МОТИВЫ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ И РОДИТЕЛЬСКИЕ ПОЗИЦИИ — КиберПедия


Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

МОТИВЫ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ И РОДИТЕЛЬСКИЕ ПОЗИЦИИ



В нашей работе проводилось изучение мотивов воспитания в ходе психологического анализа биогра­фической информации, текстов сочинений («Портрет моего ребенка», «Я как родитель»), а также на осно­ве наблюдений за совместной игрой родителей с деть­ми в присутствии психолога. Данная информация уточнялась в процессе самой психологической кор­рекции. В результате было составлено психологиче­ское описание мотивов, характеризующих воспитание, практикуемое в семьях детей с преневротическими состояниями.

Типы мотивов воспитания, характерных для на­шего контингента родителей, могут быть разделены на две большие группы. Это мотивы, возникновение которых в большей степени связано с жизненным опытом родителей, с воспоминаниями собственного детского опыта, с их личностными особенностями, и мотивы воспитания, возникающие в большей степени как результат супружеских отношений.

К первой категории относятся следующие моти­вы: воспитание как реализация потребности смысла жизни; воспитание как реализация потребности до­стижения; воспитание как реализация сверхценных идеалов или определенных качеств.

Ко второй категории относятся следующие моти­вы: воспитание как реализация определенной систе­мы.

Следует оговориться, что данное разделение, ко­нечно же, условно, в реальной жизни семьи все эти мотивационные тенденции, исходящие от одного или обоих родителей и от их супружеских отношений, пе­реплетены в ежедневном взаимодействии с ребенком, в бытии каждой семьи. Однако приведенное разгра­ничение полезно, так как позволяет при построении коррекции мотивационных структур сделать центром психологического воздействия в одной семье личность родителей, а в другой — направлять воздействие в большей степени на супружеские отношения.

Переходим к описанию выделенных мотивов вос­питания.

Психологический анализ биографического мате­риала показывает, что для некоторых родителей (как для матерей, так и для отцов) воспитание стало ос­новной деятельностью, мотив которой состоит в реа­лизации потребности смысла жизни. Как известно, удовлетворение потребности связано с обоснованием для себя смысла своего бытия, с ясным, практически приемлемым и заслуживающим одобрения самого человека направлением его действия. Для многих родителей смысл жизни выражается в заботе о ре­бенке, его воспитании. Родители не всегда осознают это, полагая, что цель их жизни в другом, однако счастливыми и радостными они чувствуют себя толь­ко в непосредственном общении с ребенком, в делах, связанных с заботой о ребенке. Для таких родителей характерна попытка создавать и удерживать близ­кую личностную дистанцию с ребенком, а возрастное закономерное отдаление ребенка, повышение субъективной значимости для него других людей воспри­нимается бессознательно, как угроза собственным потребностям.

В родительских сочинениях можно встретить слова, что «когда старший ребенок вырос, жизнь поте­ряла всякий смысл, и мы решили завести второго», Для таких родителей характерна позиция «опекунов», они стремятся слить свою жизнь с жизнью детей. Ярким примером может служить мама, которая из­лишне опекает своего ребенка, длительное время вы­полняет за него все то, что он способен делать само­стоятельно (одевает, кормит, моет). В результате она получает требуемое чувство своей необходимости и препятствует с необычайным упорством всякому про­явлению самостоятельности ребенка. Обычно такие родители с особой ревностью относятся к игровым занятиям ребенка с психологом, стараются показать, что ребенок самостоятельно не хочет играть, пыта­ются надолго оставаться с группой играющих в иг­ровой комнате, даже тогда, когда это ребенку совсем не нужно, а если дети просят родителей выйти, то они все занятие стоят под дверью, прислушиваются ко всему, что там происходит.

