Исследование заикания в зарубежных странах конца первой и второй половины XX века — КиберПедия


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Исследование заикания в зарубежных странах конца первой и второй половины XX века



В конце первой половины XX века некоторые зару­бежные исследователи рассматривали заикающихся как не­кую однородную по своим клиническим проявлениям группу больных (West R., Ansberry M., Carr A., 1957 и др.). Но уже в начале 60-х годов появляются работы, в которых намечает­ся дифференцированный подход к изучению заикания (Johnson W., 1961; Wingate M., 1962). В этих исследованиях указыва­ется дифференциальная диагностика заикания, дающая воз­можность отграничить это заболевание от других речевых рас­стройств, связанных с нарушением темпа и ритма речи. В ка­честве критериев, определяющих заикание, авторы указывают выраженную тяжесть и частоту судорог артикуляционных ор­ганов, ими также намечаются подходы к решению вопросов этиопатогенеза указанной патологии речи.

 

 

В отдельных работах, написанных с бихевиористских по­зиций, вопросы этиологии, клиники и терапии этой сложной, присущей только человеку патологии исследуются без учета социальной значимости речи, и соответственно в этих рабо­тах не принимаются во внимание социально обусловленные причинно-следственные связи, характерные для этиопатоге-неза и особенностей проявления заикания (Bradi J., 1972; Martin R., Haroldson S., 1981).

Одними из наиболее широко обсуждаемых вопросов в за­рубежной литературе являются вопросы о роли наследствен­ности и психического травмирования в этиопатогенезе заи­кания. Исследователями высказываются самые различные, нередко противоречивые точки зрения.

Так, в ряде работ 30—40-х годов указывалось, что конк­ретные данные о передаче заикания по наследству отсутству­ют (Nadoleczny M., 1942; Greene J., 1943 и др.).

К 70—90-м годам накапливаются данные, позволяющие признать определенную роль наследственных признаков в развитии заикания наряду с другими этиологическими фак­торами (Sheehan J., Costley M., 1978).

К. Kidd и сотрудники (1981) исследовали большую группу заикающихся (более 400 больных) и их семей. Они обратили внимание на то, что вероятность возникновения заикания среди родственников увеличивается в четыре раза, если в се­мье есть хотя бы один больной, страдающий этим речевым нарушением. Опасность начать заикаться значительно воз­растает, если заикаются родители. Сыновья заикающихся страдают, по данным авторов, в два раза чаще дочерей. По женской линии потомки заикаются в два раза чаще, чем по мужской. Авторы приходят к выводу, что заикание генети­чески наследуется по вертикали. В возникновении заикания у женщин играет роль большее количество неблагоприятных факторов (видимо, исследователи имеют в виду не только количественные, но и качественные характеристики пато­генных воздействий). Предрасположенность к заиканию в большинстве случаев передается через женщин. Кроме на­следственной предрасположенности авторы допускают воз­действие и других этиологических факторов, но наименее вероятным в возникновении этой патологии речи они счи­тают подражание, на которое ссылаются многие другие ис­следователи.

Аналогичная точка зрения, связанная с ролью наследствен­ности в развитии заикания, в настоящее время высказывает­ся и многими другими авторами. N. Ambrose, N. Сох, Е. Yairi (1997) исследовали 66 студентов из университета Иллиной­са. Результаты подтвердили, что заикание имеет наследствен­ную природу, а женщины от заикания более защищены, чем

мужчины.

D. Т. Drayna (1997) отводит ведущую роль наследственно­му фактору в этиологии заикания. Используя «близнецовый» метод исследования, автор полагает, что за указанное рече­вое нарушение несет «ответственность» определенный ген, выделить который ученые смогут уже в ближайшее время. S. A. M. Kloth, P. Janssen, F. W. Kraaimaat, G. J. Brutten (1995) провели исследование 93 детей дошкольного возрас­та. Все исследованные дети по данным анализа в двухлет­нем возрасте заиканием не страдали. В задачи работы вхо­дило изучение соотношений между генетическими, лингви­стическими, физиологическими и экзогенными факторами, вызвавшими заикание у 26 детей, входящих в «группу рис­ка» (один или оба родителя страдают заиканием). Исследо­вание группы проводилось с помощью опросника, выявля­ющего нарушения речи у родителей, шкалы языкового раз­вития Рейнелла и изучения самостоятельной речи ребенка. Статистически значимые различия были выявлены между группой незаикающихся детей и детьми, начавшими заикать­ся в основном по генетическим характеристикам. При этом исследователи придают значение не только заиканию роди­телей, но и ускоренному темпу их речи. Аналогичный темп речи наблюдается и у детей, начавших заикаться. Данные, полученные в 1995 году, полностью подтвердили наши иссле­дования, проведенные на 100детях и их 164 родителях (Мис-

суловин Л. Я., 1988).

