Прости, что взрастил тебя таким, какой ты есть. — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Прости, что взрастил тебя таким, какой ты есть.



Отныне ты свободен!»

 

Глядите, заключенный встает, направляется к двери – зов свободы непреодолим. Глядите, как он переступает через порог, как меняется весь его облик, когда он оказывается на свободе. Распрямляет спину, высоко держит голову, расправляет грудь, дышит легко, глаза светятся. По дороге шагает человек, который чувствует, что земля дарит ему тепло. Именно ему. Цветы цветут, птицы поют– и это тоже для него. Чувство одиночества улетучивается.

 

Простите себя за то, что не сумели высвободить свою проблему раньше. Простите так, чтобы Вы смогли почувствовать, что на душе стало легче и в голове прояснилось. Вы убедитесь в том, что изменилось не только самочувствие, но и отношения с людьми. Прощение себя – это наиважнейший элемент процесса прощения. Кто простил себе, тот способен прощать и другим. В противном случае прощение превращается в пустое разглагольствование в устах хорошего человека.

Не говорите, что Вы не видите своего стресса. Выкройте хоть раз для себя время и сосредоточьтесь. Представить столь простую картину доступно каждому. Для этого нужно время и для начала возможность побыть наедине с собой. Жизнь постоянно дает нам время, чтобы работать над собой, но мы не умеем им воспользоваться. Мы умеем тратить его на то, на что не следовало бы.

 

Практика показывает, что зрительно представлять свои стрессы женщины учатся быстрее мужчин. У мужчин же более четкие чувства плюс способность в них разбираться. Развивая в себе способность, к которой Вы предрасположены, не забывайте, что для познания самого себя необходимы все чувства. Кто из‑за способности духовного видения считает себя лучше других, тот вполне может быть очень хорошим ясновидящим, но если он не перепроверяет себя остальными чувствами, то явившийся образ будет ему непонятен, и своим толкованием он будет вселять страх и ужас. Если для уяснения сути дела использовать все свои чувства, то в конечном счете они сведутся к убеждению, что первоначальное чувство оказалось верным. А более позднее чувство оказалось обманчивым. Более позднее чувство возникает оттого, что человек начинает размышлять. В мыслях он переиначил свое чувство и решил, что оно будет точнее, ибо рассудок шепчет, что так лучше.

 

Разум всегда относится к чувствам с насмешкой, а потому чем человек желает быть умнее, тем меньше говорит о чувствах. Поначалу он стесняется окружающих, затем стесняется перед самим собой и тем самымчувства умерщвляет. И если он потом говорит, что знает, то может, положа руку на сердце, говорить как себе, так и другим, что не лжет. Слова словами, разговоры разговорами, но запомните, что о житейских проблемах нам повествуют наши чувства. Признаться в правде особенно трудно бывает мужчинам. Они хотят выставить себя сильными и умными и потому стыдятся сказать, что чувства подсказывают им, как нужно делать то или иное дело. Они говорят: «Я знаю». Так солиднее звучит. Кто чувствует, как обстоят дела, тому было бы полезно проверить свои ощущения зрительным образом. Если все органы чувств говорят в принципе об одном и том же, значит, Вы правильно уяснили суть незримого.



 

Для всестороннего познания самого себя как раз и следовало бы задействовать все чувства. Например, обратиться к одному из органов, скажем, к сердцу, легкому или печени. Либо же к мышце, нерву, соединительной ткани либо покалеченной кости. Постарайтесь мысленно его представить. Возьмем, к примеру, сердце. Если не умеете иначе, то вспомните изображение сердца в анатомическом атласе или представьте свиное сердце, которое продается в мясном отделе. Обратитесь к нему, словно к живому сердцу. Посмотрите, стоит ли оно вертикально либо клонится из‑за нарушения равновесия в ту или иную сторону. Обратите внимание на его тонус – нормальный ли он, не сделалось ли оно вялым или уставшим, не увеличилось ли. Чем пристальней за ним наблюдаете, тем отчетливей ощущаете, здорово ли оно или нет. Осознаете, насколько обременили его чувством вины, опечалили, утомили, и все это высвобождаете.

 

Затем прислушайтесь к его голосу. Что оно пытается Вам сказать? Вслушайтесь в его биение, шумы, шорохи и знайте, что все услышанное – понравилось оно Вам или нет – нужно высвободить. Энергичное, ритмичное биение внушает спокойствие, а скребущие шорохи как бы говорят: развяжи свой страх оказаться виноватым, ведь он сковывает сердце, сужает его полость и кровеносные сосуды. Если после этого шорохи не прекращаются, значит, там произошло известкование – окаменение, которое говорит: высвободи свою печаль и гордость за удачно скрываемую печаль. Если ритм нарушен, это говорит о том, что Вы живете неправильно.



