Когда есть душевный покой, есть и согласие. — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Когда есть душевный покой, есть и согласие.



Когда есть согласие, душевного покоя может и не быть.

Приятно глядеть на людей, живущих во имя согласия, но жить во имя согласия – трудно. Чем дольше человек – ради спокойствия в семье или в коллективе – пренебрегает собственными потребностями, откладывает их на будущее, подавляет в себе либо истребляет, тем тяжелее на душе.

Кому дорога жизнь, тот в критический момент встает на дыбы и сбрасывает с себя бремя.

Кто превращает согласие в цель жизни, тот во имя этого и умирает. Впоследствии люди вспоминают о нем как об исключительно приятном человеке, который жил, озаряя своими лучами все вокруг. Поскольку о покойном принято говорить только хорошее, много о нем и не говорят. На деле же не о чем и говорить – что можно сказать о человеке, принесшем себя в жертву? Страх перед размолвками, конфликтами, ссорами вынуждает человека жить в согласии.

Кто старается, у того получается, и, добившись своего, он, возможно, даже доволен таким положением дел. До поры до времени, пока не возникает иное желание. Желая найти близких по духу людей, человек подыскивает для себя занятия по интересам , которые успокаивают его душу. Человек, который находит себя в деле, испытывает полное удовлетворение. Занимаясь любимым делом, человек встречает в своем окружении другого человека, который ему нравится, и они создают славную семью. Согласие в такой семье сохранять нетрудно. Такая жизнь нравится им самим и всем, кто с ними соприкасается. Согласие родителей передается также их детям, и в результате получается образцовая семья. Свою семью они любят, и им нравится приходить домой. Друг с другом они говорят о приятных вещах, а неприятные замалчиваются. Неприятное ими избегается либо преподносится по возможности в приятном свете. Живя душа в душу, супруги затушевывают возникающие разногласия, дабы избежать неприятностей. Подобная идиллия длится тем дольше, чем больше муж с женой способны предвидеть наперед те опасности, на которые способны прельститься их дети.

Подавая во всем лишь положительный пример, не отлучаясь от детей ни на минуту, незаметно формируя детей по своему подобию, муж с женой могут жить спокойно, пока дети не становятся взрослыми. Указывая детям на все то плохое, что происходит вокруг, и объясняя, сколь необходимо его избегать, дабы не вызывать общественного осуждения, родители тихо и незаметно подавляют малейшие ростки домашнего бунта. Никто из окружающих не может сказать, что эти дети – неприспособленные к жизни белоручки. Наоборот, они умеют делать все то, что делают родители. Все их хвалят, и сама семья застенчиво гордится собой.



 

Если болезни, частенько посещающие эту семью, не заставляют родителей задуматься, то ребенок, впервые отлучившийся из дома на чуть более длительный срок и попавший в чужую среду, может преподнести им неприятный сюрприз. Чем некрасивее поступок им совершается, тем быстрее это долетает до родительских ушей. Известие об уголовном преступлении прилетает с быстротой молнии и потрясает до основания. Если же речь идет о том, что ребенок ведет себя недостойно: курит, хулиганит по пьянке, ведет аморальный образ жизни либо распускает руки, но при этом до суда дело не доходит, – родители услышанному не верят. Не верят ни родители, ни те, кто знает эту семью. Они воспринимают известие как злую шутку либо наговор – кому‑то было выгодно свалить чужие прегрешения на образцового ребенка, чтобы самому отделаться более легким наказанием.

Родителей, которые отпустили ребенка из дома со спокойной душой, поскольку были уверены в том, что ребенок прекрасно ими подготовлен к самостоятельной жизни, охватывает шок, когда они узнают о том, что произошло. Не так уж мало таких родителей, чей ребенок с первого же раза знакомится с полицией. Они не кривят душой, когда умоляют, чтобы им поверили: их ребенок никогда не курил, не пил, не принимал наркотиков, не был проституткой, не имел преступных наклонностей. Они готовы в доказательство дать голову на отсечение. Своего ребенка они не бросают, ибо живущая в согласии семья никогда не бросает родного человека на произвол судьбы. Они бросаются доказывать, что их ребенок из порядочной семьи и сам он порядочный. Это же всем известно. Всем известно, но никто не знает. Если бы они разбирались в самих себе, то знали бы и ребенка и не стали бы так говорить.

Ребенок, растущий в семье, где царит чрезмерное согласие, поскольку родители боятся скандалов, не знает, что такое разногласия, ссоры. Он не боится ссор и потому не понимает, почему должен отказывать себе в удовлетворении собственных потребностей. Почему нельзя делать то, что ему хочется, если никому от этого вреда не будет? Почему он обязан делать то, что не нужно ни ему, ни его семье и что делается в угоду общественному мнению? Если он спрашивает, зачем нужно быть паинькой, когда хочется вкусить радостей жизни, на него обрушиваются с укоризной – как тебе не стыдно. Это ведь такой стыд, что даже среди домашних разговоры на эти темы ведутся шепотом. Ребенку не стыдно, но так как хорошему ребенку положено испытывать стыд, он и испытывает. Этого желают родители, и ребенок подчиняется. Благого пожелания или совета нельзя ослушаться. Если же ослушаешься, значит, ты действительно очень скверный ребенок.