В отдельных работах (Starkweather W., 1995; Srivatsa Z. P., 1995 и др.), подменяя, на наш взгляд, причины следствием, в качестве одного из ведущих этиологических факторов за­икания указывается повышенная мускульная активность в области языка и небно-глоточного аппарата.

Противоположная точка зрения высказывается в статье A. Smith и соавторов (1996), которые провели сравнительное исследование на группах здоровых и заикающихся детей. Были исследованы процессы пения, длительной фонации

 

гласного звука (i), различные варианты речи, дыхание и сгла-тывание воды. Результаты, по мнению авторов, не дают ни­каких свидетельств в пользу того, что активность глоточных мышц выше у заикающихся, чем у детей с нормальной ре­чью.

По поводу роли «испуга» — психотравматизации — при возникновении заикания различными зарубежными исследо­вателями также высказываются противоречивые взгляды.

Ряд авторов считают, что в большинстве случаев заика­ние является следствием острой психотравмы, различной и многообразной по своему характеру и психическому воз­действию, а реализация психотравмирующего агента во многом зависит от эмоциональной сферы больного (Lewis R., 1949 и др.).

Отдельные исследователи большого значения психотрав­ме в этиологии заикания не придают (Douglass E., 1951); многие авторы приходят к выводу о том, что роль «испуга» в возникновении указанной речевой патологии значительно преувеличена в связи с обывательскими представлениями о заикании широких слоев населения (Coulet G., Dornier R., 1949).

Интерес представляет статья С. Van Riper (1992). В ней автор на примере собственных данных и исследований свое­го коллеги W. Johnson подводит неутешительный итог мно­голетнего изучения этиопатогенетических механизмов заи­кания. Применение различных методов исследования (пато­физиологических, фармакологических) убедили соавторов в том, что вопросы происхождения указанного речевого забо­левания в значительной степени до сих пор остаются неизу­ченными, а собранный научный материал даже не дает им возможности высказывать общую точку зрения по поводу понимания сущности заикания.

Приведенное высказывание С. Van Riper подтверждается взглядами на сущность заикания W. Johnson (1988). Трудно согласиться с советами автора, который, обращаясь к своим пациентам, утверждает: «Вы, очевидно, стараетесь говорить и читать медленнее, чем люди с нормальной речью. Если же вы постараетесь делать это с максимально возможной ско­ростью, напряженностей и запинок, вероятно, будет гораздо меньше. Это поможет избавиться от чувства чрезмерной ос­торожности». Если приведенный совет просто звучит бездо-

казательно и игнорирует широко известное положение об уско­ренном в большинстве случаев темпе речи заикающихся, то утверждение автора, что «не так уж и плохо быть заикающим­ся, так как в случае излечения налагаемая на больных ответ­ственность возрастает», просто является антипсихотерапевтиче­ским и может спровоцировать у заикающегося появление исте­рических механизмов «условной желательности симптома».

Говоря о неудачах, которые нередко постигают исследо­вателей такой сложной в этиопатогенетическом и терапев­тическом отношении патологии речи, как заикание, следу­ет обратить внимание на безусловно важное обстоятельство, являющееся одной из причин таких неудач. На него ука­зывает R. Ingham (1997). Он пишет, что нельзя основывать­ся на данных, полученных при исследовании одного-двух заикающихся. Такое утверждение может показаться доста­точно банальным, если бы подобные случаи среди зарубеж­ных коллег в последние годы не приобрели массового ха­рактера.

Приведем примеры.

J. Kalinowski, J. Armson, A. Stuart (1995) исследовали влияние ускоренного темпа речи на частоту речевых судо­рог. Исследование было проведено на одном взрослом заика­ющемся.

S. В. Leder (1996) изучает особенности возникновения и течения заикания, развившегося в результате стресса у од­ного 29-летнего пациента.

Т. Stewart (1996) исследует причины автоматизации на­выков улучшенной речи и возникновения рецидива заика­ния у двух взрослых пациентов, прошедших курс лечения по одной программе.

R. С. Thracker, L. F. De Nil (1996) анализируют особеннос­ти возникновения и симптоматики кляттеринга, развивше­гося у одной женщины 61 года с многочисленными невроло­гическими проблемами.

Подобных случаев, когда исследуются один-два пациента, можно привести достаточно много.

В последние годы за рубежом появились работы, в кото­рых проводится дифференциальная диагностика, изучаются клиника, различные методы и приемы устранения заикания.

