СДЕЛАЙТЕ СВОЙ ГОЛОС ИЛЛЮСТРАЦИЕЙ ТОГО, ЧТО ДОЛЖНА ВЫПОЛНИТЬ СОБАКА — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

СДЕЛАЙТЕ СВОЙ ГОЛОС ИЛЛЮСТРАЦИЕЙ ТОГО, ЧТО ДОЛЖНА ВЫПОЛНИТЬ СОБАКА



 

Когда выполняя диссертационные исследования, я была на ипподроме на техасской границе, меня интересовал вопрос, зависят ли звуки, которые мы применяем, чтобы побудить наших животных ускориться или замедлиться, от языка, на котором мы говорим. К тому времени я уже собрала множество записей англоязычных тренеров собак, работников конюшен и т. п. Эта поездка была моей первой попыткой записать на пленку работающих с животными профессионалов, которые говорят не по-английски. К сожалению, мой поиск ипподромов на техасской границе обнаружил, что в Техасе нет тотализаторов. Отсутствие ставок означает недостаточное количество денег и отсутствие шикарных выкрашенных в белый цвет конюшен и пешеходных дорожек, выложенных кирпичом, подобных тем, что я когда-то видела по телевизору. Беговая дорожка и конюшни, которые я посетила в этот день, пришли в упадок и выглядели грязными и на удивление пустыми. Я не имела ни малейшего понятия о том, что скачки были приостановлены из-за двух убийств за последний месяц. Похоже, что ипподром был осиным гнездом двух видов продажи наркотиков: наркотиков для людей и наркотиков, которые дают скаковым лошадям, чтобы улучшить их достижения.

Я по наивности забрела в конюшни, обвешанная дорогими диктофонами, микрофонами и видеокамерами, заглядывая в темные уголки в поисках тренеров, с которыми контактировала ранее. В основном я помню вскакивающие при моем появлении силуэты, хватающие какие-то предметы и ныряющие в темные потаенные места подальше от дверей. За этот день я стала разбираться в определении шприцов, таблеток и бутылочек из-под «лекарств», перелетающих по воздуху за копнами сена на пути скрывающихся в тень людей. В каждом спорте, не важно, хорошо ли финансируемом или малобюджетном, встречаются тренеры, обходящие все правила На этом ипподроме в данном отношении явно приложили особые усилия, и посторонний с диктофонами и видеокамерами вряд ли был желанным собеседником.

Я находилась в поиске разноязычной выборки хендлеров и хотела получить информацию о том, как испаноговорящие жокеи ускоряют или замедляют бег лошадей. Позднее я предполагала сравнить их с жокеями и тренерами собак, говорящими на английском, баскском, китайском языках, языке перуанских индейцев кечуа и еще на 12 языках. Но в тот момент мне нужны были испаноговорящие испытуемые без знания английского языка. А все жокеи, болтавшиеся вокруг этого старого, пришедшего в упадок ипподрома, говорили или только по-английски, или на обоих языках.



«Подождите, пока появится Хосе — сказали мне. — Он может объявиться в любой день, и он знает полно тренеров и жокеев, не говорящих по- английски: он сведет вас с ними». Они были правы. Хосе знал всех, и все знали его, и хотя он был не меньше других в недоумении по поводу того, чего я здесь, собственно, делаю, он согласился свести меня с тренерами и жокеями, говорящими только по-испански с тем, чтобы я могла записать их на пленку во время работы с лошадьми. Проезжая через Хиллкантри, что на юге Техаса, мы остановились у магазинчика на краю городка. Хосе вернулся (это было 8 утра) с ящиком пива. Откупорив бутылку, он закурил джойнт[17]размером с сигару и сказал: «О’кей, Триша, мы доставим тебя ко многим парням, говорящим по-испански, о’кей? Хочешь затяжку?» Я отказалась и на всякий случай незаметно нащупала в кармане свой швейцарский армейский нож.

Хосе сдержал свое слово. Я записала, должно быть, пять пленок тренеров и жокеев, не говорящих по-английски. Быстро выяснилось, почему Хосе знал каждого и был рад меня к ним отвезти. Каждый раз, когда мы приезжали на новое место, я старательно игнорировала толстые продолговатые мешки, которые он исподтишка передавал тренерам. Я возилась со своей аппаратурой, пока Хосе заканчивал дела по своему основному заказу и затем объяснял, зачем я здесь. Бог знает, что он им говорил: мои ограниченные познания в испанском не позволяли следить за беседой. Все они, определенно, считали меня ненормальной, но тем не менее принимали, как вы бы принимали располагающего к себе, безвредного инопланетянина.

