Протокол № 65 от 20 марта 1925 г. — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Протокол № 65 от 20 марта 1925 г.



— Там же, ф. 17, оп. 112, д. 775, л. 32-34 (подлинник).

[ 11 ] Речь идет об автокефалии православной церкви на Украине. В годы гражданской войны и НЭПа автокефальные православные организации создавались на Украине несколько раз. С 1918 г. активно действовала Всеукраинская Православная Церковная Рада, в создании которой приняли участие С. Петлюра, В. Чеховской; под председательством последнего 14 октября 1921 г. был созван “Всеукраинский собор”, провозгласивший автокефалию Украинской Православной Церкви. Так как никто из православных епископов не примкнул тогда к этой организации, автокефалисты осуществили провозглашение епископом (путем возложения рук священников) женатого запрещенного протоиерея Василия Липковского, возведенного затем в сан “митрополита Киевского и всея Украины”. Вскоре возник многочисленный “липковский епископат”, однако число верующих его было незначительным.

В августе 1922 г. в Киеве было созвано совещание 84 участников Украинского Церковного Собора 1918 г. (заседавшего с января 1918г. с благословения Поместного собора РПЦ и отклонившего 18.01 1918 г. предложение об украинской автокефалии). Это совещание представило в 1922 г. на утверждение Собора украинских епископов новое предложение об автокефалии. Но Собор под председательством Патриаршего Экзарха Украины (в 1921-1929 гг.) митрополита Киевского и Галицкого Михаила (Ермакова Василия Федоровича) отклонил и это предложение, сочтя, что этот вопрос входит в компетенцию только церковных соборов Украины и России.

Однако вскоре укрепившееся в 1922 г. украинское обновленческое духовенство во главе с архиепископом Подольским и Брацлавским Пименом (Пеговым) вновь провозгласило автокефалию. Она была признана в 1925 г. вторым обновленческим собором в Москве, но не патриаршей Русской Церковью. Осенью 1924 г. провозгласил автокефалию епископ Лубенский Фео-фил (Булдовский); 25.12 1924 г. Собор украинских епископов во главе с митрополитом Михаилом отлучил Феофила и его сторонников от церкви.

[ 12 ] См. № 24-6.

[ 13 ] В многотомном деле патриарха Тихона, сохранившем материалы следствия над патриархом и его подельниками, протокола этого допроса или упоминаний о нем в последующих документах нет. В первом томе дела (т. 29 по нынешней нумерации) собраны по порядку протоколы допросов патриарха Тихона в ГПУ от 05.05 1922г. (л. 45-47), 09.05 1922г. (л. 86-88об.), 31.08 1922г. (л. 89-93об.), 26.12 1922г. (л. 100-101о6.) и более поздние. Все они перечислены в обвинительном заключении по делу, начиная с допроса от 09.05. Допрос от 05.05 не упомянут здесь, видимо, потому, что в постановлении особоуполномоченного ГПУ Я. С. Агранова от 15.12 1922 г. о начале дознания по делу инициативным документом всего следствия названо постановление Московского Революционного Трибунала по делу о московском духовенстве (см. № 24-6), вынесенное вечером 05.05 1922 г. — ЦА ФСБ, д. 1780, т. 29, л. 12; Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг. М., 1994. С. 261. Этот факт свидетельствует о том, что даже многочисленнейшие документы дела патриарха Тихона отражают лишь официальную сторону следствия.



[ 14 ] Имеется в виду Постановление Святейшего Патриарха Тихона и соединенного присутствия Священного Синода и Высшего Церковного Совета № 362 от 20.11 1920 г. Постановление предусматривало возможность создания обособленных церковных округов во главе с местными архиереями, наделенных рядом прав центральной церковной власти в случае, если деятельность последней будет прекращена или связь с ней будет затруднена. Постановление это явилось, в частности, каноническим основанием создания организаций зарубежной Русской Православной Церкви — Акты Святейшего Патриарха Тихона... С. 169; Регельсон Л. Трагедия русской церкви. С. 269-270.

[ 15 ] Отчетный доклад Е. А. Тучкова начальнику СО ГПУ Т. П. Самсонову от 26.01 1923 г. см. № П—157.

[ 16 ] Н. Н. Попов имеет в виду совещание губернских партийных и советских работников, проведенное АРК во время работы в Москве Х Всероссийского Съезда Советов (26.12 1922 г.). О подготовке этого совещания см. протоколы заседаний АРК № 8 и 9 в комм. 56 к д. 12.

[ 17 ] Никандр (Феноменов Николай Григорьевич, 02.05.1872 — 03.03.1933) — в 1922-1923 гг. архиепископ Крутицкий, временно управляющий Московской и Коломенской епархией, ближайший помощник патриарха Тихона; в 1922 г. был арестован и проходил по делу патриарха Тихона, после освобождения патриарха сослан в Среднюю Азию, после возвращения из ссылки с ноября 1925 г. по 1927 г. — митрополит Одесский.



