Место и роль житейских психологических знаний, психологии искусства, иррациональной психологии в учебном курсе — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Место и роль житейских психологических знаний, психологии искусства, иррациональной психологии в учебном курсе



1. Житейские психологические знания

Житейские психологические знания накапливаются и используются человеком в повседневной жизни.Как правило, они весьма конкретны и формируются в процессе жизни человека в результате наблюдений, самонаблюдений и размыш­лений. Их достоверность проверяется в личном опыте. В сущности, житейская психология — это обобщение повседневных психологических знаний человека.

Источником житейской психологии является не только собственный опыт че­ловека, но и опыт других людей. Многократно находя подтверждение в опыте большого количества людей, знания такого рода фиксируются в устном народном творчестве в виде пословиц и поговорок. Важный критерий истинности знаний житейской психологии — их правдоподобность.

Люди обмениваются такими знаниями друг с другом, передают их из поколе­ния в поколение в течение всей человеческой истории. Содержание житейской психологии воплощается в народных обрядах, традициях, поверьях, в пословицах и поговорках, в афоризмах народной мудрости, в сказках и песнях. Эти знания пе­редаются из уст в уста, записываются, отражая многовековой житейский опыт. Многие пословицы и поговорки имеют прямое или косвенное психологическое содержание: «В тихом омуте черти водятся», «Мягко стелет, да жестко спать», «Пуганая ворона и куста боится», «Хвалу, и честь, и славу и дурак любит», «Семь раз отмерь — один раз отрежь», «Повторение — мать учения».

Богатый психологический опыт накоплен в сказках. Во многих из них действу­ют одни и те же герои: Иванушка-дурачок, Прекрасная царевна, Баба Яга, Кащей Бессмертный — в волшебных сказках; Медведь, Волк, Лиса, Заяц — в сказках о животных. Сказочные персонажи часто олицетворяют определенные психологи­ческие типы и характеры людей, встречающиеся в жизни.

Писатели собирают многие житейские наблюдения и отражают их в художест­венных произведениях или в сборниках моральных афоризмов. Широко известны сборники афоризмов, которые составляли в свое время М. Монтень, Ф. Ларошфу­ко, Ж. Лабрюйер.


186 Глава 9. Разработка учебного курса по психологии

Житейские наблюдения выдающихся людей, в силу их мудрости и способности к обобщению, также представляют большую ценность. Поэтому такой большой ин­терес вызывают книги с афоризмами классиков. Дейл Карнеги в свое время пред­принял опыт обобщения жизненных наблюдений и размышлений известных людей о тайнах человеческого общения. В результате появилась популярная книга «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей». Эта и другие его книги написа­ны занимательно, они содержат множество примеров, придающих эффект нагляд­ности (типичный признак книг, написанных на основе житейской психологии). Все это делает такие книги очень привлекательными для читателей.



Особенностями знаний в сфере житейской психологии являются конкрет­ность и практичность, делающие эти знания очень привлекательными для ис­пользования при обучении психологии. Житейская психология всегда характери­зует поведение, мысли и чувства людей в каких-то конкретных, хотя и типичных ситуациях. Порой эти знания могут достигать определенного уровня обобщенно­сти и выражаться в пословицах: «Ни радость вечная, ни печаль бесконечная», «На сердитых воду возят». Пословицы часто содержат практические советы: «В нужде не унывай, в счастье не ослабевай», «После драки кулаками не машут».

Знания в сфере житейской психологии характеризуются доступностью изло­жения и наглядностью, что опять же привлекает преподавателей. Ясность и про­стота изложения, обилие конкретных, образных примеров делает их убедитель­ными для других людей. В пословицах это часто достигается за счет метафор: «Мелка река, да круты берега».

Именно яркие иллюстрации и жизненные ситуации делают книги Дейла Кар­неги столь привлекательными.