И в определенном смысле я и была инопланетянином, уделяя специальное внимание звукам, которые другие люди используют с животными, как если бы изучала другой биологический вид. Я чувствовала себя как Джейн Гудолл, благожелательно любопытствуя по поводу интересных звуков приматов вокруг меня, стой лишь разницей, что эти приматы по случаю оказались людьми. То, что я узнала об этих интересных звуках, оказало глубокое влияние на мою коммуникацию с собаками. Профессиональные тренеры животных, которые, как и любой другой, должны знать, как использовать звук при взаимодействии с животными, отличаются от обычных владельцев собак в одном строго определенном моменте. Они способны отделять собственное эмоциональное состояние от производимых ими звуков, издавая звуки, которые, скорее, вызывают необходимую реакцию животных, чем отражают их собственные чувства.



Это не так просто, как может показаться. Эмоции людей оказывают глубокое влияние на то, как они говорят, не только в смысле используемых слов, но и в смысле того, как произносится определенное слово. Это называется «просодическая сторона речи»[18]. Я уверена, что вы слышали фразу: «Важно не то, что вы говорите, а как вы это говорите». То, как мы произносим то или иное слово, иногда передает не меньше информации, чем само это слово. Просто послушайте, как по-разному вы можете произнести имя своей собаки. «Маги», — можете сказать вы с бархатной теплотой в голосе, когда прижимаетесь друг к другу, и она тычется мордой в ваше лицо. «Маги!» — кричите вы пронзительным и полным ужаса голосом, когда она начинает выбегать на дорогу. То, как мы произносим имя своей собаки или любое другое слово, фразу, часто обусловлено тем, как мы внутренне себя чувствуем. Просто припомните случаи, когда страх или нетерпение закрадывались в вашу речь, даже если вы этого не хотели.

Ранее мы говорили о том, как взволнованные приматы повторяют одни и те же звуки, когда уровень их возбуждения растет. Шимпанзе кричат быстрее и быстрее пропорционально количеству обнаруженной пищи. Звуки буроголовых тамаринов разрастаются до оглушительного повторяющегося щебета, когда они возбуждены из-за еды[19]. Свойство издавать то, что носит название структурированные звуковые сигналы, настолько распространено в животном мире, что десятилетия назад ученые построили на его основании гипотезу, согласно которой производимые животными звуки должны отражать исключительно их внутреннее состояние. Теперь мы знаем, что это не так, поскольку несколько хорошо изученных видов используют звук как отображение чего-то внешнего по отношению к ним (например, различные типы хищников). Но свойство связывать наши внутренние эмоции с производимыми нами звуками сильно и для его преодоления требуется необыкновенная энергия.

Звуки, которые мы, животные, производим, когда взволнованы, имеют значение отнюдь не только как индикаторы уровня нашего эмоционального возбуждения .Они также могут оказывать существенное воздействие на кого угодно из тех, кто их слышит, включая не только людей. Я вспоминаю моего дорогого друга Тодда, которого как-то раз усадили на неподходящего — нетренированного и возбужденного — коня. Тодд отчаянно повторял: «Вэу! Вэу! Вэу!», в то время как его конь переходил в безудержный галоп. Чем быстрее мчался конь, тем быстрее вылетало «вэу!» изо рта Тодда. Но чем быстрее он повторял «вэу!», тем быстрее бежал конь. Случилась эскалация общего возбуждения, которую так легко вызвать и так сложно остановить. Возбужденные люди производят звуки, которые отражают то, что они чувствуют внутри. Вместо того чтобы помочь животному делать то, что следует (или прекратить делать то, чего не следует), эти звуки часто лишь приводят слышащее их животное в состояние возбуждения.