[ 18 ] Об этом заседании АРК см. комм. 56 к д. 12.

[ 19 ] XII съезд РКП(б), проходивший в Москве 17-25.04 1923 г. принял резолюцию “О постановке антирелигиозной агитации и пропаганды”. Резолюция призывала к развертыванию “углубленной систематической пропаганды, наглядно и убедительно вскрывающей каждому рабочему и крестьянину ложь и противоречие его интересам всякой религии”. Предусматривались меры по расширению лекционной и издательской деятельности, по подготовке “агитаторов и пропагандистов в сфере борьбы с религией”, по привлечению к этой работе школьных учителей и т. д. Особо подчеркивалось, что в антирелигиозной работе “как сказано в партийной программе необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма”. Осуждались “нарочито грубые приемы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательство над предметами веры и культа” — Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2. 1917-1924. 8-е изд. М., 1970. С. 469-472.

Документы Политбюро и Антирелигиозной комиссии весны — лета 1923 г. отражают тот тактический поворот в методах антирелигиозной борьбы, который был связан с меняющимся соотношением сил в партийном руководстве. Дальнейшим развитием линии на осуждение “нарочито грубых приемов” борьбы с религией и церковью, намеченной уже в резолюции XII съезда партии, явилась разработка и принятие по инициативе Л. Б. Каменева и И. В. Сталина циркулярного письма ЦК РКП(б) № 30 о “перегибах” в антирелигиозной кампании — см. № 12-44, 12—49, 12-53, 12—56 (см. также № 12—33 — те же мотивы в отчетном докладе АРК, 23.03 1923 г.).

[ 20 ] Статья 121 УК РСФСР 1922 г. гласит: “Преподавание малолетним и несовершеннолетним религиозных вероучений в государственных или частных учебных заведениях и школах карается — принудительными работами на срок до одного года”. — СУ. 1922 г. № 15. С. 220.

[ 21 ] В черновом протоколе заседания Политбюро (АПРФ, ф. 3, оп. 1, д. 345, л. 49 и 48) находятся две записки Н. Н. Попова: первая с датой “июня 1923 года” (число не вписано), вторая без даты. Первая озаглавлена “Проэкт постановления Политбюро “О пополнении анти-религиозной комиссии””. Н. Н. Попов предлагает следующий текст постановления: “Ввести в комиссию: тов. Лихачева от М.К.Р.К.П., тов. Яковлеву В. Н. от Наркомпроса”. Вторая записка адресована Н. Н. Поповым помощнику секретаря ЦК РКП(6) А. М. Назаретяну и является сопроводительной к первой: “По просьбе т. Ярославского посылаю Вам проэкт постановления Политбюро о пополнении анти-религиозной комиссии”.

[ 22 ] [ В тексте документов такого номера нет — ОСR] Еще 15 мая 1923 г. Антирелигиозная комиссия при ЦК РКП(б) (список присутствовавших см. комм. 13 к д. 25) рассматривала под п. 4 вопрос “О закрытии церквей” (протокол № 21). Было принято решение:

“IV. Поручить ГПУ выяснить о каждом отдельном случае закрытия церквей и в случае нарушения существующих по сему поводу правил, виновных привлекать к ответственности.

Поручить т. ПОПОВУ провести через Ц.К. указание и разъяснение по поводу осторожности в деле закрытия церквей. — Тоже поручить ГПУ дать по своей линии”.

— РЦХИДНИ, ф. 89, оп. 4, д. 115, л. 16.

Из протокола № 22 заседания той же комиссии от 22 мая 1923 г.:

“ПРИСУТСТВУЮТ: т.т. СМИДОВИЧ, ЯРОСЛАВСКИЙ, МЕНЖИНСКИЙ, ПОПОВ, КРАСИКОВ, СКВОРЦОВ, ТУЧКОВ.

ПРИГЛАШЕННЫЕ по вопросам об Украинской автокефальной церкви и мусульманском съезде т.т. ДЕМИНШТЕЙН и ПЕТЕРС.”

“Слушали:[...]
3. О закрытии церквей, синагог и проч[их] молитвенных домов”.

“Постановили:[...]
[3.] 1. В виду массового закрытия церквей и имевшихся на этой почве ряда эксцессов просить Политбюро ЦК срочно разослать циркуляр всем партийным органам о преостановке закрытия церквей.

2. О тех храмах, кои закрыты и не использованы до сего времени предложить через НКЮ Губисполкомам пересмотреть вопрос на предмет обратной передачи церквей верующим если от последних имеются об этом просьбы.

3. Поручить тов. СМИДОВИЧУ дать от ВЦИК-а указания, чтобы места более внимательно относились к заявлениям верующих по поводу закрытия церквей.

4. Поручить Агитпропу Ц.К. направить в “Правду” статью по поводу осторожнаго подхода к закрытию церквей, мечетей, синагог и т. д.”.

