Послесловие к Тамплю: ради триумфа Розы — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Послесловие к Тамплю: ради триумфа Розы



 

Судьба так на­зы­ва­емых гер­ме­ти­чес­ких дис­цип­лин лю­бо­пыт­на: од­ни впол­не да­же рас­ц­ве­та­ют - ас­т­ро­ло­гия, нек­ро­ман­тия, ал­хи­мия: не бу­дем го­во­рить о ка­чес­т­ве это­го рас­ц­ве­та. Дру­гие со­вер­шен­но не­из­вес­т­ны - го­этия, да­го­но­ло­гия - не сто­ит прос­ве­щать чи­та­те­лей, не на­ше это де­ло. Ге­раль­ди­ка то­же от­но­сит­ся к чис­лу по­доб­ных дис­цип­лин. Ка­ких? Из­вес­т­ных или нет? За­бав­ный мо­мент: ге­раль­ди­ка при­сут­с­т­ву­ет в сов­ре­мен­нос­ти. Но как? Со­ци­ум, ис­пы­ты­вая по­рой неч­то вро­де уко­ров со­вес­ти ка­са­тель­но прош­ло­го, на­чи­на­ет взы­вать к «тра­ди­ции», «на­род­ной муд­рос­ти», «сек­рет­но­му зна­нию».

Геральдика суть ры­цар­с­кая куль­ту­ра и уш­ла вмес­те с этим сос­ло­ви­ем. Йо­хан Хей­зин­га и Ар­нольд Той­н­би точ­но оп­ре­де­ля­ют, ког­да это слу­чи­лось: во вто­рой по­ло­ви­не пят­над­ца­то­го ве­ка пос­ле по­ра­же­ний и ги­бе­ли бур­гун­д­с­ко­го гер­цо­га Кар­ла Сме­ло­го в вой­нах со швей­цар­с­ки­ми кан­то­на­ми.

Далее и до на­ше­го вре­ме­ни наб­лю­да­ет­ся пос­те­пен­ное рас­т­во­ре­ние сос­ло­вий: дво­рян­с­т­во еще как-то дер­жа­лось, мо­ди­фи­ци­ру­ясь в ан­г­лий­с­кое джен­т­ль­мен­с­т­во и прус­ское юн­кер­с­т­во, за­тем все это унич­то­жил ме­ха­ни­зи­ро­ван­ный ха­ос.

История бе­лой ци­ви­ли­за­ции кон­чи­лась, ибо ис­сяк­ла ор­га­ни­чес­кая жиз­нен­ная си­ла. По­это­му лю­бое об­ра­ще­ние к прош­ло­му, лю­бое за­им­с­т­во­ва­ние об­ре­та­ет ха­рак­тер под­ра­жа­тель­ный и па­ро­дий­ный. Ге­раль­ди­ка ны­не - прос­тое и фор­маль­ное на­чет­ни­чес­т­во для по­те­хи «ме­щан во дво­рян­с­т­ве» или де­неж­ных ту­зов.

Передача ге­раль­ди­чес­ких све­де­ний сей­час и осо­бен­но по-рус­ски - де­ло труд­ное. Рус­ский ге­раль­ди­чес­кий язык - о нем всерь­ез мож­но рас­суж­дать толь­ко до эпо­хи Ро­ма­но­вых - изо­би­ло­вал ма­ло­по­нят­ны­ми ар­ха­из­ма­ми и вуль­гар­ны­ми ла­ти­низ­ма­ми. Но го­во­рить о ры­цар­с­ком ор­де­не, ми­нуя ге­раль­ди­ку, не­воз­мож­но. По­пы­та­ем­ся, по обы­чаю де­вят­над­ца­то­го ве­ка, упот­ре­бить бо­лее или ме­нее вра­зу­ми­тель­ный жар­гон.

Мы наз­ва­ли этот сбор­ник ма­те­ри­алов по ис­то­рии там­п­ли­еров «Бо­сэ­ан», апел­ли­руя к во­ен­но­му штан­дар­ту ор­де­на. Не впа­дая в ге­раль­ди­чес­кие тон­кос­ти, ска­жем толь­ко: щтан­дарт суть во­ен­ный «суб­лим», то есть эм­б­ле­ма ата­ки и толь­ко ата­ки. «Бо­сэ­ан» - шел­ко­вой ма­те­рии пря­мо­уголь­ник, где вы­со­та и ос­но­ва­ние со­от­но­сят­ся по «зо­ло­то­му се­че­нию»; нес­сер (по­ле штан­дар­та, гер­ба и т. д.) по­де­лен дек­с­те­ром (го­ри­зон­таль­ная пря­мая, в дан­ном слу­чае) на две по­ло­ви­ны: вер­х­няя (ги­пер­с­та­за) цве­та без­звез­д­ной но­чи, ниж­няя (ги­пос­та­за) цве­та пер­во­го сне­га. Здесь, по­нят­но, мно­го ас­со­ци­аций, про­фес­си­ональ­ных и ла­ичес­ких, на ко­то­рых мы ос­та­нав­ли­вать­ся не бу­дем.