Для знаний житейской психологии характерна опора на жизненный опыт и здравый смысл. С одной стороны, это придает им дополнительный вес, а с дру­гой — делает их недостаточно доказательными. Житейскую психологию иногда называют донаучной, подчеркивая тем самым ее недостатки по отношению к науч­ным психологическим знаниям. Однако оба типа знаний существуют в обществе одновременно, и житейские знания имеют свои преимущества, особенно в ситуа­циях, когда научная психология не успевает за жизнью. Так, например, педагоги, опираясь на профессиональный опыт, мысленно строят для себя определенные психологические классификации учащихся, необходимые им в повседневной ра­боте. Они выделяют, например, такие типы учащихся, как «старательные», «замк­нутые", «торопливые», «невнимательные», «медлительные», «медлительные, но выполняющие работу на высоком уровне», «слаборазвитые умственно», «способ­ные». Такие классификации оказываются необходимыми, если педагог не нахо­дит в существующей психологической литературе полезной для себя типологии личностей учащихся. Он строит ее самостоятельно на основе анализа жизненной практики наблюдений и пользуется ею, соответствующим образом дифференци­руя подход к учащимся.



Однако знания этого типа характеризуются неточностью употребляемых по­нятий. Житейские термины обычно расплывчаты и многозначны. Это делает их применимыми к самым разным жизненным ситуациям, порой совершенно проти­воположным («Тише едешь — дальше будешь»).

Различные источники житейских психологических знаний, перечисленные


9.2. Место и роль житейских психологических знаний 187

закономерностей, которые способствуют лучшему усвоению психологии как учеб­ной дисциплины. Однако они должны использоваться только как иллюстрации, а не как основа, составляющая содержание курса.

Как писала Ю. Б. Гиппенрейтер, «отношения научной и житейской психоло­гии подобны отношениям Антея и Земли; первая, прикасаясь ко второй, черпает из нее силу» (Гиппенрейтер, 1996, с. 18). Но опорой преподавательской деятель­ности должна быть научная и практическая психология.

Изучение психологии как науки представляет трудности (в отличие, напри­мер, от естественных наук) с той точки зрения, что учащиеся и студенты начинают изучение учебной дисциплины с определенным багажом знаний, полученных в повседневной жизни от окружающих людей или на личном опыте. Наш язык со­держит большое количество слов, обозначающих психические факты и явления. Кстати, многие из этих слов сходны с аналогичными терминами научной психоло­гии, но менее точны в употреблении. Например, слова «ощущение», «чувствен­ный опыт» гораздо более многозначны и неопределенны при их употреблении в повседневной речи, чем в сфере научной психологии. Это также создает трудно­сти при изучении научной психологии.

Знания житейской и научной психологии по сути своей могут быть близкими или противоречащими друг другу. В связи с этим люди могут или соглашаться с тем, что говорит преподаватель, или не соглашаться. Житейские психологические знания являются, с одной стороны, базой, на которой неизбежно строится система научных знаний, а с другой стороны, одним из основных барьеров, возникающих у студентов и учащихся на пути принятия научно-психологических знаний, сооб­щаемых преподавателем. Преподаватель должен уделять особое методическое вни­мание этому аспекту.

Рассмотрим еще одну трудность преподавания психологии. При обучении психо­логическим знаниям, особенно в том случае, если эти знания конкретны, у людей может складываться впечатление, что преподаватель делится с ними своим жиз­ненным опытом. Такие проблемы часто возникают, например, при чтении лекций по психологии супружеских отношений или воспитания детей. В связи с этим преподаватель должен обращать особое внимание слушателей на то, что он рас­сказывает о знаниях, накопленных в научной и практической психологии, а не в его личном опыте.

В последние годы вследствие возросшего интереса людей к психологическому знанию возникла новая сфера психологии — так называемая «поп-психология», которая характеризуется как упрощенная психология для массового читателя. Психология стала частью культуры, в том числе массовой культуры. Приведем типичные названия книг такого рода: «Сделай себя счастливым». «Как достичь ус­пеха в жизни», «Сила ума», «22 типа мужчин — выбери одного», «Вредные люди», «Не давите мне на психику». При этом остается неясным, насколько обоснованны эти знания. В значительной степени они являются описанием житейских психо­логических знаний отдельных людей, которые считают себя особенно опытными в вопросах жизненной психологии. Не следует смешивать такие книги с научно-популярными психологическими знаниями, которые, в отличие от них, представ­ляют собой популяризацию результатов научных исследований.