“Слушали:[...]
6. О неправильных действиях Владимирских и Муромских властей, выражающихся в массовом закрытии церквей”.

“Постановили:[...]
6. Командировать во Владимир и Муром т. ТУЧКОВА для ознакомления с положением на месте и дачи подлежащих разъяснений и указаний местным органам по церковным вопросам”.

— РЦХИДНИ, ф. 89, оп. 4, д. 115, л. 18.

На следующем заседании комиссии 5 июня 1923 г. (протокол № 23) был заслушан и принят к сведению доклад Е. А. Тучкова “о поездке во Владимирскую губ. по церковным делам” и было постановлено “не возражать против добровольной сдачи церковных ценностей о чем поручить тов. Тучкову довести до сведения Владимир” (там же, л. 23). Этим постановлением разъяснялось, что более мягкий курс по отношению к церкви отнюдь не отменил изъятие церковных ценностей.

[ 23 ] В черновом протоколе № 2 заседания Пленума ЦК РКП(б) от 26-27.06 1923 г. имеется п. 1 “Отчет Политбюро (т.т. Зиновьев, Сталин) и отчет СНК (тов. Каменев)”, решение по которому гласит:

“I. а) Доклады т.т. Зиновьева, Сталина и Каменева принять к сведению.

б) Для выработки резолюций образовать комиссию в составе т.т. Квиринга, Лашевича, Пятакова, Каменева, Зиновьева, Сокольникова, Смирнова, Шварца и Дзержинского. Созыв за тов. Каменевым”.

— РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 2, д. 99, л. 1, 20.

[ 24 ] В черновом протоколе № 3 заседания Пленума ЦК РКП(б) от 04.07 1923 г. в колонке “Постановили” пункта 4 перед текстами подпунктов имеется преамбула: “Заслушав доклады Политбюро и Совнаркома, ЦК РКП поручает П/Бюро разработать и провести соответственно в партийном и советском порядке следующие мероприятия:”.

— РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 2, д. 100, л, 2, 11.

[ 25 ] Эти два письма являются ответом на запрос наркома иностранных дел Г. В. Чичерина по поводу письма помощника пресс-секретаря папы Римского прелата Пиццардо, который с 1922 г. активно общался с советскими дипломатическими работниками (см. № 25-6 и комм. 8 к д. 25). Копия письма прелата Пиццардо сохранилась в РЦХИДНИ, ф. 89, оп. 4, д. 160, л. 7-10. Письмо было направлено 15 июня 1923 г. в адрес первого секретаря Российского представительства в Италии Я. Страуяна как ответ на письмо последнего от 14 июня 1923 г. Вместе с этим письмом в архивном деле сохранились и другие документы НКИД, написанные высокими должностными лицами. В них, в частности, указаны те конкретные действия партийных и советских властей, которые были предприняты в связи с требованиями Римского престола. Высшее руководство было готово пойти на значительные уступки Ватикану в силу “чрезвычайно благоприятного значения для нас (РСФСР.— Сост.) в общеполитическом отношении линии Ватикана” и необходимости решить “некоторые вопросы” “в конкретных целях”. Под “конкретными целями” понимался задуманный “обмен” осужденного в советской России католического архиепикопа Я.Г. Цепляка на “баварских коммунистов”, получить которых, по мнению Г.В. Чичерина, “через Берлин вряд-ли удастся” (там же, л. 6, 11, 12). Таким образом, ради целей мировой революции определенная часть высшего руководства РСФСР была готова поступиться своими антирелигиозными постулатами и даже преодолеть “сильное сопротивление в Президиуме ВЦИК”, проведя решение через Политбюро ЦК РКП(б) (см. № 25-39). См. также протоколы заседания АРК № 28 от 04.07 1923 г. и № 29, п. 2 от 10.07 1923 г. (РЦХИДНИ, ф. 89, оп. 4, д. 115, л. 30, 31; ф. 17, оп. 112, д. 565а, л. 16, 17).

[ 26 ] Имеется в виду судебный процесс над католическим архиепископом Я. Г. Цепляком и подчиненным ему духовенством г. Петрограда. См. комм. 12 к д. 25.

[ 27 ] Шумов в целом правильно цитирует ст. 119 и ст. 69, ч. 3 УК РСФСР; единственная, но важная ошибка — в обеих статьях вместо “наказанием предусмотренным...” следует “наказаниями, предусмотренными...”. Множественное число здесь связано с тем, что ст. 69 (и поэтому отсылающая к ней ст. 119) предусматривает разные случаи и различные наказания, вплоть до расстрела, что разрушает конструкцию Шумова. Ст. 83, к которой он отсылает при определении наказания по ст. 69, ч. 3, предусматривает в своей первой части лишение свободы “на срок не ниже одного года со строгой изоляцией”; вторая часть этой статьи, говорящая об агитации и пропаганде, ведущихся во время войны или направленных “к неисполнению гражданами... воинских обязанностей и повинностей”, предусматривает повышение наказания вплоть до высшей меры. (Статья эта применялась против пацифистских организаций, в том числе религиозных.)

