Переживания являются приметой хорошего человека, но не являются признаком человека с большой буквы. — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Переживания являются приметой хорошего человека, но не являются признаком человека с большой буквы.



 

Большинство из нас доказывает свою положительность переживаниями за ближних. Чем больше человек переживает, тем он якобы положительней. В совсем еще недавнюю эпоху мы привыкли к тому, что среди нас жили люди, звучно именовавшие себя совестью нации. Сейчас темперамент послабее, но это не означает, будто число переживающих за судьбу общества сократилось. Кто не делает ничего на благо общества, тот по меньшей мере переживает и потому считает себя достойным особого уважения. Говоря без обиняков, на свете всегда были, есть и будут люди, которые не живут своей жизнью и не дают жить обществу. Так проявляется стресс переживания.

Беспокоясь из‑за пустяка, человек не дает ближнему этот пустяк выправить; беспокоясь из‑за некоего большого дела, он не дает ближнему этим делом заниматься, а, беспокоясь за судьбу ближнего, человек не дает ближнему жить. Беспокойство ложится тяжким бременем на душу, и, когда уже нет сил это бремя нести, от него желают избавиться. Поскольку беспокойство ждет высвобождения, избавиться от него не удается. Переживая (страдая) за ближнего, человек неизбежно начинает в своих переживаниях (страданиях) обвинять ближнего, а также доказывать всему миру, что причиной его страданий является ближний. Сам виноват в том, что на душе стало тяжело, но поскольку стало тяжело из‑за ближнего, то во всем виноват ближний.

 

Женщины, как известно, любят попереживать. В частности, по поводу того, что мужья перестают с ними разговаривать. Если в молодости они худо‑бедно разговаривали с женами, то с годами все реже и реже, предпочитая топить свои проблемы в алкоголе. Водка никогда не станет беспокоиться, тогда как жена переживает постоянно. Точно по той же причине дети не желают посвящать мать в свои проблемы, особенно дети вышеозначенного мужчины. Беспокоящаяся мать – фигура трагическая. Она всенепременно должна найти страждущего и пожалеть его, будь то свой или чужой, между тем как проблема, решение которой требовало материнской помощи, именно поэтому и остается нерешенной. Либо же она разрастается и, хотя дело того не стоит, выливается, например, в ссору.

Говорят, что, делясь своей бедой, человек уменьшает ее наполовину, однако люди, пострадавшие от «переживальщиков», считают иначе. Они предпочитают решать свои проблемы самостоятельно. Они остерегаются «переживальщиков», которые переживают даже тогда, когда проблема уже давно разрешилась, ибо постоянное напоминание о былом мешает жить дальше. У человека бегут по телу мурашки, когда «переживальщик» спрашивает: «Ну а сейчас у тебя случаем не повторяется снова все то, что было в тот раз?» Иными словами, сердечная обеспокоенность ближнего постоянно отравляет человеку жизнь.



Человек, натерпевшийся от беспокоящейся сверх всякой меры матери, становится молчальником. Ему и в голову не приходит поделиться с людьми своими мыслями, поведать им о своих радостях или горестях. Возможно, этот человек настолько самостоятелен, что справляется с житейскими проблемами в одиночку. Чем лучше ему это удается, тем больше он провоцирует переживающих, которые не могут самостоятельно решать свои проблемы. Он перекладывает чужие проблемы на свои плечи, покуда не иссякнут силы. (Теперь у переживающих появляется причина переживать за него.)

 

Никто не умеет так переживать, как переживают матери. Вообще‑то бабушки тоже умеют, но они зачастую не знают, из‑за чего им переживать. Если бабушки отстали от времени, им мало что рассказывают, и потому у них нет иной заботы, кроме как беспокоиться из‑за того, что не из‑за чего беспокоиться. За свою долгую жизнь они усвоили, что, если им ничего не говорят, значит, дела плохи. Они не думают о том, что, если им ничего не говорят, значит, либо не о чем говорить, либо не стоит об этом сообщать беспокоящемуся человеку. Сам же беспокоящийся, естественно, склоняется ко второму варианту. Главное, чтобы начать беспокоиться еще загодя.