На офи­ци­аль­ных про­цес­си­ях, соб­ра­ни­ях, тор­жес­т­вах ор­ден выс­тав­лял «бан­нь­ер» (это неп­ра­виль­но трак­ту­ет­ся как «зна­мя»). Бан­нь­ер: шел­ко­вой ма­те­рии квад­рат боль­шо­го раз­ме­ра: на упо­мя­ну­тый би­ко­лор­ный нес­сер на­ло­жен алый крест о вось­ми фи­нах (кон­цах), крест пат­ри­ар­ха Иеру­са­ли­ма.

Воинский ди­ви­зи­он не­мыс­лим без штан­дар­та или «гон­фа­ло­на» (во­ины в от­ли­чие от сол­дат, то есть на­ем­ни­ков, суть лю­ди, пос­вя­щен­ные в бо­евое ис­кус­ство). Как весь­ма изыс­кан­но ска­зал Ро­берт де Саб­ле (ве­ли­кий ма­гистр Там­п­ля, друг ко­ро­ля Ри­чар­да Льви­ное Сер­д­це): «Гон­фа­лон - пу­те­вод­ная звез­да в но­чи, фон­тан в жар­кий день». Эн­ту­зи­ас­ти­чес­кий ком­мен­та­рий ка­са­тель­но гон­фа­ло­на-штан­дар­та по­ня­тен, но де­ло, в дан­ном слу­чае, не в этом.

В ев­ро­пей­с­кой сим­во­ли­ке, в от­ли­чие от япо­но-ки­тай­с­кой, чер­ное и бе­лое со­от­вет­с­т­ву­ет мо­раль­но­му не­га­ти­ву-по­зи­ти­ву. Что это зна­чит здесь? По­бе­да или смерть, яс­но, да­лее эти­чес­кая би­нар­ная сис­те­ма, до тон­кос­тей раз­ра­бо­тан­ная схо­ли­ас­та­ми - сов­ре­мен­ни­ка­ми Там­п­ля. Об­щая схе­ма: по­рок-смерть, доб­ро­де­тель-жизнь. Так? Луи Шар­пан­тье пред­с­тав­ля­ет би­нар­ную сис­те­му ос­нов­ной у там­п­ли­еров. Но ведь хрис­ти­ан­с­т­во про­ни­за­но ма­ни­хей­с­т­вом с на­ча­ла до кон­ца. Все бо­лее и бо­лее раз­рас­та­ет­ся об­раз Вра­га, Дьяво­ла, Ар­хон­та ми­ра се­го. С де­ся­то­го ве­ка и да­лее, хрис­ти­ан­с­т­во прев­ра­ща­ет­ся в ре­ли­гию край­не во­ин­с­т­вен­ную и бес­по­щад­ную, в со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­кий ra­ison d'etre бе­лой ра­сы. Ак­цент фра­зы «не мир, но меч» все бо­лее и бо­лее пе­ре­ез­жа­ет нап­ра­во.



С де­ся­то­го ве­ка и да­лее, про­ти­во­ре­чие, про­ти­во­по­лож­ность, ди­хо­то­мия, ли­бо-ли­бо - он­то­ло­ги­чес­кий мо­дус хрис­ти­ан­с­ко­го че­ло­ве­ка. Проб­ле­ма вы­бо­ра, то есть ори­ен­та­ции прог­рес­си­ру­ет в не­оп­ре­де­лен­ность.

Когда го­во­рят: на­ше де­ло пра­вое, что име­ют в ви­ду? Сто­ро­ну пра­вой, бо­лее силь­ной ру­ки, пра­во си­лы? Но ведь сле­ва - сер­д­це, тра­ди­ци­он­ный ис­точ­ник люб­ви и ми­ло­сер­дия. Да­лее: dex­ter - пря­мой, пра­виль­ный, пра­вый, муж­с­кой, не­бес­ный; si­nis­t­re - ди­аго­наль­ный, из­ви­лис­тый, ле­вый, зло­ве­щий, жен­с­кий, зем­ной. Так? Да, при по­ляр­ной ори­ен­та­ции, нет, при сол­неч­ной. Од­на­ко ори-ен­та­ций «слов­но звезд на не­бе». Что это зна­чит в дан­ном, «ге­раль­ди­чес­ком» слу­чае? Пос­коль­ку ге­раль­ди­ка - ва­ри­ант эзо­те­ри­чес­кой ге­омет­рии, а сле­до­ва­тель­но на­ука от­в­ле­чен­ная, не от­да­ет­ся пред­поч­те­ния ни од­ной сто­ро­не со все­ми ее ас­со­ци­атив­ны­ми эма­на­ци­ями. По­это­му «чер­ное и бе­лое, ле­вое и пра­вое» не ок­ра­ше­но ни­ка­ки­ми эти­чес­ки­ми ин­ди­ка­то­ра­ми. Но хо­тя ге­раль­ди­ка са­ма по се­бе ней­т­раль­на, раз­ные вы­во­ды, пси­хо­ло­ги­чес­кие в том чис­ле, де­лать не воз­б­ра­ня­ет­ся.