У другой группы родителей в воспитании преоб­ладает мотив, реализующий потребность достижения. В этих случаях мотивация воспитания сводится к до­стижению определенно формулируемых целей; часто выбор этих целей не вполне осознан для родителей, но отчетливо связан с достижениями в собственной жизни, иногда по сходству, чаще по контрасту. Мно­гие родители исходят из мотива достижения ребен­ком в жизни всего того, что им по разным причинам не удалось. Отец хотел стать биологом — теперь ре­бенку прививается любовь к животным, мать мечтала играть на фортепиано — ребенок с детства обучается музыке. В таких семьях дети очень рано приобща­ются к различным занятиям, посещают большое чис­ло кружков, студий, спортивных секций, причем ин­тересы, склонности и задатки самого ребенка не всегда учитываются. Ориентация на достижения нередко искажает образ ребенка в глазах родителей, «зашумляет» индивидуальности восприятия. А само общение с детьми утрачивает качества спонтанности и есте­ственности и более всего начинает напоминать дрессуру, натаскивание. Требования результата превыша­ют потребность в получении удовольствия, радости от занятий. Под влиянием мотива достижения в вос­питании усиливается значимость социальных требо­ваний и стандартов в ущерб эмоциональной насы­щенности в отношениях с ребенком. Любовь к ребен­ку приобретает условный характер и связана в значи­тельной степени с оценкой его достижений в той или иной деятельности.

При изучении семейного воспитания был выявлен мотив, который может быть назван воспитанием под воздействием сверхценной идеи или в целях програм­мируемого качества.

Типичным примером может служить ситуация, когда увлечение супругов спортом приводит к тому, что они строят планы об активном образе жизни своего ребенка, совместных походах, занятиях спор­том, не замечая, что в их представлениях о будущем ребенке им видится все-таки мальчик... Рождается девочка. Но воспитание строится по заранее запро­граммированному сверхценному образцу. Подчеркну­то мужской стиль одежды, несколько излишнее для девочки обилие спортивных упражнений, насмешли­вое отношение к играм с куклами, и даже шутливое, вроде бы ласковое прозвище «Сорванец» — оно тоже мужского рода. Все это может привести к отрица­тельным последствиям в психическом развитии. На­вязывая ребенку не присущие ему качества, родители неосознанно как будто убеждают его в том, что та­кой, какой он есть, ребенок им не нужен, подчер­кивают свое непринятие. А это самый неприемлемый, самый опасный для психического здоровья ребенка стиль отношения к нему.

Приходится встречаться и с другим типом реали­зации сверхценных идеалов воспитания. Вспомина­ется такой случай. В психологическую консультацию обратилась мама десятилетнего мальчика с жалоба­ми на увеличивающееся заикание, которое возникло у сына впервые в пятилетнем возрасте. На занятиях с ребенком в игровой группе было обнаружено, что заикание — хотя и наиболее заметное, но частное, речевое проявление более общей особенности ребен­ка. У него сформировалась привычка к задержке любой ответной реакции. Оказалось, что поведенческий или речевой ответ на любой вопрос или поведе­ние партнеров по игре мальчик давал после продол­жительной паузы. Сомнений в трудности понимания вопроса или ситуации не было. Мальчик прекрасно учился, играл на скрипке, много читал, справлялся со всеми тестами на сообразительность. И все же в общении любой ответный сигнал сопровождался задержкой. Постепенно выяснилось, что причина кро­ется в отношениях с мамой, точнее в том, как мама реализовывала сознательно принятые, особо значимые для нее цели воспитания. Она исходила из доста­точно привлекательных с точки зрения морали принципов о всеобщей доброте, всепрощении, невозможности причинить боль, о «непротивлении злу». С первых же дней жизни подобные принципы, которые для ребенка оборачивались всевозможными ограничениями его активности, сопровождали каж­дый шаг, каждое действие малыша. Было невозмож­но случайно обломать ветку — ведь она тоже чув­ствует, наступить на букашку — это означает причи­нить боль, разбить стакан — это же творение чьих-то добрых рук. Ну, а когда пришло время ребячьим стычкам и дракам, мама усилила свое воздействие. Раз и навсегда был наложен запрет на ответный шле­пок, толчок или удар. Если у тебя взяли игрушку — отдай, толкнули — ни в коем случае не отвечай тем же, не приняли в игру — отойди. Так с самого ран­него возраста, с «азов общения», мальчик был вы­нужден — а он очень любил маму, верил ей — сдер­живать первую, непосредственную реакцию и лишь потом, после задержки и оттормаживания, проявлять ответную реакцию в соответствии с внушенными тре­бованиями. Так возникла эта особенность поведения, а затем, зафиксировавшись, стала основной психо­логической причиной заикания.