Проходит время, и все незначительные пробелы, возникающие при знакомстве с жизнью, суммируются в один большой, который ждет того часа, когда ребенок вырывается из среды, где его держат в суровой узде приличий. Посторонним нет до него дела, они не стыдят его и не бегут жаловаться родителям. Их замечания отскакивают от него, как от стенки горох. Чужих можно и не слушать, и он их не слушает, поскольку чувства притуплены. Поэтому даже самые смирные овечки под воздействием алкоголя и прочей отравы не способны сдерживать бушующих внутри себя страстей и становятся неуправляемыми. Молодой человек, попадающий в круговерть жизни и совершающий безобразные поступки, беззащитен перед собственными стрессами. Задним числом он, возможно, будет сгорать со стыда, но так и не сумеет объяснить, отчего так произошло. Он ничего не понимает и потому не способен испытывать раскаяние.

Дети, которым доводилось испытывать жгучий стыд за безобразные сцены между родителями, умеют настолько подавлять свои эмоции, что не теряют интеллигентного облика даже под воздействием алкоголя. Им также хочется повеселиться в хорошей компании, однако незаметно для окружающих они очень точно дозируют потребление спиртного, чтобы веселье не перехлестнуло через край. Они желают ощущать себя хорошо и на следующий после вечеринки день и слышать в свой адрес похвалу, когда их сравнивают с кем‑то из подгулявших приятелей. С внешней стороны никаких ограничений, никаких приказов либо запретов ни себе, ни другим. В действительности же абсолютное ощущение границ дозволенного и внутренний приказ всегда быть уравновешенным.

Если такое здоровое отношение приветствуется, дети вырастают интеллигентными людьми, достойными своих интеллигентных родителей. Либо даже превосходят их. Например, в том смысле, что родители сражаются со своими болезнями, тогда как ребенку удается избежать хворей. К сожалению, наступает пора, когда форма приходит в противоречие с разросшимся содержанием.

В этом случае истина выявляется в третьем поколении. Чем спокойнее были два предшествующих поколения, тем вероятнее, что первый же внук окажется полным нигилистом. Он протестует против всех и вся. Говорит одними отрицательными предложениями. Отвергает даже то, чего сильно желает. А если желаемого не получает, его возмущению нет предела. Если понаблюдать за ним спокойно со стороны, стараясь понять природу его протеста, обнаруживается, что ребенок не умеет разговаривать в утвердительной форме. Если бы бабушки с дедушками, а также родители научились говорить в том же духе, в доме наступил бы порядок. Поскольку одно сплошное отрицание действует всем на нервы, никто не удосуживается разобраться в сути дела, и ребенок превращается в исчадие ада, сводящее на нет все, что было достигнуто двумя предшествующими поколениями. Хорошие родители на пару с прародителями выходят из себя. Если вышедший из себя человек признался бы в том, что все вырвавшееся наружу сидело у него внутри, являлось его собственным, то он возблагодарил бы Бога и ребенка, который вывел его из себя. Обычно этого не признают, и виноватым оказывается ребенок.

 

Согласие улетучивается, если кому‑то из родителей вздумается вдруг защитить плохого ребенка, ощущая себя в некоторой степени виноватым. В создавшейся ситуации родителям хорошо бы обсудить собственные упущения. Если они этого не делают, возможны два варианта: ребенок единодушно разделывается под орех, отчего тяжело заболевает, либо родители ополчаются друг против друга, и ребенок, ощущая себя лишним, ищет, где бы ему приткнуться. Это неизбежно толкает его на аморальный путь либо на путь преступления. Даже в том случае, если кто‑то из жалости и сострадания приютит его у себя.

 

Стрессы следует не подавлять, а высвобождать. Чем чище душа, тем на душе покойнее. Душевный покой и радостное настроение соседствуют друг с другом. Разумная мера хорошего и плохого придает чувствам остроту , и мы не усыпляем себя знанием, будто все хорошо. Душевный покой предполагает доверие к себе, но никак не самоуверенность . Человек чувствует, что все меняется, поэтому нужно интересоваться жизнью, чтобы знать, как наставлять подрастающее поколение, чтобы оно вняло наставлениям. Ведь насильно ничему научить нельзя. Если учитель учит насильно, ученик не обучается. Свою ошибку он осознает задним числом.

 

Посторонним до этого нет дела, зато должно быть важно для родителей.

Душевный покой означает остроту восприятия.

Душевное спокойствие означает притупление восприятия.

 

Чем сильнее стремление к интеллигентности и согласию, тем старательнее подавляются эмоции, в результате чего человек становится таким нечувствительным, что его ничем не проймешь. Он перестает быть человеком, перестает развиваться и превращается в автомат.

 

В заключение

 

Жизнь учит, человек учится.

 

Если учится.

 

Учится познавать жизнь в себе и себя в жизни.

 

Когда‑нибудь, возможно, и научится.

 

Одно лишь наличие знаний и их накопление не обеспечивает здоровья.

 

Здоровье – это что‑то иное.

 

Лишь применение знаний на практике исправляет ошибки и возвращает здоровье.

 

Это уже нечто новое.

 

Признавая и высвобождая стрессы,

Вы избавляетесь от стрессов.

 

Вы свободны.

 

Вы становитесь здоровым и счастливым.

 

Становитесь Самоценной Личностью , лишенной эгоизма.

 






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.009 с.