Для ха­рак­те­рис­ти­ки ор­де­на Тампль не­бе­зын­те­рес­ны два пре­да­ния ка­са­тель­но ка­чес­т­вен­но­го из­ме­не­ния би­ко-ло­ра штан­дар­та. Пер­вое от­но­сит­ся к две­над­ца­то­му ве­ку и к ле­ген­де о Пер­се­ва­ле. Ры­цар­с­кий ити­не­рар (путь) мо­ло­до­го Пер­се­ва­ля на­чи­на­ет­ся по пер­во­му сне­гу без­звез­д­ной ночью - он за­ме­ча­ет три пят­на кро­ви на сне­гу - три алых сер­д­ца.

В се­ре­ди­не три­над­ца­то­го ве­ка штан­дарт мо­ди­фи­ци­ро­ван: дек­с­тер сме­ня­ет­ся си­нис­т­ром - пря­мо­уголь­ник пе­ре­се­ка­ет ди­аго­наль, пре­да­ние ме­ня­ет­ся: за сле­пым всад­ни­ком на бе­лой ло­ша­ди не­от­вяз­но сле­ду­ет двой­ник: сле­пой всад­ник на бе­лой ло­ша­ди пог­ру­жа­ет­ся в чер­ную ре­ку.

«Босэан»(Bausseant, Ba­us­sant) не «наз­ва­ние» штан­дар­та, но де­виз и бо­евой клич. Ли­те­ра­ту­ра о там­п­ли­ерах да­ет бо­лее или ме­нее удач­ные рас­шиф­ров­ки, од­на­ко не­об­хо­ди­мо за­ме­тить: «смысл» иг­ра­ет в де­ви­зе чет­ко вы­ра­жен­ную пос­лед­нюю роль. Сог­лас­но тру­ба­ду­ру Жоф­фре Рю-де­лю (XI­II в.): Bo Se­ant в пе­ре­во­де на ла­тынь с язы­ка «ок» оз­на­ча­ет San­c­ta Ro­sa, Свя­тая Ро­за. Там­п­ли­еры и Дан­те так на­зы­ва­ли Прек­рас­ную Да­му.

Тампль ско­рее во­ен­ный, не­же­ли мо­на­шес­кий ор­ден, по­это­му име­ет смысл по­го­во­рить о муж­с­кой мар­си­аль­ной ини­ци­ации.

Сейчас до­воль­но труд­но пред­с­та­вить об­раз муж­чи­ны-во­ина. Из­вес­т­ный ис­то­рик Ар­нольд Той­н­би в кни­ге «Во­ин и сол­дат» по­пы­тал­ся это сде­лать по раз­роз­нен­ным от­рыв­кам из Ге­ро­до­та, Ти­та Ли­вия, Та­ци­та, Ди­она Кас­сия. При са­мых раз­ных об­ря­дах ини­ци­ации име­ет­ся в ви­ду дос­ти­же­ние од­ной це­ли: отор­вать юно­шу от ма­те­рин­с­ко­го при­тя­же­ния, раз­вить ин­ди­ви­да, не­за­ви­си­мо­го от те­лес­ных стра­да­ний, нас­лаж­де­ний, го­ло­да, хо­ло­да, теп­ла и сы­тос­ти; со­жа­ле­ний о прош­лом и на­дежд на бу­ду­щее; от чьих угод­но мне­ний. На­доб­но, что­бы мо­ло­дые лю­ди, выб­ран­ные во­ин­с­кой судь­бой, от­ли­ча­лись ве­ли­ко­леп­ной ори­ен­та­ци­ей в по­хо­де и бит­ве, не нуж­да­лись в соб­с­т­вен­нос­ти, не ре­аги­ро­ва­ли на соб­лаз­ны ми­ра се­го, до­воль­с­т­во­ва­лись дву­мя, тре­мя ле­пеш­ка­ми в день. Все это да­ва­лось жес­то­кой ма­ги­чес­кой ини­ци­аци­ей, не име­ющей от­но­ше­ния ни к вы­уч­ке, ни к тре­ни­ров­ке. Нес­мот­ря на не­ко­то­рое сход­с­т­во, во­ины Спар­ты, от­бор­ных ле­ги­онов Це­за­ря, Ти­та, Тра­яна прин­ци­пи­аль­но от­ли­ча­лись от прус­ских юн­ке­ров или ан­г­лий­с­ких джен­т­ль­ме­нов от­сут­с­т­ви­ем пра­вил и ко­дек­сов. Ни «хлад­нок­ро­вия», ни «през­ре­ния к смер­ти». По весь­ма прос­той при­чи­не: ан­тич­ность во­об­ще не име­ла по­ня­тия о смер­ти.

