Глава 11: От слов к действию. — КиберПедия 

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Глава 11: От слов к действию.



Последнее из трех солнц закатилось за горы, знаменуя своим исчезновением приход кроваво-красной длинной ночи.

Нельсон, его отряд, Миша, Вагина, Ковальски и я собрались в импровизированном штабе уцелевших. Елена провела своей рукой над столом, и над ним загорелась голографическая карта местности, которая окрасила лица десяти друзей Нельсона в голубоватый свет.

- И так, господа. Настал час действовать, - торжественно произнес майор. – Перед нами стоит монументальная задача. Мы должны остановить полковника Аполло и доктора Корнелиуса. Не дать им воспользоваться машиной времени. Загвоздка в том, что нам противостоит батальон мутировавших спецназовцев. Однако, и у нас есть преимущества. Наш ударный отряд хоть и мал, но зато незаметен в джунглях. Более того, у нас есть штурмовик, который давно стоит без дела.

- С чего мы начнем? – спросил Мильчаков.

- Прежде всего, нам нужно заправить штурмовик, - сказал Нельсон. – К северу от нас пролегает дорога, по которой мутанты возят из старого топливохранилища авиационный керосин для своих турболетов. По моим расчетам, следующий автомобильный конвой отправится где-то через семь часов. Мы можем за это время прибыть на место и подготовить огневую засаду.

- Звучит неплохо, - хмыкнул Фриц.

- Быстро и жестко расправимся с конвоем, заберем топливо и рванем назад, к нашему поселку. На случай, если за нами в погоню отправят турболеты, у нас в закромах есть несколько ПЗРК.

- Этим мы обнаружим себя, - недовольно сказала Вагина. – После этого, Аполло начнет нас икать и найдет.

- Да. Одним из факторов, который будет работать против нас в этой операции – время. Рано или поздно, но мутанты найдут поселение Уцелевших. Посему, мы должны действовать быстро.

- Допустим, мы отберем топливо. Что дальше? – спросил Дубов.

- Дальше мы отвезем топливо сюда. Заберем доктора Ковальски и тут же отправимся в научный центр.

- Зачем? – не понимал Нерв.

- Мы не знаем, как отключить машину времени, - поправил свои очки Ковальски. – Но я думаю, мы найдем необходимую информацию в научном центре.

- Звучит разумно, - подытожил я.

- После этого, нам необходимо провести разведку окрестностей Хрустального Пика. Никто из нас там не был уже лет шесть, а штурм как-то планировать надо. Есть у кого какие предложения?

Все переглянулись.

- Кхэм, - я прочистил горло. – Сразу после посадки на Сирене мы запустили беспилотник. Он работает на солнечных батареях. Думаю, он по-прежнему должен где-то кружить над Сиреной. Если у вас найдется радиосканер, то мы могли бы перехватить управление и с его помощью провести разведку.



- Хм. Наш радиосканер не очень мощный, - сказал Нельсон. – А беспилотник мог залететь очень далеко. Однако, мы можем найти радиосканер и помощней. Вот здесь, - он тыкнул пальцем в точку к югу от поселка Уцелевших.

- Ты про кладбище кораблей? – удивленно спросил Аркан. – Гиблое местечко.

- Это еще почему? – спросил я.

- Потому что оно находится на залежах сингулярита. Там полно призраков.

- Призраки, - усмехнулся Ковальски. – Это временные аномалии, а не призраки.

- Как не назови, но там бродят мертвецы, - мрачно произнес бородач.

- Предположим, у нас получится выполнить все пункты этого плана. Что дальше? – взволнованно спросил Нерв.

- А дальше, мы будем штурмовать Хрустальный Пик. Штурмовик и огневая группа будет отвлекать на себя мутантов. Маневренная проберется на базу, используя термооптический камуфляж, после чего ликвидирует полковника и доктора.

- План, если честно, лютое дерьмо, - сказал лейтенант.

- Да. Но выбора у нас нет. На кону существование человечества, - Нельсон оглядел окружающих. – Надеюсь, все это сейчас понимают. А теперь, господа, прошу пройти в оружейную. 