Однако материалы смоленского и петроградского процессов (см. № П-148, П-156), содержащие квалификацию деяний подсудимых по статьям У К (в московском и шуйском процессах ее еще нет), опровергают слова Шумова о том, что эта квалификация шла либо по ст. 119 при наличии контр-революционной цели, либо по ст. 69, ч. 3 при ее отсутствии. Применялась не ст. 69, ч. 3, а ст. 69 в целом (наряду с расстрельными ст. 57-58, 62). Между тем первые две части ст. 69 предусматривают более суровые, чем третья ее часть, наказания:

“Пропаганда и агитация, выражающаяся в призыве к свержению власти Советов путем насильственных или изменнических действий или путем активного или пассивного противодействия Рабоче-Крестьянскому Правительству, или массового невыполнения возлагаемых на граждан воинской или налоговой повинностей, карается — лишением свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией.

За те же преступления, совершенные в военной обстановке или при народных волнениях, наказание повышается до высшей меры наказания”.

— СУ. 1922. № 15. С. 211, 214, 220.

Понятно поэтому реально имевшее место в процессах над духовенством использование ст. 69 (в целом) наряду со ст. 119 для обоснования расстрельных приговоров. Напомним, что ст. 119 предусматривает в делах, связанных с “религиозными предрассудками масс”, применение при определении меры наказания расстрельной ст. 69 в целом.

[ 28 ] Ст. 63 УК РСФСР 1922 г. гласит: “Участие в организации, противодействующей в контр-революционных целях нормальной деятельности советских учреждений или предприятий, или использующей таковые в тех же целях, карается — теми же наказаниями” (которые предусмотрены в ст. 58, ч. 1 и 2).

Эта последняя статья предусматривала в ч. 1 высшую меру наказания с конфискацией имущества, а при смягчающих обстоятельствах — “лишение свободы на срок не ниже пяти лет со строгой изоляцией и конфискацией всего имущества”, а в ч. 2 (“при неосведомленности участника о конкретных целях”) — лишение свободы на срок не ниже трех лет.

— СУ. 1922. № 15. С. 210, 209.

[ 29 ] Постановление ВЦИК 10-го созыва 2-ой сессии от 13.04 1923 г. см.: СУ. 1923. № 48. С. 875-896.

[ 30 ] Декрет СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви от 23.01 1918 г. см.: СУ. 1918. № 18. С. 272-273; Церковь и государство по законодательству РСФСР. Сборник узаконений и распоряжений с разъяснениями V отдела НКЮ. Под ред. П. А. Красикова. М., 1923. С. 5.

Инструкцию НКЮ о порядке проведения в жизнь декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви от 24.08 1918 г. см.: СУ. 1918. № 62. С. 757-763.

[ 31 ] Текст § 5 Инструкции НКЮ и НКВД по вопросам, связанным с проведением декрета об отделении церкви от государства, от 19.06 1923 г. гласит: “Отправление культа, а также произнесение проповедей, поскольку таковые являются неотъемлемой составной частью богослужения данного культа, допускаются свободно без какой либо предварительной цензуры при условии, чтобы по содержанию своему они фактически имели исключительно религиозный характер (постановление ВЦИК от 13 июня 1921 года — журнал “Революция и Церковь” № 1-3 1922 года); также свободно без предварительного на каждый раз разрешения функционируют и молитвенные собрания, устраиваемые группами верующих в находящихся в их пользовании помещениях, независимо от числа участников, а также собрания, посвященные вопросам о содержании храма и управления культовым имуществом (Циркуляр НКЮ от 3 января 1919 г.)”.

— СУ. 1923. № 72. С. 1280-1284.

[ 32 ] Постановление ВЦИК от 13.06 1921 г. см.: Революция и церковь. 1922. № 1-3. С. 52-53. Имеется в виду § 6, его текст см. комм. 6 к д. 24.

[ 33 ] Ст. 120 УК РСФСР 1922 г. гласит: “Совершение обманных действий с целью возбуждения суеверия в массах населения, а также с целью извлечь таким путем какие-либо выгоды, карается — лишением свободы на срок до одного года или принудительными работами на тот же срок”.

— СУ. 1922. № 15. С. 220.

[ 34 ] Ст. 125 УК РСФСР 1922 г. гласит: “Воспрепятствование исполнению религиозных обрядов, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательствами на права граждан, карается — принудительными работами на срок до шести месяцев”.

— СУ. 1922. № 15. С. 221.

[ 35 ] Текст § 5 Декрета СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви от 23.01 1918г. гласит: “Свободное исполнение религиозных обрядов обезпечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательствами на права граждан Советской Республики.

Местные власти имеют право принимать все необходимые меры для обезпечения в этих случаях общественного порядка и безопасности”.

— СУ. 1918. № 18. С. 272-273; Церковь и государство... С. 5.

