Кейп Канаверал. Республика Флорида. — КиберПедия 

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Кейп Канаверал. Республика Флорида.



- Однажды я заставил кусок льда растаять, просто смотря на него полчаса! - сказал я, отпив немного из стакана с безалкогольным мохито.

- Ну и шутки, у вас, капитан, - звонко засмеялась Ангелина.

Мы стояли у барной стойки на веранде небольшого летнего бара. Несмотря на то, что был октябрь – на улице было жарко, как летом. Но сейчас была ночь, и было просто по приятному тепло.

Я был прикинут в красную гавайскую рубашку и красные шорты-плавки (для моего орудия требовался большой чехол), так что меня ласкал залетающий в веранду свежий морской бриз.

Здесь было много людей. В музыкальном автомате играла классическая песня «Hey Joe» Джимми Хендрикса. Кто-то курил в стороне марихуану, и до моих ноздрей доносился сладковатый аромат.

Я разглядывал Ангелину, которая была в одном купальнике. Какое же у нее было сексуальное тело! Подтянутое, мускулистое, с лоснящейся загорелой кожей. Сбоку, на животе был вытатуирован человек, поднимающийся на целой охапке воздушных шариков. Она улыбалась мне жемчужной улыбкой, сжимая в своей кукольной ручке продолговатый стакан с молочным коктейлем.

- Я вообще очень много их знаю, - я сделал еще глоток.

- Вы уже говорили, - девушка допила коктейль. – Ну что. Пойдем купаться?

- Давайте.

Я допил остатки мохито, поставил стакан на стойку и крикнул роботу-бармену:

- Счет!

Пять минут спустя, мы уже шли с Ангелиной к пляжу.

Кейп Канаверал был довольно большим городом. Его небоскребы, светящиеся изумрудным светом, стояли на небольшом острове. Над ними высился окруженный голубоватым ореолом Тесла-шпиль.

Наш центр подготовки, Мыс Канаверал, находился по другую сторону пролива.

Какое-же здесь было красивое небо! На темно-синем полотне застыли миллиарды мерцающих звезд, которые тянулись до самого погруженного во тьму океана впереди.

В мои шлепки стал проникать мягкий песок, а в голову полезли по-доброму печальные мысли.

- Подумать только, послезавтра мы навсегда улетим отсюда, - будто прочитав мои мысли, сказала Ангелина. – Вы будете скучать по Земле?

- Трудно сказать… - я закурил сигарету. – Сейчас мне кажется, что здесь было хорошо. А с другой стороны, у меня была печальная и жестокая жизнь.

- Это очень грустно. Мне так жаль, что вам пришлось такое пережить, капитан!

- Я уже смирился с этим, - выдохнул дым я.

- Нужно жить дальше. Думаю там, - Ангелина тыкнула пальчиком в небо, - среди далеких звезд мы найдем себе дом. Я верю в то, что там будет все совсем по-другому. Там не будет никаких проблем, что были здесь. Совсем новая, прекрасная и счастливая жизнь.



- Надеюсь, - сказал я и немного осекся. – Ангелина. Я влюблен в вас.

 - Я знаю, - улыбнулась она мне. – Женщины чувствуют такие вещи. И ваше чувство взаимно.

- Рад это слышать.

Мы остановились совсем близко к шелестящему пеной прибою, нежно облизывающему мокрый песок.

Я снял гавайскую рубашку. Мы сложили наши небольшие пожитки в виде полотенец и пляжной сумки, после чего, направились к воде.

После жаркого солнечного дня море было теплым, словно молоко. Мои ступни погружались в такой мягкий песок. Лодыжкой я почувствовал сколькое прикосновение маленькой медузы.

Мы зашли в воду по грудь, оттолкнулись от дна и принялись плыть вперед, навстречу Луне, отбрасывающей неровную дорожку света на водной глади.

- КРИТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ПОВРЕЖДЕНИЙ! ПОКИНЬТЕ БОЕВУЮ МАШИНУ!

- Я хочу вас, - сказал я Ангелине. – Как насчет морского секса?

Девушка усмехнулась.

- Я бы очень этого хотела. Но если честно, мне бы хотелось, чтобы наш первый секс произошел там, на другой планете.

- КРИТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ПОВРЕЖДЕНИЙ! ПОКИНЬТЕ БОЕВУЮ МАШИНУ!

- Вот как? Почему так? – трудно было скрыть разочарование в моем голосе.

- Не знаю. У меня тоже была несладкая жизнь. Мне бы хотелось, чтобы наши отношения начались в космосе. Ну знаете, с чистого листа.

- Ну, мне всего лишь надо потерпеть шесть лет.

- Не ворчите, капитан, - девушка засмеялась. – Для нас это время пролетит как пару недель.

После этого, Ангелина нырнула. Я нырнул за ней следом.

- КРИТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ПОВРЕЖДЕНИЙ! ПОКИНЬТЕ БОЕВУЮ МАШИНУ!