Говорю это не просто так: я потратила 5 лет диссертационных исследований на эту самую тему. Образцы звука, которые, как я выяснила, используют профессионалы, работающие с животными, поразительно однотипны. Анализ 104 работающих с животными профессионалов и 16 различных языков выявил универсальное использование коротких, быстро повторяющихся звуков, чтобы поторопить животных, и единичного продолжительного звука, чтобы замедлить или остановить их. Виды звуков разнятся: от хлопков в ладоши до свиста, причмокивания и слов на языке работающего с животным. Но образец звука был всегда один и тот же: во всех языках люди подгоняли животных короткими, повторяющимися хлопками, причмокиванием, прищелкиваниями, словами или свистом. Говорящие по-английски, испански и по-китайски жокеи, наездники, участвующие в родео, хендлеры рабочих лошадей и наездники, объезжающие лошадей — все издавали повторяющиеся звуки прищелкивания и причмокивания, чтобы побудить лошадей бежать быстрее. Баскские тренеры пастушьих собак и их коллеги перуанские индейцы кечуа использовали короткий повторяющийся свист и короткие повторяющиеся слова, чтобы стронуть собак с места. Англоговорящие погонщики ездовых собак выкрикивали короткие повторяющиеся звуки слов вроде «Гоу! Гоу! Гоу!» и «Хайк! Хайк! Хайк!» или «Хайа! Хайа! Хайа!», чтобы добиться большей от собак скорости.

В противоположность этому, когда хендлеры хотели замедлить или остановить животных, они использовали единичный продолжительный по времени звук. Ни один хендлер во всей выборке ни разу не использовал прищелкивания, хлопки, шлепки, причмокивания или повторяющиеся короткие слова, чтобы притормозить рабочих животных, будь то лошадь, собака, водяной буйвол или рабочий верблюд. Распространенные английские команды по замедлению собак и лошадей — это «стоп», «вэу», «тише». Североафриканские хендлеры, которых я интервьюировала, рассказали мне, что верблюды обучены ложиться на звуки типа «хууш» или «кууш». Наездники из числа перуанских индейцев кечуа использовали как единичное длинное «счуу» (также используемое в совершенно другом языке — баскском — для остановки ослов), так и слово, звучащее как «ишххххта», чтобы остановить лошадей. Китайские жокеи притормаживали лошадей при помощи звуков, напоминающих «йууууу» и произносимых протяжно с постепенным понижением. Свист хендлеров пастушьих собак представлял собой единичный звук: или единичный тянущийся, чтобы замедлить собак, или одну резкую с переходом от высоких тонов к низким, чтобы остановить быстро несущихся собак. Этот образец с двумя версиями команды «замедления» воспроизводился во всей выборке: единичный длинный, непрерывный звук использовался, чтобы замедлить или успокоить животное, и один резкий звук — чтобы мгновенно остановить его, когда оно быстро мчалось. Если вдуматься, это логично, что «тормозящие» сигналы попадали в две различные категории. Ведь замедление и успокоение это абсолютно иная реакция, чем мобилизация энергии на то, чтобы резко затормозить на полном ходу.

Возможно, все эти работающие с животными профессионалы использовали похожие звуки потому, что они просто делали то, что обычно в таких случаях делают люди, а животные научились правильно на это реагировать. Но большинство профессиональных тренеров животных уверенно, что определенные типы звуков работают лучше других, когда вы хотите подстегнуть или поторопить животное. Хендлеры скаковых лошадей, которых я интервьюировала, свято верили в стимулирующий эффект коротких повторяющихся звуков «сч сч сч». Они поведали мне, что жокеям не позволено использовать «сч сч», когда они подгоняют лошадей к стартовым воротам, поскольку это окажет чрезмерный стимулирующий эффект на уже находящихся там лошадей.

Работающие с собаками на хердинге используют точно такие же виды звуков для того, чтобы стимулировать неуверенную собаку противостоять опасному барану. Баррель-рейсеры (баррель-рейсинг — разновидность родео, требующая особой быстроты и точности) используют такую совокупность звуков для влияния на лошадей: два-четыре щелчка — чтобы вызвать ходьбу; повторяющие причмокивания — чтобы перейти на галоп, и серии из «сч сч сч» — чтобы скакать с максимальной скоростью. В моих рабочих записях я обнаружила свидетельства семнадцати случаев, когда работающие с лошадьми отказывались повторять это «сч» в присутствии лошадей из-за опасений, что они перевозбудятся, и справиться с ними во время записи будет слишком сложно. Приматы не единственные животные, варьирующие использование коротких повторяющихся и длинных непрерывных звуков. Лошади, овцы и собаки (и список этим далеко не исчерпывается) — все используют короткие повторяющиеся звуки, когда подзывают свой молодняк. Маленькие щенки издают короткий повторный высокий визг, сигнализируя матерям о нужде и прося у них помощи. Самцы крыс, ухаживающие за самками тем более успешны в привлечении их внимания, чем чаще издают повторяющиеся звуки. «Похотливые» петухи добиваются большего, когда кукарекают быстрее и чаще: чем быстрее они повторяют свое «кукареку-ку-ку», тем больше кур к ним подходит. Исследования поведения птиц, таких как серебристые чайки и домашние воробьи, установили, что короткие повторяющиеся крики приводят к привлечению других членов стаи. Тот факт, что особь серебристой чайки издает эти крики только тогда, когда имеется достаточно пищи не только для нее одной, по-видимому, означает, что функция подобных криков — созывать других членов стаи.