[ 36 ] О ст. 119, 83, 69, 120, 125, 63 УК РСФСР 1922г. см. комм. 27, 28,33, 34 к д. 12.

[ 37 ] Текст § 9 Декрета СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви от 23.01 1918 г. гласит: “Школа отделяется от церкви.

Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы не допускается.

Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом”.

— СУ. 1918. № 18. С. 272-273; Церковь и государство... С. 5.

[ 38 ] Под “указанием, данным в 1922 г.” следует понимать Инструкцию НКЮ и НКВД от 19.06 1923г., в частности §5, см. комм. 31 к д. 12. Под “постановлением ВЦИК от 21 г.” — Постановление ВЦИК от 13.06 1921 г., в частности § 6, см. комм.6 к д. 24.

[ 39 ] Упоминаемую резолюцию Пленума ЦК см. № 12-44.

[ 40 ] Согласно § 65 главы 13 раздела 14 Конституции (Основного Закона) РСФСР, принятого V Всероссийским съездом Советов на заседании от 10 июля 1918 г.: “Не избирают и не могут быть избранными, хотя бы они входили в одну из вышеперечисленных категорий: [...] г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов”.

— СУ. 1918. № 51. С. 607.

Согласно § 2 Декрета СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви от 23.01 1918 г.: “В пределах Республики запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан”.

— СУ. 1918. № 18. С. 272-273; Церковь и государство... С. 5.

[ 41 ] Имеется в виду документ № 12-53, 12-56.

[ 42 ] О деятельности Папской миссии помощи голодающим в России см.: Винтер Э. Политика Ватикана в отношении СССР. 1917-1968. М., 1977. С. 70-71.

[ 43 ] См. Декрет ВЦИК о продлении срока регистрации религиозных обществ и групп от 01.08 1923 г.

— Известия ВЦИК. 1923. 8 августа; СУ. 1923. № 71. С. 1260.

[ 44 ] Имеется в виду Инструкция НКЮ и НКВД о порядке регистрации религиозных обществ и выдачи разрешений на созыв съездов таковых от 15.04 1923 г.

— Известия ВЦИК. 1923. 27 апреля; СУ. 1923. № 37. С. 692-694; Революция и церковь. 1923. № 1-3. С. 116-117.

[ 45 ] См. № 12-44, 12-48.

[ 46 ] В протоколе № 20 заседания Секретариата ЦК РКП(б) от 13.07 1923 г. имеется п. 12 “Резолюция агитпропсекции съезда по вопросам антирелигиозной агитации и пропаганды, (т. Молотов)”, решение по которому гласит: “12. а) Поручить редактирование резолюции тов. Рудзутаку. б) Внести резолюцию на окончательное утверждение Политбюро” .

— РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 112, д. 463, л. 4.

Там же имеется это постановление, оформленное 16.07 1923 г. как выписка из протокола № 20, п. 12 заседания Оргбюро ЦК РКП(б) от 13.07 1923 г. (отпуск) (л. 90).

[ 47 ] Имеется в виду Декрет ВЦИК и СНК о порядке утверждения и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли, и порядке надзора за ними от 03.08 1922 г.

— Известия ВЦИК. 1922. 12 августа; СУ. 1922. № 49. С. 787.

[ 48 ] Возможно, имеется в виду Постановление ВЦИК о нарушении договоров с группами верующих о пользовании церковными зданиями и закрытии храмов от 23.03 1923 г.

— Церковь и государство... С. 74-75.

[ 49 ] Текст § 2 Декрета СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви от 23.01 1918 г. см.: комм. 40 к д. 12.

[ 50 ] Текст § 11 Инструкции НКЮ о порядке проведения в жизнь декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви от 24.08 1918 г. гласит: “В случае, если не окажется желающих взять на вышеозначенных условиях в свое ведение богослужебное имущество, местный Совет Рабочих и Крестьянских Депутатов троекратно публикует о сем в местных газетах и вывешивает соответствующее объявление на дверях молитвенных зданий (храмов)”.

— СУ. 1918. № 62. С. 757-763.

[ 51 ] “Проэкт инструкции” — см. № 12-53.

[ 52 ] См. № 12-44, 12-48, 12-52, 12-53, 12-56.

[ 53 ] См. комм. 50 к д. 12.

[ 54 ] См. комм. 48 к д. 12.

[ 55 ] См. комм. 19 к д. 12.

[ 56 ] “Всероссийский поместный собор” обновленцев состоялся в Москве 29.04 — 9.05 1923 г., он проходил в 3-м Доме Советов, а затем в храме Христа Спасителя. Точное число участников собора остается неизвестным. В. А. Алексеев считает наиболее достоверными цифры: 350 делегатов и 120 приглашенных (Алексеев В. А. Иллюзии и догмы. М., 1991. С. 245). Е. А. Тучков в своих отчетных докладах начальству называл число делегатов “около 500 человек”, в том числе 67 архиереев (№ П-173, П-176). В учебном издании — Протоиерей В. Цыпин. История Русской Православной Церкви. 1917-1990. М., 1994. С. 58 — приводится цифра 476 делегатов, “которые разбились на партии: 200 живоцерковников, 116 депутатов Союза общин древлеапостольской церкви, 10 — из “Церкви возрождения”, 3 беспартийных обновленца и 66 депутатов, названных “умеренными тихоновцами””.