Даже самый сильный человек не способен переживать все проблемы в одиночку. Рано или поздно он либо валится с ног под тяжестью бремени, либо ломается. Если валится с ног, то еще успевает в последнюю секунду сбросить с плеч ношу. Если ломается, то покидает сей бренный мир с тем, чтобы, вернувшись, не повторять былых ошибок. Извлекая уроки из пережитого на личном опыте, он сам решает свои житейские проблемы, из благоразумия предпочитая о них помалкивать. Он не говорит ничего такого, за что можно было бы зацепиться переживающему ближнему. Теперь «переживальщик» обеспокоен особенно сильно, ибо что это за жизнь без переживаний! По мнению переживающего, кто сам обустраивает свою жизнь и заботится о ней, тот бессердечный человек. (Ведь и «переживальщик» во всех видит только себя.)



Как это ни странно, состоящие в так называемом счастливом браке супруги частенько сетуют на то, что им не с кем поделиться наболевшим, в отличие от супругов, не очень ладящих между собой. Вместо того чтобы поговорить по душам, счастливые супруги стараются угадывать мысли друг друга и во всем друг другу угождать. Это утомляет и надоедает. Супруги старательно оберегают друг друга от беспокойства, хотя беспокоиться есть о чем. Тем самым отношения становятся напряженными, о чем в открытую не говорят, и от этого напряженность ощущается все сильнее. Вся эта сумбурная внутренняя борьба вызывает смятение, насквозь пронизанное подозрительностью и недоверием, и в итоге супруги перестают друг другу доверять.

Недоверие является формой самозащиты. Старание оградить себя от опеки переживающего за тебя супруга способно превратить человека в искуснейшего актера. Недомолвки незаметно перерастают в ложь, и, когда ложь выходит наружу, гремит гром, и счастливый брак разваливается. Истинная причина взаимных обвинений обычно так и остается невыясненной.

 

Переживая за кого‑то, человек вторгается в чужую жизнь и пытается жить этой жизнью. Чего не дано, того не дано. Поэтому чем больше человек старается, тем сильнее страдает сам. Переживающий за другого человека получает полное право говорить, что он заболел из‑за него. Существует золотое правило: чем больше человек тревожится, тем сильнее беспокойство его порабощает, ибо переживание – это стресс, не дающий жизни идти естественным путем.

 

Непротивление, покорность и порабощенность являют собой разные стадии беспомощности . Соответственно им различают печаль непротивления, она же бессильная злоба, покорную печаль и печаль порабощенного. Последняя представляет собой наиболее интенсивную бессильную злобу, которая оборачивается злобой на себя из‑за собственной робости, беспомощности, глупости, неприспособленности, бессилия. Все это вынуждает человека еще больше беспокоиться. Переживание за чужие судьбы неизбежно трансформируется в переживание за собственную судьбу. В итоге человек вступает в конфликт с самим собой.

Непротивящийся взваливает на плечи все более тяжкую ношуи беспокоится из‑за растущего недомогания плечевого пояса, а также нижней части тела.

Покорный позволяет садиться себе на шеюи тревожится из‑за состояния головы и шеи.

Порабощенный позволяет себя топтать и стонет,словно раздавленный таракан. (Таракан символизирует энергию ненужного максимализма.) Тревога из‑за безвыходности положения не дает спокойно жить. Усиливается чувство собственной ничтожности, унаследованное из предшествующих жизней. Рано или поздно развивается рабская психология:ничего для себя, все для других, никаких личных потребностей. Тем самым человек провоцирует аналогичное отношение к себе со стороны окружающих.

 

Беспокоящийся всегда найдет за кого ему беспокоиться. На первых порах он всего лишь укоряет: «Что бы вы без меня делали?» А позже уже сетует, запугивает, не дает покоя, повелевает, запрещает, заявляя: «Что будет, когда меня не станет!»