Для своей диссертации я выполняла отдельное исследование, в котором проверяла гипотезу о том, что разные типы звуков оказывают разное влияние на щенков. Результаты были четкими и недвусмысленными. На основании числа шагов, сделанных передними лапами, мы обнаружили, что уровень активности щенков возрастает после четырех коротких свистов, но не после одного длинного и непрерывного. Любителям собак будет особенно интересно узнать, что четыре коротких свиста (сравнимых со слогами) оказались более эффективными, чем один продолжительный свист, в тренировке наших пятимесячных щенков подходить на зов. Это логично, учитывая, что приход на зов обычно означает усиление активности.

Такое совпадающее использование звука при работе с животными у людей, говорящих на разных языках, напоминает другие универсальные аспекты речи. Исследователи обнаружили, что люди говорят как с собаками, так и с младенцами схожим образом, и что люди по всему миру разговаривают с младенцами в похожей манере[20]. “Motherese” — это речь более высокого, чем обычно, тона, который поднимается и опускается в большей степени, чем при разговоре со взрослыми. Дело не только в том, что младенцы сильнее настроены на “motherese”, но и в том, что вне зависимости от своего родного языка, родители говорят со своими младенцами на универсальном «языке». Некоторые элементы “motherese” полезны при разговоре с собакой (описано в приведенном ниже подразделе «Модуляция высоты голоса») и свидетельствуют об универсальной эволюционной связи между всеми нами — млекопитающими. Однако иногда эта форма разговора мало, что нам дает. Весьма маловероятно, что разговор, похожий на разговор с младенцем, сработает в случае с возбужденной собакой, которая готова преследовать белку. Поэтому чем гибче вы будете обращаться со своей речью, тем лучше будет ваша собака слушать. На следующих страницах я приведу специфические примеры того, как максимально эффективно использовать звук, чтобы побудить вашу собаку делать то, что вы от нее хотите.

 

ЧИСЛО ЗВУКОВ

 

Основное правило — использовать для стимуляции деятельности короткие повторяющиеся звуки, а для ее торможения — единичный звук. К примеру, вы хотите, чтобы ваша собака подходила, когда вы ее подзываете. Возможно, потому что многие из нас смотрят на это, как на упражнение в «послушании» (перевод: на проверку нашей власти), люди выкрикивают «ко мне!» или «сюда!», точно сержанты морской пехоты. Если записать на пленку звук и проанализировать его, он будет выглядеть точь-в-точь, как звуки, которые по всему миру используют, чтобы остановить животных. Можно заменить любые комбинации букв, и все равно останется единичный резкий, короткий звук, который интонационно воспроизводит «Вэу!» и «Хо!», которые я слышала от представителей шестнадцати различных языковых групп, когда они хотели добиться того, чтобы животные перестали двигаться. Я всегда поражаюсь тому, как владелец одной громкой командой выкрикивает «ко мне!» низким голосом. Некоторые собаки, действительно, подходят (хотя кое-кто из них с опущенной головой и поджатым хвостом), поскольку, в конце концов, мы можем преодолеть биологию упорными тренировками. Но зачем работать так тяжело? Используйте звук, который естественным образом побуждает к действию, а не тормозит вашу собаку, и тренировки станут более эффективными и, что немаловажно, более интересными.