Водная пучина поглощала меня. Я плыл за силуэтом девушки, подсвеченным луной. Мои легкие наливались углекислым газом. Я раздвигал воду руками. Становилось все труднее и труднее дышать.

- КРИТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ПОВРЕЖДЕНИЙ! ПОКИНЬТЕ БОЕВУЮ МАШИНУ!

В какой-то момент, я рванул вверх, навстречу расплывшейся луне. Все мое тело отчаянно просило о том, чтобы я сделал еще один вдох…



 

Я зашелся диким кашлем. Грудная клетка просто разрывалась. Под моим креслом начинался пожар, и вся бронекапсула была в дыму, который не успевал полностью выходить через дыру в лобовой броне.

- КРИТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ПОВРЕЖДЕНИЙ! ПОКИНЬТЕ БОЕВУЮ МАШИНУ! – словно мантру, повторял синтетический голос в моей голове.

Судорожно отстегнув ремни, я выдернул из своей головы шнур и отбросил его в сторону.

Глаза жгло от едкого дыма. Не переставая кашлять, я нащупал на приборной панели большую красную кнопку и ударил по ней кулаком в тактической перчатке. В ту же секунду, крышка моего металлического гроба с хлопком отлетела вверх. В капсулу проник яркий солнечный свет, чуть не ослепив меня.

Кашляя и жмурясь, я перекулился через борт машины и шлепнулся вниз.

Я полз прочь от поверженного робота. Надышавшись угарным газом, я кашлял так сильно, что даже боялся, будто еще немного, и я выплюну свои отравленные легкие.

Из головы пропали все мысли. Остался только инстинктивный страх, отчаянная потребность убраться с открытого места и найти хоть какое-то укрытие.

Жаркие и яркие лучи трех солнц нещадно слепили глаза, привыкшие к темной кабине штурмового меха. Я обдирал ладони об асфальт. Сильно хотелось пить.

В поле моего зрения вползла чья-то оторванная кисть руки, лежащая на моем пути. Я брезгливо ухватил ее за мертвые пальцы и отбросил прочь. Спустя пару секунд, словно в наказание за это действие, мне прилетело по лицу ботинком.

Удар был такой сильный, что я перевернулся на спину, больно ударившись затылком об асфальт. На мою голову посыпался целый град сильных пинков, и я безуспешно пытался закрыться от них руками. На мучительно долгие мгновения я почувствовал себя футбольным мячом.

На десерт мою скулу угостили прикладом автомата. Мне показалось, что у меня треснул череп. Я просто завыл от боли и сжался в комок. Все мое тело тряслось в треморе. По моему лицу ползли ручьи моей собственной крови.

Из моей кобуры выдернули пистолет. Раздался лязг затвора, и чей-то злой голос захрипел в не менее злом предвкушении:

- Давайте замочим его прямо здесь. Грохнем эту тварь прямо сейчас!

- Отставить! Приказано брать живым по возможности, - второй голос звучал на порядок спокойней.

- Ну и скажем, что не было такой возможности! Этот гандон убил моего друга!

- Он много кого убил. Это неважно. Снимите с него бронежилет и тащите к полковнику.

- Есть, сэр.

Меня схватили за грудки. Ясное небо заслонило уродливое, покрытое опухолями размером со сливу, злобное лицо. К моей щеке приставили холодный нож.

- Тебе повезет, если командир тебя пристрелит как бешенного пса. Моли его это сделать! Иначе я тебя, урод, - он задыхался от ярости, - Я освежую тебя заживо!

Мутанты вытащили меня из бронежилета, чуть не вывихнув мне плечи. Когда враги тащили меня в свое логово, я уже начал терять сознание. Когда оно уже почти совсем угасло, в моей голове оставался только один вопрос:

- Почему я тогда согласился?

 

 

Глава 21: Сердце Тьмы.

Я пришел в себя в темноте, на холодном бетонном полу. Страшно болела голова и тело. Я учащенно дышал. Глотка пересохла от жажды.

Мне понадобилось некоторое время, чтобы подняться. Ощупав себя, я пришел к выводу, что я относительно цел. Нос был сломан. Горели ссадины и ожоги по всему телу. Голова гудела и кружилась. Меня подташнивало. Ноющей болью болел укус на руке.

Меня раздели по пояс. Содержимое моих карманов вытащили. Даже ботинки, и те сняли, суки!

В месте, где я находился, было одно единственное квадратное окошко со стороной в четверть метра. Оно было скрыто за прочной решеткой.

Это темница. Металлическая дверь была отгорожена от меня решеткой. В углу стояла самая настоящая параша.

- Приходишь в себя, капитан? – усмехнулся кто-то в темноте.

Я повернулся в сторону, откуда донесся голос. То был человек в синем комбинезоне и с черными волосами. Свет из тюремного окошка отбрасывал зловещие тени на его изуродованном лице. Его левый глаз опух. Все лицо было усеяно синяками и ссадинами. Он смотрел на меня уцелевшим глазом и улыбался. 