Обращает на себя внимание отсутствие у многих авторов глубокого, комплексного подхода к изучению этой проблемы.

Несмотря на то что в 50—60-е годы XX века были опублико­ваны фундаментальные труды (М. Seeman, M. Sovak, A. Mitri-nowitz), в настоящее время наблюдается как бы определен­ная «специализация» в изучении заикания, очевидно, возник­шая в связи с тем, что некоторые исследователи в силу своего образования изучают доступные им аспекты этой патологии речи (логотерапевтические, психологические, физиологиче­ские, медицинские, лингвистические и др.).

Так, в 1995—1996 годах возникает журнальная дискуссия (Cordes А. К., 1995, 1996; Yairi E., 1996) о том, является ли речевое нарушение заиканием только в том случае, когда су­дороги возникают в середине слова, а «запинки» между сло­вами — это не заикание. В результате дискуссии оба автора приходят к общему выводу: заиканием можно считать и тот и другой варианты речевой судорожности. Но А. К. Cordes возражает против предположения Е. Yairi рассматривать по­вторение целого слова как заикание, а по поводу смысловой стороны различных определений этого недостатка речи он за­мечает, что больным не поможет никакая новая терминоло­гия, однако им помогли бы достоверное описание недуга, его точные «измерения», которые являются основой адекватной терапии. Исследователь проявляет последовательность в сво­их научных поисках и уже через год совместно со своим кол­легой (Ingham R., Cordes А. К., 1997) публикует статью, в ко­торой приводит данные самооценки собственной речи 15 взрос­лых заикающихся, оценку их речевого состояния другими больными, страдающими заиканием, и комиссией из 10 спе­циалистов. Результаты показали существенную разницу в по­лученных оценках. Особенно она оказалась значительной в тех случаях, когда сравнивалось количество «запинок» в момент речи и припоминание затруднений по прошествии определен­ного времени.

Другими словами, видимо, речь идет о попытке объекти­визировать диагностику заикания, но при этом авторы иссле­дуют заикание в целом, не касаясь вопросов речевых и пси­хологических вариантов исследуемой патологии.

К этой категории исследователей можно отнести и тех, кто направляет свои усилия на изучение дифференциальной ди­агностики заикания, позволяющей это заболевание отграни­чить от других форм речевой патологии, связанных с нару­шением темпа и ритма (Drullman R., Festen Joost M., Reinier P., 1994; Landevin M., BobergE., 1996).

 

 

Отдельными авторами ритмическая структура речи, про­цессы звукообразования, взаимосвязь заикания с нарушен­ным звукопроизношением, особенности чтения и восприятия больными слов-«мишеней» на слух и прочие процессы ис­следуются и в рамках самой судорожной речевой патологии.

L. Jancke и соавторы (1997) сообщают о том, что темп движений артикуляционных органов у заикающихся (ниж­няя челюсть) выше, чем у здоровых. Но в плане преодоле­ния речевых затруднений больные стремятся к замедлению ускоренного темпа.

На высокий темп речи, задержку ответа и времени нача­ла голоса (ВНГ) у заикающихся в сравнении со здоровыми указывают A. J. Caizuso и соавторы (1994), F. Boutsen (1995)

и др.

О повышенной речевой судорожности в начале фразы пи­шут P. Howell, J. Au-Yeung (1995).

Этот же вопрос исследовали D. Prins, V. Main, S. Wampler (1997). Они обращают внимание на то, что при определен­ном подборе слов (эмоционально значимых) заикание уси­ливается в начале речевого акта, больные в сравнении с не-заикающимися также чаще употребляют в речи одни и те же слова (видимо, речь идет о подборе «легких» слов).

N. Bernstein Rather (1995) на основании анализа ряда ра­бот, посвященных заиканию, приходит к выводу о недоста­точном исследовании влияния лексических и синтаксических особенностей речи больных на частоту и выраженность рече­вых судорог. С этим выводом трудно не согласиться, так как в отдельных работах появляются достаточно поверхностные суждения о роли языковых особенностей в клинике заика­ния. Так, D. L. Jankelowitz, M. A. Bortz (1996) устанавлива­ли корреляцию между двуязычием (английским языком и afrikaans) при исследовании одного взрослого заикающегося. С помощью специальных тестов оценивалась степень владе­ния обоими языками. Авторы пришли к выводу о том, что запинок значительно меньше при общении на языке, кото­рым больной лучше владеет. Мы же на примере заикающих­ся русских учащихся и студентов, изучающих английский язык, неоднократно наблюдали значительное снижение час­тоты и выраженности речевых судорог при чтении и переска­зах английских текстов, так как подбор слов и грамматиче­ское оформление фразы замедляют темп речи говорящего

Отдельными авторами ритмическая структура речи, про­цессы звукообразования, взаимосвязь заикания с нарушен­ным звукопроизношением, особенности чтения и восприятия больными слов-«мишеней» на слух и прочие процессы ис­следуются и в рамках самой судорожной речевой патологии.