Война в те вре­ме­на име­ла нес­рав­нен­но бо­лее глу­бо­кие ос­но­ва­ния, не­же­ли впос­лед­с­т­вии, в си­лу пан­те­ис­ти­чес­кой сак­раль­нос­ти жиз­нен­но­го прос­т­ран­с­т­ва. Кон­ф­лик­ты в пре­де­лах од­но­го аре­ала вы­зы­ва­лись меж­до­усо­би­цей бо­гов, внеш­ние вой­ны - эк­с­пан­си­ей сво­их или чу­жих бо­гов. Вой­на гро­зи­ла кос­мо­су-от­цу и ма­те­ри-зем­ле, свя­щен­ным ис­точ­ни­кам, ле­сам, мо­но­ли­там, оби­та­те­лям сти­хий. Дру­гие на­ро­ды и ра­сы не прос­то «дру­гие», это враж­деб­ные ор­ды под­в­лас­т­ные не­ве­до­мым бо­жес­т­вам не­ве­до­мых соз­вез­дий-ар­хи­пе­ла­гов бес­ко­неч­но­го Оке­ано­са, по ко­то­ро­му пла­ва­ли ког­да-то ве­ли­кие ге­рои - Ге­ракл, Язон, Бел­ле­ро­фонт.

К на­ча­лу но­вой эры кос­мог­ра­фия ут­ра­ти­ла сво­бо­ду, «две­ри пер­цеп­ции» (Уиль­ям Блэйк) ста­ли по­нем­но­гу зак­ры­вать­ся, звез­д­ное не­бо от­де­ли­лось от зем­ли, бес­п­ре­дель­ный Оке­ан прев­ра­тил­ся в за­жа­тые ма­те­ри­ка­ми «во­до­емы» Стра­бо­на и Пто­ле­мея, «умер ве­ли­кий Пан». В сущ­нос­ти, это ко­нец «же­лез­но­го ве­ка» и на­ча­ло иудео-хрис­ти­ан­с­ко­го не­бы­тия: «плачь­те, де­ти, ваш отец умер». [76] Пло­тин это вы­ра­зил так: «Веч­но воз­буж­ден­ный фал­лос Гер­ме­са пе­рес­тал из­вер­гать спер­ма­ти­чес­кие эй­до­сы на зем­лю-мать, ко­то­рая ста­ла оп­ло­дот­во­рять­ся соб­с­т­вен­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми» . [77] Так пос­те­пен­но вы­ро­ди­лись «де­ти От­ца» в сак­раль­ном прос­т­ран­с­т­ве гре­чес­ко­го и рим­с­ко­го ми­фа.

В сы­новь­ях ма­те­ри-зем­ли (ра­са Ан­тея) нет тай­но­го фор­ми­ру­юще­го ог­ня, по­то­му неп­ри­год­ны они для муж­с­кой ини­ци­ации. По­яви­лась смерть - зло­ве­щая не­из­вес­т­ность, рас­пад в нич­то, в луч­шем слу­чае роб­кая на­деж­да на ми­ло­сер­дие выс­ших сил. Сы­новья ма­те­ри де­цен­т­ра­ли­зо­ва­ны, пос­то­ян­но оза­бо­че­ны ис­точ­ни­ка­ми жиз­нен­ной энер­гии и жи­вут по прин­ци­пам: «иметь», «на­до», «при­об­рес­ти». От­сю­да «оче­вид­ные ис­ти­ны»: жизнь - борь­ба, жизнь - кон­ку­рен­ция, жизнь то да се: по­лу­ча­ет­ся, жизнь от жи­во­го че­ло­ве­ка от­де­ле­на. Де­цен­т­ра­ли­за­ция ли­ша­ет ин­ди­ви­да ин­ди­ви­ду­аль­нос­ти, он уже не суть неч­то це­лос­т­ное, но часть «ино­го» и все не­об­хо­ди­мое вы­нуж­ден за­им­с­т­во­вать у это­го «ино­го».

Земная муж­с­кая спер­ма не фор­ми­ру­ет, но лишь сти­му­ли­ру­ет жен­с­кую ма­те­рию - по­то­му рож­да­ют­ся и вы­рас­та­ют сы­новья ма­те­ри, бес­по­кой­ные, тщес­лав­ные, жад­ные, бес­по­щад­ные и со­вер­шен­но бес­по­мощ­ные вне сфе­ры ка­ко­го-ли­бо ав­то­ри­те­та. Ес­ли рань­ше «бла­га зем­ные» по­пи­ра­лись тан­цу­ющи­ми но­га­ми, в се­ре­ди­не пер­во­го ты­ся­че­ле­тия прев­ра­ти­лись они в са­мо­цель. Из-за яр­ко вы­ра­жен­ной де­цен­т­ра­ли­за­ции, муж­чи­ны ста­ра­ют­ся из­бе­гать бо­ли в стрем­ле­нии к нас­лаж­де­нию. Рез­ко уве­ли­чи­ва­ет­ся роль жен­щин в по­ли­ти­ке и семье, сак­раль­ная прос­ти­ту­ция за­ме­ня­ет­ся «обыч­ной», зап­ре­щен­ной язы­чес­ким ри­ту­алом. Удо­воль­с­т­вие, ра­дость, нас­лаж­де­ние прев­ра­ща­ют­ся в про­ти­во­по­лож­ность стра­да­ния, раз­д­роб­лен­ность бы­тия ка­тас­т­ро­фич­на.