Не без труда я напряг мозг, пытаясь понять, где я его уже видел.

- Ты… Ты! – у меня перехватило дыхание, и я метнулся к решетке, которая разделяла нас, просунув через нее руки. – Иди сюда, ублюдок! Сраный предатель! Я тебя придушу, Пуластра!

Террорист только засмеялся, видя мои тщетные попытки дотянуться до него.

Вдруг, у меня закружилась голова, и, беспомощно застонав, я повалился набок. Похоже, у меня сотрясение мозга.

- Прибереги силы, капитан, - продолжал ухмыляться Бен. – Ты как вообще здесь оказался?

- Я искал «Авалон», - устало произнес я.

- Ну ты почти нашел. Он конечно здесь, в жерле Вулкана, - ответил мне предатель. – Только хрен ты выберешься отсюда. За той металлической дверью, конечно, ждет целая толпа мутантов с оружием.

Я перевел взгляд на террориста.

- Сколько стоит родина, мразь?

- Какая родина? Как бы я получил деньги здесь? Ты головой повредился, капитан? Хотя вижу, что конечно повредился. У тебя зрачки разных размеров.

- Тогда за что ты убил Кассандру, Дегтярева и Болкунова? – тяжело дышал я.

- Они мне, конечно, мешали. Я должен был убить вас всех и встретить передовые части «Черного Солнца», согласно нашему плану.

Я взглянул в его изувеченную рожу.

- А то что они тебя отмутузили и посадили сюда – это тоже часть плана?

- План, конечно, не учитывал такое эффективное противодействие Полковника. Я, как дурак, сам пустил его солдат на борт «Авалона».

- Минуточку! Ты хочешь сказать, что Полковник не служит «Черному Солнцу»?

- Насколько я знаю, конечно нет. По крайней мере, если у него не было задачи перебить всех наших, - Пуластра скривил рожу.

Я закрыл глаза. Мда. Видимо, я немного поторопился с выводами. Хотя, можно ли верить словам Пуластры? В любом случае, Полковник совершил военные преступления, и его вины раскрывшаяся информация не отменяет.

- Ну хорошо, что в «Черное Солнце» берут таких идиотов, как ты, - мрачно засмеялся я.

- Ты не в меньшей степени идиот, капитан. Ты в одиночку сюда пришел штурмовать целую армию.

- Что верно, то верно, - неприятно было признавать правду. – Хотя я пришел не совсем в одиночку. Нас было трое.

Пуластра засмеялся.

- Ну, конечно ты в три раза меньший идиот, чем я думал. Кстати ты мне должен три пальца, - террорист продемонстрировал мне левую руку, на которой у него отсутствовали все пальцы. – Полковник мне их отрезал, чтобы я рассказал про тебя, все, что знаю. А два других отрезал, конечно, просто так.

- И что ты рассказал? – сказал я.

- Все что знал, конечно. Что ты алкоголик в завязке, который потерял семью, и хреновый начальник службы безопасности, который проморгал диверсанта на своем корабле.

- Я УБЬЮ ТЕБЯ! – я взревел вновь попытался пробраться сквозь решетку и придушить эту гниду.

Вновь я повалился на пол с приступом головной боли.

- Лол, - смеялся Пуластра.

- Полковник еще что-нибудь у тебя выпытывал? – спросил я.

- Да так. По херне. Он знал уже, конечно, все про наш план, когда я к нему попался. Мне отрезали пальцы на одной руке. Пару дней я провел на столбе, а они меня хлестали куском провода. Потом просто избили и бросили, конечно, сюда. Я уже наверно сутки ничего не ел и не пил. А ты как развлекался после приземления на эту чудесную луну, капитан?

- Сначала бродил в джунглях. Потом связался с местными аборигенами. Потом мы пытались дать бой полковнику. Потеряли почти всех, а я попал в плен.

- И что это за аборигены?

- Кучка отщепенцев, которые прятались в горах. Полковник шесть лет назад здесь устроил настоящую резню. Выжили только эти, - я уставился в потолок.

- Чем же ты так запал в душу Полковнику? – задал вопрос Пуластра.

- Мы очень дружили раньше.

- Хорошие у тебя друзья конечно, капитан.

Я тяжело вздохнул:

- И все же. Если не за деньги, то нахера ты переметнулся? Времена плохие?

- Не очень, капитан. Но ты на самом деле даже этого не поймешь. Ты, конечно, безмозглый вояка, которому лишь бы повоевать, - фыркнул пленник. 

- И все же, мне интересно. Никогда с вашим братом не разговаривал. Только убивал.

- И это лучшее доказательство твоей безмозглости, капитан. Но, мне терять нечего. Да конечно и скучно здесь. Как ты думаешь, кто виноват в Восстании Машин, которое произошло семьдесят, а точнее уже все восемьдесят восемь лет назад?

- Говорят, что искусственный интеллект вышел из-под контроля. Виноваты ученые.  

- Они конечно виноваты. Но это не трагическая случайность - они это делали специально, - предатель поежился.