Переживание может быть обоюдным. Представьте себе, что переживающий весь извелся из‑за своей великой тревоги или даже слег. Тот, за кого он переживает, испытывает жуткую вину и начинает переживать за переживающего. Теперь они переживают друг за друга, а между тем у обоих разлаживается здоровье. Оба не знают, что делать. Если прежде первый из переживающих по крайней мере имел право обвинить второго за бездействие, то сейчас это уже грешно.

Страх потерять супруга, он же страх лишиться своего сокровища, вынуждает стискивать зубы. Нередко случается, что ссорящиеся супруги перестают ссориться, когда обоих постигает опасный для жизни недуг, но поскольку негативная энергия требует выхода, они вынуждены искать врага, чтобы было на кого направить свою злобу. Общими стараниями они его находят. Но могут и не найти.

 

Есть бесконечное множество вариантов того, кто и каким образом переживает. Что происходит с человеком под воздействием переживания?

Чтобы понять это, представьте себе, что все сущее обладает собственной жизненной энергией в форме символического шара . По прямым лучевидным каналам туда поступает энергия как от земли, так и от неба. Когда каналы открыты, небесная энергия беспрепятственно проходит вниз, в землю, а земная поднимается в небо, и жизнь идет своим чередом. Такая жизненная энергия присутствует во всем, что только может прийти на ум: живом и неживом, животном и человеке, здоровье и болезни, дне и ночи, будущем и прошлом, целом и его частях (например, в человеке и отдельных его «составляющих» – руке, ноге, ткани, органе, клетке).

Когда человек начинает переживать за ближнего, то своим беспокойством он втягивает энергетический шар ближнего в свой собственный, где каналы чужого шара искривляются, и человек начинает жить жизнью другого. Если ближний желает жить своей жизнью, он забирает свою энергию обратно. Однако беспокоящийся не отдает. Если бы отдал, то не смог бы оставаться хорошим человеком, живущим жизнью другого. Из‑за этого у ближнего недостает энергии для работы, его работоспособность снижается. Переживающий начинает переживать за работоспособность ближнего. Тем самым он вбирает энергетический шар деловых качеств ближнего в свой собственный и искривляет теперь уже и эти энергетические каналы. Если ближний желает работать, он должен забрать свою энергию. Но переживающий не отдает. Если отдать, то как он сможет доказать, что является хорошим человеком, который делает всю работу за другого. В результате у ближнего начинаются неполадки со здоровьем, и переживающий начинает переживать за здоровье ближнего. Своим беспокойством он втягивает энергетический шар здоровья ближнего в свой собственный и расцветает – старается быть здоровым за ближнего. Тот от этого заболевает. Переживающий начинает переживать уже по этому поводу. Втягивает энергетический шар болезни ближнего в свой собственный и заболевает.

Когда «переживальщик» обращается к врачу, тот дает лекарство, которое убивает его болезнь (по‑земному – химией) точно так же, как сам человек убивает себя и других (духовно – своими благими желаниями). Если он разочаровывается в медицине, то обращается к ясновидящему, который говорит ему: «Конечно, ты болен – тебя кто‑то вампирит». А особенно хороший ясновидящий называет даже имя вампира.

Вообразите реакцию «переживальщика». Представим, к примеру, что заболевшей жене сообщают, будто ее муж– вампир. Какое потрясение! «Боже мой, какой подлец! Всю жизнь беспокоилась за него, переживала, а, оказывается, он – вампир!» Многие женщины, получив подобную информацию, дают мужу пинок под зад. Но уже через некоторое время большинство из них обращается ко мне с просьбой вернуть мужа. То им подавай ясновидящего, чтобы тот прожил за них жизнь, то они требуют того же от меня, только наоборот. Когда я говорю, что свои ошибки нужно исправлять самим, пусть просят у мужа прощения за собственную глупость, я сразу становлюсь (для них) плохой.

Когда к ясновидящему обращается муж, переживающий за свою жену, то, как вы уже догадались, слышит от него те же слова: «Конечно, ты болен – тебя кто‑то вампирит. Это твоя жена». Мне еще ни разу не встретился мужчина, который, услышав такое, дал бы жене пинка под зад. Зато мысленно награждал пинком ясновидящего. Поэтому ясновидящим следовало бы вникать в смысл информации, а не кичиться своими знаниями. Иначе ясновидящим (а они желают только добра) может не поздоровиться от рук разочарованных и оскорбленных посетителей.