L. Jancke и соавторы (1997) сообщают о том, что темп движений артикуляционных органов у заикающихся (ниж­няя челюсть) выше, чем у здоровых. Но в плане преодоле­ния речевых затруднений больные стремятся к замедлению ускоренного темпа.

На высокий темп речи, задержку ответа и времени нача­ла голоса (ВНГ) у заикающихся в сравнении со здоровыми указывают A. J. Caizuso и соавторы (1994), F. Boutsen (1995)

и др.

О повышенной речевой судорожности в начале фразы пи­шут P. Howell, J. Au-Yeung (1995).

Этот же вопрос исследовали D. Prins, V. Main, S. Wampler (1997). Они обращают внимание на то, что при определен­ном подборе слов (эмоционально значимых) заикание уси­ливается в начале речевого акта, больные в сравнении с не-заикающимися также чаще употребляют в речи одни и те же слова (видимо, речь идет о подборе «легких» слов).

N. Bernstein Rather (1995) на основании анализа ряда ра­бот, посвященных заиканию, приходит к выводу о недоста­точном исследовании влияния лексических и синтаксических особенностей речи больных на частоту и выраженность рече­вых судорог. С этим выводом трудно не согласиться, так как в отдельных работах появляются достаточно поверхностные суждения о роли языковых особенностей в клинике заика­ния. Так, D. L. Jankelowitz, M. A. Bortz (1996) устанавлива­ли корреляцию между двуязычием (английским языком и afrikaans) при исследовании одного взрослого заикающегося. С помощью специальных тестов оценивалась степень владе­ния обоими языками. Авторы пришли к выводу о том, что запинок значительно меньше при общении на языке, кото­рым больной лучше владеет. Мы же на примере заикающих­ся русских учащихся и студентов, изучающих английский язык, неоднократно наблюдали значительное снижение час­тоты и выраженности речевых судорог при чтении и переска­зах английских текстов, так как подбор слов и грамматиче­ское оформление фразы замедляют темп речи говорящего

(больной говорит как бы «аккуратнее») и тем самым улуч­шают его речь.

Заслуживают внимания исследования «частных» клини­ческих проявлений заикания. Установлено, что речь самосто­ятельно излечившихся в сравнении с речью здоровых отли­чается ускоренным темпом и повторами отдельных частей слова (Finn P., 1997). Выявлена взаимосвязь заикания и на­рушенного звукопроизношения у детей, которую нужно учи­тывать в лечебной работе (Louko L. J., 1995). Исследована роль навыков автоматизированного чтения в логопедическом процессе (Max L. et al., 1997). Утверждается, что восприятие на слух слов-«мишеней» заикающимися детьми осуществля­ется медленнее, чем здоровыми (Bosshardt H., Fransen H., 1996). Подчеркивается роль здорового речевого «окружения» в профилактике и лечении заикания у детей (Zebrowski P. M., 1995). Эти и ряд других исследований позволяют говорить о необходимости создания комплексной методики ранней ди­агностики заикания в связи с профилактикой его хроничес­кой формы (Zebrowski P. M., 1995).

Но за рубежом проводятся исследования заикания, кото­рые основаны не только на анализе лингвистических особен­ностей речи больных. Например, ряд авторов (Helm N. et al., 1978; Rosenbek I. et al., 1978; McClean M. D., McClean A.Yr., 1985 и др.) выделяют так называемую «неврогенную» фор­му речевого нарушения, получившую в литературе назва­ние «кляттеринг».

Симптоматика кляттеринга подробно описывается в рабо­тах N. Helm с соавторами (1978), A. Ardila, M. V. Lopes (1986), A. Preus (1996), К. О. St. Louis, F. L. Myers (1995), M. Langevin, E. Boberg (1996) и других и сводится в основном к следующему: кляттеринг и заикание — связанные между со­бой, но имеющие существенные различия нарушения речи; кляттеринг часто протекает на фоне нарушенного звукопро­изношения, т. е. это системное нарушение речи; при клятте-ринге речевой темп часто ускорен (но не во всех случаях); у больных кляттерингом значительно снижен самоконтроль в связи с отсутствием выраженного страха речи; заикание по­является главным образом на начальных слогах, но могут быть исключения; судороги возникают на самых различных по своей семантике словах, без выделения эмоционально зна­чимой лексики; лечение кляттеринга должно осуществляться комплексно с помощью врачей смежных специальностей и логопедов; отработанные речевые упражнения плохо ав­томатизируются; большая группа больных резистентна к те­рапии. J. Horner, E. W. Massey (1983) и другие авторы в эти­ологии кляттеринга на первое место выдвигают симптомы органического поражения головного мозга.

