой и Чудесниками в цирке. Пытки, унижения, и ярость на лицах людей к тому, что ново или отлично от них. Даже Том, человек, который редко сочувствовал безумцам, презирал весь свой вид в те мгновения, пока смотрел на то, что произошло с Чудесниками.

 


Глава 60

За Дверью, Лабиринт, на границах Страны Чудес

Оставшееся время: 6 часов, 11 минут

Люди, собравшиеся в студии Льюиса Кэрролла - мои друзья. Те, кто по суждениям Фабиолы, ходили лишь по белым клеткам Шахматной Доски Жизни.

- Алиса! - приветствует меня Льюис, салютуя фужером вина в руке. Он сидит во главе стола, наполненного всевозможнойедой.

Место выглядит уютным, такого можно ожидать лишь от дома своей семьи. Справа от него сидит Фабиола, кивнув, она улыбается мне.

- Мы скучали по тебе, Алиса. Я подумала, что мы подождем тебя, чтобы ты смогла произнести молитву перед началом трапезы.

Я подхожу ближе и вытираю слезы с глаз. Неужели вся эта комната всего лишь сон? Сон во сне? Безумие с галлюцинациями?

- Тебе стоит попробовать вон те овощи, - говорит Мартовский Заяц, выглядя безумно и в тоже время расслабленно. - Я сам вырастил их у себя в саду.

Я начинаю понимать, что это не сон. Думаю, дверь перенесла меня в другое время, быть может, еще до цирка, когда жизнь в Стране Чудес казалась безмятежной. Собравшиеся за столом, могли быть моими друзьями в то время.

- Нам тебя не хватало, Алиса! - машет мне рукой маленькая девочка рядом с Фабиолой. У нее милая улыбка, но я никак не вспомню, чтобы прежде встречалась с ней. Я машу рукой в ответ и приближаюсь к столу.

- Лучший куриный суп в Стране Чудес, - раздается голос за моей спиной. Это Джек. Он приносит к столу супницу, наполненную игральными картами, и садится рядом с Мартовским Зайцем. - Присаживайся, малышка.

Я сажусь напротив Льюиса Кэрролла, гадая, что же здесь происходит на самом деле. Но в любом случае, я рада, потому что это означает, что я - она. Я - Настоящая Алиса, так ведь? Мы все беремся за руки, и Фабиола просит меня снова произнести молитву.

- Но я ни одной не знаю, - говорю я.

- Просто говори обо всем, что думаешь, - говорит Льюис. - Теперь, мы семья. Мы примем все то, что ты чувствуешь сердцем.

Ошеломленная возможностью иметь такую семью хоть на миг, ошеломленная покоем и любовью, я смотрю на ангельскую, материнскую улыбку Фабиолы; на отцовскую заботу Льюиса» на невинность маленького ребенка и любящие глаза Джека.Мартовский Заяц с легкостью мог бы сойти за доброго дядюшку, который заботиться о нас не меньше, чем о своем саде.

Внезапно, у меня звонит телефон. Я беру трубку, пока все смотрят на меня. Даже Кэрролл не мог вообразить себе подобного устройства в свое время, полагаю, позже мне придется с ним объясниться. Но этого позже могло и не быть вовсе.

Сообщение от Шляпника, не того, что я видела в цирке, а и






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.053 с.