Почетным председателем собора был избран “митрополит Московский” Антонин Грановский, председателем — “митрополит Сибирский” Петр Блинов.

Как подчеркивал в своем отчетном докладе от 05.04 1924 г. начальнику СО ОГПУ Т.Д. Дерибасу Е.А. Тучков, “имея на соборе более половины всего состава — осведомителей, нам представилась возможность повернуть его в любую сторону” (№ П-176, то же в П-173).

В резолюции собора по главному политическому докладу А.И. Введенского “об отношении Церкви к Октябрьской революции, Советской власти и патриарху Тихону” одобрялась социалистическая революция, осуждался капитализм, отменялось анафемствование патриархом Тихоном в 1918 г. братоубийственных новшеств. Сам патриарх был объявлен “предателем Церкви” и лишен сана и монашества с возвращением “в первобытное мирское положение”. При этом собор особо подчеркивал, что “самое восстановление Патриаршества было актом определенно политическим, контрреволюционным”. Во главе обновленческой церкви был поставлен сформированный собором Высший Церковный Совет из 18 человек под председательством “митрополита” Антонина Грановского. “Живая церковь” во главе с В.Д. Красницким имела в ВЦС 10 мест, СОДАЦ А. И. Введенского — 6 мест, “Союз церковного возрождения” Антонина Грановского — 2 места.

Решениями собора были узаконены предложенные ВЦУ реформы: введение белого епископата и второбрачия духовенства, разрешение брака священника со вдовой, закрытие городских монастырей и преобразование сельских в “христианско-трудовые общины”, перевод церковного календаря на новый стиль, осуждение почитания мощей святых. Однако предложения руководителей “Живой церкви” об еще более радикальных реформах поддержки не получили, обсуждение было отложено. Собор в принципе признал автономию Украинской Церкви, отложив, однако, детальное обсуждение этого вопроса до следующего собора. Были отлучены от церкви участники Карловацкого собора.

8 мая 1923 г. делегация участников собора вручила патриарху Тихону, находившемуся под арестом, постановления о лишении его сана и монашества. Патриарх начертал на них свои резолюции — см. комм.34 к д. 25.

Е. М. Ярославский справедливо подчеркивает в своем отчете (№ 12-58), что подготовка съезда была в центре внимания АРК. Уже в протоколах заседания АРК № 2 от 31.10 1922 г. (№ 12-19) и № 4 от 14.11 1922 г. упоминается о целесообразности вынесения на собор вопроса об автокефалии Украинской Церкви и о необходимости провести процесс патриарха Тихона до начала заседаний собора (РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 112, д. 443а, л. Зоб., 10). На заседании 05.12 1922 г. (протокол № 7) АРК занялась обеспечением двух важнейших факторов проведения собора. Эти факторы — деньги и насилие. По докладу Е. А. Тучкова о скорейших мерах подчинения приходов обновленческому ВЦУ были приняты решения:

“3. Поручить тов. ПОПОВУ изыскать средства для проведения ВЦУ предсоборной работы.

4. Поручить тов. ПОПОВУ дать директиву по линии ЦК РКП с разъяснением о том, что органами, проводящими практически церковную политику на местах являются Губотделы ГПУ”. (Здесь и ниже архивные шифры протоколов АРК см. комм. 10 к д. 12.) — РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 112, д. 443а, л. 18.

На следующем заседании АРК 19.12 1922 г. (протокол № 8) вопрос “О Всероссийском Поместном Соборе” выносится в повестке дня на первое место. По итогам его обсуждения было постановлено:

“О В целях наиболее правильной постановки работы по церковному вопросу на местах, пользуясь случаем приезда тов. с мест на Всероссийский Съезд Советов [ 196 ] созвать совещание и постановить в порядок дня следующие вопросы:

  1. Информационный доклад о работе по обновленческому движению — докладчик от Г. П. У.
  2. О антирелигиозной пропаганде — докладчик от ЦК РКП.
  3. О предсоборной кампании на местах — докладчик от ЦК РКП. По всем этим вопросам к следующему заседанию Комиссии представить тезисы.
  4. [ 197 ] Поручить т. ТУЧКОВУ к следующему заседанию Комиссии представить предсоборные тезисы, предназначенные для рассылки на места обновленческими группами”.