Если у вашей собаки короткое имя, вы могли бы подзывать ее, дважды произнося ее имя и хлопая при этом в ладоши. Тренируя команду отзыва, попробуйте побудить маленьких щенков подходить, повторяя: «кутя, кутя, кутя, кутя» и, хлопая в ладоши, убегать от них. Сообразительные владельцы собак хлопают в ладоши, повторяют свист, похлопывают себя по ногам, и любой ценой избегают тяжелых единичных звуков, которые останавливают собаку на пути. Ваша собака подходит, но не достаточно быстро? Напевайте: «Хороший пес», когда она плетется к вам, затем начинайте хлопать в ладоши и убегайте.

Вы можете спросить, зачем я советую повторять команды или звуки в одних случаях и избегать их повторения в других? Разница в функции вашей команды. Если вы пытаетесь добиться увеличения уровня активность собаки, используйте короткие повторяющиеся звуки. Но если вы призываете собаку к действию, которое естественным образом тормозит ее активность, как, например, «сидеть» или «место», попытайтесь произнести это только раз, точно так же, как интервьюированные мной профессионалы. Думайте о слове, которое вы сказали, как о глаголе, а о том, как вы это сказали, как о наречии.

Но что, если ваша собака бросается через кустарник за оленем? Не так давно Тулип несколько дней вела себя как одержимая: ходила с диким взглядом, то и дело нюхая воздух. Когда я выпустила ее из дома, она чуть не сшибла меня и помчалась по холму за оленем, который ночевал в эти дни во фруктовом саду. Если бы я приветливо позвала: «Тулип, Тулип! Ко мне!» и хлопнула в ладоши, как это делаю обычно, когда ее подзываю, она продолжила бы преследование. В конце концов, я ведь говорила, что повторяющиеся звуки стимулируют активность, неважно, на что именно направленную. Последняя вещь, в которой Тулип нуждалась в этот момент, были звуки, предназначенные для ее стимулирования: она была так возбуждена, когда вернулась, что в течение десяти минут не могла отдышаться. Я хотела притормозить, а не усилить ее активность, поэтому сделала то, что делают баски, работающие с собаками на выпасе овец, и перуанские индейцы кечуа, тренирующие лошадей, когда им необходимо быстро остановить бегущее животное. Я выкрикнула короткое «Нет». Только когда она остановилась, я направила ее энергию назад ко мне хлопками ладоней и повторяющимися словами.

Подумайте о том, как вы используете свой голос в ветеринарной клинике, когда вы и ваша собака ожидаете приема. Одно дело дремать в приемной собственного врача, но пребывание в прихожей ветклиники не способствует расслаблению ни собаки, ни ее владельца. Дружелюбно настроен ли этот семидесяти пятикилограммовый сенбернар, или не его ли рык вы слышали, когда входили? Не бросится ли ваш Рекс за только что приведенным котом? Здесь у вас есть шанс использовать один длинный тянущийся звук, чтобы успокоить собаку, точно так же, как сделали бы хендлеры из любого уголка Земли. Вот когда может помочь: «Хооооррроооооший мальчик, Кэптен. Какой хоооорррооооший мальчик». А вот что точно не поможет (а такое я видела многократно), это когда слегка встревоженный владелец раз за разом повторяет короткие, отрывистые версии «хороший мальчик, хороший мальчик, хороший мальчик» или «тихо, тихо, тихо» в то время как его ретривер, вытаращив от испуга глаза, тянет за поводок. Слова часто сопровождаются столь же отрывистыми поглаживаниями, которые только больше возбуждают собаку. Здесь вам необходимо научиться отделять ваше собственное эмоциональное состояние от того, которого вы хотите добиться от своей собаки. Если хотите успокоить или притормозить ее, воспроизведите «тиииииииииише» тренера по выездке лошадей, которого я записывала на пленку, когда он притормаживал обеспокоенную лошадь. Или позаимствуйте «Вэээээээээуууу, малыш» у жокея беговых лошадей, успокаивающего лошадь перед скачками. Помните о «рооооооооооовно» погонщика ездовых собак в момент вхождения в опасный поворот. Точно в такой же манере говорят родители по всему миру, когда пытаются успокоить маленьких детей, но это дается тяжелее, когда человек возбужден сам. Потребуются сознательные усилия для того, чтобы ваши звуки были направлены на желательное для вас поведение вашей собаки, а не отражали то, как вы чувствуете себя изнутри. Однако здесь кроется и бонус: произнося слова растянуто и ровным тоном, вы, возможно, успокоитесь сами. И не забывайте о дыхании. Длинное глубокое дыхание замедляет все: от вашей манеры говорить до реакции вашей собаки.