 

Далее принюхайтесь к своему сердцу. Сосредоточьтесь на запахе. Запах свежести говорит о том, что сердце в порядке. Запах свежего кровавого мяса говорит о том, что в сердце засела жажда мести. Запах вони означает, что в сердце– фальшь. Гнилой запах указывает на то, что в сердце имеется воспаление, которое желает всей душой избавиться от невыносимого унижения, но не знает как. Более всего человека унижает он сам. Чем именно?

Тем, что превращает себя в рабочую скотину, в раба. Запахи бывают разные, и каждый что‑то означает. Если порассуждаете сами с собой, то поймете.

 

Далее попробуйте сердце на вкус. Ощутив языком неприятный вкус, постарайтесь установить, что именно имеет подобный вкус, и больше не употребляйте этого в пищу, ибо в теле у Вас этого в избытке. Вкусовые ощущения могут быть самыми разными: соленое, сладкое, горькое, кислое, холодное, горячее, едкое. Если Вы приходите к выводу, что в Вас имеется

– чрезмерное желание быть сильным, которое удерживает в теле соль,

– чрезмерное желание, чтобы все было очень хорошо, которое задерживает в теле сахар,

– слишком много житейских разочарований,которые задерживают горькое,

– слишком много обвинений , которые задерживают кислое,

– слишком много страхов , которые вызывают ощущение холода,

– слишком много гнева , который вызывает ощущение горячего,

– слишком много химии , т. е. желания улучшить свою жизнь химическими средствами, что задерживает в теле разъедающие вещества, – это значит, что Вы сумеете высвободить стрессы. А еще представьте, что сквозь сердце протекает ручей с теплой кристально чистой водой, который уносит с собой вещества, зашлаковывающие сердце. Вообразите к тому же, будто перебираете ткани сердца своими пальцами, которые излучают любовь, и тем самым еще лучше промываете сердце. Шлаки вымываются с водой. Поверьте, что подобным образом скорее очищается и физическое тело. После всего Вы ощутите свое сердце совсем по‑другому.

 

Свой орган можно также осязать духовно. Мысленно начните поглаживать свое сердце, и почувствуете, что оно тянется к Вашей руке и на душе становится удивительно тепло. Вы никогда не думали, что можно любить собственное сердце, а оказалось, что можно. Любящее Вас сердце открыло дорогу Вашей любви. И Вы сознаете, что Ваше тело, оказывается, любит Вас всеми своими органами, тканями и клетками, о чем Вы прежде и не догадывались. А вдруг и Вы, сделав это открытие, полюбите свое тело?

Желая во всем удостовериться собственными глазами, Вы вряд ли сможете заглянуть к себе в грудную клетку, поэтому представьте себе, что эта тюремная камера находится перед Вами. Скажите себе: «Вот моя тюремнаякамера и вот мой пленник, которого я выпущу сейчас на волю». Откройте дверь и скажите ему все, что можете. А если воображение Вам отказывает, ничего страшного. Прочувствуйте эту картину. Ведь чувствовать‑то Вы можете. Если же не можете прочувствовать, значит, стресс слишком велик, и Вам отныне следует знать, что он у Вас есть. Поверьте – все энергии, существующие в мире, есть и у Вас внутри.

 

Когда я осознала возможность такого высвобождения, я сразу догадалась, почему мне ее предоставили: ведь я искала, каким образом научить людей прощать от сердца, так как многие были готовы к прощению и занимались этим. Поскольку результаты были скудные, люди вскоре разочаровывались. Современному человеку все подавай сразу. Ему не хватает терпения испробовать то или другое, покуда он не распознает то, что ему нужно. Ему подавай надежный метод либо технологию, чтобы и он получил то хорошее, что приобрел его ближний. Он далек от мысли, что для прочувствования необходимо только время. Иные условия несущественны.

Когда человек распахивает дверь темницы, расположенной у него в сердце, откуда выходит наружу все, что человек накопил в своем сердце, он становится более гибким и понимающим в отношении всех и вся. И скорее всего, помимо прочего убеждается в том, что, считая себя мудрым мыслителем, он на деле заглатывал разжеванную ненужную ерунду.