Оружейная располагалась в соседнем от штаба домике. Его окна были закрыты решетками, а внутри, вместе радиоаппаратуры, находились ящики с оружием и боеприпасами.

Когда внутри тесного помещения зажглась желтая лампочка, я принялся снаряжаться вместе с остальными.

Поверх своей военной формы я надел тяжелый плитоносец четвертого класса с воротом, защитой плечей и напашником. Следующим слоем – разгрузка, на которой, помимо подсумков, были закреплены ножны для штык-ножа и кобура с «Glock». На поясе я закрепил подсумки с гранатами. Не забыл взять сухарную сумку с дополнительным боекомплектом, прибор ночного видения, бинокль, компас и наушник с рацией. Я также не забыл и про мину-клэймор.



Я повесил на плечо ремень своего «Буйвола», а в руки взял шлем в камуфляжном чехле. Пожалуй, я готов.

- Кто бы мог подумать, чтобы я, Лиам Элдридж, в один прекрасный день стану спасителем человечества, - сказал Нерв, проверяя свой громоздкий пулемет.

- То же мне, спаситель, - усмехнулся над ним Фриц, заряжая свой карабин.

- Скажи мне об этом кто-нибудь тогда, когда я был фермерским мальчуганом, то я бы ни за что бы не поверил, - продолжал удивляться Нерв. – Хотя, откровенно говоря, я и не думал, что в космосе то вообще когда-нибудь окажусь.

- Зачем ты вообще пошел в армию? – спросил Дубов.

- Не хотел всю жизнь провести на ферме. Все эти грядки, огороды, коровы, куры. Это все не для меня.

- Будто армия для тебя. Ты же постоянно ноешь, - усмехнулся Аркан.

- Я конечно ною, но в целом, меня все устраивает. Даже тот факт, что мы сейчас отправляемся на верную смерть.

- Неужели ты не рад? – удивился Мильчаков. – Это же просто охрененно!

- Спасать человечество? – Нерв закончил возиться со своим пулеметом. – Ну не знаю. По-моему, цель довольно сомнительная. Плохих людей больше, чем хороших. Чего стоит только мой папаша!

- Не каждая цель украшает благо войны, - Фриц похлопал по плечу Нерва. – Но любую цель украшает благо войны.

- Это еще откуда? – удивился Элдридж.

- Из Ницше.

- Ну и бред.

Аркан надел на свою голову шлем. К его передней части черной изолентой была примотан зеленый прямоугольник мины-клеймор, на котором красовалась надпись:

«ЭТОЙ СТОРОНОЙ К ВРАГУ»

- У тебя шея не устанет? – спросил я у Слободана.

- Я ее качаю, - ухмыльнулся он.

И вот наша вооруженная до зубов самостийная команда, таща ящики с ПЗРК, направились к джипам, стоящим у ворот поселка Уцелевших.

Все мои чувства пропали в тот момент, когда я садился в машину. Не было никакого волнения или чего-то такого. В тот момент я испытывал напряжение. Я чувствовал себя скрученной пружиной. Скорей бы уже добраться до места. Скорей бы!

С каждой минутой я все ближе к Полковнику, Машине Времени и к ответам на свои вопросы.

Апреля 99 года. Земля.

Апрель подходил к концу. Москва пропахла солнечной и теплой весной.

Был вечер. Тихий и спокойный. Я сидел в баре со своими сослуживцами по РКОНу, а именно с Грегором Левенштайном и Нельсоном Дженкинсом.

- И тут он выходит. ВЕСЬ В ГОВНЕ! – прокричал Левенштайн панчлайн своей долгой байки.

Мы с Нельсоном рассмеялись.

Бар был небольшим и уютным. Деревянные панели на стенах, дубовые столы. Блестящие в желтом свете лампы бутылки с алкоголем за стойкой. Здесь было немного людей, очень тепло, а атмосфера, царящая в этом месте, очень располагала расслабиться после трудного рабочего дня.

Над стойкой висел голографический монитор, на котором показывали футбольный матч Кубка Конфедерации.