Иудео-христианство пат­ри­ар­халь­но толь­ко по ви­ди­мос­ти: мать и ди­тя, жен­с­кие доб­ро­де­те­ли - от­зыв­чи­вость, за­бот­ли­вость, ми­ло­сер­дие ак­цен­ти­ро­ва­ны чрез­вы­чай­но. При этом си­ту­ация муж­чи­ны весь­ма не­га­тив­на в не­пос­ред­с­т­вен­ной ас­со­ци­ации биб­лей­с­ко­го змея и фал­ло­са. Уже в пер­вые ве­ка хрис­ти­ан­с­т­ва мо­на­хи на­зы­ва­ли пе­нис «цеп­ным псом», дьяво­лом или «агге­лом са­та­ны», ко­то­ро­го на­доб­но ук­ро­щать пос­том и тер­за­ни­ем пло­ти.

В под­лун­ном, «низ­шем» ми­ре, меж двух ве­ли­ких ма­те­рей - Лу­ны и Зем­ли - роль муж­чи­ны вто­рич­на в прин­ци­пе. Вот что ска­зал Ни­ко­лай Ку­зан­с­кий в кни­ге De co­nj­ec­tu­ris (О пред­по­ло­же­ни­ях): «В низ­шем ми­ре не­де­ли­мость вы­рож­да­ет­ся в де­ли­мость: един­с­т­во не­де­ли­мой фор­мы те­ря­ет­ся в де­ли­мой при­ро­де, пос­то­ян­с­т­во те­ря­ет­ся в не­пос­то­ян­с­т­ве, бес­смер­тие в смер­т­нос­ти, акт в по­тен­ции, муж­с­кое на­ча­ло в жен­с­ком.» Ряд по­доб­ных оп­по­зи­ций лег­ко про­дол­жить: идея рас­па­да­ет­ся в ре­ля­ти­виз­ме, це­лое в ана­ли­ти­ке, прек­рас­ное в ха­осе, ин­ди­вид в со­ци­уме. Вы­вод: «не­бес­ное» те­ря­ет­ся, рас­па­да­ет­ся в «зем­ном».

Институт ры­цар­с­т­ва за­ду­ман ра­ди воз­рож­де­ния ав­то­но­мии муж­с­ко­го на­ча­ла. Не­об­хо­ди­мо ус­т­ра­нить­ся от прок­ля­тия соб­с­т­вен­нос­ти, от при­вя­зан­нос­ти к бла­гам зем­ным, от слиш­ком тес­но­го об­ще­ния с жен­щи­на­ми, ус­т­ра­нить­ся спо­кой­но, без на­ро­чи­то­го ас­ке­тиз­ма или през­ри­тель­ной улыб­ки. Здесь воз­мож­но от­чуж­де­ние, пок­ло­не­ние, то и дру­гое вмес­те, ибо на каж­дой жен­щи­не - от­с­вет Де­вы и Прек­рас­ной Да­мы.

Ситуацию там­п­ли­еров мно­го тол­ко­ва­ли и разъ­яс­ня­ли, ибо ар­хив­ные дан­ные блис­та­ют про­ти­во­ре­чи­ями, не­су­ра­зи­ца­ми, бе­лы­ми пят­на­ми. Нет уве­рен­нос­ти поч­ти ни в од­ном важ­ном до­ку­мен­те - и ус­тав, и про­по­ведь свя­то­го Бер­нар­да, ско­рей все­го, апок­ри­фы XV-XVI­II ве­ков. Каж­дый ис­то­рик, каж­дый ок­куль­тист, каж­дый ро­ма­нист из­ла­га­ет свою вер­сию со­бы­тий, яр­ко ок­ра­шен­ную лич­ны­ми сим­па­ти­ями и ан­ти­па­ти­ями. По­то­му име­ет смысл за­ни­мать­ся дос­то­вер­ны­ми фак­та­ми. Это ге­раль­ди­чес­кие и сим­во­ли­чес­кие «фак­ты». Кро­ме штан­дар­та «Бо­сэ­ан», дос­то­вер­ны: алый крест о вось­ми фи­нах, Прес­вя­тая Де­ва и за­га­доч­ный те­оморф, име­ну­емый Ба­фо­ме­том.

