ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ НЕВРОЗОВ — КиберПедия


Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ НЕВРОЗОВ



ВИДЫ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Впервые подробно описал закономерные процес­сы, происходящие в группе людей, не связанных об­щей предметной задачей, К. Роджерс (1951). Он по­казал, что использование групповых закономерностей вносит новый мощный импульс в психотерапевтичес­кий процесс.

В исследованиях Роджерса особо отмечается спе­цифический характер отношений терапевта и паци­ента («клиента»), которые строятся по принципу «человек — человек», а не «терапевт — пациент». Терапевт, по терминологии Роджерса, — это «фасилитатор»: его задача состоит в том, чтобы облегчить «рост личности».

Согласно Роджерсу, необходимыми и достаточ­ными условиями эффективности действий психотера­певта являются его установки на активное слушание и вчувствование в переживания клиента (эмпатия), теплое, принимающее отношение к нему и на аутен­тичное поведение в отношении к клиенту (стремление быть самим собой в процессе психотерапии).

В одной из своих монографий Роджерс описывает основные этапы и содержательные моменты группо­вого общения.

Обычно это немногочисленная (от 7 до 15—18 че­ловек) группа, относительно неструктурированная, основная ее направленность — интенсивное общение по принципу «здесь и теперь», т. е. анализ непосред­ственно происходящего в группе, в основном без апелляции к прошлому участников. Обычно конкрет­ные темы для дискуссий заранее не планируются: Дискутируются различные проявления, взаимодейст­вия участников в данной группе. Продолжительность Функционирования групп различна: от нескольких Дней до нескольких месяцев; встречи участников могут быть ежедневными и более редкими (I—3 ра­за в неделю). Время каждой встречи — от одного до трех и более часов. Особо следует упомянуть так на­зываемые «марафонские» группы, проводимые в сжа­тые сроки — за выходные дни.

Проведение групп другими терапевтами, с другим составом участников выявило существенную универ­сальность выделенных Роджерсом моментов группо­вого процесса.

«Фасилитатор» может развивать в группе психо­логический климат безопасности, в котором постепен­но проявляется свобода выражения личности и уменьшается ее защищенность. В таком психологиче­ском климате имеют тенденцию к выражению многие из непосредственных чувственных реакций каждого человека в отношении других и в отношении себя самого. Из этой взаимной свободы выражения реаль­ных чувств, как позитивных, так и негативных, раз­вивается взаимное доверие. Каждый участник про­двигается к большему принятию себя как целост­ности — своего эмоционального, интеллектуального и физического бытия — таким, как он есть. Для ин­дивидов, менее сдерживаемых защитной ригидностью, становится менее угрожающей возможность измене­ния в личных установках и поведении, в методах обу­чения, в общении. С уменьшением защитной ригид­ности индивиды могут слушать друг друга, в большей степени учиться друг у друга. Развивается обратная связь от одной личности к другой, так что каждый участник узнает, каким его видят другие и каково его влияние в межличностных отношениях. С этой большей свободой и улучшенной коммуникацией возникают новые идеи, понятия, направления. Нов­шество становится желаемой, а не угрожающей воз­можностью. Приобретенное в групповом опыте имеет тенденцию к временному или постоянному переносу на отношения в послегрупповом опыте.

Огромное значение для развития групповой психо­терапии имела концепция психодрамы, разработан­ная Дж. Морено (1946).

Психотерапевтическая концепция психодрамы ос­нована на социально-психологических закономер­ностях общения. Задача психотерапевта — поднять взаимоотношения в группе на более высокий уровень создать таким путем для всех ее участников, в том числе и для больного, наилучшие психологические условия совместной жизни.

В основе терапевтического эффекта психодрамы лежит катарсис, источником которого, по Морено, яв­ляется спонтанность, под которой он понимает спо­собность к адекватной реакции на внезапно возник­шие обстоятельства. Психодрама, объединяя реаль­ную действительность и воображение, устраняет этот разрыв. Задача психодрамы заключается в создании условий, при которых выполнение роли будет воспри­ниматься участниками группы как естественное вы­ражение «Я», что позволит снять многие из их пере­напряжений.