Нельсон был здоровым накаченным негром в самом расцвете сил. Левенштайн же был неприметным и низкорослым пареньком с русой короткой стрижкой. Мы сидели в нашей черной форме и пили пиво, рассказывая друг другу истории. Тогда я уже был капитаном, как и Нельсон. Грегор же был старшим лейтенантом.

- Да уж. Ну и история, - сказал Нельсон, утирая слезы, выпавшие из его глаз от смеха. – Ну и типы служат в инженерных войсках.

- Будто вы никогда не хотели узнать, что будет, если метнуть пластит в деревенский сортир? Да и вообще. Вы так говорите, словно в десантуру не попадают конченные придурки. Да судя по вашим рожам, туда только таких и набирают! – договаривая эту фразу, смеющийся Левенштайн увернулся от моего подзатыльника.

- Ну, был у нас такой, - Нельсон отпил пива. – Семецкий была фамилия. Офицером был. Командиром взвода в моей роте. Офицер и офицер, да только чердак после боевых потек. Комиссовали. Сломался, говорили. Устроился работать в какой-то магазин грузчиком. Да и все бы ничего, да буянил периодически с перепоя. С белой горячки ему казалось, что ему то тапок заминируют, то жучков ему спецслужбы в одежду напихают. Однажды в этом же магазине захватил одну продавщицу в заложники, и начал грозиться, что у него есть гранаты, и он не боится их пустить в ход. Приехали полицейские, а рядом там был летний ресторан. В мансарде. Ну здание двухэтажное, за городом дело бы. Ну и туда вела винтовая лестница. Семецкий словно Кинг Конг затащил туда девицу. Полицейские попытались подняться, так этот придурок прямо сверху на них с кухонным ножом и спикировал. Правоохранители сделали два выстрела. Оба смертельные. Без шансов. Сверху вниз же.

- Хех. Ну и тип. Да и у меня в роте такой был такой. Рядовой Джилми, - начал рассказывать историю я. – Косячил просто постоянно. Но был при этом довольно умным малым. Романы писал в тетрадках. Режиссером мечтал стать. Контракт подписал, чтобы потом в университет поступить.

- Что с ним стало? – спросил Левенштайн.

- Осколками вспороло живот под Халактеидой, - сказал я. – Скончался по дороге в госпиталь. Не успели спасти.

- Помянем, - сказал Нельсон.

- Да уж. Столько парней осталось в Севани, - мрачно произнес Грегор.

- Некоторые смерти были такими обидными, - вспоминал мой черный друг. – Помню в нашем взводе одному парню оторвало ухо пулей. Врач был на другом краю обороны и не успел подойти – прижали огнем. Парень скончался просто от шока. Такая обидная смерть!

- А инвалидов то сколько. Безногих. Безруких. Изуродованных. Ополовиненных, - сказал Левенштайн. – Я же сапером был. Если честно, я так счастлив, что уцелел. Один из немногих в нашем подразделении. Даже не знаю, что меня защищает. Но что-то защищает.

- Я тебе говорю. Вся проблема в том, что нашей страной правят безмозглые вояки, - раздался чей-то голос где-то позади.

Я повернулся и увидел, что там была компания молодых людей. Один из них, щуплый очкарик, аж привстал, зачитывая свою хмельную речь:

- Великий Лидер сделал все, чтобы люди больше никогда не воевали. Все что происходит сейчас – просто оскорбление его светлого имени. Неужели военные так глупы, что не понимают, что насилие порождает насилие? Из нас просто делают тупое пушечное мясо, которое будет гибнуть за интересы богачей.

Я повернулся к Нельсону и Левенштайну. Мои друзья посмотрели на меня с неким смятением в глазах.

- Вмешаемся? – спросил я.

- А оно тебе надо? – спросил Грегор.

- Не знаю, - сказал я. – Просто как-то обидно даже. Мы защищаем их, рискуя жизнью, а они вот такое вот говорят.

- Разве так было не всегда? – удивился Нельсон. – Еще крестьяне в Средневековье демонизировали рыцарей. Ну не может же человек, который живет войной, быть нормальным.