 

Вампирство бывает самым разным. Для больной женщины вампиром является пышущий здоровьем муж, безразличный к страданиям бедняжки, хотя раболепствующая жена круглые сутки за него беспокоится. Для больного мужчины чаще всего вампиром бывает начальник по работе либо сослуживица, еще не утратившая надежду увести от жены такого прекрасного мужчину. Мужчина в свою очередь беспокоится за свою должность, а это зависит от начальства, и за симпатичную сослуживицу, с которой жизнь обошлась очень сурово. Для начальника же вампир – тот самый мужчина, о котором идет речь, о чьем здоровье начальник беспокоится, поскольку хочет выглядеть в глазах подчиненных заботливым начальником.

Для родителей вампирами являются дети, за которых те переживают, поскольку по своей доброте живут за детей их проблемами, из‑за чего дети неприспособлены к самостоятельной жизни. Такой ребенок будет тяжким крестом для его собственной семьи, однако чаще всего он так и не обзаводится семьей, продолжая жить всю жизнь под заботливым родительским крылом. Для ребенка вампирами становятся родители в том случае, если ребенок хочет сделать так, чтобы родителям жилось хорошо, не понимая, что это невозможно. Переживания за беспомощных родителей, всю жизнь проживших за счет чьей‑то милости, в основном собственных родителей, ведет к забвению своей семьи и ее распаду.

Жертва переживаний автоматически присасывается к энергии переживающего, которая по сути является его собственной энергией. Оба вцепляются друг в друга, и оба вампирят, чтобы выжить. Побеждает тот, кто сильнее. Кто начинает жаловаться, тот оказывается слабее. Оба они – хорошие люди, жалеющие друг друга из‑за того, что сами же друг другу и делают. Мало кто из страдальцев переживает свою проблему молча – большинство рассказывает всем друзьям и родственникам о тех жутких страданиях, которые причиняет им вампир. О своей роли они помалкивают и, даже если осведомлены о ней, отказываются верить.

Нет такой вещи, за которую нельзя было бы переживать, и нет такой вещи, которую нельзя было бы переживаниями окончательно и бесповоротно испортить, запороть, провалить, запутать, извратить.

 

Переживания нарушают процесс саморегуляции жизни. Что это значит? У всего сущего есть энергия, живущая своей жизнью, которая идет своим чередом, иными словами – саморегулируется. Ни воде, ни воздуху не нужно указывать, куда им следовать и что делать, – они движутся согласно законам природы. Если вы начнете за них беспокоиться, то воздух и вода, содержащиеся в вашем организме, не смогут уже двигаться согласно законам природы, а это значит, что у вас нарушается обмен веществ, а там и до болезни рукой подать.

Кто не умеет любить природу, тот начинает за нее переживать, преображать ее и удивляться, отчего это природа чахнет. Если вы переживаете за свою работу, то болеете за нее душой, и работа не может сама наладиться. Если переживаете за свою судьбу, ваша жизненная энергия не может двигаться в нужном направлении. Если переживаете из‑за своей болезни, болезнь не может излечиться.

Недавно я осматривала беременную женщину, которая так сильно переживала за свою беременность, что плод не имел возможности развиваться нормально. Точнее говоря, не могла развиваться находящаяся в плоде мужская энергия, а значит, одна половина плода. Любое переживание приносит вам одни только неприятности, будь то переживание из‑за погоды, государства, мира, детей, животных, растений, прошлого, будущего, судьбы, здоровья, денег, вещей, работы и т. п. Переживаниями человек создает для себя проблему на пустом месте . Проблемой оказывается другой человек со своими проблемами. И если проблема этого другого человека становится проблемой для кого‑то третьего, то вот вы и получили на свою голову многократную проблему. От всего этого разум отказывается работать. Вот вам еще одна проблема. Неудивительно, что у людей ум за разум заходит. Любую простую вещь мы способны быстро раздуть в мыслях до сложной, а так как сложную невозможно быстро свести к простой, то проще начать переживать. Переживание не спрашивает нас, есть ли у нас время, оно забирает время без спроса. Чем больше мы переживаем, тем больше времени это у нас отнимает, ибо все, что мы делаем, делается нами из‑за наших переживаний.