В развернутом виде классическая психодрама применяется в основном у подростков. Имеются мно­гочисленные попытки упростить психодраму. Дж. Лехман (1968) предлагает для уменьшения нев­ротической пубертатной заторможенности импрови­зированную групповую игру в сказку.

Широкое распространение метод психодрамы по­лучил в социалистических странах. Здесь акцент в работе с группой ставится на психодраматическом преломлении ритмики, пантомимики, подвижных игр.

Кроме Морено и Роджерса, представителями эк­зистенциально-гуманистического направления в груп­повой психотерапии считаются Э. Берн (1964), Ф. Перле (1969), В. Щутц (1967). В. Щутц впервые стал широко использовать приемы невербальной ком­муникации в психотерапевтических целях, достигая самопринятия пациента.

Особым направлением в групповой психотерапии является объединение групповых механизмов с прин­ципами трансактного анализа, разработанного Э. Берном и его последователями.

Трансактный анализ, являясь одним из направ­лений групповой психотерапии, предусматривает ак­тивную, руководящую роль психотерапевта в группе. Акцент в деятельности терапевта как руководителя группы ставится на обучении им членов группы рас­познавать, где в каждом из них говорит «дитя», где «взрослый», где «родитель». Цель такой группы — научить ее членов в соответствии с ситуациями использовать эти различные составные части их собст­венного «Я», чтобы сделать их общение и поведение открытым, аутентичным, но в то же время гибким и адекватным ситуации.

К бихевиористскому направлению в групповой психотерапии относятся Пратт (1907; 1913), Жазелл (1921), Вольпе (1969) и многие другие. Следует отметить, что в некоторых пособиях по психотерапии трансактный анализ рассматривается в рамках имен­но бихевиористского, поведенческо-когнитивного под­хода, наряду с поведенческими терапиями, терапией реальностью.

Многочисленные исследования в области группо­вой психотерапии были проведены в рамках психо­анализа. Это направление связано с именами таких американских психотерапевтов, как Дж. Вендер (1936), Р. Шильдер (1939), Т. Барроу (1927) и А. Вольф (1949; 1950). Модель психотерапевтической группы Дж. Вендер широко используется и сейчас в психоаналитически ориентированной групповой пси­хотерапии. Группа состояла из 6—8 членов, диагнос­тированных как психоневротики или пограничные психотики. Применялся метод трансфера, взаимного обсуждения (анализа) переживаний участников групп, их поступков, сновидений, фантазий.

Р. Шильдер фокусировал внимание на интеракции между членами групп, а Т. Барроу добавил к этому важный момент, состоящий в том, что группа как це­лое, а не отдельный индивид, должна быть в центре внимания психотерапевта.

Немного позже групповой психоанализ широко применяли Ф. Ридль (1966) и С. Славсон (1968), работая с детьми как переводчики психоаналитиче­ских понятий на язык группового процесса. Группо­вой катарсис открывает дорогу более дружествен­ным отношениям, снимает беспокойство, чувство ви­ны и страха. У подростков дополнительно применяется обсуждение их проблем. Тактика психотерапевта си­туативна и варьирует в зависимости от групповой динамики. Исключительное внимание уделялось под­бору участников психотерапии. Группы в зависимос­ти от цели делились на закрытые (одновременные начало и конец лечения) и открытые (постепенная замена участников), В итоге групповой психотерапии развивается способность принятия себя и других, рас­ширяются жизненные интересы, повышается выносли­вость по отношению к неудачам и жизненным труд­ностям, формируются зрелость личности и «групповая мораль».

В Европе следует отметить работу в этой области Тэвистокского института в Англии (Бион, 1961; Эсраэль, 1950; 1957; Риох, 1969).

Н. Акерман (1958), Бейтерсон (1951), В. Сатир (1964) провели дальнейшую модификацию психо­аналитической модели групповой психотерапии в на­правлении семейной терапии. Были заложены ос­новы целостного подхода к семье как единице изу­чения и объекту лечения. Основы всех конфликтов берут начало в семье, поэтому разрешить эти кон­фликты можно только внутри семьи.

Точка зрения Н. Акерман об одновременном ле­чении одним терапевтом родителей и детей поддер­живается многими современными исследователями.