Преподаватель психологии не только не может брать за основу такие источни­ки, но должен научить учащихся и студентов отличать знания психологии как науки и практики от поп-психологии.


188 Глава 9. Разработка учебного курса по психологии

2. Психологические знания в искусстве

Источником психологических знаний могут также служить различные произве­дения искусства: произведения художественной литературы, изобразительного и музыкального искусства, театра и кино. В них зафиксировано огромное количест­во человеческих судеб и реальных психологических проблем. Это своего рода «экспериментальные ситуации», которые создала сама жизнь или творческое во­ображение писателя, художника, музыканта, драматурга, режиссера. Такие ситуа­ции трудно, а порой и невозможно воспроизвести в рамках научной психологии.

Приоритетное значение в изображении человека в искусстве принадлежит, ко­нечно, художественной литературе. Немецкий философ Вильгельм Дильтей (1833-1911) считал, что хорошими психологами являются писатели, историки, актеры. Он надеялся на появление психологии, способной уловить в сети своих описаний то, что в большей степени заключалось в произведениях поэтов и писа­телей, нежели в существовавших в то время учениях о душе.

Существует деление писателей на философов (Л. Н. Толстой, Г. Гессе), социо­логов (О. де Бальзак, Э. Золя), психологов (Ф. М. Достоевский, Ф. Кафка); это де­ление подчеркивает особые акценты в творчестве конкретных писателей. Однако во всех случаях осмысление человеческой психологии в произведении искусства достигается посредством художественного изображения человеческой жизни.

Психологические знания в искусстве носят образный характер. Искусство ис­пользует художественный образ как особый способ целостного представления че­ловека. В нем в конкретно-чувственной форме выражаются ценности, мысли, представления, отношения, эмоции, действия. Писатели, поэты, актеры, художни­ки отражают типичные особенности внутреннего мира (психологии) людей в сю­жетах, образах, действиях героев. «Какой художник, и какой психолог!» — говорила Жорж Санд о Льве Толстом. При этом она имела в виду его способности переда­вать в художественных произведениях тончайшие движения человеческой души. Создавая психологические образы, писатели используют свои наблюдения, раз­мышления, воображение, а также опыт житейской психологии. Многие образы становятся наглядными и убедительными образцами для описания человеческой психологии (например, Обломов). Именно в этом заключается огромная цен­ность таких образов как иллюстраций в ходе преподавания психологии.

Художники в живописных, графических работах также отражают внутренний мир человека. Леонардо да Винчи, например, придавал огромное значение «боже­ственной науке живописи». Продукты, порождаемые ею, воедино соединяют об­разное, логическое и практическое. Живопись, по его мнению, должна быть не на­туралистическим копированием непосредственно зримого, а исследованием мира с целью воссоздания его картины. Картина внутреннего душевного мира человека чаще всего находит свое отражение именно в живописи.

Причем здесь важно не только то, «что» изображается, но и то, «как» изобража­ется. В музыке внутренний мир человека отражается в звуках. Образы разного ро­да и вида, создаваемые в произведениях искусства, позволяют человеку лучше по­нять свой внутренний мир и души других людей.

Поскольку психологические знания в искусстве выражаются в образах, они носят описательный характер. Они не стремятся к объяснению (в отличие от нау­ки), а только отражают, причем в форме, доступной непосредственному пережи-


9.2. Место и роль житейских психологических знаний 189

ванию. Поэтому в рамках изучения психологии они могут носить только вспомо­гательный иллюстративный характер.

Психологические знания в искусстве фрагментарны. Как правило, они не пре­тендуют на системность в описании психической жизни людей. Изложить систе­матизированные знания о человеке в искусстве невозможно, поскольку подобной системы просто не существует. Но фрагменты, которые описываются, имеют осо­бую значимость и убедительность. Чаще всего это значительные поступки или пе­реломные моменты жизни человека, которые наиболее четко и ясно показывают особенности его характера. Именно поэтому многие психологи и преподаватели обращаются к произведениям искусства в своей профессиональной деятельности. «Почти все литературные описания характеров исходят из психологического до­пущения о том, что каждый характер имеет определенные черты, присущие имен­но ему, и что эти черты могут быть показаны через описание характерных эпизодов жизни» (Оллпорт, 1959 / 1982, с. 210). Причем эти описания даются в эмоцио­нально окрашенной форме.