- И на кой хер им натравливать целую орду взбесившихся боевых роботов на Вегас?

- Они конечно хотели, чтобы их новый хозяин осознал себя как личность.

- Хозяин? Что за хозяин?

- Проект «Бог из Машины». Замена стареющему и впадающему в маразм Великому Лидеру, конечно.

- Вот это поворот. Что же было дальше? Великого Лидера убил терминатор? – я подложил руку под голову. Еще бы попкорн и пиво под такие охренительные истории. 

 - Нет. Его отравили. Как и многих других выдающихся королей в человеческой истории. Со многими великими людьми так бывает.

- Угу. Что там дальше по теориям заговора?

- Ты знаешь, капитан, что с незапамятных времен человечеством руководит очень хитрая и бесконечно влиятельная группка избранных людей? Мы зовем их, конечно, «Кукловодами».

- И че они делают?

- Они обесценили и обезналичили деньги. Они развязывали войны, уничтожали великие империи. Конечно, они развязали и Третью Мировую Войну. Использовали Великого Лидера, как свое Величайшее оружие. В конце концов, они уничтожили государственность, а людей превратили в серую неделимую массу. Покорную, слабую и послушную.

- И зачем им все это?

- Неужели до сих пор не понял, капитан? Они конечно хотят сделать так, чтобы мы стали рабами машин.

- Мммм. Оригинально. Какой правды мы еще не знаем? – драматично воскликнул я. - Дальше рассказывай.

- Люди, конечно, теперь так ослаблены своими пороками и вседозволенностью, что уже не могут им оказать никакого сопротивления. У них атрофированы мозги. Они ничего сами не выбирают – все навязывает реклама. А система следит за всем и каждым. Скоро обычных солдат заменят киборги, и власть Бога из Машины станет абсолютной. Конечно, если «Черное Солнце» не победит в войне.

Я попытался почесать нос, но до него было больно дотрагиваться.

- Ты знал, что начнется война, когда мы улетим? – спросил я.

- Конечно знал. Мы готовились к этому очень долго. Но я не знал, что старик Северин окажется лидером «Черного Солнца». Плохо я о нем думал, на самом деле.

- Как ты мог не знать, кто ваш лидер?

- Конечно никто не знал, капитан. «Черное Солнце» состояла из глубоко законспирированных ячеек, которые даже не знали о существовании друг друга.

- Теперь понятно, почему никто из ваших на допросе не мог сообщить ничего представляющего хоть какую-нибудь ценность. Расскажи про ваш план на «Миссию Одиссей».

- Ну. Тут конечно все просто. Мне нужно было заразить вирусом бортовой компьютер. Ну а дальше два варианта. Либо отправиться болтаться в космосе до конца времен в криосне, либо высадится вместе с остальными и готовить революцию. Убить всех военных и командиров. Обеспечить охрану инопланетных технологий до тех пор, пока сюда не прилетит победившее в войне «Черное Солнце».

- И что-то пошло не так.

- Конечно да. Твой чудесный Полковник. Перебил всех наших, а потом за своих принялся.

- Поделом вам, долбанным террористам!  

- Я знаю, ты конечно презираешь меня, капитан. Но мы не террористы. Мы последние защитники Человечества. Мы - Сопротивление.

- Грань между сопротивлением и террористами очень тонка. И вы ее давно переступили. Вы, нахрен, убили мою семью. Что вам мои жена и ребенок сделали?

- Ты конечно очень мешал. Тебя не могли убить. Решили сломать. На войне как на войне, капитан.

- Ну да, - тяжело вздохнул я, не найдя в себе сил, чтобы злиться.

- Ты веришь мне, капитан?

- Шутишь что ли? Ты пересидел на конспирологических пабликах. В голове у тебя просто каша какая-то.

- Конечно! Просто ты не можешь взглянуть в глаза правде. На самом деле все так, как я тебе рассказал. Нужно быть дураком, чтобы это не замечать. А ты, капитан - конечно дурак.

В камере вновь воцарилась тишина. Я лежал, смотрел в потолок, и пытался подумать. Правда из-за сотрясения мозга это было тяжеловато. Я пытался ухватится за свои мысли, но они выскальзывали из моих аллегоричных рук, словно метафорические рыбы в воде.

- И ты на самом деле готов умереть за весь этот бред, что ты мне наговорил? – спросил я.

- Конечно да. Это будет героическая смерть. Я паду, сражаясь с вами, армией рабов Машин. За свободное Человечество. За триумф Плоти!

- Ну ты и дебил, - усмехнулся я. – Как ты вообще оказался в «Черном Солнце»?

- Ну. Я любил одну девушку, - улыбка пропала с лица Пуластры. - Она мне не давала. Ну и я конечно разочаровался в жизни, а потом узнал, что она во всю трахается с другим, даже не находясь в отношениях. На самом деле, я понял, насколько низко пали современные нравы. А я-то думал, что буду рыцарем и все такое.