Классический групповой психоанализ у детей представлен работами Г. Гут-Гельмут (1926), М. Клейн (1932), А. Фрейд (1946). Метод символи­ческой интерпретации игровой деятельности в даль­нейшем обозначается как игровая терапия.

В работах советских исследователей уделяется значительное внимание развитию групповых методов (Л. А. Петровская, 1985; Г. А. Ковалев, 1987; А, Е. Алексейчик, 1986; Б. Д. Карвасарский, 1985; Г. Л. Исурина, 1983).

Сейчас наиболее разработанной системой отечест­венной психотерапии является патогенетическая пси­хотерапия неврозов, в основе которой — принципы, введенные В. Н. Мясищевым и его школой.

Патогенетическая психотерапия как психотерапия отношений заключается в перестройке деятельности больного неврозом на основе действенного осознания причин и процесса развития болезни и перестройки отношения больного к патогенным факторам заболе­вания. Из патогенетического учения вытекает важное следствие, согласно которому внутренняя конфликт­ность больного неврозом и его неразрешенная эмо­циональная проблематика находят свое выражение и в нарушении отношений с ближайшим социальным окружением: вследствие искажений в области социального восприятия, возникших в результате конф­ликтности самооценки, невротик неверно истолковыва­ет мотивацию партнеров по общению, недостаточно адекватно реагирует на возникающие межличностные ситуации, все его внимание сосредоточивается не на разрешении реальных проблем, а на сохранении представлений о значимости своего «Я» как в соб­ственных глазах, так и в глазах окружающих. Пони­мание этого межличностного аспекта невротических нарушений позволило использовать патогенетический метод не только в индивидуальной, но и в групповой форме.

Существенный вклад в развитие отечественной психотерапии при нервных и психических заболева­ниях внесен сотрудниками Ленинградского научно-исследовательского института им. В. М. Бехтерева. Выработаны рекомендации по диагностике и психо­терапии неврозов в условиях специализированного отделения, классификация методик психотерапии, разработаны направленные методики психотерапии при конкретных формах неврозов. В современной групповой психотерапии и ее модификациях находят свое преломление положения психологии малых групп (Г. М. Андреева, 1980), психологическая тео­рия коллектива (А. В. Петровский, 1979) и вопросы восприятия человека человеком в процессе межлич­ностных отношений (А. А. Бодалев, 1983).

Г. Л. Исурина (1984) все формы интеракций в группе, обладающие наиболее выраженным психоте­рапевтическим потенциалом, объединяет в следую­щие основные категории: предоставление сбалансиро­ванных эмоциональной поддержки и эмоциональной конфронтации и собственно направленная психотера­певтическая коррекция. Эмоциональная поддержка как неспецифический фактор создает эмоциональную атмосферу в группе, являющуюся необходимой пред­посылкой для ослабления невротических защитных механизмов. Собственно психотерапевтическое дейст­вие эмоциональной поддержки заключается в оказа­нии коррекционного воздействия на отношение к се­бе, способствуя тем самым расширению и большей адекватности самосознания. Основным средством ре­ализации направленной психотерапевтической кор­рекции является конфронтация участников группы с их отношениями, проблемами, эмоциями. Конфрон­тация осуществляется посредством обратной связи между каждым из участников группы и группой в целом. В психотерапевтической группе необходи­мо сохранение динамического равновесия между тенденциями к обоим видам интеракции, которое автор называет «групповым балансом». В зависимо­сти от уровня развития группы и эмоциональной си­туации в ней периодически возникает объективная потребность в той или иной форме интеракций. Регу­лирование группового баланса не носит спонтанного характера и требует вмешательства со стороны пси­хотерапевта.