 

Пример из жизни

Как‑то утром зазвонил телефон. На другом конце провода раздались женские рыдания и бессвязные крики о помощи. Женщина была в паническом страхе. Я почувствовала, что имею дело не с обычной истерикой, а с серьезной бедой. Нужно было действовать, а не вести пространную утешительную беседу. Панический крик нужно перебивать криком погромче, чтобы взять ситуацию под контроль. Я крикнула так громко, что слова мои могли бы долететь до нее и без телефона: «Прекратите рыдать! Что случилось? Говорите быстрее!» От испуга женщина поперхнулась и в нескольких предложениях обрисовала ситуацию.

Накануне вечером ее с ребенком выписали из больницы. Врачи признали ребенка почти здоровым. Ничего как будто не произошло, однако что‑то происходило, и что‑то страшное. Ухо мое слушало женщину, а сердце слушало ребенка, и я услышала стоны задыхающегося дитя. Я поняла, почему сердце матери набрало номер моего телефона, а не скорой помощи – женщина почувствовала, что в данный момент скорая может опоздать с помощью.

Я мгновенно поняла, что женщина еле держится от усталости – сказывались долгие дни и ночи, проведенные в уходе за малышом, которому было пару месяцев от роду. Страх не давал ей сомкнуть глаз, а самобичевание усиливало усталость. Дома произошел спад напряжения. Всю ночь она проспала как убитая и утром проснулась от страха. На нее накатил девятый вал самобичевания: «Какая же ты мать! У тебя болеет ребенок, а ты спишь!»

Она не обратила внимания на участившееся сердцебиение, вызванное грузом вины, что легла на сердце, не заметила возникшей одышки, поскольку увидела, что с ребенком творится что‑то неладное. Она не заметила сходства между собственным состоянием и состоянием малыша. Страх, что ребенку стало худо, сдавил ей горло холодной рукой. Точно то же произошло и с ребенком. «Что я опять натворила?» – вскричала душа матери и приникла к ребенку. Она не желала поверить, что опасная болезнь, от которой ребенка спасли, вернулась вновь. Однако поверить пришлось, когда увидела, что ребенок стал задыхаться.

От меня требовалось оказать немедленную помощь. Я сделала так, как подсказывало сердце, не стараясь быть вежливой и тактичной. Я стала орать в трубку– главное было перекричать мать, чтобы она полностью переключилась с ребенка на меня. Главное было, чтобы она вняла моим словам: «Дорогая мамаша! Вы не виноваты! Вы совершали ошибки, как совершают их все люди. Ваш страх оказаться виноватой так велик, что уже не дает дышать. Отпустите чувство вины. Поглядите, у Вас в груди – тюремная камера. Глядите! Видите? Глядите еще! Теперь видите? Она там?»

 

На миг все стихло, и затем она воскликнула: «Есть!» Я кричу дальше: «Загляните внутрь, там сидит пленник! Видите?» – «Вижу», – уверенно последовало в ответ. «Это Ваше чувство вины, – кричу я в трубку. – Отоприте дверь темницы и скажите пленнику: «Ты свободен. Прости, что не сразу сообразила тебя освободить. Прости, что взрастила тебя таким большим». Глядите, он встает и направляется к двери. Видите?» Она не могла не увидеть. «Глядите, как легко он зашагал, как глубоко вздохнул. Глядите – его глаза засияли! А теперь посмотрите на своего ребенка…». Прошло несколько секунд, и хрипы удушья прекратились. Несколько одиночных беспомощных всхлипов – и затем громкий плач. Дыхательные пути вновь открылись.

Я говорю дальше: «Загляните снова к себе в грудную клетку. Там еще одна темница. Посмотрите, кто в ней!» Женщина не отвечает. Я чувствую, как она напряглась. Она‑то видит, но не может поверить. Ее охватывает ужас. Начинаю ее провоцировать: «Отвечайте! Кто это? Отвечайте! Кто это? Кто это? Кто это?»

Раздается сдавленный выкрик: «Мой ребенок!» – «Да, именно он – свою привязанность к нему Вы посчитали за любовь. Отоприте дверь темницы и скажите своему ребенку: «Ты свободен! Прости, что я прежде не сумела этого сделать. Теперь умею». Посмотрите, он встает и топает своими маленькими ножками к двери. Видите – карабкается через порог. Ему нужна свобода. Глядите – он шагает по своей жизненной дороге все уверенней. О‑о, с каким достоинством он распрямляется!