Воспитание как реализация потребности в эмо­циональном контакте связано с наличием у человека своеобразной формы ориентировки — направленно­сти на психический облик другого человека. Потреб­ность ориентации в эмоциональном настрое других людей и называется потребностью в эмоциональном контакте. Причем речь идет о существовании дву­стороннего контакта, в котором человек чувствует, что сам является предметом заинтересованности, что чувства других созвучны с его собственными чувст­вами. В таком гармоничном эмоциональном контакте и испытывает потребность каждый здоровый человек независимо от возраста, образования, ценностных ориентации.

Может случиться так, что цель воспитания ребен­ка оказывается подчиненной удовлетворению потреб­ности эмоционального контакта. Ребенок становится центром этой потребности, единственным объектом ее удовлетворения. Примеров здесь множество. Это и родители, по тем или иным причинам испытываю­щие затруднения в контактах с другими людьми, и одинокие матери, и посвятившие все свое время вну­кам бабушки. Чаще всего при таком воспитании воз­никают большие проблемы. Родители бессознательно ведут борьбу за сохранение объекта своей потребно­сти, препятствуя выходу эмоций и привязанностей ребенка за пределы семейного круга.

Воспитание как реализация определенной системы. Организацию воспитания в семье по определенной системе можно считать вариантом реализации по­требности достижения, но при этом речь идет уже о достижениях не одного из родителей, а всей семьи.

Встречаются семьи, где цели воспитания как бы отдаляются от самого ребенка и направляются не столько на него самого, сколько на реализацию при­знаваемой родителями системы воспитания. Это обыч­но очень компетентные, эрудированные родители, ко­торые уделяют своим детям немало времени и забот. Познакомившись с какой-либо воспитательной систе­мой и в силу разных причин доверившись ей, роди­тели сознательно и целеустремленно приступают к ее неустанной реализации.

Можно проследить даже историю формирования таких воспитательных мотивов, возникающих неред­ко как дань определенной моде на воспитание. Неко­торые родители следуют идеям воспитательных поло­жений семьи Никитиных, отстаивающих необходи­мость раннего интеллектуального обучения, или при­зыву: «Плавать раньше, чем ходить»; в иных семьях царит атмосфера сплошного всепрощения и вседо­зволенности, что, по мнению родителей, осуществляет споковскую модель воспитания.

Несомненно, у каждой из этих воспитательных систем есть свои ценные находки, немало полезного и важного. Здесь речь идет лишь о том, что некото­рые родители следуют тем или иным идеям и мето­дам воспитания слишком послушно, без достаточной критики, забывая о том, что не ребенок для воспи­тания, а воспитание для ребенка. Интересно, что ро­дителей, следующих воспитанию по типу «реализации системы», объединяет одна общая особенность — от­носительная невнимательность к индивидуальности психического мира своего ребенка. Характерно, что в сочинениях на тему «Портрет моего ребенка» такие родители незаметно для самих себя не столько опи­сывают характер, вкусы, привычки своих детей, сколь­ко подробно излагают то, как они воспитывают ре­бенка.

Анализ мотивов воспитания показывает, что ис­тинные побуждения, которые определяют взаимодей­ствие с детьми, не всегда полностью представлены в сознании родителей. Реально действующий мотив может быть представлен в сознании «замещающим» мотивом, а само воспитание, взаимодействие с ре­бенком становится полимотивированным и в значи­тельной степени не осознанным. Причем неосозна­ваемый компонент воспитания определяется как си­лой осознанных и неосознанных мотивов, так и соот­ношением в их содержании. «Игра» сознательных и неосознаваемых сил, сложное переплетение различ­ных мотивов воспитания проявляются в родительских позициях, преобладающих при взаимодействии с ре­бенком.