- Не знаю. Наверно.

- Люди часто не видят простейшей связи, - задумчиво произнес Левенштайн. - Думаю, этому очкарику никогда не приходила в голову мысль, что он может спокойно выражать свои воспаленные мысли только потому, что военные сражаются за его свободу.

- Неблагодарная это работа, - сказал я.

- Радуйся. По-моему, существование таких личностей – лучшее доказательство того, что мы делаем свою работу хорошо, - улыбнулся мне старлей. – Приди «Черное Солнце» к власти, то он бы давно болтался на фонарном столбе.

- Пожалуй, ты прав.

- Скажи мне, Аркаша, - Нельсон пристально посмотрел на меня. – А ради чего ты вообще воюешь?

- Ради чего я воюю? – переспросил я.

- Да. Ради чего?

- Я… Я не знаю. По идее, я защищаю свою страну. Но…

- Но это де юре. А де факто? – ехидно спросил Грегор.

- Если честно, я не знаю.

Мая 118 года. Сирена.

- Ради чего я воюю? – шепотом спросил я сам у себя.

Прошло около 5 часов с того момента, как мы снарядились в поселке Уцелевших. Мы погрузились на джипы и долго ехали по ночной дороге сквозь джунгли. Старый асфальт медленно погибал от могучих корней деревьев, которые выедали его изнутри словно паразитические личинки.

Всю утомительную и раздражающе трясущуюся дорогу мы молчали. Несколько раз я проваливался в бредовые сны о прошлом. Но от этого легче не становилось.

Нельсон и его солдаты ждали этого момента долгие годы. Что они чувствуют сейчас, когда час возмездия близок? Мне это неведомо. Я всего лишь плыву по течению, пытаясь понять, чего я хочу больше: спасти своих людей или воспользоваться машиной времени?

Так или иначе, но судьба привела меня сюда.

Мы спрятали свои джипы в лесной чаще, обложив их валежником и пальмовыми листьями. Дубов залез рядом с ними на высокое дерево, а мы пошли дальше пешком, пройдя около двух километров.

И вот оно. Поле грядущего боя. Асфальтированная дорога, окруженная со всех сторон тропическим лесом. Мы приготовили засаду и ждали в кустах, осматривая шоссе через прицелы и приборы ночного видения.

И время тогда остановилось.

Я лежал в тени псевдопальм, на зеленой высокой траве и смотрел на звезды, мерцающие сквозь красную пелену долгой местной ночи. Пели сверчки. Порой раздавалось шелестящее дыхание ветра. Всюду царил этот кровавый мрак.

В душе я чувствовал смятение. Все происходило как-то неправильно. Вот так легко и просто мы отправились убивать. И если тогда, когда я отправлялся в Севань, я чувствовал некую суровую и тяжелую торжественность этого события, то сейчас не было ничего такого.

Ведь тогда я тоже просто плыл по течению. Я не принимал никаких решений. Мне приказали – и я пошел на войну. Но если тогда моя голова рвалась от иллюзий, некой романтики боевых действий, то сейчас – нет. 

Я просто лежу в тени. Когда я увижу машины – я буду стрелять и убью кого-нибудь.

Чего я хочу добиться всем этим? Неужели не очевидно, что этот план с нападением на батальон солдат в восемь штыков, пусть даже и с штурмовиком в рукаве – провален? Неужели нету другого пути?

Выходит, что нету.

Вдруг где-то далеко послышался рокот двигателей. Я достал из чехла прибор ночного видения, затянул его ободок вокруг своей каски и опустил окуляры на глаза. Я включил его и все вокруг осветилось зеленым светом.

 - Вижу четыре машины. «Хамви» с пулеметом едет впереди. За ним два грузовика, в котором сидят солдаты. Бензовоз последний в колонне. Едут быстро, прием? – сообщил по рации Дубов, который находился на наблюдательном посту.

- Принято, - сказал Нельсон. – Всем приготовиться к бою. Напомню, что бензовоз нам нужен целым.