Важным направлением разработки групповых ме­тодов в нашей стране является распространение раз­личных форм активного социального обучения (Г. А. Ковалев, 1986). Повышенный интерес к таким методам активного социального обучения, как дело­вые и организационно-управленческие игры, методы дискуссионных групп, методы групповой психологи­ческой коррекции, обусловлен диалектикой современ­ного социального развития. Сопровождающие науч­но-техническую революцию интенсификация социаль­ных связей личности, расширение поля ее общения, постоянно растущие нагрузки на психическую дея­тельность делают процессы общения все более мно­гообразными и напряженными. Это предъявляет по­вышенные требования, в частности, к культуре об­щения, к умению быстро и адекватно ориентиро­ваться в многочисленных и разнородных межличност­ных ситуациях. Решению задачи совершенствования общения подчинены различные формы социально-психологического тренинга, занимающие важное место среди методов активного социального обучения.

Л. А. Петровская (1982) рассматривает социаль­но-психологический тренинг как один из способов повышения компетентности человека в сфере обще­ния. Весомым вкладом автора в разработку практи­ческих процедур тренинговой работы является сфор­мулированная ею система правил организации эф­фективной обратной связи. Обратная связь представ­ляет собой важнейшую составляющую социально-психологического тренинга. Она должна быть неотсроченной; специфической, т. е. относящейся к от­дельным конкретным проявлениям участника; реле­вантной потребности и ее коммуникатора, и реци­пиента; представленной в терминах чувств, а не оценок. Л. А. Петровской описано также воздействие тренинга на социально-перцептивную составляю­щую общения, так как автор считает перцептивные изменения показателями эффективности, наиболее пригодными для диагностики. В монографии, пос­вященной теоретическим и методологическим пробле­мам социально-психологического тренинга, рассмат­риваются конкретные моменты организации и прове­дения занятий, которые отражают представления ав­тора о характере и особенностях протекания группо-динамических процессов в зависимости от различных ситуационных переменных.

Анализируя различные психотерапевтические, сис­темы, В. В. Столин (1983) подчеркивает, что в ос­нове успеха групповой психотерапии лежит способ­ность человека к активной самоперестройке. Этот подход связан с представлением о личности как об особом «психическом органе», с помощью которого индивид интегрирует сформированные в нем как в со­циальном индивиде способности, потребности, свой­ства и генетически предопределенные особенности. Согласно В. В. Столину, фактически все виды пси­хотерапии так или иначе апеллируют к одному опо­средующему звену — самосознанию и сознанию лич­ности, тем самым имплицитно поддерживая тезис об ее активности и ответственности.

В рамках групповой психотерапии для увеличения самоуважения личности используются механизмы общения и терапевтический потенциал её участни­ков. Кажущееся исключение составляют бихевиорист­ски ориентированные психотерапевтические систе­мы, в декларируемые задачи которых входит пере­обучение или обучение новым навыкам. Однако и в этом случае можно высказать гипотезу, что основ­ной эффект проистекает не из-за самого по себе на­выка коммуникаций, взаимодействия, а из-за осозна­ния клиентом своей возросшей вооруженности в меж­личностном общении и соответственно общего увели­чения потенциала сознания.

Большой вклад в развитие групповой психотерапии внесли ведущие психотерапевты социалистичес­ких стран: С. Ледер (1982), А. Кемпински (1975), К. Хек (1979), С. Кратохвил (1976). А. Кемпински одним из гипотетических терапевтических факторов групповой психотерапии считает преодоление внут­реннего сопротивления, связанного с высказываниями о самом себе в присутствии большой группы людей. Преодоление такого сопротивления, по мнению Кем­пински, усиливает эмоциональную реакцию, вызыва­емую фактом видения себя в новом свете и раскры­тием перед другим человеком (самоизучение). Поэто­му чувство очищения (катарсис), ощущаемое в груп­повой психотерапии, гораздо сильнее, чем в индиви­дуальной. Другим важным терапевтическим факто­ром группового процесса автор считает возникающее в группе чувство «Мы».

Кратохвилом выделяются такие факторы, как са­моисследование и самопроявление, контроль (пони­мание ранее не осознанных взаимосвязей в собствен­ной психике во взаимодействии с малоадаптивным способом поведения), проверка и обучение новым способам поведения, получение новой информации и социальных навыков.

Таким образом, групповые методы психотерапии реализуются в рамках различных теоретических ори­ентации. Рассмотрев главные из них, переходим к из­ложению основных составляющих процесса группо­вой психотерапии и психологической коррекции по данным различных авторов.






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.018 с.