Как видим, подготовка церковного собора стала делом партийных, советских и чекистских органов и сразу приняла характерные для новой бюрократии формы. Но тот же протокол № 8 фиксирует и продолжающиеся усилия АРК по наиболее действенному использованию аппарата насилия ГПУ для обеспечения прочных позиций обновленцев на соборе. При решении вопроса “З. О церковно-приходских Советах” было постановлено:

“3) Поручить т. ТУЧКОВУ в 2-х недельный срок собрать сведения о всех активных реакционных мирянах, состоящих членами в церковно-приходских Советах в центре и на местах на предмет применения к ним мер, обеспечивающих реорганизацию приходских Советов и выборы на Всероссийский Поместный Собор” (там же, л. 20).

На следующем заседании АРК 27.12 1922 г. (протокол № 9) были утверждены тезисы трех докладов на совещании по подготовке собора и утверждены докладчики: 1) Самсонов от ГПУ — информационный доклад; 2) Попов Н. Н. от ЦК РКП(б) с докладом о роли местных парторганизаций в этой работе (т.е. “предсоборной кампании”) и о предсоборной агитации;

3) Скворцов от ЦК РКП(б) — “об антирелигиозной пропаганде” (там же, л. 22).

На заседании 30.01 1923г. (протокол № 11) Антирелигиозная комиссия при ЦК Российской Коммунистической партии разрешает к опубликованию и рассылке на места Положение ВЦУ о созыве собора, изъяв из него ряд пунктов, где заранее декларировалось “признание избранными на Собор социальной револ[юции] и объединения трудящихся”, говорилось об “условности причащения”. Напомним, что ранее предсоборные тезисы АРК поручила составлять Е. А. Тучкову. Комиссия постановила “до выборов на собор произвести перевыборы прих[одских советов]” — чтобы иметь на соборе более прочные тылы. Наконец, опасаясь противодействия в Петрограде сторонников автокефальности во главе с известным епископом Николаем (Ярушевичем Борисом Дорофеевичем), коих комиссия считала “скрытыми тихоновцами”, АРК постановила: “Намеченных ГПУ пять Питерских церковников возглавляющих автокефальное движение в Питере во главе с епископом Ерушевичем — арестовать и выслать”. Епископ Николай был выслан в Зыряновскую область (там же, л. 24).

Надеясь использовать епархиальные управления в интересах обновленцев, в том числе и для подготовки собора, АРК на заседании 06.02 1923 г. (протокол № 12) сочло необходимым совместной телеграммой ГПУ и НКВД “предложить местам не проводить в жизнь циркуляра НКВД от 27 Ноября п[рошлого] г[ода] за № 78/с — о ликвидации епархиальных Управлений, впредь до особаго распоряжения” (там же, л. 26).

На заседании АРК 27.02 1923 г. (протокол № 14) был заслушан доклад Е. А. Тучкова “О предсоборной работе”. По докладу были приняты постановления о мерах, направленных против возможных неприятелей обновленцев. В Москве следовало расторгнуть договор Моссовета о предоставлении церковного помещения общине “Свободно-Трудовой Церкви”, так как “эта группа [...] может принести вред нашей церковной политике и замедлить ход развития обновленческого движения”. В Петрограде АРК торопила с репрессиями против автокефалистов, было приказано “удалить” их из Питера. На том же заседании комиссия рассмотрела вопрос под названием: “Дело № 17485 Ерушевича, Сокольскаго, Тихомирова, Ивановскаго и Беляева, обвиняемых в антисоветской деятельности”. Было постановлено:

“Срочно закончить дело и выслать”. В связи с подготовкой собора постановили также: “Предложить ГПУ на время предсоборной работы принять самые решительные меры по отношению попов и мирян, состоящих в приходских советах и активно противодействующих проведению предсоборной работы”. Предвосхищая соборные решения, АРК распорядилась: “Признать необходимым, чтобы на поместном соборе был полностью проведен декрет об отделении церкви от Государства (1918 г.)” (там же, л. 30-31). Е. А. Тучков, полагая, что это постановление может привести к ликвидации Высшего Церковного Управления обновленцев, счел последнюю нецелесообразной и предложил в письме к Е. М. Ярославскому от 01.03 1923 г. озаботиться сохранением ВЦУ. Политбюро в своем постановлении от 08.03 1923 г. заняло ту же позицию, что и Е. А. Тучков (подтвержденную АРК 06.03 1923 г.) — см. № 12-31, 12-32.

На заседании АРК 06.03 1923 г. (протокол № 15) партийные деятели продолжили активную работу по определению будущих решений обновленческого церковного собора. Позиция партии оказалась здесь не столь прямолинейной, как можно было ожидать. Казалось, всячески поддерживая обновленцев, АРК будет стремиться к утверждению на соборе наиболее радикальных церковных реформ, которых требовали обновленческие вожди. Но для партии более важным оказалось сохранение и углубление распрей, раскола между разными группами обновленцев по вопросу об этих реформах. Этим и объясняется постановление, принятое АРК по вопросу “О В. Ц. У.”:

“1) Признать необходимым сохранение ВЦУ и существующих церковных обновленческих групп и после Всероссийскаго поместного собора.