И вот, вдалеке замаячил свет фар. Машины приближались к нам, ревя своими двигателями. Когда до них оставалось около двухсот метров, Нельсон приказал:

- ОГОНЬ!

Отдача толкнула плечо. Зелень в моем ПНВ вспыхнула белым светом. В один миг ночную тишину наполнил грохот стрельбы.

Пули корежили стекла внедорожника, который несся во главе колонны. Он резко развернулся, скрипя тормозами, и скатился с дороги. Раздался свист, и грузовик позади него исчез в ослепительном шаре взрыва термобарической ракеты.

Следующий грузовик успел остановиться, и от него уже разбегались черные силуэты мутантов. Я поймал одного из них на мушку и дал несколько коротких очередей. После первой, враг выронил оружие, схватившись за руку, а после второй повалился на обочину.

Нерв палил из своего пулемета, кося врагов змеей трассирующей очереди. Отчетливо бахал одиночными выстрелами громкий карабин Фрица. Я был оглушен трескотней «Буйволов».

А потом, все стихло так же мгновенно, как и началось. Пахло порохом. Я чувствовал жар раскаленного ствола моего «Буйвола» даже через цевье.

- Я убил кого-нибудь? – с азартом спросил Нерв по рации.

- Сейчас посмотрим. Отряд! Цепью к бензовозу марш! Раненных врагов добивать! В живых никого не оставлять! - в наушниках раздался голос Нельсона.

 Мы поднялись и пошли под прикрытием придорожных кустов и высокой травы к разбитой колоне, которая ярко блистала белым пламенем в моем «ночнике». Я стянул ПНВ со своей каски, и ночь вновь стала красной, а пожирающий грузовик огонь стал оранжевым.

Мы двигались по обе стороны шоссе, держа оружие наготове. Я шел вместе с Фрицем и Нервом. Похрен, Аркан и Нельсон шли с другой стороны.

Мы прошли мимо «Хамви», который свернул с дороги. Я заглянул внутрь. Стекла были изрешечены бронебойными пулями и забрызганы кровью и ошметками голов трех человек, что ехали в этом джипе.

- Чисто, - сообщил я остальным.

- Постойте! Я сдаюсь! – кто-то истошно закричал со стороны Нельсона, но его тут же перебила автоматная очередь.

Мы подошли к горящему грузовику. На дороге передо мной валялась изуродованная верхняя половина человеческого тела. Живот, грудная клетка и лицо были просто разорваны. Можно было разглядеть вывалившиеся кишки, печень, желудок и легкие. И вдруг я увидел, что легкие по-прежнему дышат, а пальцы его рук судорожно перебирают по асфальту.

- Ммммммааааааахххх, - прохрипела дыра, которая была когда-то ртом.

На доли секунды меня охватил ужас. Одно дело, видеть мертвеца. Другое видеть живого человека, который мучается. У него не осталось лица, и он наверняка был оглушен взрывом. Этот человек был заперт в темноте и тишине со своей нестерпимой болью.

Я тут же вскинул винтовку и дал короткую очередь в то, что осталось от головы мутанта, еле сдерживая рвотный позыв.

Да уж. Война уродливая тетка. Порой даже слишком. Хотя, возможно, это были всего лишь конвульсии.

Грузовик был объят ярким и высоким пламенем, распуская вокруг запах горевших покрышек, который весьма необычно сочетался с запахом горящей плоти. Ну как необычно? Обычно.

Мы шли дальше.

Повсюду валялись тела. Навскидку, мы отработали вражеский взвод.

Да. Это определенно были мутанты. Их лица были деформированы и уродливы, покрыты мерзкими опухолями. Но ведь это когда-то были люди! У кого-то из них недоставало штанов, а кожа была покрыта кусками сгоревшей ткани. Их рюкзаки и разгрузки горели белым дымом. По асфальту растекались жирные лужи крови, мерцающие в оранжевом пламени.

- Во. Этого я подстрелил, - Нерв пнул берцем одного из мертвецов.

Фриц присел на корточки рядом с одним из трупов и достал нож.