Родительская позиция (РП) — это некое целостное образование, это реальная направленность вос­питательной деятельности родителей, возникающая под влиянием мотивов воспитания. То, какая именно родительская позиция реализуется во взаимодействии с ребенком, зависит, прежде всего, от соотношений между осознаваемыми и неосознаваемыми мотивационными тенденциями. Родительские позиции как со­вокупность установок родителей во взаимодействии с ребенком существуют в трех планах: эмоциональ­ном, когнитивном и поведенческом.

Характеристика родительских позиций может быть дана в следующих критериях.

Адекватность — степень ориентировки родителей в восприятии индивидуальных особенностей ребенка, его развития, соотношение качеств, объективно при­сущих ребенку, и качеств, видимых и осознаваемых родителями. Адекватность РП проявляется в фено­менах предписывания родителями ребенку тех или иных качеств, в степени и знаке искажений восприя­тия образа ребенка. Таким образом, параметр аде­кватности РП описывает когнитивный компонент во взаимодействии родителей с детьми.

Динамичность — степень подвижности родитель­ских позиций, способность к изменениям форм и спо­собов взаимодействия с детьми. Прослеживается не­сколько вариантов проявления динамичности РП. Во-первых, динамичность в восприятии ребенка, спо­собность к прорисовке все более и более углубленных и изменяемых портретов ребенка или же оперирова­ние раз и навсегда созданным статичным портретом. Во-вторых, это степень гибкости во взаимодействии с ребенком, способность изменять формы и методы воздействия в связи с возрастными изменениями ре­бенка. В-третьих, это степень изменчивости воздей­ствия на ребенка в соответствии с различными си­туациями, в связи со сменой условий взаимодействия. Как видно, параметр динамичности РП описывает когнитивный и поведенческий компоненты РП.

Прогностичность — это способность родителей к экстраполяции, предвидению перспектив дальнейшего развития ребенка и способность к построению вза­имодействия с ребенком с учетом этого предвидения.

Прогностичность определяет как глубину воспри­ятия ребенка родителями, т. е. описывает когнитив­ный компонент РП, так и особые формы взаимодей­ствия с детьми, т. е. поведенческий компонент РП.

Эмоциональный компонент проявляется по всем трем параметрам РП. Он выражается в эмоциональ­ной окраске образа ребенка, в преобладании того или иного эмоционального фона во взаимодействии с детьми и родителями, в эмоциональных реакциях по поводу всех воспитательных действий.

На основе выделенных характеристик родитель­ских позиций проводилось сравнительное изучение родительских позиций в благополучных, гармонич­ных семьях (ГС) и в семьях, обратившихся в кон­сультацию, дисгармоничных семьях (ДС).

Материалом для анализа родительских позиций послужили тексты сочинений родителей на тему «Портрет моего ребенка», «Я как родитель».

Анализ сочинений «Портрет моего ребенка» осу­ществлялся в дипломных работах С. Куртева (1980) и К. Торо-Хара (1984).

В качестве критериев оценки родительских пози­ций в сочинениях были выделены следующие:

· общий эмоциональный фон (позитивный, негативный, невыраженный, формальный);

· наличие позитивных и негативных оценок об­лика и поведения ребенка и их количественное со­отношение;

· выделение временных планов в описании ребенка и взаимодействия с ним (настоящее, прошлое, будущее).

Анализ сочинений состоял в подсчете данных по выделенным параметрам анализа, в разложении со­чинений на фрагменты, соответствующие выделенным параметрам.

Общий эмоциональный фон оценивался по всему -сочинению в целом, а также по количественному пре­обладанию позитивных и негативных оценок. Приве­дем характерные примеры.






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.014 с.