2) Не допустить решения на соборе вопроса о церковной реформе, мотивируя тем, что ВЦУ и обновленческие группы к реформе еще не подготовили верующих.

3) Ограничившись информ[ационным] докладом об этом со стороны ВЦУ, по окончании собора тут же созвать съезды в Москве всех обновленческих группировок, где поставить вопрос о церковной реформе на котором углубить раскол между группами, перенеся после этого работу в этом направлении на места” (там же, л. 32).

Это постановление АРК проливает свет на отмеченный всеми исследователями факт отказа собора принять решение о более глубоких церковных реформах, к чему особенно стремилась “Живая церковь” В. Д. Красницкого, вроде бы обладавшая на соборе большинством голосов. На самом же деле прав был Е. А. Тучков, откровенно отмечавший в своих докладах чекистскому начальству (№ П-173, П-176), что большинством на соборе обладал он, Евгений Александрович, имевший реальную возможность повернуть собор в любом нужном ему направлении. Одной рукой поддерживая раскол между разными обновленческими группами, начальник VI отделения СО ГПУ другой рукой снимал противоречия между ними, когда их острота на соборе реально угрожала единству “антитихоновского” фронта.

Вместе с тем на этом же заседании АРК утвердила одну из самых важных церковных реформ из числа провозглашенных затем собором: “Отмену старого стиля и замену его новым провести на церковном соборе” (там же, л. 33).

На следующем заседании АРК 20.03 1923 г. (протокол № 16) был поставлен важный вопрос “О времени открытия Собора”. Комиссия постоянно исходила из того, что собор следует открывать после преподания всем врагам обновленцев наглядного урока в виде сурового суда над патриархом Тихоном. А его все не удавалось начать. Поэтому было постановлено:

“[6.]3) Ввиду того, что процесс Тихона должен быть окончен до Собора, то открытие последнего должно состояться не ранее 30 Апреля” (там же, л. 35).

Следует отметить, что Е. М. Ярославским была отправлена записка в Политбюро и персонально “Каменеву, Сталину, Троцкому, Зиновьеву, Рыкову, Дзержинскому”, где он заявляет о несогласии АРК с принципиальным решением Политбюро о переносе на более поздний срок процесса над патриархом и отсрочке открытия собора (№ 25-24). Однако Политбюро, принимая 21.04 1923 г. по предложению Ф. Э. Дзержинского постановление об отсрочке суда над патриархом (обернувшееся в конце концов отменой процесса), учитывало многие внешнеполитические и внутриполитические факторы, а также меняющуюся расстановку сил внутри партийного руководства. Собор пришлось проводить, не имея на руках такой козырной карты, как обвинительный приговор по делу патриарха.

На своем заседании 27.03 1923 г. (протокол № 17) Антирелигиозная комиссия решала один из самых главных вопросов, входивших в компетенцию собора — “О составе ВЦУ после собора”, т. е. о руководстве новой церковью. До конкретного списка лиц дело дойдет чуть позднее, пока были утверждены общие принципы:

“1. Состав ВЦУ оставить коалиционным, т. е. состоящим из разных церковных группировок.

2. Собором председателя ВЦУ не избирать, избрать ВЦУ, которое после собора и изберет из себя председателя” — обычная партийно-аппаратная процедура, обеспечивающая (вопреки практике Поместного Собора 1917-1918 гг.) выдвижение на главный пост в церкви человека, указанного сверху.

Поставили, наконец, вопрос и о руководителе самого собора. Cначала АРК решила его так:

“3. Председателем на Соборе должен быть КРАСНИЦКИЙ”.

Затем в черновике протокола формулировка была изменена от руки на более мягкую:

“3. Фактическим Председателем на Соборе наметить КРАСНИЦКОГО” (там же, л. 37).

Это был непростой вопрос, Красницкий мог своим поведением отпугнуть многих; мы не знаем, утверждалась ли и если да, то где, кандидатура “митрополита” Петра Блинова, занимавшего на соборе председательское место. Известно лишь, что проблема эта требовала особых забот АРК и в ходе самого собора.

Когда АРК на заседании 04.05 1923 г. заслушала “Доклад тов. ТУЧКОВА о ходе работы собора”, в постановлении пришлось предусмотреть меры именно в связи с проблемой председателя собора:

“Ввиду того, что Красницкий вследствии упадка его авторитета среди большой части соборян может попытаться устроить на соборе скандал, дабы дискредитировать [ 198 ] пред[седателя] Собора — БЛИНОВА,— поручить т. Тучкову принять меры к устранению этого явления и вовлечь КРАСНИЦКАГО в активную согласованную работу Собора”.

Одновременно АРК распорядилась, чтобы представители ГПУ и Агитпропа совместно провели окончательную цензуру персонального состава избираемого на соборе высшего руководства обновленческой церковью:

“Список Пленума ВЦУ поручить






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.031 с.