При обсуждении зарубежной литературы о так называемом кляттеринге необходимо вспомнить, что впервые большая группа детей, у которых заикание протекало на органической основе (32,5%), была описана в конце XIX столетия И. А. Си-корским (1889). К ней он относит больных, начавших заикать­ся после черепно-мозговых травм, инфекционных заболева­ний, дистрофии («худосочия») и пр. Эти дети отличались по­здним речевым развитием и постепенным началом заикания, развившимся в период формирования фразовой речи, нару­шенным звукопроизношением.

Ю. А. Флоренская (1949) на основе опыта Великой Отече­ственной войны описала большую группу больных, у кото­рых заикание было вызвано контузией. По своим клиничес­ким особенностям эта группа напоминает заикающихся с сим­птомами современного кляттеринга. Но среди ее пациентов, видимо, были и больные с истероидными чертами личности, так как у некоторых из них появлялась «условная желатель­ность болезни ».

В наших работах (Миссуловин Л. Я., 1965, 1966) с логоте-рапевтических и клинико-психологических позиций подробно анализируются вопросы возникновения, течения и устранения заикания у умственно отсталых больных, т. е. исследуется спе­цифика заикания, развившегося и протекающего на выражен­ной органической основе. Многочисленные описания кляттерин­га в основном подтверждают наши наблюдения (см. главу 4).

Аналогичная симптоматика заикания, протекающего на фоне органических заболеваний головного мозга, приводится Н. М. Асатиани с соавторами (1978, 1983).

В. М. Шкловский (1994), углубляя и уточняя дифферен­циальные исследования «традиционного» заикания и клят­теринга, всесторонне описывает дыхание, голос, темп речи, письмо, психологические особенности у больных с указан­ной речевой патологией.

Как видно из приведенного выше анализа зарубежной и отечественной литературы, посвященной органическому заи-

 

-канию — кляттерингу, суть заключается не в новых терми­нах, а в объективном существовании органической формы заикания, выявленной с различных позиций многими авто­рами. А это, в свою очередь, говорит о правильном направ­лении проводимых научных исследований.

Одним из наиболее актуальных вопросов в современной отечественной и зарубежной логотерапии и психологии яв­ляется изучение личностных особенностей больных, страда­ющих заиканием. Это один из вопросов, по которому в лите­ратуре авторами высказываются в основном совпадающие точки зрения.

Развитие экспериментально-психологических методов ис­следования, применение таких методик, как MMPI, ТАТ, методик Розенцвейга, Роршаха, теста Эриксона и многих дру­гих, а также клинические наблюдения дали возможность ученым и специалистам-практикам не только выявить оп­ределенные характерологические особенности заикающихся, специфику системы их отношений с окружающими, круг эмоционально значимых речевых ситуаций, отношение боль­ного к своему дефекту, проводимой терапии и пр., но и по­зволили с психологических позиций рассмотреть некоторые вопросы этиопатогенеза заикания.

Так, W. Johnson, I. Knott (1955), J. Sheehan (1954, 1958) рассматривают заикание как конфликт между желанием больного высказаться и нежеланием обнаружить в эмоцио­нально значимых ситуациях свою нарушенную речь. Этот конфликт можно расценивать как «сшибку» нервных про­цессов (по И. П. Павлову), приводящую к невротизации заи­кающихся и усиливающую их речевое нарушение.

Глубокий анализ личностных особенностей детей и взрос­лых, страдающих заиканием, проводится в работе A. Mit-rinowitz (1952). Она отмечает у взрослых заикающихся час­тые депрессивные состояния, нарушения в эмоциональной сфере, комплекс неполноценности. В отличие от широко рас­пространенного мнения о том, что заикающемуся ре­бенку или подростку легче всего говорить в домашних усло­виях, автор указывает на случаи усиления заикания в се­мье, если родители оказывают постоянное психологическое давление на больного.

Так же как и A. Mitrinowitz, невротическую депрессию, неуверенность в своих силах, робость, повышенную возбу-

димость, слезливость у больных заиканием наблюдали F. Wal­nut (1954), S. Santostefano (1960), Е. Bloch, G. Goldstein (1971), С. Woods, D. Williams (1976). E. Bloch и G. Goldstein обращают внимание на глубокую внутреннюю взаимосвязь указанных личностных особенностей больных с их речевым нарушением.