 

Вы заметили, как засияли у него глаза? А теперь посмотрите на своего малыша и возьмите его на руки, прижмите к груди. Теперь он свободный ребенок, а не Ваш пленник. Вас соединяет подлинная, а не собственническая любовь. Попросите у него прощения за то, что навлекли на него вирусное заболевание из‑за самобичевания. Простите ему, что он принял Ваш вирус, поскольку и он тоже хотел быть хорошим. Ведь он мыслит так же, как его мать».

Слышу – ребенок всхлипнул пару раз и залепетал.

 

Скорая помощь была оказана. И оказана эффективно, так как страждущий человек принял помощь с распахнутой душой. Учение о прощении оказалось для человека примлемым. Так бывает не всегда. Люди стремятся к показному хорошему, тогда как истинное хорошее встречается ими в штыки. Почему? Потому что истина недоказуема научно. Люди верят не своему сердцу, а науке, которая утверждает, что в болезни человека повинен вирус – этот извечный враг. Когда же вирус умерщвлен лекарствами и здоровью положено бы вернуться, однако оно не возвращается, то человек уже не знает, чему верить. Попутно умерщвляется и вера в медицину. Во что теперь осталось верить этому испуганному человеку? Ни во что и ни в кого.

Жизнь без веры равнозначна смерти. Таким образом медицина неизбежно отталкивает людей, чтобы страждущий вновь отыскал дорогу к себе. Чтобы поверил в себя. Выходит, медицина, творя хорошее, делает плохо, а причиняя зло, творит добро, однако считать ее хорошей и плохой – глупо.

Бывает так, что многие стрессы выводятся из тела, а один сопротивляется, хотя зов свободы непреодолим. Почему? Потому что Вы не желаете высвободить его надлежащим образом. Не хочу– это страх, переросший в злобу. Напряжение от страха становится запредельным, и Вы желаете одного – развязки. Отчаявшийся человек ни о чем ином не думает. Вам хочется избавиться от этого стресса, а именно: ударить кого‑то по морде – словами либо кулаками. Хочется горячей ссоры с ее очищающим пламенем, чтобы выплеснуть наружу накопившиеся в душе нечистоты.

Сказать либо заехать кулаком всегда успеется. Прежде освободите свой страх лишиться стресса, который помог бы Вам выяснить отношения, а также злобу, она же желание высказать свое мнение, протест против молчаливого страдания. Освободите также страх что будет, если я поведу себя как животное. Страх действовать и бездействовать. Тогда освободится и заупрямившийся стресс. После этого Вы почувствуете, требуется ли что‑либо еще говорить. Если потребуется, то идите и говорите, а после сами будете удивляться своим спокойным, толковым словам, за которые Вас искренне благодарит Ваш недавний враг. Поразмыслив, Вы поймете, что, покуда проблема сидела в Вас взаперти, Вы видели эту проблему в ближнем и были готовы на него наброситься.

 

В тупике доброжелательности

 

Не я первая и не я последняя, кто учит, что нужно просто‑напросто существовать. Чувствуется, что в этом предложении чего‑то как будто не хватает, потому что мы не привыкли говорить такие вещи. В предложении отсутствует оценка, т. е. осязаемый органами чувств материальный уровень. Лишь в очень серьезных случаях говорят: «Будь человеком!» Обычно произносят: «Будь добр!»

Человек, который желает быть добрым, на это отвечает: я такой и есть. Разве это плохо, если я желаю быть добрым? Поди растолкуй ему, что просто быть и быть хорошим – это взаимоисключающие понятия. Он не удосуживается это выслушать. Он находится в своей стихии и вдобавок ко всему является хорошим человеком. Хороший человек хочет иметь все сразу: хочет быть и хочет быть хорошим. Ему невдомек, что бытие – это уравновешенность, способность быть самим собой. «Хороший и плохой» – это уже суждения оценочные, возникающие от страха. Таким образом, словом «хороший» испуганный человек оценивает хорошее, а значит, незримое плохое.

 

Большинство людей считает себя хорошими потому лишь, что желают хорошего. Желают для себя лично и для ближних, однако не ведают того, что желание – это негативность. Остальные считают себя хорошими потому, что не желают плохого. Они стремятся доказать свою положительность тем, что борются с плохим, не сознавая при этом, что возможно доказать лишь то, что существует материально. Невозможно доказать истинную положительность, то есть духовность. Истина доказывает себя сама, и обладай мы способностью видеть, то поняли бы это.