Эмоциональность — еще одна характерная черта психологических знаний в ис­кусстве. В художественных произведениях описываются особые, эмоционально насыщенные моменты жизни и переживаний персонажей. Целостное и непосред­ственное изображение эмоциональной жизни человека лучше всего достигается именно в искусстве. Без эмоций искусства не существует. Произведение искусст­ва предназначено не для рационального изучения или практического использова­ния, а для сопереживания. Читатель «проживает» художественное произведение: он со-размышляет, со-действует, со-переживает вместе с героем.

Главный критерий истинности психологических знаний в искусстве — приня­тие и узнаваемость образов читателем, зрителем, слушателем. Если они находят в произведении искусства, в том или ином образе отражение типичных особенно­стей внутреннего мира человека, то психологические знания можно считать до­стоверными. «Никто никогда не требовал от авторов доказательства того, что ха­рактеры Гамлета, Дон Кихота, Анны Карениной истинны и достоверны... Они умеют внушать доверие» (Оллпорт, 1959/1982, с. 211). Успех писателя измеряет­ся реакцией читателей.

Успех психолога измеряется более жесткими критериями, чем восторг читате­ля. Психология как наука располагает целым рядом преимуществ, И пусть ее ус­пехи пока не так велики, но зато они более надежны и фундаментальны.

В то же время психологические знания в сфере искусства представляют боль­шую ценность. Для многих людей произведения живописи, художественные про­изведения, театральные постановки и кинофильмы являются основным способом познания внутреннего мира человека.

Знания этого типа всегда интересовали и профессиональных-психологов. По­этому они не раз обращались к этому источнику (Психология личности, 1982; Те­плое, 1971/1985; Сироткина, 1998; Емельянов, Адаскина, 1998). Нужно всегда помнить об этом золотом фонде и максимально использовать его для расширения профессиональной компетентности преподавателей психологии. Многие выдаю­щиеся психологи нередко обращались к примерам из литературы, чтобы проил­люстрировать, а иногда и развить свои теоретические идеи.

Особую роль искусство играет в изучении личности. Одна из статей американ­ского психолога Гордона Оллпорта (1897-1967) так и называлась: «Личность:


190 Глава 9. Разработка учебного курса по психологии

проблема науки или искусства?». В ней был поднят ряд важных вопросов. Глав­ный из них — вопрос об отношении психологии (и психологов) к художественной литературе. Оллпорт считал, что психологи могут многому научиться у мастеров художественной литературы. Это касается приемов тонкого психологического на­блюдения и описания, понимания конкретной личности в ее целостности, интере­са к индивидуальности.

Горьким упреком в адрес некоторых профессиональных психологов звучат слова Оллпорта о том, что они «в качестве профессионалов никогда в действи­тельности не видели индивидуума; и многие из них... надеются, что никогда его и не увидят» (Оллпорт, 1959/1982, с. 213). Он критиковал бездумное применение математических методов в психологии.

Действительно, психология как наука стремится к выявлению общих законо­мерностей. «Абстракция, которую совершает психолог в измерении и объяснении несуществующей "психики-в-общем", — это абстракция, которую никогда не со­вершают литераторы. Писатели прекрасно знают, что психики существует только в единичных и особенных формах» (Оллпорт, 1959/1982, с. 213). Как справедливо замечает далее Оллпорт, мы опять сталкиваемся с основным разногласием между наукой и искусством. Наука всегда имеет дело с общим, искусство — с частным, единичным.

Поэтому взаимодополнение психологических знаний, содержащихся в науке и искусстве, безусловно, является полезным. Хорошую рекомендацию по методике преподавания и изучения психологии дает в этой связи Оллпорт: «если вы сту­дент-психолог, читайте много-много романов и драм характеров и читайте био­графии. Если вы не студент, изучающий психологию, читайте их, но интересуй­тесь и работами по психологии» (Оллпорт, 1959/1982, с. 215).

3. Иррациональная психология

Под иррациональной психологией понимается круг психологических знаний, недо­ступных объяснению научными и иными рациональными методами.