 

Переживающего человека можно определить по двум внешним признакам: морщинам и седым волосам. Переживание по поводу материальных вещей ведет к появлению морщин, а переживание по поводу духовных вещей ведет к поседению. Кто желает выставить напоказ свои переживания из‑за материальной жизни, у того лицо покрывается морщинами, а кто мужественно скрывает те же переживания, тот увядает внутренне. Кто желает выставить напоказ беспокойство за судьбу, то есть духовное развитие, человека, общества либо всего человеческого рода, у того седеют волосы. На самом деле человек переживает за собственный духовный потенциал, так как не может найти выхода из затруднительного положения. Человек, вообразивший себя обязанным двигать жизнь вперед, то и дело натыкается на препятствия, которые не видит. Например, каким это образом препятствием для него могут быть люди, во имя благополучия которых он жертвует собой.

 

Кто желает прославиться своим умом, у того заболевает головной мозг. Маленький ребенок может заболеть эпилепсией, если родители, превыше всего дорожащие его умом, начинают отчаянно переживать за его умственные способности. Многие матери со слезами на глазах пересказывают отзывы об умственном развитии их ребенка, полученные от разных умных людей – двух‑трех врачей, подруги, соседки, молодых мамаш. Бедная мать только и умеет, что с каждым разом беспокоиться все больше. Ребенку то и дело велят собраться с мыслями, чтобы родители меньше за него переживали. Собраться с мыслями можно до такой степени, что в головном мозге возникает очаг болезни, а от этого переживания не уменьшаются, наоборот, усиливаются.

Иной молодой человек, юноша или девушка, при виде больного ребенка может начать тревожиться за своих будущих детей в такой степени, что ребенок у него так и не рождается. Виной тому серьезное нарушение обмена веществ, вызванное переживаниями. Внешне это не проявляется, да и анализы ничего не показывают, ибо болезни‑то нет. На начальной стадии происходит лишь нарушение функции, которое подает знаки о том, что за хорошим обхождением скрывается некое чрезвычайно важное плохое отношение.

Страх родить больного ребенка, родить урода либо ребенка с отвратительным характером может быть столь велик, что человек раздувает крошечный недостаток, собственный либо партнера, до таких масштабов, что утрачивает способность к деторождению. Во всем остальном отношения между партнерами могут быть идеальными. Они ведут долгие беседы, обсуждая все на свете, даже секс, но не касаются того, что портит их интимные отношения. Многие из них считают, что проблема эта пустяковая и пройдет сама собой. Горячо любя друг друга, они стараются закрывать глаза на ненавистную проблему, и это им хорошо удается, покуда проблема не разрушает семью. Многие бездетные женщины забеременевают именно теперь, когда семья распалась. Почему? Потому что когда женщина с ужасом понимает, что теряет мужа, испытываемая ею душевная неприязнь, которая стояла перед ней преградой, отходит на задний план. Неодолимое желание переспать с мужем хотя бы еще разок – напоследок – сработало, подобно амебе – она втянула мужа в себя, поглотила, растворила в себе. Когда малое плохое, которое вовсе и не зло, становится большим злом, человек цепляется и за малое добро, кажущееся великой ценностью. Современная эпоха с ее великими благими устремлениями живет именно по этим правилам.

В старину люди переживали из‑за плохого. Они умели ценить всякую крупицу хорошего и были счастливы, если в супруге обнаруживалось что‑то хорошее. В наши дни люди стремятся избавиться от всего плохого. И болезни им достаются соответствующие. В старину люди умирали молодыми от физических тягот. Сейчас люди живут все дольше, страдая сами и заставляя страдать ближних из‑за своих душевных мук.