Согласно Лей­зе­ган­гу, Гран­ту и Джо­на­су - спе­ци­алис­там по хрис­ти­ан­с­ко­му гно­зи­су - Ба­фо­мет - «де­ся­тый эон» бар­бе­ло-гнос­ти­ков, ан­д­ро­гин­ное бо­жес­т­во, ста­ту­ар­но про­яв­лен­ное вы­со­кой, строй­ной, плав­ной фи­гу­рой, от щи­ко­ло­ток до гор­ла об­ви­той спи­раль­ной ог­до­адой змея Оке­ано­са. Сло­во «Ба­фо­мет» и его анаг­рам­мы да­ют де­сят­ки зна­че­ний на гре­чес­ком и ев­рей­с­ком. Ата­на­си­ус Кир­хер в «Эди­пе Еги­пет­с­ком» рас­шиф­ро­вы­ва­ет да­же коп­т­с­кое зна­че­ние, но к это­му ав­то­ру сле­ду­ет от­но­сить­ся сдер­жан­но. Па­уль Лей­ден в «Гре­ко-ев­рей­с­ком фи­ло­ло­ге» счи­та­ет Ба­фо­ме­та ан­д­ро­гин­ным еди­не­ни­ем Де­вы и Сы­на, что лю­бо­пыт­но и весь­ма прав­до­по­доб­но. [78] Клод де Сент-Мар­тэн по­ла­га­ет: Ба­фо­мет - цен­т­раль­ное бо­жес­т­во co­nj­un­c­tio op­po­si­to­rum там­п­ли­еров, не­бес­ной рав­но­цен­нос­ти «ле­во­го и пра­во­го», «чер­но­го и бе­ло­го», «доб­ро­го и зло­го». Вто­рой по зна­че­нию гор­фа­лон (бо­евой штан­дарт), на­зы­ва­емый «Би­фур» сос­тав­ля­ют два ла­тин­с­ких крес­та: на пер­вом пла­не - бе­лый, на вто­ром - чуть сме­щен­ный, чер­ный: это не тень бе­ло­го крес­та, но ав­то­ном­ный сим­вол. Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся ка­чес­т­вен­ное, фор­маль­ное ра­вен­с­т­во «жиз­ни и смер­ти», «зер­ка­ла и от­ра­же­ния», «мо­на­ха и во­ина», «актив­нос­ти и по­тен­ци­аль­нос­ти».

Символика ало­го ось­ми­ко­неч­но­го крес­та об­шир­на, мы кос­нем­ся лишь нес­коль­ких ас­пек­тов. Лю­бой сим­вол пред­ла­га­ет три ме­то­да поз­на­ния: со­зер­ца­тель­ный, ана­ли­ти­чес­кий, тай­но суг­гес­тив­ный. Как впол­не пра­виль­но от­ме­тил Луи Шар­пан­тье, в ор­га­ни­за­ции там­п­ли­еров пре­об­ла­дал ду­аль­ный прин­цип - они да­же ред­ко пу­те­шес­т­во­ва­ли в оди­ноч­ку. Осо­бен­но это ска­зы­ва­лось в бо­евом ис­кус­стве: груп­па всад­ни­ков, нап­рав­ля­ясь к про­тив­ни­ку, раз­д­ва­ива­лась, что раз­ре­ша­ло флан­го­вые ата­ки и раз­но­об­раз­ные мар­ше­вые эво­лю­ции. По­па­дая в ок­ру­же­ние, ди­ви­зи­он выс­т­ра­ивал­ся на ма­нер ось­ми­ко-неч­но­го крес­та.

Пурпур дан­но­го сим­во­ла объ­яс­ня­ет­ся по-раз­но­му. Крест имел по­доб­ную ок­рас­ку от «ре­гул Де­вы Ма­рии» сог­лас­но бар­бе­ло-гно­зи­су и са­тур­ни­ло­вой ере­си (men­s­t­ru­um uni­ver­sa­lis в ал­хи­мии). Там­п­ли­еры обыч­но про­чи­ты­ва­ли над­пись на крес­те Спа­си­те­ля (I N R I) как In­teg­ra Na­tu­ra Re­no­va­tur Ig­nis, то есть: «огонь об­нов­ля­ет при­ро­ду в це­лом».

Дева, Прек­рас­ная Да­ма, Бо­го­ма­терь - на­рас­та­ние жен­с­ких эма­на­ций к цен­т­ру, ко­то­рый на­зы­вал­ся Хрис-тос-Ан­д­ро­гин и час­то иден­ти­фи­ци­ро­вал­ся с Ба­фо­ме­том. Бо­лее то­го: ини­ци­ация там­п­ли­еров име­ла целью про­буж­де­ние «пра­во­го сер­д­ца» - без та­ко­го про­буж­де­ния муж­чи­на так и ос­та­нет­ся «сы­ном ма­те­ри». Ка­де де Гас­си­кур, зна­ток эзо­те­ри­чес­кой ге­раль­ди­ки, объ­яс­нил си­ту­ацию так: «Ле­вое сер­д­це - ча­ша - сим­вол лу­ны и Де­вы; пра­вое - копье. Сим­во­ли­ка Гра­аля оче­вид­на. Три кап­ли кро­ви, за­ме­чен­ные Пер­се­ва­лем на сне­гу, сим­вол деф­ло­ра­ции Де­вы. Про­буж­де­ние «пра­во­го сер­д­ца» при об­ря­де пос­вя­ще­ния соп­ро­вож­да­лось по­яв­ле­ни­ем трех ка­пель кро­ви на ле­вой сто­ро­не гру­ди».4

«Сра­жай­тесь, храб­рые ры­ца­ри! - вос­к­ли­ца­ют ге­роль­ды в ро­ма­не Валь­те­ра Скот­та «Айвен­го». - Че­ло­век уми­ра­ет, а сла­ва жи­вет! Сра­жай­тесь! Смерть луч­ше по­ра­же­ния! Сра­жай­тесь, храб­рые ры­ца­ри, ибо прек­рас­ные очи взи­ра­ют на ва­ши под­ви­ги!»