Жизнь доказывает и тем и другим, что желаю хорошего – это то же самое, что не желаю плохого. Следствием рано или поздно явится только плохое. Разница состоит в том, что первые не признают своего плохого, а вторые боятся его обнаружить. Первые в своей наивности верят в хорошее с таким пылом, что скорее умрут, чем изменят свое мнение. Вторые превращаются в столь ярых борцов с плохим, что могут воспылать ненавистью к собственной персоне, если обнаружат в себе некоторый изъян. Со злом они сражаются во имя того, чтобы заработать дополнительные очки со стороны хороших людей, стремясь обратить зло в добро.

 

Как видите, различие состоит в том, что хорошие люди ворочают, точно бульдозером, своим хорошим, а плохие – своим плохим. Угодивший под бульдозер человек вынужден рано или поздно понять, что насилие бывает двояким: психическим и физическим. Психический террор провоцирует физический террор, независимо от пола, образования, материального благосостояния и положения в обществе.

 

Типичный психотеррорист – это человек, считающий себя хорошим.

Чем выше такая самооценка, тем больше человек считает себя вправе указывать окружающим на их место. Делает ли он это молча в глубине души, высказывает ли свое мнение прямо, пишет ли жалобы куда следует либо вежливо ставит плохого человека на место – в любом случае это досаждает согражданам. Обе стороны понимают смысл недосказанного. Если поборник добра видит, что ближний поступает по‑своему, его охватывает обида. Обиженность выражается в раздражительности. Следующая порция слов звучит уже более требовательно. За нею слова произносятся на повышенных тонах и так непреклонно, что собеседник оказывается спровоцированным на ответную реакцию. Пожалуй, всем нам доводилось быть свидетелями словесных баталий, начинавшихся с вежливого требования, причем виновником объявлялся тот, кто вспылил первым. При виде того, что симпатии присутствующих оказываются на стороне провокатора, его оппонент испытывает беспомощную ярость, а потому пускает в ход кулаки. Вот и произошло физическое насилие. И если такая ситуация повторяется снова и снова, униженный хватается за нож. Так униженный становится преступником, а унижающий получает по заслугам.

Вы можете возразить, что человека пырнули ножом случайно. Либо что невинного человека поразила шальная пуля, предназначавшаяся другому. Напомню еще раз, что ничего случайного не бывает. В ком есть выжидающая случая энергия униженности, она же случайная жестокость, того настигнет случайный нож или пуля. Кто знаком с пострадавшим подобным образом человеком, тот знает, что время от времени в нем внезапно прорывалась жестокость к нижестоящим, хотя человек он в принципе добрейший. Почему так происходит? Потому что когда‑то в прошлом его унизили, и жажда мести тлеет в нем, словно уголек под слоем пепла.

Каждый униженный неосознанно подпитывал его энергию унижения, которую он выплескивал на ближнего всякий раз, когда получал ее с избытком, но всякий раз энергия скапливалась вновь. Скапливалась, чтобы преподать урок посильнее. Вдобавок человека унижали вышестоящие люди. Излить на них свою злобу он не осмеливался – от них зависело его благополучие. Ничего иного не оставалось, как унижать и без того униженных. А поскольку величайшее унижение вызывает желание убить виновника унижения, так и происходит.

 

Или еще один пример: дисциплинированный человек дисциплинированно переходит дорогу и на «зебре» попадает под колеса. Водитель скрывается с места происшествия. Закон во всех отношениях на стороне пострадавшего. Почему так случилось? И здесь срабатывает закон природы «подобное притягивает к себе подобное». Под колеса в буквальном смысле попадает тот, кто сам временами в переносном смысле наезжает на других. Наезжает словами либо поведением. При этом внешне он производит самое благоприятное впечатление. Мы часто используем выражение «ездить на ком‑то верхом», но не задумываемся о его смысле. Если водитель оказался пьяным, это значит, что и пострадавший терроризирует окружающих, будучи в состоянии алкогольного опьянения. Если пострадавший вообще не употребляет алкоголя, значит, он пребывал в состоянии кризиса, вызванного печалью.

 

Только печаль, она же бессильная злоба, толкает человека к спиртному. Кого не толкает, тот к пьянству относится со страхом и ненавистью, и его знакомство с алкоголем вынуждено будет произойти через человека, употребившего спиртное. Трезвеннику до тех пор приходится страдать из‑за алкоголя, покуда он не поймет, что трезвость и алкоголизм – это два конца одной палки. Оба они порождены печалью. Трезвенник остается трезвенником, пока боится печали. Непьющий может быстро спиться, если печаль перерастает в отчаяние. В отчаянное нежелание бояться печали.