В последние годы за рубежом в исследовании психологи­ческих особенностей заикающихся наблюдается тенденция объективизировать полученные данные.

К. Bakker (1995) использовал тест «Речевые ситуации» для выявления и оценки природы страха речи у больных за­иканием. Тем самым, по мнению автора, больной может быть вооружен информацией о степени сложности для него эмоци­онально значимых ситуаций общения. Эти сведения исполь­зуются при лого- и психотерапевтических воздействиях.

По мнению J. Bloodstein (1993), «плохое отношение» к речи, т. е. боязнь общения, развиваются у заикающихся к старшему школьному возрасту. С ним полемизируют G. J. Brutten и М. Vanryckeghem (1993), которые утверждают, что возрас­тной критерий не является единственным, а в развитии стра­ха речи основную роль играют личностные особенности де­тей школьного возраста.

Вопросы психологического осознания лечебной програм­мы, отношения к лечению и ожидаемым терапевтическим результатам освещаются в статье Т. Stewan (1996). Сравни­ваются два взрослых пациента, прошедших курс лечения заикания по одной программе. Один из них успешно завер­шил курс лечения, другой — без улучшения состояния речи. Исследование результатов терапии показало, что пациент, до­бившийся значительного улучшения своего состояния, смог осознать привычку к нарушенной речи как вредную, затем смог создать для себя идеал хорошо говорящего человека, неукоснительно подражать ему и, наконец, поверил в возмож­ность автоматизации здоровой речи, почувствовал себя пол­ностью освободившимся от заикания. Всего этого не смог сде­лать другой больной.

В приведенной работе затрагивается еще одна очень важ­ная проблема: активное, целеустремленное участие пациен­тов в лечебном процессе.

Специальные исследования общения заикающихся раз­личных возрастных групп освещены в статьях J. Kalinowski,

A. Stuart, J. Armson (1996) и M. Vanryckeghem, G. J. Brutten (1997).

В этих работах наряду с известными, но не бесспорными взглядами о трудностях общения заикающихся детей со сво­ими здоровыми товарищами в условиях школы (Бельгия) и об усилении этих трудностей к переходному возрасту (общая точка зрения) высказывается мнение об отрицательном от­ношении здоровых взрослых людей к людям, страдающим за­иканием. J. Kalinowski с соавторами изучали общественное мнение по поводу «гипотетического» взрослого мужчины, страдающего заиканием. 108 здоровых респондентов, запол­нив опросные листы, в большинстве случаев высказали отри­цательное отношение к неизвестному им заикающемуся (обоб­щенный образ). На этом основании авторы делают вывод о «негативном» отношении здоровых к больным заиканием.

Думаем, высказанное мнение является ошибочным. Про­блему отношений между здоровыми и заикающимися следу­ет рассматривать не с помощью обобщенного образа больно­го, а анализируя отношения между конкретными, реально су­ществующими людьми. В противном случае выводы делаются на основании обывательских представлений людей о заикаю­щихся, с которыми опрошенные могли ранее вообще не встре­чаться или видели их только мельком.

Патофизиологические исследования заикания, проведен­ные за рубежом, в сравнении с работами по аналогичной тематике отечественных ученых (Крышова Н. А., Штейн-гардт К. М., Данилов И. В., Черепанов И. М., Лохов М. И. и др.), ничего принципиально нового в решение проблемы функционирования центральных речевых механизмов у боль­ных, страдающих заиканием, не привнесли.

S. Schmoigl (1967), G. Wu Joseph, G. Maguire, R. Glyndon (1997) и другие авторы, изучая ЭЭГ заикающихся, показали, что речевая патология у обследованных пациентов связана со сверхактивностью (перенапряжением) участков головного моз­га, ответственных за озвученную и моделированную речь. При этом у значительного количества больных наблюдается орга­ническая церебральная недостаточность.

Р. Т. Fox с соавторами (1996), P. Van Lieshout, W. Hul-stijn, H. Peters (1996) исследовали заикающихся различных возрастных групп и такое же количество здоровых людей с помощью методик «PET» и электромиографии. Полученные

 

результаты показали, что у заикающихся в сравнении с кон­трольной группой наблюдается отставание в осуществлении спонтанного речевого акта.

В работе Е. М. Kelly с соавторами (1995) было проведено исследование соотношения между развитием заикания и ре­чевой моторики у 9 заикающихся и 9 здоровых детей. С по­мощью электромиографии изучалась активность мышц ар­тикуляционного аппарата в процессе речи. Авторы считают, что заикание является следствием сокращения артикуляци­онных мышц наподобие тремора.