 

ИНТОНАЦИЯ

 

На интуитивном уровне мы все представляем, что при разговоре важна интонация. Сержанты морской пехоты не отдают приказаний высоким, визгливым голосом. Низкие, хриплые тоны могут привлечь внимание солдат, но не успокоят испуганного ребенка. Есть все основания полагать, что интонация столь же важна и для вашей собаки. Собаки и люди (равно как многие другие млекопитающие) схожи в интерпретации высоких и низких звуков. Низкая интонация выражает власть и уверенность как у волков, так и у приматов. То же самое, но сказанное более низким, чем раньше, голосом, может привести к разнице между игнорированием вас вашей собакой и ее послушанием. Мой Кул Хэнд Люк — отличный тому пример. Больше всего в жизни он обожает «строить» овец. Когда мы заканчиваем это занятие, я зову его дважды: «Люк, Люк», чтобы он бросил овец и последовал за мной, когда я выхожу из сарая. Его реакция столь предсказуема, что я готова держать пари, поставив на кон свою ферму: если я назову его имя, как обычно, — сравнительно высоким голосом, — он не поведет и ухом. Словно ничего не случилось. Если я скажу абсолютно те же самые два слова, не громче, но ниже, он развернется на 180 градусов и побежит ко мне. Это разница между тем, чтобы спросить или сказать.

Когда я участвовала в соревнованиях по хердингу, я месяцами практиковалась в том, чтобы произносить команду «лежать» низким голосом после того, как осознала, насколько мелодия моего голоса склонна повышаться, когда я нервничаю. Чем быстрее бежит моя собака, тем сильнее я тревожусь, и тем громче и выше становится мой голос. И, конечно, чем громче и выше становится мой голос, тем быстрее бежит моя собака. В целом, женский голос имеет тенденцию быть выше, чем мужской, поэтому точно так же, как и моим клиентам-женщинам, мне необходимо практиковаться в использовании тихого, низкого голоса, чтобы притормозить свою собаку. Тем более что, похоже, тональность женских голосов повышается, когда мы пытаемся говорить громче, тогда как мужчинам лучше удается говорить с силой, сохраняя низкую тональность. Я знаю, что не единственная женщина, тональность голоса которой склонна повышаться как раз тогда, когда я в наибольшей степени в нем нуждаюсь для проявления власти. С другой стороны, некоторым мужчинам необходимо тренироваться в использовании высокого голоса, когда они хвалят или подбадривают своих собак. Почти в каждой учебной группе есть, как минимум, один детина, который выкрикивает «Хорошая собака!» голосом, который останавливает всех собак и обычно половину людей.

На самом деле, правило весьма просто и к тому же почти универсально для млекопитающих: высокие звуки ассоциируются с волнением, незрелостью или страхом, тогда как низкие — с силой, угрозой или агрессией[21]. Работая с владельцами собак на курсах по тренировке и со своими клиентами на консультациях, я наблюдала, как люди делают постоянную ошибку, когда не изменяют в должной степени высоту голоса, особенно, когда они не понижают голос при командах, направленных на торможение активности. Поэтому практикуйтесь произносить «нет» или «место» низким, а не высоким голосом и используйте высокие нотки, когда командуете «ко мне!» или когда хвалите собаку. Если Рекс игнорирует вашу ласковую команду, перейдите к низкому раскатистому «нет!» и затем позовите: «Ко мне» снова, так же ласково, как до этого.

 

МОДУЛЯЦИЯ ИНТОНАЦИИ

 

Помимо того, чтобы быть относительно высокими или относительно низкими, звуки могут то повышаться, то понижаться. Такая модуляция может оказывать большой эффект на вашу собаку. Работающие с животными профессионалы, которых я интервьюировала, выработали простой набор правил, и я сразу включила его в свой репертуар. Они всегда использовали ровную, неизменную интонацию, чтобы успокоить или замедлить животных и противоположную, чтобы их простимулировать. И поэтому эти короткие повторяющиеся слова для возбуждения животных часто произносились с повышающейся интонацией. Но единичные слова или звуки, использовавшиеся, чтобы остановить быстробегущих животных, как правило, существенно разнились по тональности, то повышаясь, то понижаясь в пределах всего лишь одного слога. Например, «вэу» начинается с повышения тональности, а затем следует понижение. И если подумать, это логично: быстрая остановка требует большого мышечного усилия и не меньшего внимания. Звуки, которые заметно различаются по тональности, естественно, должны привлекать внимание животных больше, чем ровный, непрерывный звук.