 

Каждый, кто жалеет себя, сеет печаль, а значит, алкоголизм . Кто не принимает жалельщика близко к сердцу, тот не станет заглушать жалость к себе вином. Запомните: если будете жалеть нытика, станете алкоголиком .

Если в дорожном происшествии пострадал ребенок, значит, его родители только таким способом понимают, в какой мере они друг на друга наезжают. Если у попавшего под колеса ребенка повреждаются мягкие ткани, это значит, что именно так наезжают на его мать. А если к тому же ломаются кости, это значит, что так проезжают по его отцу. Перелом кости – отец надломился. Если у отца с матерью плохие взаимоотношения, то такие же отношения у них со всеми представителями противоположного пола. Даже если внешне отношения выдаются за хорошие. Показное хорошее не спасает нас ни от одной беды. Выдавая на словах плохое за хорошее, человек усугубляет плохое.

 

Если хорошие люди перестали бы быть хорошими, у плохих не было бы причины быть плохими . Обратное желание противоречит законам природы, и потому это невозможно, как бы сильно мы этого ни желали. Будь мы просто людьми, то и остальные были бы по отношению к нам просто людьми. Покуда существуют слишком хорошие люди, должно существовать такое же число слишком плохих – так жизнь создает равновесие. Если желаете, чтобы Ваша жизнь стала нормальнее, т. е. уравновешеннее, то станьте сами нормальнее, и все окружающие будут относиться к Вам нормальнее, потому что Вы изменили свое отношение к другим. Вы сделали реальное дело, а не просто распространялись о том, какой Вы хороший или каким хорошим желаете стать. Нормальному человеку не нужно показывать окружающим, какой он хороший – он просто есть.

 

Типичный хороший человек желает, чтобы другие знали, что он хороший. Поэтому язык у него как бы сам собой начинает описывать, кому он сделал хорошее, сколько и какое именно.Чем человек добрее, тем многословнее и эмоциональнее его речи. Доброта жаждет внимания и похвалы, безучастность собеседника причиняет ей боль. Вспомните‑ка, сколько раз в течение всей своей жизни Вы вновь и вновь заводили речь о своем благом поступке или удачном деле, надеясь, что окружающиесочтут Вас хорошим человеком. Либо во всеуслышание ругали себя за свою ошибку, чтобы другие поняли, что Вы не желали плохого. Либо сокрушались по поводу чужого проступка, удивлялись тому, как люди могут так поступать, – это тоже способ ненавязчиво подчеркнуть свою положительность.

Вероятно, у Вас возникло чувство, что и рта уже раскрыть нельзя – сморозишь что‑нибудь не то. О плохом нельзя говорить, о хорошем тоже нельзя – как же тогда жить? Отвечаю: учитесь следить за собой и сразу исправлять ошибки. Как только поймаете себя на том, что с уст слетает маленькая опенка, сразу же ее исправьте. Иными словами, если Вы назвали что‑либо хорошим или плохим, красивым или некрасивым, умным или глупым, чистым или грязным, то постарайтесь поразмышлять, почему так произошло. Постарайтесь понять, чему учит Вас это плохое. Можете даже проделать исправление своих ошибок вслух, тогда увидите, что и как меняется. Человек, пока являющийся законченным материалистом, запечатлевает увиденное в подсознании и хотя бы подсознательно испытывает благодарность.

 

Хороший человек непременно рассказывает о причинах, по которым он творит добро.Кто‑то возмещает бескорыстную помощь, поддержку, сочувствие, оказанные ему когда‑то кем‑то; кто‑то возмещает какой угодно моральный или материальный долг, который уже нельзя вернуть по адресу. И человек подчеркивает – раз тебе помогли, то и ты в дальнейшем помогай другим. Подобные душещипательные сцены весьма типичны и для нашего народа. Как приятно зато впоследствии вспоминать до конца своих дней о своей доброте и думать о том, что и ближние об этом помнят. Таким образом, человек, которому кто‑то оказал совершенно бескорыстную помощь, под воздействием страхов становится на деле корыстолюбивым. Кто старается изо всех сил быть хорошим, тому, скорее всего, и в голову не приходит, какой лавиной обернется культивируемое им заблуждение. Добрый человек не может не упомянуть о всех духовных и физических страданиях, которые ему пришлось перенести в процессе самоотверженного поведения.