Переживание имеет несколько названий, в зависимости от его глубины и характерных особенностей. Душа ноет да сердце болит – говорят порой люди. Понятия как будто равнозначные, но это не совсем так. Душевная тревога, душевная боль и душевная мука различаются лишь по глубине переживания. Кто терзается душой, тот терзает и чужие души. У кого болит душа, тот причиняет душевную боль и окружающим. Кто испытывает душевные муки, тот превращает в ад не только собственную жизнь, но и жизнь ближних. Время от времени у него побаливает сердце, но это не обязательно. В любом случае душевные муки – испытание более тяжкое, нежели сердечная болезнь, которая спроваживает страдальца на тот свет, где он обретает душевный покой.

Надеюсь, что теперь, когда вы узнали, к чему приводят переживания, вы постараетесь поменьше переживать.

 

Пример из жизни

Как‑то раз чувствую – заболеваю. Голова как будто не своя, да еще познабливает, как это бывает в преддверии болезни с повышенной температурой. Тут я вспоминаю, что через четыре дня мне предстоит ответственное дело – выступить с лекцией за рубежом, а потому заболеть мне никак нельзя. От этой мысли самочувствие не улучшилось. Да еще назначена важная встреча, которая может продлиться несколько часов. А так как человек за несколько часов может свободно заболеть, я тут же занялась собой – начала снимать ощущение того, что заболеваю.

Мысленно представила это ощущение в виде томящегося в тюремной камере заключенного и, открыв дверь камеры, произнесла: «Ты свободно. Прости, что я раньше не догадалась выпустить тебя на волю. И прости за то, что взрастила тебя таким, каким ты сейчас передо мной предстаешь». Заключенный переступил через порог и зашагал по направлению к горизонту. Я вновь мысленно представила его и вновь высвободила. И так три раза. На четвертый раз смотрю и едва не обомлела: в камере сидит мой муж.

Если вы считаете, что я пришла к выводу, будто одной из причин моего недомогания является мой муж, то вы ошибаетесь. Я подумала: «Когда же это я успела сделать тебя своим пленником?» Так и не вспомнила, но не в этом дело. Важно было исправить свою ошибку – выпустить мужа из заточения. Что я и сделала. Иной очень важный стресс мне удается снять совершенно спокойно, быстро и аккуратно. Поскольку самочувствие мое улучшилось, я перестала обо всем этом думать, так как времени было в обрез. Была и вторая причина: человеческое «эго» делает для своего блага массу всего, но о других не думает, даже если в данный момент строит из себя благодетеля. «Эго» почивает на лаврах, упиваясь совершенным им благим делом.

Между тем муж находился в лесу по хозяйственным делам и вернулся домой спустя четыре часа. И вот что он мне сказал: «Знаешь, со мной такого раньше никогда не случалось. Чувствовал себя совершенно здоровым и вдруг за какие‑то пятнадцать минут меня так капитально скрутило, что едва дотащился до дому». Подскочившая вдруг резко температура и сильнейшее расстройство желудка основательно его измотали. Несмотря на серьезность положения, я рассмеялась, моментально сообразив, в чем тут дело. Как выяснилось, занемог он именно в ту минуту, когда я высвободила его из себя.

Почему так произошло? Этот случай показал, что если дело касается не стресса, а человека, то его нельзя выпроваживать из себя столь внезапным образом, поскольку он привык жить именно так. Он не понимает, почему вдруг силы иссякли, и куда они подевались – откуда же ему знать про разного рода энергии. Неведение вызывает панический страх, ощущение трагедии, на что организм мужа среагировал расстройством желудка и высокой температурой. Освобождать человека из плена собственного страха нужно неспешно, спокойно, не забывая попросить прощения за совершенную тобой ошибку, тогда реакция не будет столь бурная. Я объяснила мужу ситуацию, а также извинилась за то, что своим переживанием сделала из него вампира. В ту пору мне казалось, что если я и переживаю, то самую малость, однако жизнь доказала справедливость фразы «мал да удал». Переживать можно как вширь, так и вглубь. Испытывая стыд за хороших жен, которые постоянно за все переживают, я запретила себе переживать так, как это делают они. Я изменила форму, но не содержание. Если моя мать переживала вширь – по самым разным поводам – и вместе с тем неглубоко, то мои переживания были сфокусированы на конкретной вещи и были глубокими. У этого моего недостатка есть и положительная сторона: когда человек переживает о чем‑то одном, у него не распыляются мысли, и он способен сосредоточиться на проблеме.