- Что ты делаешь? – спросил я.

- Ничего. Небольшой сувенир на память, - Мильчаков поддел ножом кожу на лбу мутанта.

- Слушай. Это неправильно, - сказал я.

- Я и не говорю, что это правильно, - бритоголовый срезал скальп с черепа мутанта. – Но такова моя сверхчеловеческая воля.

Он отодрал прическу поверженного врага. Вячеслав вытер нож об штанину мертвеца.

- Война – время трофеев, - ухмыльнулся он мне и пошел дальше.  

Вот так мы и спасаем человечество.

Я подошел к тому мутанту, в которого дал те две очереди. К удивлению, он был жив. Он натужно и хрипло дышал, истекая кровью и любуясь звездами. Он лежал на спине, беспомощно раскинув свои мускулистые конечности. Вдруг, он перевел взгляд своих глаз, в которых отражалось пламя, на меня.

- Нечестно, - тихо сказал он после небольшой паузы.

Я посмотрел в его бледное лицо. У него была небольшая русая борода. На лбу были две опухоли.

- Прости. Война – нечестная, - произнес я.

- За что хоть? – спросил он, поморщившись от боли.

- Вы похитили моих людей.

- Получается, ты с того корабля. Тогда справедливо, - раненый усмехнулся. – Я тебя вспомнил. Знал бы, стрелял в тебя, - он кивнул в сторону крупнокалиберной винтовки, что валялась в паре метров от него. – Вот и встретились…

- Мои люди живы? – я посмотрел в глаза снайпера.

- Они по-прежнему в криосне. Пленник только не спит, - ответил он мне. 

- А Полковник?

- С ним все в порядке. Зачем ты спрашиваешь?

- Я был с ним знаком.

- Думаю, вы встретитесь.

- Харитонов! – закричал Нельсон.

Я развернулся.

- Добей его! – негр был в ярости.

- Окажи мне услугу, - прохрипел раненый. – Coup de grace, так ведь это называлось раньше?

Я взял его голову на мушку. Он мне кивнул. Грохнул выстрел. Такой вот обмен любезностями.

Мы подошли к бензовозу. Лобовые стекла были разбиты. На цистерне спереди было несколько дырок, но из них ничего не текло. Аркан и Похрен открыли двери и выкинули с кресел два трупа. Тяжелые тела беспомощно шлепнулись на асфальт.

- Чисто! – прокричал Слободан.

- Цистерна полна наполовину! – сказал Похрен. – Нам этого хватит?

- Хватит! Аркан! За руль! Мчи к поселку! Остальные – к джипам! – отдал приказ Нельсон.

Бензовоз рванул с места. Мы же бегом отправились к наблюдательному пункту нашего мастер-сержанта. Молчаливая пробежка заняла немного времени. Когда мы добрались до наших машин, то Дубов встретил нас не самой приятной новостью:

- Радиосканер! – сказал он. – Сюда выслали турболет.

- Дерьмо, - сказал Нельсон. – Но не так уж и критично.

- Разделимся, - предложил я. – Будем бить турболет с двух точек. Один заставит его отстрелить ловушки. Другой собьет его.

- Хорошая идея, - кивнул чернокожий мститель. – Ты хорошо стреляешь с ПЗРК, капитан?

- Нормально, - чего там стрелять то?

- Тогда ты и будешь сбивать. По машинам!

Наши «хамви» рванули с места. Мы поехали по двум узким дорогам сквозь джунгли. Нельсон, Дубов и Похрен на одном джипе, догоняя бензовоз. А мы с Нервом и Фрицем по другой. 

В воздухе послышался вой реактивных турбин.

- Тихо! Гасите фары! ПЗРК к бою, - в наушнике раздался голос Нельсона.

Наш джип остановился посреди дороги на небольшой опушке, что находилась на возвышенности. Хорошее место.

 Я выпрыгнул из машины. Нерв открыл ящик и достал из него ПЗРК. После чего протянул его мне. Я взвалил массивную трубу себе на плечо и направил ее в небо, включая прицел.