Традиционно научному знанию противопоставляется религиозное знание. Нау­ка и религия — два принципиально разных пути познания внутреннего душевного мира человека. Религиозное познание души основано на вере и сопереживании. Термином «религиозная психология» может быть обозначен круг психологиче­ских знаний, накопленных за многовековую историю в разных верованиях, рели­гиях и философско-религиозных учениях: язычество, буддизм, христианство, ис­лам. В силу сложности и неоднозначности психического мира многие явления не находят рационального объяснения в научной психологии, поэтому в них остает­ся только верить. Более того, религиозно-психологические знания не нуждаются в объяснении, иррациональность, необъяснимость — их характерная черта.

К иррациональной психологии относятся эзотерические знания, опирающиеся на некое тайное знание, недоступное для большинства людей. «Эзотерическое знание» буквально обозначает знание, доступное только для посвященных, для особого круга избранных.

К эзотерическому познанию относятся астрология, йога, нумерология, хиро­мантия, а также мистические, философские подходы к человеку, нашедшие свое отражение в работах А. Бейли, Е. Блаватской, Р. Штайнера.


9.2. Место и роль житейских психологических знаний 191

Для такого типа познания характерно таинство методов, отсутствие возможно­сти рационального объяснения на основе научных принципов. Способы доказа­тельства истинности эзотерических знаний специфичны, иррациональны, недо­ступны систематическому и логическому обоснованию.

Критерием достоверности эзотерических знаний для посвященных является их соответствие постулатам тайного знания и внутренняя убежденность в их ис­тинности. Принципы логичности и эмпиричности, на которые опирается научная психология, здесь не используются. Для людей, не посвященных в тайное знание, главный критерий истинности этих психологических знаний — вера и опыт пере­живания соответствующих состояний знания.

Важнейшей особенностью этих знаний является их целостность, взаимосвя­занность. Они всегда предполагают опору на особое иррациональное мировоззре­ние. Утверждается, что без принятия этого целостного мировоззрения как жиз­ненной позиции невозможно понять способы получения знаний. Туманность из­ложения и неопределенность выводов позволяют таким знаниям быть достаточно правдоподобными и доступными для конкретизации применительно ко многим ча­стным случаям. Наглядный пример тому — предсказания Нострадамуса, прогнозы астрологов, цыганские гадания. Именно по этой причине они часто сбываются.

Привлекательность эзотерическим знаниям придает их практичность. Они, как правило, содержат советы и рекомендации по определенным жизненным си­туациям (встречи, разлуки, дальняя дорога, казенный дом и т. п.). И поэтому не­смотря ни на что интерес к ним сохраняется, поскольку люди устроены таким об­разом, что желают знать свое будущее и получить совет более компетентного спе­циалиста. От специалистов по эзотерической психологии люди чаще всего ждут чу­да и готовы в него поверить.

К иррациональному типу психологических знаний может быть причислена и трансперсональная психология Станислава Грофа. Предметом ее изучения явля­ются «мистические переживания», «космическое сознание», т. е. особые формы духовного опыта. В центре внимания трансперсональной психологии (т. е. «пси­хологии за пределами личности») находятся так называемые измененные состояния сознания. Согласно идеям представителей этого направления психологии, про­живание рождения, смерти, возрождения, других событий в измененном состоя­нии сознания ведет к выходу за пределы себя (трансценденции) и вступлению в иные, более целостные отношения с миром.

Фантастичность представлений Грофа делает их очень привлекательными, но достоверность этих знаний не имеет рациональных объяснений и может быть принята только на веру. Опыт ощущении ипереживаний измененных состоянии сознания предлагается в качестве критерия истины. В этом трансперсональная психология очень похожа на религиозное сознание.

К иррациональной психологии могут быть отнесены также многие знания, по­лученные в сфере парапсихологии. Парапсихология занимается изучением экст­расенсорного познания, ясновидения, телепатии, предвидения. Отсутствие убеди­тельных эмпирических фактов, которые могли бы быть основанием для объясне­ния и доказательства достоверности этих знаний, не позволяет относиться к ним с доверием. Трудно выяснить, что имеет большее значение в парапсихологических опытах: особые экстрасенсорные способности или просто «ловкость рук». Многие парапсихологические факты не удовлетворяют научным критериям истинности.