Определенный итог нейрофизиологических исследований, проведенных к середине 90-х годов за рубежом, подводится в работе М. N. Hegde (1995). Автор ссылается на высказыва­ния известного исследователя заикания G. Brutten о том, что успешное изучение и терапия речевой судорожной патоло­гии без знаний процессов, протекающих в центральной нер­вной системе больного, невозможны. Рекомендации G. Brut­ten, по мнению автора, остаются актуальными и невыпол­ненными.

В последние годы зарубежными специалистами активно разрабатываются различные программы терапии заикания у детей, подростков и взрослых, изучаются результаты лече­ния, проводятся катамнестические наблюдения.

R. Curiee, E. Yairi (1997) на основании данных изучения заикающихся детей в возрасте от 2 до 5 лет пришли к выво­ду, что не всех детей следует лечить, так как у определен­ной части (статистический материал не приводится) через 1—2 года заикание может пройти без всякого лечения. Оче­видно, авторы имеют в виду случаи итераций.

Развернутая терапевтическая программа для детей в воз­расте от 9 до 14 лет, включающая в себя три основных на­правления: интенсивная тренировка «гладкой» речи, элект­ромиографический контроль, закрепление «гладкой» речи в домашних условиях при обеспечении внелечебного контро­ля, — предлагается A. Craig с соавторами (1996). Исследова­тели отмечают эффективность лечения 97 детей по указан­ной программе.

На положительные результаты лечения детей по мето­дике, близкой по своему содержанию к указанной выше программе, ссылаются М. A. Lincoln, M. Onslow, V. Reed (1997).

Т. Druce, S. Debney (1997) предлагают четыре оценочных критерия, по которым авторы определяют результативность терапии заикания в детском возрасте: частота речевых судо­рог, ощущаемое ребенком заикание, естественность речи, темп речи.

О значительной роли родителей в комплексном устране­нии заикания у детей пишет Е. М. Kelly (1995). Автор счи­тает, что отец и мать могут влиять на ребенка различным образом. Критериями правильного влияния является небыс­трый темп и спокойный стиль речи.

В последние годы издано много работ, посвященных воп­росам устранения заикания у взрослых.

G. W. Blood (1995) предложил методику, в которую вхо­дят три основных компонента: коррекция речи, эмоциональ­ной сферы больного, обучение взрослого заикающегося ос­мысливать свое состояние и терапевтические требования. На логопедических занятиях речь контролируется с помо­щью компьютерной программы биологической обратной связи (CAFET), позволяющей измерять поток воздуха гово­рящего. Контроль эмоциональной сферы больного (особенно­стей его лечения и эмоционального отношения к происходя­щему) осуществляется в результате применения методики Blood's P0WER-2. Эта методика представляет собой настоль­ную игру, в процессе которой специалистом проводится кор­рекция системы отношений больного, анализируются воз­можные конфликты с окружающими, пациентам внушает­ся вера в успех лечения, тренируется речь. Автор, не приводя статистических данных, говорит о положительных резуль­татах терапии по его методике. Катамнестические наблюде­ния отмечают стойкую ремиссию в течение года.

На когнитивной психотерапии при лечении взрослых заи­кающихся (обучение приемам мышечной релаксации с по­следующим самовнушением, подражание поведению и речи «идеального» образа, созданного воображением больного) со­средоточивает внимание D. A. Daly с соавторами (1995).

G. Wieneke, P. Janssen, G. J. Brutten (1995) указывают на необходимость тренировки спокойного темпа речи, так как замедление речи нормализует вариабельность речевой деятельности.

Отдельные исследователи (Cooper E. et al., 1995; De Nil L. F. et al., 1996) в связи с большими трудностями, с которыми

сталкивается специалист, стремящийся полностью устра­нить у больного заикание, предлагают вполне реалистиче­ский прием — научить больного самостоятельно контроли­ровать свою речь, с тем чтобы он поддерживал ее в хорошей форме. Также De Nil L. F. и Kroll R. M. (1995) исследуют воп­рос прогнозирования специалистом отдаленных результатов лечения заикающихся взрослых с помощью шкалы фокус-контроля, ситуационного теста, образцов для чтения и са­мостоятельной речи. Обследование пациентов проводилось сразу после окончания лечебного курса и спустя два года. Результаты проведенных обследований показали, что значи­тельное улучшение речи наблюдается непосредственно после лечения. Через два года у некоторых пациентов развивается рецидив заикания.