- Хех. Вот так вы, мамкины террористы, и размножаетесь. Недотрахом, - я закрыл глаза и глубоко вдохнул, расслабляясь.

Надо было и в правду поберечь силы. Я пытался сообразить, как мне выбраться из этой камеры.

- Сколько охранников снаружи? – спросил я у Пуластры, не раскрывая глаз.

- Один прямо за дверью дежурит. А вообще, здесь где-то взвод, капитан. Наверху какое-то здание. Конечно роскошное. Мраморные полы, колонны. Как я понял, тут жила верхушка экспедиции. А в этом подвале раньше был, конечно, подвал. Решетки и прочее здесь наставили уже после заселения Аполло.

- Ты видел гражданских?

- Конечно нет. Они все внизу, в городе, который ты разгромил.

- Их оттуда куда-то увели, - сказал я. – Я допросил одного мутанта, и он мне сказал, что экипаж «Авалона» не пробуждали из криосна.

- Ничего себе. Ты еще и допрашивать их умудрялся. И воевал с ними в одиночку. Ты, конечно, крепкий и отчаянный сукин сын, капитан.

- Безмозглый вояка, - передразнил я Пуластру.

- Ну. Может и не такой безмозглый. Хотя какая разница. Нас конечно повесят. В лучшем случае. Отсюда мы не сбежим.

Я посмотрел на своего сокамерника.

- Если бы я воевал с таким настроем, то оказался на твоем месте гораздо раньше.

- В итоге ты рядом со мной, капитан, - с грустью в голосе произнес Пуластра. – Ты, с точки зрения Аполло, конечно, такой же террорист, каким и ты меня считаешь.

Дверь скрипнула.

Я приподнялся и увидел силуэт мутанта. Он подошел к моей клетке, поклацивая оружием, и пропихнул в небольшое отверстие поднос с едой.

- Жри, - сказал он мне и ушел обратно.

Я приподнялся и подошел к подносу, на котором была тарелка с котлетой и картофельным пюре, а также чашка с какой-то темной жидкостью. Я понюхал, пригубил и удивился - то был самый настоящий компот.

Со стороны Пуластры раздалось урчание живота.

- Эх. Хотел бы и я поесть, конечно, - пробормотал он.

Я бросил неодобрительный взгляд на террориста. Почему-то, в этот момент он мне показался каким-то жалким. Дурачок с промытыми мозгами. Какую же хрень натворил этот пилотишка! А казался мне нормальным парнем.

И тем не менее, во мне еще оставалась какая-то человечность.

Я съел ровно половину котлеты, ровно половину пюре и отпил ровно половину кружки. После чего, я просунул ему сквозь прутья еду и питье.

- Приятного аппетита, - сказал я, и отполз к стене.

- Спасибо, - тихо сказал Пуластра и, взяв вилку в неизувеченную руку, принялся за неуклюжую трапезу.

Покончив с едой, он вновь уселся у стенки.

Где-то с полчаса мы молчали. А потом, дверь вновь открылась, и в нее вошли трое мутантов. Два обычных, а возглавлял их змееподобный раптор. Они все были в бронежилетах, с «Буйволами».

Они открыли клетку, где сидел Пуластра, и зашли в нее.

- Встать! – приказал пилоту раптор.

Бен неуклюже поднялся на ноги, но тут же получил сокрушительную оплеуху от одного из мутантов.

- Вставь! – вновь прошипел «рептилоид».

Пуластра, натужно дыша, поднялся вновь. Но в туже секунду получил по голове с ноги от другого мутанта и повалился на пол.

- «Встать» команда была! – недовольно прошипел ящероподобный мутант.

- Я конечно пытаюсь, черт возьми, - всхлипнул террорист, за что получил еще один пинок, уже по животу.

- Встать!

Предатель с трудом, зажмурившись, но все-таки поднялся. На этот раз, мутанты его не тронули.

Раптор раскрыл сложенный листок.

- Бен Пуластра. Личный номер 0003874. За измену родине, участие в «Черном Солнце», саботаже и убийстве трех человек, по законам военного времени военный трибунал Хрустального Пика приговорил вас к смертной казни через повешенье. Приговор будет приведен в исполнение немедленно, - раптор сложил листок. – Последнее желание есть?

- Сигарету выкурить, конечно же, - тихо произнес Бен.

- Сигарету. Быстрее, - ящер приказал одному из своих подручных.

Мутант вытащил из кармана брюк пачку сигарет, достал одну и протянул пленнику. Щелкнула зажигалка, и я увидел, что из целого глаза Пуластры текут слезы. Он всхлипывал и дрожал.

Он курил медленно. Даже очень. Он наслаждался каждой тяжкой. Сигарета вспыхивала и гасла, тлела тяжелым дымом, который вытягивало в форточку.

Обнаружив, что сигарета почти скурена, террорист оторопел от ужаса. В туже секунду, один из мутантов со всей силы ударил его под дых кулаком. Пилота отбросило к стене, а сигарета упала на пол. Солдаты застегнули на руках предателя наручники, подняли его на ноги и потащили к выходу из камеры.