Это пус­тая бол­тов­ня для скеп­ти­ка и ма­те­ри­алис­та.

На впол­не ра­зум­ные до­во­ды Ре­век­ки ка­са­тель­но су­ет­нос­ти сла­вы Ай­вен­го от­ве­ча­ет так: «Те­бе хо­те­лось бы по­ту­шить чис­тый све­тиль­ник ры­цар­с­т­ва, ко­то­рый толь­ко и по­мо­га­ет нам рас­поз­нать, что бла­го­род­но, а что низ­ко. Ры­цар­с­кий дух от­ли­ча­ет доб­лес­т­но­го во­ите­ля от прос­то­лю­ди­на и ди­ка­ря, он учит нас це­нить свою жизнь нес­рав­нен­но ни­же чес­ти, тор­жес­т­во­вать над вся­ки­ми ли­ше­ни­ями, за­бо­та­ми и стра­да­ни­ями, не стра­шить­ся ни­че­го, кро­ме бес­сла­вия. Ты не хрис­ти­ан­ка, Ре­век­ка:»

Что же та­кое ры­цар­с­кая честь в по­ни­ма­нии мис­ти­чес­ком?

Максим Ис­по­вед­ник, Ио­анн Скот Эри­уге­на и дру­гие схо­ли­ас­ты-не­оп­ла­то­ни­ки, вслед за Ям­в­ли­хом и Си­не­зи­ем, раз­ра­бо­та­ли уче­ние о суб­тиль­ном «те­ле квин­тэс­сен­ции», не под­вер­жен­но­го, по­доб­но фи­зи­чес­кой пло­ти, рас­па­ду и тле­нию. Его «эйдо­лон» та­ит­ся в «пра­вом сер­д­це», обе­ты и доб­ро­де­те­ли суть ме­то­ды куль­ти­ва­ции это­го эй­до­ло­на или не­бес­но­го спер­ма­ти­чес­ко­го ло­го­са. При его про­буж­де­нии на­чи­на­ет вы­рас­тать внут­рен­нее прос­т­ран­с­т­во квин­тэс­сен­ции или «те­ло ду­ши» (так как ду­ша сос­то­ит из че­ты­рех эле­мен­тов, толь­ко бо­лее суб­тиль­ных - по­хо­жее воз­зре­ние в ин­дий­с­кой сис­те­ме «сан­к­хья»).

Этот эй­до­лон, этот ло­гос - Хрис­тос мис­ти­чес­ко­го хрис­ти­ан­с­т­ва, эта кру­го­вая квин­тэс­сен­ция - Де­ва Ма­рия, На­ша Да­ма. Вот по­че­му на­зы­ва­ет­ся она «да­мой сер­д­ца» ры­ца­рей-мо­на­хов. По­доб­ное про­буж­де­ние да­ет пос­то­ян­ное ощу­ще­ние нас­то­яще­го мо­мен­та и так на­зы­ва­емое «интел­лек­ту­аль­ное чув­с­т­во», поз­во­ля­ющее, сре­ди про­че­го, мгно­вен­но при­ни­мать ре­ше­ние. Здесь пре­одо­ле­ва­ет­ся ги­бель­ный раз­рыв меж­ду жиз­нью ра­ци­ональ­ной и сен­си­тив­ной. Но ду­ша ра­ци­ональ­ная (ani­ma ra­ti­ona­lis) кру­го­вой фун­к­ци­ональ­нос­тью квин­тэс­сен­ции ста­вит чет­кую дис­тан­цию меж со­бой и зем­ным ми­ром и дис­тан­цию на­ру­шать нель­зя. По­это­му.

Что прос­ти­тель­но Квен­ти­ну Дор­вар­ду, неп­рос­ти­тель­но Бри­ану де Бу­агиль­бе­ру - пос­вя­щен­но­му ры­ца­рю, ибо он дис­тан­цию на­ру­шил. Зем­ная жен­щи­на - ее имя, внеш­ность, да­же слу­хи о ее кра­со­те - мо­жет выз­вать ре­зо­нанс, ак­ти­ви­зи­ро­вать прос­т­ран­с­т­во Прек­рас­ной Да­мы: и толь­ко. Упа­си Бо­же по­пасть в сфе­ру ее при­тя­же­ния; ска­за­но в «Эккле­зи­ас­те»: «Я смот­рю на мир гла­за­ми сво­ей ду­ши и на­хо­жу жен­щи­ну гор­ше смер­ти. Она есть охот­ни­чий си­лок, ее сер­д­це - клет­ка, ее ру­ки - це­пи.»

Удивительным ко­ло­ри­том «amar» ок­ра­ше­но сти­хот­во­ре­ние Алек­сан­д­ра Бло­ка «Влюб­лен­ность». От­ре­че­ние от зем­ной тя­гос­ти, суб­ли­ма­ция «те­ла ду­ши», чув­с­т­во все­лен­ной бо­лее вы­со­кой вы­ра­же­но род­с­т­вен­ным «amar» сло­вом «влюб­лен­ность».