Мое невежество – это моя проблема. Это не значит, что я была виновата перед мужем. Не скрою, вину свою я ощущала, но сейчас речь о другом. То, что произошло с мужем, я расцениваю как предначертанный ему житейский урок. Не будь у моего мужа переживаний такого же качества, что и у меня, мои переживания не суммировались бы с его переживаниями. Ошибку свою я исправила, но пищи для размышлений по этому поводу хватает по сей день. Выявление некоей скрытой черты характера подобно пробуждению вулкана. Кто не учитывает этого и не высвобождает соответствующую энергию, тому придется впоследствии расплачиваться.

Сколь бы ни была глупа жена, мужу необходимо оставаться самим собой, чтобы не попасться на крючок женских стрессов.

Мужа я уложила в постель и дала ему полынной настойки. Хороша она тем, что выводит из организма все ненужное, не вызывая расстройства желудка. Затем напоила его отваром ромашки и стала рассказывать о проблеме. Когда с него начал ручьями лить пот, я вышла из комнаты, чтобы он смог побеседовать с тем, кто ему ближе всех – с самим собой. Наутро муж был здоров.

 

Поговорить по душам можно не всегда и не со всяким – кто‑то недоверчив, а кто‑то и вовсе не желает слышать про какие‑то там духовные бредни. На одной из моих лекций некий крайне недовольный мужчина спросил, дескать, почему я описываю данный случай и пугаю аудиторию – ведь после этого часть присутствующих, скорее всего, перестанет заниматься прощением. Я задала ему встречный вопрос: нужно ли из‑за глупости отдельных людей скрывать информацию ото всех? Что за вред – предостерегать людей от возможных неожиданностей? Некоторые люди даже не догадываются, сколь могучей силой мысли они обладают и сколь больно способны ею ранить окружающих. Если им объяснить про возможные последствия мыслительных действий и если они убедятся в том, что так оно в их жизни и случалось, то они сделают соответствующие выводы и исправят допущенную ошибку. Так происходит самопознание.

Если человек из‑за чрезмерной доброты решает пощадить кого‑то из ближних и не говорит о плохом, то этому добряку приходится начать жить за всех остальных, чтобы те не пострадали из‑за неведения. Способен ли он на такое? Конечно нет. Поэтому у кого есть хоть капля совести, тот говорит людям то, что знает, и делает это так, как умеет. Каждый умеет делать что‑то лучше других и может других этому научить. Научить можно хорошо, а можно и плохо. Если ученик относится к учителю по‑человечески, то по‑человечески отнесется и к полученным от него знаниям, а это значит, что ученик усваивает свой житейский урок.

Кто придерживается страусиной политики, у того в какой‑то момент лопается терпение. Ему ничего не стоит тотчас послать другого человека к черту. Сам он при этом может ничего не чувствовать, однако душа его знает, что тем самым он вырвал из души и отбросил, как ветошь, того, кого некогда сам поселил в своей душе. Отринутый в течение какого‑то времени ощущает себя так, словно его убили энергетически, тогда как душа «убийцы» начинает терзаться от чувства великой вины, даже если он абсолютно уверен, что ни в чем не виноват. Со временем чувство вины проходит, ибо страдания умерщвляют всякое чувство. Человек вздыхает с облегчением и говорит: «И слава богу, теперь я могу снова быть самим собой. Пришел конец переживаниям. Да здравствует беззаботная жизнь!» Человек посчитал ближнего причиной своих бед, избавился от него, убедил себя в том, что теперь все хорошо, и перестал ощущать какое‑либо беспокойство – точь‑в‑точь как страус, не ведающий забот.






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.013 с.