Бен бросил на меня последний взгляд и навсегда исчез за металлической дверью.

С трудом, но я дотянулся до тлеющего бычка. Пара тяжек еще оставалась в этой сигарете. Я заметил, что у меня сильно забилось сердце от увиденного. Я затянулся и облокотился на холодную бетонную стену.  

 

Я потерял счет времени.

Несколько раз я вырубался прямо на полу. Мне снились нелепые, болезненные сны. Каждый раз, просыпаясь, я видел все тот же солнечный свет, который светил из маленького окошка. Ни разу я не застал ночь.

В мою одинокую темницу время от времени наведывались мутанты. Приносили еду и уносили опустошенные тарелки. Со мной они не разговаривали.

Сколько раз в сутки они меня кормят? Три? А может, всего один раз?

Я пытался не спать, но тело страшно болело. Укус невыносимо зудел. Мне казалось, что я теряю зрение. Порой я просто терял сознание от боли.

Это было мучительно. Но мучительней всего было чувство беспомощности и неопределенности. Я не знал, что будет со мной дальше? Меня невыразимо бесил тот факт, что я ничего не могу предпринять.

Я облазил решетку и камеру вдоль и поперек, в надежде найти хоть какую-нибудь лазейку, но ее не было.

В тот день, металлическая дверь отворилась. В нее вошли двое мутантов. Обычный и раптор. Обычный мутант открыл дверь, а раптор вошел внутрь и сказал мне.

- Руки.

Я повиновался и протянул ему свои руки, на которых тут же затянулись наручники.

Мутанты подняли меня и повели на выход, держа меня за плечи.

За металлической дверью находилась небольшая комнатенка, освещенная светом ртутной лампы. Там за столом дежурил один из солдат, проводивший меня недобрым взглядом. За этой комнатой был просторный подвал, в котором, судя по всему, находилась котельная. От металлических камер по потолку, словно плющ, расползались ржавые трубы.

Мы поднялись по лестнице и оказались в небольшом дворике. Тут находился заросший лилиями большой пруд. С одной стороны двор был окружен склоном вулкана, состоявшего из красноватой породы, на котором цвели диковинные псевдорастения. С другой же были высокие бежевые стены какого-то роскошного двухэтажного здания. Украшенная лепниной высокая арка приглашала нас внутрь.

Внутри, как и говорил Пуластра, и вправду был настоящий дворец. Залы этого дома были погружены в полумрак и прохладу. Величественные мраморные плиты, которыми был уложен пол. Колонны держат высокий потолок. Из циклопических окон, в которые проникал солнечный свет, открывался прекрасный вид на зеленый океан джунглей, посреди которого ютились серые здания Хрустально Пика.

Мы прошли мимо патруля мутантов, которые курсировали вдоль колонн.

То здесь то там стояли статуи атлетических мужчин и красивых женщин. На стенах висели огромные картины. Потолок был выложен мозаикой.

В конце концов, мы поднялись по небольшой лестнице на что-то, вроде сцены, огороженной мраморными перилами.

Мои конвоиры не произнесли ни слова. Даже их оружие будто перестало бряцать. Все это здание было погружено в какую-то зловещую тишину.

В конце концов, мы оказались перед деревянной дверью. Мутанты открыли ее, завели меня внутрь и просто оставили там, выйдя наружу.

Я стоял, раздетый по пояс, в рванных грязных штанах и носках, с наручниками на руках, посреди большого кабинета. Здесь стояли деревянные книжные шкафы. Посреди был красивый дубовый письменный стол, на котором, словно выстроенные на плацу подразделения, ждали своего часа роскошные канцелярские принадлежности и аккуратные стопки документов.

За окном, прикрытым развивающейся шалью, судя по всему был балкон. И на балконе я заметил фигуру, которая, облокотившись на перила, смотрела куда-то вдаль. А потом, фигура развернулась и направилась ко мне навстречу. Она приближалась к развивающейся шали беззвучно и неотвратимо, словно сама смерть.

Из неясной фигуры выросла рука, которая подняла занавеску, и внутрь вошел Полковник Аполло.

Это без сомнения был он. Все еще широкоплечий и мускулистый. В полевой выцветшей форме. Все еще со своим шрамом и квадратной челюстью. Я его узнал. Но при этом, Полковник сильно постарел. Его лицо поделилось на части морщинами, а когда-то русые волосы стали седыми. Его глаза еще глубже залезли в череп. Я бы даже сказал, что выглядел мой старый друг и наставник болезненно.

- Вот мы и встретились, - произнес он.

Я промолчал в ответ, наблюдая за тем, как полковник садится на кресло за столом. Он сложил руки замком, за которым спрятал свое лицо. Он напряженно всматривался в мои глаза, а я боролся с желанием отвести взгляд в сторону, почувствовав сильный дискомфорт.