- Хрусталь! Это Стрела-1! Колонна разгромлена. Нападавших не вижу, - раздались переговоры врага в радиосканере.

- Азимут 315. Вижу один десантный турболет, - сообщил Нельсон по рации.

Я посмотрел в указанном направлении сквозь прицел. Действительно. В багровом небе летел черный силуэт турболета.

- Нельсон. Можешь сбить с него ловушки? – спросил я по рации.

- Сейчас!

- Внимание! Ракетная атака! – взвизгнул радиосканер.

Турболет отстрелил огоньки тепловых ловушек, в одну из которых и врезалась ракета Нельсона. Вдалеке грохнул взрыв.

- Аркаша! Стреляй!

Я навел красную марку прицела на силуэт. Турболет был захвачен в квадрат, над которым горела надпись «ЦЛ ЗХВТ». Мой ПЗРК запищал, сигнализируя о готовности.

Стоило мне зажать спуск, как из трубы с громким хлопком вылетела продолговатая ракета. Она пролетела пару метров, из ее сопла вырвалось пламя, и смертоносный снаряд устремился навстречу турболету сквозь небо.

Я наблюдал в прицел, как желтый огонек подлетел к вражескому силуэту и взорвался.

- Я СБИТ! – только и успел прокричать радиосканер.

Турболет, истерично вопя единственным уцелевшим двигателем, перевернулся и рухнул в джунгли.

- Уходим! – прошипела рация.

- Отличный выстрел, капитан, - с уважением сказал мне Фриц, когда я забирался в машину.

СПУСТЯ ПОЛЧАСА.

Заскрипев тормозами, одинокий «Хамви» остановился рядом с тремя БМД. Открылась дверь, и из машины вышел Полковник Марсель Аполло. Он посмотрел на разгромленную колонну, на своих солдат, которые осматривали местность и паковали в черные мешки убитых, втянул носом прохладный ночной воздух и пошел к сгоревшему дотла грузовику, от которого исходил дым в лучах фар и прожекторов.

- Просто бойня, - вздохнул Марсель.

- Сэр! Мы обыскали окрестности. Следов врага не обнаружено! – подошел к Полковнику рослый мутант, майор Громов.

- Что с турболетом? – тихо спросил полковник.

- Выживших нет.

Аполло долго и молча шел мимо трупов, валявшихся на дороге. Всматриваясь в мертвые лица своих подопечных, полковник о чем-то думал.  

- Кто-то устроил засаду, - произнес наконец старый офицер. – Завелись крысы. И боюсь, майор, это ваша недоработка.

- Сэр. Если вы про беглеца с корабля, то он не мог подготовить такую засаду в одиночку! – взволнованно произнес майор, что шел следом за полковником.

- Верно. Ему помогали. Выходит, что вы недоработали и тогда, шесть лет назад, - печально произнес Аполло. – Цистерны на месте нету. Видимо, у них есть на чем летать. Или зачем им тогда авиационный керосин? Надо удвоить наряд ПВО.

- Позвольте мне отыскать их, сэр!

Аполло повернулся лицом к мутанту, смерив его презрительным взглядом.

- Отыщите их и убейте. Всех. Мертвецы, что лежат перед вами, очень вам рекомендуют на этот раз поработать на совесть. Наши планы не должны сорваться. Особенно сейчас, когда мы в последнем шаге от нашей цели.

- Слушаюсь, сэр!

- Возвращайтесь на базу и поднимайте отряд «Рапторов». Радист!

- Полковник, сэр?!

- Радируйте на Хрустальный Пик, чтобы к моему приходу развязали язык пленнику, захваченному на корабле! Поднимите списки членов экипажа, если придется! Я хочу знать, с кем воюю.

 

 

Глава 12: Научный центр.

Дует нежный свежий ветерок. Солнце клонится к горизонту.

Я вместе с Лизой лежу на пледе в тени яблони. Мы обнимаемся. Я глажу ее мягкие податливые волосы.

- Мне бы очень хотелось, чтобы этот момент длился вечность, - Лиза улыбается, положив свою голову на мою грудь.

- Мне тоже, - говорю я.