 

Королевна жи­ла на вы­со­кой го­ре.

И над баш­ней ды­ми­лись проз­рач­ные сны об­ла­ков.

Темный ры­царь в тя­же­лой коль­чу­ге шеп­тал о люб­ви на за­ре

В те ча­сы, ког­да Рейн выс­ту­пал из сво­их бе­ре­гов.

Над зе­ле­ны­ми рва­ми тек­ла, ро­зо­вея, вес­на.

Непомерность жда­ла в си­не­вах от­да­лен­ной чер­ты.

И влюб­лен­ность зва­ла - не да­ла отой­ти от ок­на,

Не смот­реть в ро­ко­вые чер­ты, Отор­вать­ся от свет­лой меч­ты.

 

Времени, рас­сто­яния, пос­то­ян­с­т­ва не су­щес­т­ву­ет. Сво­бод­ный жи­вой прос­тор ге­ро­ики, рос­кош­ное лю­бов­ное том­ле­ние, плав­ное, див­ное лег­ко­мыс­лие в «проз­рач­ных снах об­ла­ков». Но эта воз­душ­ная в от­тен­ках хо­ло­да страсть дос­ти­га­ет­ся бес­по­щад­ным, му­чи­тель­ным уси­ли­ем. Все­лен­ная этой страс­ти ки­пит враж­дой, вой­ной, баг­ря­но-зо­ло­той ис­ступ­лен­нос­тью за­га­доч­но­го по­ры­ва:

 

Не смол­ка­ет вда­ли влас­те­ли­нов борь­ба,

Распри де­дов над ширью зе­мель,

Но жес­то­ка Судь­ба: здесь - меч­танье ра­ба,

Там - воз­душ­ной влюб­лен­нос­ти хмель.

И в воз­душ­ный пок­ров уле­те­ла на зов

Навсегда…

О, Влюб­лен­ность! Ты стро­же Судь­бы!

Повелительней древ­них за­ко­нов от­цов,

Слаще зву­ка во­ен­ной тру­бы!

 

Здесь и Там не­со­еди­ни­мы, меч­танье ра­ба о бла­жен­ном рас­пол­за­нии в жен­с­ком те­ле оп­по­зи­ци­он­но влюб­лен­нос­ти, не­ле­по уга­ды­вать в мор­де ба­зар­ной шлю­хи чер­ты Прек­рас­ной Да­мы. Ди­кая мысль о «сов­па­де­нии про­ти­во­по­лож­нос­тей», по­ло­жен­ная в ос­но­ву хрис­ти­ан­с­кой ди­алек­ти­ки, не­ис­чис­ли­мые бед­с­т­вия при­нес­ла. Труд­но не за­ме­тить кош­мар­но­го ас­пек­та мис­те­рии Хрис­та. За­чем и ра­ди ко­го Бо­гу воп­ло­щать­ся че­ло­ве­ком и по­зор­но из­ды­хать на крес­те? Ра­ди под­ло­го че­ло­ве­чес­ко­го ме­си­ва, ко­то­рое не жи­вет, а ко­па­ет­ся в ге­оло­гии «нич­то»? Спас­ти, выз­во­лить ду­шу из оков брен­но­го ми­ра нель­зя, мож­но дать ей поз­на­ва­тель­ный им­пульс. И по­том: ка­кая «ду­ша» у это­го люд­с­ко­го ско­пи­ща, ани­ми­ро­ван­но­го сти­хий­ной тур­бу­лен­ци­ей?

Бог му­че­ни­чес­кой смер­тью спас всех, по­том ока­зы­ва­ет­ся не всех, но толь­ко раб­с­ки пре­дан­ных цер­к­ви-ма­те­ри - ко­му нуж­ны все эти аб­сур­ды кро­ме власть иму­щих?

Луи Шар­пан­тье вос­хи­ща­ет­ся ци­ви­ли­за­тор­с­кой и «хо­зяй­с­т­вен­ной» де­ятель­нос­тью Там­п­ля. Ес­ли это так, зна­чит там­п­ли­еры ста­ли жер­т­вой «тем­ной сто­ро­ны» доб­ро­де­те­ли: ми­ло­сер­дие, ми­лос­ты­ня весь­ма не­об­хо­ди­мы для нор­маль­ной фун­к­ци­ональ­нос­ти ин­ди­ви­да, но «умно­му сер­д­цу» на­доб­но из­бе­гать со­учас­тия в су­ма­то­хе ни­щих, го­лод­ных, страж­ду­щих - тут Ниц­ше сто раз прав. Ма­те­рия это «ли­шен­нос­ть»(privatio), де­ти ма­те­ри нуж­да­ют­ся всег­да. Хо­рош был бы Ге­ракл в за­бо­тах об Ан­тее.

Сыновьям от­цов не прис­та­ло иметь де­ло с «ма­мень­ки­ны­ми сын­ка­ми».

2001

 







Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.018 с.