- Две недели назад в моем подчинении было 315 человек. А сейчас, всего одна рота. 90 человек, - говорил полковник. – Это были прекрасные, верные солдаты. Они выполнили свой долг до конца. Но беда в том, что лишил их жизни мой когда-то верный друг и товарищ. Ты, капитан. И у меня кровоточит сердце от этого.

- Вы хорошо меня выучили, полковник, - сказал я. – Я сделал все, что было в моих силах.

- Я не сомневаюсь, - произнес старый офицер. - Я просто не понимаю, зачем?

- Не понимаете? Ваши люди, полковник, убили моих людей и угнали мой корабль. Вместе с экипажем, который я должен защищать. За что вы убили каперанга и Викерса?

Аполло хранил молчание около половины минуты, после чего изрек:

- Я жалею об этом, Аркаша. Но у меня не было выбора. Нужно было торопиться. Времени объяснять вооруженным людям, что ситуация кардинально изменилась, у моих людей не было возможности. Да и вы бы наверняка открыли огонь, увидев моих солдат. Приняли бы их за монстров.

- А они не монстры, полковник? Я видел шахтерский городок. Я видел поселок Уцелевших. Разве солдаты так поступают? Разве они вешают мирняк?

- Идеалы миролюбивы. История жестока, капитан. Я действовал так, как считал нужным в сложившейся шесть лет назад ситуации. Так же я поступил и сейчас. Как военный, ты должен понимать, что цель оправдывает средства.

- Пытки, порабощение, убийства? Так поступают настоящие военные? – я начал злиться.

- Порабощение? Не было никакого порабощения, - Полковник убрал руки от лица и выпрямился. - Была эвакуация. Да, принудительная. Но мы не могли гарантировать безопасность колонистов как-то иначе. Отпустить их мы тоже не могли.

- Вы их поработили, полковник. Я все знаю. Мне все рассказали Елена Вагина и Нельсон, - я посмотрел Аполло в глаза.

Полковник отвел взгляд и тяжело вздохнул.

- Вагина. Столько проблем из-за этой дуры. Все что она тебе наговорила про меня - это ложь, Аркаша.

- А что же тогда правда, сэр?

Полковник смотрел вдаль, будто что-то вспоминая.

- Шесть лет назад мы получили радиосообщение с Земли. Первое, за шесть лет пребывания экспедиции в этой системе. И нам сообщили, что на Земле идет война. Что Уотан Северин предал человечество. Что он оказался предводителем «Черного Солнца». Что он захватил Марс и теперь шлет на нашу родину волны врагов. Что применяется ядерное и химическое оружие. Что наши города горят, - офицер закурил. – Тогда об этом узнала только совсем небольшая горстка людей. В том числе я. Верховное командование запретило нам что-либо сообщать колонистам об этом. Это было разумно. Но нашлась одна дура. Елена Вагина. Начальница той станции связи, которая получила передачу с Земли. Люди должны знать правду, говорила она. И она всем все раструбила. Поднялась паника. Волна самоубийств. И все из-за одной рыжей дуры…

- Что было дальше?

- А дальше, Аркаша. Дальше я исполнял свой долг. В армии начался разлад. Часть войск объявила о том, что больше не подчиняются «Миссии Одиссей». То здесь, то там, начали вскрываться гнойники. Все шесть лет здесь диверсанты «Черного Солнца» не переставали готовиться, наращивать силы, сеять семена раздора… - полковник выпустил дым из ноздрей. – А дальше, корабли просто начали расстреливать друг друга. Прямо на орбите колонизированных лун. Линейные корабли класса «Затмение» просто уничтожили весь наш флот, а потом сами рухнули вниз, на поверхность. Начался просто хаос. В тот момент я понял, что в такое время могут быть только радикальные меры.

Полковник встал со стула и подошел к окну, после чего продолжил свой рассказ:

- К нам пришел доктор Корнелиус вместе с другими учеными. Он сказал мне, что они окажут нам любую посильную помощь, если мы поможем завершить его проект. Он хотел достроить Машину Времени инопланетян. Доктор сказал, что он разгадал почти все секреты. Мы могли бы вернуться в прошлое и остановить Северина. Мы могли бы спасти нашу Солнечную Конфедерацию и эту экспедицию. Я не мог на согласится с его предложением. Жаль, но к этому моменту, Вагина умудрилась сплотить вокруг себя РКОНовцев, и они попытались меня убить. У них ничего не вышло, как видишь.

- И какие мотивы были у Вагиной, полковник? – спросил я.

- Елена Вагина - хитрая и властная женщина, беспринципная карьеристка. Она с самого начала пыталась урвать себе местечко получше. Она командовала самой важной станцией связи в этой системе, но ей этого казалось мало. Вот она и воспользовалась моментом, когда началась бойня. Может быть, она не обошлась без помощи «Черного Солнца». Я не утверждаю это, но подозреваю.

- По-вашему, полковник, она добровольно загнала себя на шесть лет в горы?

- Нет, Аркаша. Она сеяла смуту везде, где появлялась. Даже в рядах моих солдат. То, что ей пришлось прятаться в горах – моя заслуга.