192 Глава 9. Разработка учебного курса по психологии

Поэтому на протяжении многих десятилетий парапсихология не признавалась академическими психологами как заслуживающее внимания и даже упоминания направление психологии; ей просто отказывали в праве называться наукой. Сооб­щество парапсихологов было изолировано от сообщества психологов. В послед­ние два-три десятилетия ситуация стала заметно меняться (Годфруа, 1996; Гит-тельсон, 1997; Рицль, 1999). Сегодня число ученых, принципиально отрицающих реальность парапсихологических явлений, не так велико, а материалы парапсихо-логических исследований даже стали включаться в академические курсы психо­логии (цит. по: Леонтьев, 1995, с. 170-172).

Научная проверка достоверности эзотерических психологических знаний также могла бы существенно дополнить наши знания о психическом мире человека. В ча­стности, как показал профессор В. Н. Дружинин, в гороскопах может содержаться важная психологическая информация (В. Н. Дружинин, 1995). Идеи, изложенные в работах А. Бейли, Е. Блаватской, Р. Штайнера, рассматриваются порой в качестве важного направления психологии и психотерапии (Спиркина, 1994, с. 127).

Однако представители эзотерической психологии не склонны к эксперимен­тальной или любой другой опытной проверке своих знаний. Они предлагают про­сто верить тому, что они очень убедительно излагают. Убедительность слов, обра­зов, используемых такими учителями, привлекает учеников на нетрадиционные психологические курсы. На них Учитель учит тайным знаниям, которыми он вла­деет, в то время как при изучении научной и практической психологии учащиеся учатся сами под руководством преподавателя (учителя).

Что касается содержания психологического образования, то иррациональная психология не может лежать в основе преподавания психологии.Вероятно, воз­можны спецкурсы для психологов по отдельным темам с целью расширения гра­ниц их психологических знаний. Возможен рассказ о проблемах иррациональной психологии студентам и учащимся других образовательных программ. Однако та­кой рассказ должен сопровождаться соответствующими комментариями, которые помогут студентам отличать знания научной и практической психологии от ирра­циональной психологии.

4. Многообразие психологических знаний, их взаимосвязи и различие

Таким образом, типы психологических знаний достаточно разнообразны. Каждый из них характеризуется своими особенностями, достоинствами и недостатками. Развитие психологического знания приводит порой к тому, что разные типы зна­ний взаимодействуют, взаимопроникают и взаимодополняют друг друга. Поэтому иногда бывает трудно отнести современные концепции к одному из пяти перечис­ленных типов психологических знаний. Так, например, на пересечении научной и религиозной психологии рядом авторов разрабатывается христианская психоло­гия (Слободчиков, Исаев, 1995; Начала христианской психологии, 1995).

Безусловно, взаимодействие разных типов психологических знаний может спо­собствовать их расширению. Однако чем теснее становится их взаимодействие и взаимопроникновение, тем реальнее становится угроза отождествления и смеше­ния этих «жанров» психологического знания, приводящая вместо взаимодопол­нения к взаимной подмене (Веккер, 1981, с. 58).


9.3. Печатные и электронные источники знаний для преподавания психологии 193

Каждый из этих типов психологического знания оправдан, полезен и даже необ­ходим на своем месте и в своем собственном качестве. Однако взаимная подмена жанров или, говоря словами Н.П. Акимова, «жанровый оползень» (цит. по: Век-кер, 1981, с. 58) в науке, как и в театральной сфере, может вводить людей в заблуж­дение относительно адекватных форм и способов познания.

Следствием таких «жанровых оползней» становится полная путаница пред­ставлений людей о том, кто такой психолог и что такое психология: в результате целителя Кашпировского отождествляют с психологией, психолога сравнивают со священником в церкви, а «психология», проповедуемая в различных сектах, смешивается с научной и практической психологией.

Одна из серьезных проблем психологического образования состоит в том, что многие люди в современном обществе начинают смешивать научную и практиче­скую психологию с житейской и поп-психологией, а также с различными видами иррациональной психологии.

Научить учащихся и студентов их различать — важная методическая задача преподавателя любой психологической дисциплины.






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.014 с.