 

РЕЗЮМЕ

 

Итог: используйте короткие звуки вроде хлопков и причмокиваний для стимуляции активности своих собак. Используйте их, когда хотите, чтобы собака подошла к вам или ускорилась. Используйте один длинный, непрерывный ровный звук, чтобы успокоить или замедлить собаку, как это может понадобиться в ветеринарной клинике. Используйте взрывной единичный короткий высокомодулированный звук, чтобы вызвать немедленную остановку быстро движущейся собаки, произнося «нет!», «эй!» «стоп!», когда хотите, чтобы Джек обратил на вашу команду внимание и перестал гоняться за белкой на заднем дворе. Посмотрите на сонограммы — картинки звука на вкладке с фотографиями в середине книги, чтобы визуально представить, как выглядят звуки. Легче правильно использовать звуки, когда представляешь их картинку в голове.

Достаточно ли всего этого, чтобы остановить Честера в его постоянных попытках поймать, в конце концов, белку? Нет. Даже Паваротти на вашем месте не смог бы отозвать большинство собак, в момент, когда они устремляются от вас, если только вы с собакой не тренировались без устали заранее. Вы должны будете научить Честера тому, что есть серьезная причина прекратить преследование. Но ваш голос — мощный инструмент. И как в случае с любым инструментом, он работает лучше, когда вы обучаетесь применять его правильно.

 

ТЕХАС, ЯНВАРЬ 1985

 

Ближе к вечеру мы с Хосе поехали назад. Я была истощена и счастлива, и испытывала облегчение от сознания того, что сделала так много хороших записей испаноязычных хендлеров лошадей. Если забыть о пиве и джойнтах, то Хосе был предельно полезен. Круглый день он терпеливо отыскивал хендлеров, работал переводчиком, таскал аппаратуру и управлялся с капризными лошадьми. Солнце начинало садиться, когда он предложил свернуть к небольшому озеру, где мы могли бы припарковаться и понаблюдать закат. Я объяснила, насколько мне необходимо срочно вернуться домой, чтобы рассортировать сделанные записи. Последовала универсальная дискуссия между молодым здоровым самцом млекопитающего и невосприимчивой самкой млекопитающего. Хосе старался изо всех сил сманить меня на озеро, но никак не мог продвинуться даже на миллиметр. В конце концов, в отчаянии он сказал — женщине, которая была весь этот день одержима стремлением получить высококачественные записи звуков: «Триша, пожалуйста, пойдем со мной на озеро. Я сделаю для тебя такие красивые звуки».

Я надеюсь, что звуки, которые вы производите для своей собаки, тоже красивы, поскольку их легко распознать, легко понять и на них интересно среагировать.

 

Здесь представлены сонограммы, или изображения звука. На вертикальной оси показана высота звука, или частота в килогерцах, на горизонтальной оси отмечено время. На сонограмме выше изображен звук — четырехкратный щелчок языком, издаваемый хендлером для того, чтобы ускорить бег лошади

 

 

Шесть изображенных выше звуков — причмокивания, которые используются тем же хендлером, чтобы попросить лошадь перейти на быстрый галоп. Чем больших скоростей хендлер захочет добиться от своей лошади, тем с большей скоростью он будет повторять эти короткие звуки, распределяя больше мощности по оси частот

 

 

Эти долгие низкие звуки являются типичными звуковыми сигналами, которые подают профессиональные хендлеры, когда хотят успокоить или замедлить животное. Вы можете сделать то же самое, если скажете «стооооой» или «хоро-ооооооший» низким, спокойным голосом

 

 

Этот одиночный, короткий звук подается всеми профессиональными хендлерами со всего мира, когда им нужно остановить быстро движущееся животное. Если вам нужно остановить вашу собаку, крадущую со стола ваш обед, быстро скажите ей: «Эй!», «Нет!» или «Ах!» Тем самым вы привлечете внимание и остановите ее (после этого вы обязательно должны сказать, что вы хотите, чтобы она выполнила!)

 

 

Глава 4. Планета запахов

 

 






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.024 с.