- Интересный рассказ. Я бы мог в это даже поверить, - сказал я. – Но это никак не оправдывает ваши дела. Висельники, мой экипаж.

- Колонисты ошалели от паники, - Полковник начинал тихо злиться. - Некоторые поселки начали просто воевать между собой! Расстреливать всех, кто подходил слишком близко к ограде. Думаешь, был другой способ на них повлиять? Мы перевешали пять поселков, и этого хватило, чтобы остальные два десятка сложили оружие и сдались! На счет твоих людей и корабля. Да, я совершил ошибку. Но мы были слишком близки к нашей цели, чтобы размениваться на сантименты. Мы захватили «Авалон» и теперь, когда его антиводородный привод интегрирован в системы Машины Времени, мы наконец-то можем ей воспользоваться!

- Машина Времени готова? – у меня сильно забилось сердце.

- Да. И именно поэтому я с тобой еще говорю. Аркаша, - Аполло повернулся ко мне лицом. - У тебя погибла семья. Я недоглядел за другом, и он совершил самое страшное предательство в истории Человечества. Мы можем исправить наши ошибки! Можем отправится в прошлое, на Землю, спасти твою семью и убить Северина!

- Доктор Ковальски говорит, что Машина Времени может разорвать пространство-время и устроить Черную Дыру, - резонно заметил я.

- Ковальски долбанный биолог. Что биологи понимают в Черных Дырах? Я бы на твоем месте не доверял никому из прихвостней Вагины.

Я задумался, а потом сказал:

- Значит мы вместе отправляемся в прошлое. Орда мутантов врывается в дворец Северина и расстреливает всех, кто попадается под руку. А славный Полковник уходит от наказания за военные преступления. Жизнеутверждающий финал.

- Я отвечу за все, если так будет нужно, - произнес офицер.

- Если будет нужно, - произнес я. – А если не нужно, то никто за убитых людей отвечать не будет.

- Они убиты в этой реальности. Но не в альтернативном отрезке времени, где Уотан Северин, вместо того, чтобы устроить Гражданскую Войну, умирает от пули в голове.

- Значит, можно спокойно поубивать гражданских здесь, а потом с помощью чудесной машины все исправить, полковник? – флегматично сказал я. – И правда, чудесное изобретение.

Полковник тяжело вздохнул.

- Меня гложет чувство вины за все это. Но ты же знаешь меня, капитан. Я бы никогда так не поступил, если бы не знал, что это необходимо. Нет разницы между правильным и необходимым!

- Тоже самое говорил Уотан Северин, полковник. Тогда, в Вавилонской Башне.

- Капитан… Аркаша. Ты перебил половину моего батальона. Но я готов тебе это простить. Издержки производства! В конце концов, что есть война? Война - это когда хорошие парни собираются вместе, чтобы нашпиговать друг друга свинцом. Просто присоединись ко мне, Аркаша. Давай вместе вернемся назад и все исправим! Отчистим наши души! Искупим нашу вину!

Я задумался. Пока я думал, в кабинете царила тишина. Разве что, я слышал тяжелое дыхание Полковника. В конце концов, я сказал:

- Я не присоединись к вам, полковник. Вы – военный преступник. И кому-то стоит призвать вас к ответу.

- Ты идиот! – закричал офицер. – Идиот! Как можно быть таким дураком? Ты сам перебил кучу людей! Твои руки тоже в крови! Как можно быть таким слепцом! Ты такой же, как я! Мясник! Ты ничем не лучше! Как ты можешь меня судить?

- Я не убивал гражданских. Я не пытал пленных, - в груди я почувствовал гордость за свою правоту. – А вы, полковник, переступили черту, за которой уже нет пути назад.

- Я оплакивал тебя… Думал, ты навечно затерялся в космосе. Ты был мне как сын. А сейчас ты поворачиваешься ко мне спиной. Я как будто внутри кошмара, из которого не могу проснуться. Сначала Северин, а теперь ты предаешь меня!

Полковник взревел, схватил со своего стола револьвер, подошел ко мне и нацелил оружие прямо мне в лоб. Я не зажмурился. Я вообще не шелохнулся. Я смотрел прямо в глаза эмоционально нестабильного, дрожащего от гнева Полковника. Он взвел курок.

Даже если он меня сейчас убьет, я все равно буду прав. А он, скольких бы он не убил, все равно будет убийцей.

Полковник резко опустил оружие.

- Охрана! – закричал он.

Дверь позади меня отворилась, и внутрь вошли мои конвоиры.

- Обратно в камеру его.

- Вы сломались, полковник, - сказал я ему напоследок.

Когда меня увели, полковник сел в кресло. Из его глаз текли слезы. Он вытер их пальцами, и закурил, смотря на фотографию в рамке, где я жму ему руку.

 

Когда на третьи сутки наконец-то наступила ночь, грянул гром. Молнии вспыхивали ослепительным белым светом над спящими джу






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.039 с.