Вести себя так вынуждает стресс, имя которому долг благодарности. Человек сделал ближнему доброе дело и тут же про это забыл. А ближний, ждавший добра, заполучил стресс, ибо сердце подсказывает, что сам он так поступить бы не смог. Долг благодарности – величайший из тех, которые никогда невозможно искупить. Чувство долга может свербить душу всю жизнь. Оно ставит человека в зависимость от себя, покуда долг не будет оплачен. Из желания быть хорошим многие люди не требуют вознаграждения за проделанный труд, и облагодетельствованный становится пожизненным должником. Мотивировка убедительна: с меня за добро не взяли, как я могу взять с тебя? Чувство невозвращенного долга являет собой чувство вины, от которого заболевает сердце. Но ни благодетель, ни облагодетельствованный про то не ведают.

 

На вопрос, как поживает его семья, человек отвечает уже совершенно иным тоном. У всех благодетелей супруг плохой или, по меньшей мере, не хороший. Дети больны, непослушны либо не желают учиться. Те, кто постарше, обзавелись семьями, однако ошиблись в выборе спутника жизни, так как не послушались родительского совета. Поэтому и внуки либо больны, либо непослушны, либо не желают учиться. И из‑за всего этого хорошему человеку становится плохо. Сперва плоха жизнь, а в конце концов – здоровье. В последнее время встречаются люди, у которых больна вся семья, а они говорят, что все хорошо.

Хорошим человеком принято считать такого, кто делает добро чужим. Чужим легко делать добро, тогда как своим трудно, ибо им не нужен внешний эффект, а нужна суть. Благотворитель знай себе творит добро, поскольку в процессе деятельности не ощущается страх меня не любят или я никому не нужен. Всякая деятельность – это подавление страха. А также любое слово благодарности или похвалы. Растущим в таких семьях детям приходится несладко, а когда они взрослеют, начинают поступать так же.

Оскорбленный родитель, от которого отворачивается ребенок, не догадывается, что ребенок в точности повторяет его самого. Многие спрашивают: «Почему у моих родителей, прародителей, прапрародителей и у меня водном и том же возрасте возникла одна и та же семейная проблема?» В ответ я говорю, что если человек намерен искупить все грехи своего предка, жившего четыре поколения назад, только тем, что старается быть очень хорошим человеком, то все будет продолжаться по‑старому вплоть до седьмого колена. Быть хорошим означает скрывать ошибку, а не исправлять ее.

Когда человек озабочен только тем, чтобы творить добро, он вынужден его навязывать ближним, даже если тем оно ни к чему. Ближним из деликатности остается лишь благодарить и хвалить – не огорчать же славного человека. Похвала окрыляет доброхота, каким бы усталым он ни был. Может случиться, что сам он не сообразит остановиться, пока не найдется честный, прямолинейный человек, который выскажет ему правду в глаза.

 

Пример из жизни

Пожилая женщина рассказывает о своей незадаче, приключившейся несмотря на то, что желала она самого хорошего. Будучи человеком добросовестным и дисциплинированным, она не первый год занимается выявлением и снятием своих стрессов, но данное происшествие ее огорошило.

Желая радикально изменить свою жизнь, она сменила место работы. К тому моменту она поняла, что была слишком хорошим человеком, старательным, добросовестным, безотказным, чем сослуживцы охотно пользовались, и почувствовала, что без смены места работы поворота на 180° не сделаешь. Оставить все как есть тоже было нельзя – здоровье совсем расшаталось. Последней каплей послужила травма лица, которая подсказала ей, что ее прекрасным иллюзиям нанесена пощечина.

Она превозмогла даже то, что ее взрослые дети избегали мать, более того, не подпускали к внуку. И это при том, что бабушка сутками дежурила в больнице, выхаживая внука, чье здоровье находилось в критическом состоянии, и благодаря ее интуиции ребенок избежал самого страшного. За внешним благополучием бабушка почувствовала опасность для жизни, тогда как специалисты посчитали, что все уже в порядке.

В новом коллективе она тихо делала свое дело, стараясь не лезть в чужие, так как сразу почуяла дух соперничества и борьбы за лидерство между коллегами с многолетним стажем. На второй неделе она пала жертвой человека, который решил излить ей свою душу. Стараясь быть особенно внимательной и сочувственной, она явно переборщила, когда, сама того не заметив, сказала ему: «Не считайте себя хорошим человеком…». И это после его слов о том, какой он хороший и какие все остальные плохие. Она хотела добавить, что ни один человек не бывает ни хорошим, ни плохим. Что у каждого есть свои достоинства и недостатки и что все совершают ошибки. Хотела, но не успела, ибо незадачливый разоткровенничавшийся коллега впал в ярость: «Ах, значит, по‑твоему, я плохой человек! Сама ничего не смыслишь, хамка, а смеешь других оскорблять!» Короче говоря, один хороший человек облил помоями другого и удалился с гордо поднятой головой, поскольку ощущал, что другому мало еще досталось.