Для преодоления кляттеринга A. Craig (1996) предлагает комплексную систему терапевтических воздействий, вклю­чающую в себя когнитивную психотерапию, дыхательные и артикуляционные упражнения, работу по коррекции уско­ренного темпа речи. По указанной системе лечился один взрослый больной. После завершения курса лечения у него наблюдалось значительное улучшение речи. Проведенное че­рез 10 месяцев катамнестическое обследование показало, что состояние пациента не ухудшилось.

Для достижения у заикающихся взрослых чувства эмоци­онального покоя, ровного, ритмичного дыхания, умения кон­тролировать степень мышечного напряжения J. С. Harrison (1997), основываясь методологически на восточном вероуче­нии дзен, обучал своих пациентов стрельбе из лука. О терапевтических результатах автор ничего не сообщает. Ви­димо, указанный прием может быть использован в системе комплексной терапии заикания.

Ряд исследований за рубежом посвящен относительно но­вому способу устранения заикания, который предусматри­вает применение эхо-аппаратуры, дающей пациенту возмож­ность прослушивания собственной и задержанной по време­ни речи (Lee В., 1950, 1951; Nessel E., 1958; Adamczyk В., 1969; Silverman F., 1971; Stuart A. et al., 1996). Однако до сих пор мы не встречали в доступной нам зарубежной литера­туре подробного анализа механизмов терапевтического воз­действия «отставленной речи», а также разработки диффе­ренцированной методики применения указанного приема при

лечении заикания у различных в этиопатогенетическом пла­не больных.

Группой отечественных специалистов на основе эффекта В. Lee (1950, 1951) были изобретены портативные аппара­ты «Эхо» и АИР-2, запущенные в серийное производство. АИР-2 — миниатюрный вариант аппарата «Эхо». Применяя АИР-2, нормализующий темп речи заикающихся и снижа­ющий в той или иной степени количество и тяжесть рече­вых судорог у большинства пациентов (около 90%), больной может использовать его в различных ситуациях речевого общения. Изобретение было защищено тремя зарубежными патентами (Vildgrube G. S., Kotov В. A., Kutuzov В. N., Mis-sulovin L. Ya., Sokolsky В. N., 1982, 1983, 1984); нами разра­ботана методика применения аппарата заикающимися с раз­личной нервно-психической патологией (Миссуловин Л. Я., 1979, 1989, 1997).

Помимо эхо-аппаратуры широкое распространение полу­чили компьютерные приборы, в том числе и миниатюрные приборы индивидуального пользования. С их помощью обсле­дуются и нормализуются такие речевые характеристики, как темп, интонационная выразительность речи, артикуляция, сила голоса, речевое дыхание (Webster R. L., 1979, 1980; Fran-ken М. С. et al., 1995; Howell P. et al., 1997 и др.).

«Программа по выработке точности и беглости речи» R. L. Webster включает ряд упражнений, артикуляционных, голосовых и дыхательных, которые проводятся заикающими­ся с помощью небольшого индивидуального компьютера — «голосового монитора», осуществляющего контроль за тем­пом речи и силой голоса.

Уже на третий день занятий участники коррекционного курса должны тренироваться не менее шести часов, пока го­лосовой монитор не зарегистрирует 50000 правильно вы­полненных упражнений. Всем пациентам без исключения рекомендуется говорить медленно. Ускорение темпа речи регистрируется прибором. Большое значение R. L. Webster придает поэтапной отработке отдельных речевых элементов (звуков, слогов, слов, фраз). По данным автора, применение изложенной выше программы дает в большинстве случаев положительные результаты.

В 1978 году в «New-York Times Magazine» была опублико­вана статья М. Pains «Заикание» (перепечатана журналом

«Америка», 1978, январь, № 254, с. 32—34), в которой ука­зывается, что представители психологического направления в лечении заикания выступают против излишнего увлечения техническими приспособлениями.

Например, психолог J. Sheehan скептически отзывается о так называемых «легких решениях».

Врач U. Woll критикует R. L. Webster и других, уповаю­щих на физические факторы, за то, что они учат людей гово­рить «нудно и скучно». Но, несмотря на некоторую иро­нию и скептицизм, которые сквозят в приведенных выше высказываниях, М. Pains все же заканчивает свою статью в оптимистическом и несколько шутливом тоне: «Только лишь каких-нибудь сто лет тому назад заикающемуся па­циенту врачи подрезали язык... А полвека тому назад заи­кающихся детей секли розгами. Сегодня возможности пре­вентивной терапии заикания продолжают неуклонно расти. Улучшается качество научно-исследовательской работы, проводимой в области заикания. В общем и целом, благо­даря новым методам терапии сейчас наступили лучшие вре­мена






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.014 с.