Женщина была подавлена. Она понимала, что сделала что‑то не так и тем самым спровоцировала собеседника, но не понимала, в чем дело. Какую она допустила ошибку?

 

Она начала свою речь с отрицания. Запомните и Вы: никогда не говорите «нет». Ни себе, ни другим. Говорите всегда «да». Даже если Вы не согласны. Если начнете свою речь с отрицания, то человек, ожидающий от Вас одобрения, зацепится за первое же слово, и вместо собеседника Вы почувствуете глухую стену либо извергающийся вулкан. Если ближний желает доказать, что он – хороший человек, скажите ему: «Да, но, может быть, тебе это показалось. Всем нам свойственно ошибаться. Сразу всего и не поймешь». Либо еще что‑нибудь в том же духе. Возможно, собеседник будет разочарован Вашим равнодушием, но, по крайней мере, не станет гневаться и порывать навсегда отношения. Так вы оба сохраните нечто очень важное. В следующей беседе можете добавить что‑нибудь урезонивающее, и он хоть немного задумается. И не будет считать Вас противником. Не противник – значит, и не враг. Если Вы для него не враг, то друг. Может, это звучит и сумасбродно в наше время, но успокаивает душу. Постепенно и эта оценка проходит.

 

Исходя из того же принципа, не говорите никогда кому бы то ни было, что он Вас не понял. Как только скажете, можете быть уверены в том, что между вами наглухо захлопнется дверь. Поведение собеседника зависит от того, сколь велико в нем в данный момент желание быть интеллигентным человеком. Возможно, он вдруг сильно заторопится уходить. Можете не сомневаться – встретитесь вы не скоро. Если вообще встретитесь. А возможно, разозлится в открытую, ибо для человека умного обиднее всего, когда ему говорят, что он ничего не понимает.

Кто признается себе в том, что многих вещей в жизни не понимает, тот не испытывает стыда, признаваясь в этом прилюдно. В его понятливости, как правило, не сомневаются, и его не оскорбляют своими подозрениями.

 

Надеюсь, Вы больше не считаете себя ни хорошим, ни плохим человеком. А также надеюсь, что свои положительные и отрицательные черты характера не оцениваете больше лишь положительно или отрицательно, что сумеете поверить в то, что сиюминутная форма таит в себе содержание, которое Вы ищете. И, надеюсь, найдете.

 

О подлинном и кажущемся

 

Хорошего желают все – откуда же тогда берется плохое? От черта, утверждают христиане, однако на поминание черта наложено табу А Вы смогли бы просто и ясно ответить мне, что есть что?

Что есть хорошо? Вы когда‑нибудь задавались этим вопросом? Говорят, хорошо то, чего у меня нет, и хорошо там, где меня нет. Задумывались ли Вы о том, что это значит? Например, скажете Вы, если человек возвращается из дальних странствий и с радостью делится впечатлениями и показывает сувениры, тогда это высказывание верно. В каком смысле верно? В смысле материальном? Совершенно справедливо, у нас и впрямь нет всего того, что есть там, в далекой стране. Но должно ли оно быть у нас? Нужно ли оно нам? Было бы нам хорошо, если бы все чудеса света встречались на каждом шагу? Или было бы лучше, если бы каждый народ сохранял свое своеобразие, не считая себя лучше или хуже других?

Если разобраться, человек разъезжает по белу свету, когда не может найти себя под родным небом. Стремясь ко всему хорошему, что радует глаз и услаждает слух, он когда‑нибудь осознает, что все это не было ему потребно. Подлинное хорошее, которое мы ищем, – это то, что дарует душе покой, и находится оно дома. У кого на душе спокойно в родных стенах, у того душа спокойна повсюду. Путешествуя по свету и наблюдая за жизнью разных людей, мы лишь укрепляемся в этой истине. Поэтому и необходимо путешествовать.

Поскольку душевное спокойствие в понимании материалиста – это хорошо, то для доходчивости я буду употреблять понятие «хорошо» так, как мы привыкли. И вообще, как только высказывается оценочное суждение, так сразу же включае<






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.022 с.