- Кто бы что ни говорил, а все-таки жизнь - это чудесная и удивительная вещь, - Лиза приподнимает голову и смотрит мне в глаза. – Я так счастлива, что встретила тебя, Аркаша.

- Я тоже очень рад, что мы вместе, Лиза, - после этих слов я печально вздыхаю.

- Тебя что-то тревожит? – спрашивает девушка.

- Пожалуй. Если честно, я не понимаю, почему люди не могут жить вот так? Как мы сейчас.

- Что ты имеешь в виду?

- Зачем все эти войны? Зачем нужен терроризм? Неужели есть такие проблемы, которые нельзя решить просто поговорив?

Я поворачиваю голову и смотрю, как неподалеку от яблонь, на детской площадке играют мальчики и девочки в летней одежде.

- Может быть, просто порой, война неизбежна? – спросила Лиза.

- Может быть… - тихо сказал я.

Мая 118 года. Сирена.

- Так вот. Когда люди провели этот эксперимент с прибором, который измерял скорость фотонов, оказалось, что на этот раз частицы света ведут себя иначе. Они оставляли на стене не волны, а точечные следы. Понимаете? – рассказывал доктор Ковальски.

- Я не разбираюсь. Да и мне, собственно, все равно, - сказал Фриц. 

Прошло 24 часа с момента начала операции. Длинная ночь закончилась, и над горами восходило первое солнце, окрашивая скалы в розовый цвет. Два наших внедорожника неслись по старой разбитой дороге, ведущей к Научному Центру.

Прохладный ветер обдувал мои щеки. Мои глаза были скрыты штурмовыми очками. Нерв сидел за рулем. Я сидел рядом с ним, а позади были доктор Ковальски и Мильчаков. Все остальные были на другом джипе.

Наш Хамви-кабриолет подпрыгивал на ухабах. Нерв резко водил рулем туда-сюда. От всего этого, время от времени, я хватался за поручни, в страхе вылететь из внедорожника.

Настроение у меня было паршивое. Было такое чувство, будто сегодня ночью я сделал что-то очень нехорошее. Конечно я понимал, что мы не могли по-другому заполучить авиационное топливо, но все равно на душе было гадко.

- Что вы делаете? – спросил Ковальски.

- Украшаю, - сказал Фриц.

Я посмотрел в зеркало заднего вида и увидел, что Мильчаков с помощью суперклея приклеивал к чехлу своей каски срезанный этой ночью скальп.

- Это шкурка какого-то животного? – недоумевал доктор.

- Не совсем так, - коротко ответил Вячеслав, любуясь своей работой.

Поганое утро. Вновь это тяжелое чувство войны. Казалось, будто все на свете сейчас давило на меня. Долбанная ухабистая дорога, долбанный Нерв, долбанный доктор, мерзкий Мильчаков.

Может со стороны и не скажешь, но в душе сейчас мне было очень больно. Убийство никогда не было для меня легким делом. Хоть я и знавал людей, для которых убить человека все равно, что прихлопнуть муху.

Я думал о том раненном мутанте, который, как оказалось, убил каперанга.

Он был, в принципе, не так уж страшно ранен. Особенно учитывая, что его организм был модифицирован. Он мог бы отползти в высокую траву, перевязать раны и перестрелять нас. Но он даже не пытался.

Он просто лежал, истекал кровью и смотрел на звезды, хренов романтик. Он просил меня добить его так, словно я окажу ему услугу, пустив пулю ему в череп. Похоже, он попросту устал от жизни здесь.

О том, что происходило на этом треклятом спутнике шесть лет назад, я знаю только по рассказам предвзятых свидетелей. Но и от них порой вставали волосы дыбом. Страшно представить, какие кошмары терзали тех, кто принимал участие в бойне, учиненной Полковником Аполло…

И вновь все сводилось к старому полковнику. К человеку, который мне был как отец. К моему другу и наставнику. К тому, кто позвал меня в эту проклятую экспедицию. Во всем был виноват Марсель Аполло. Я чувствовал, как начинал ненавидеть этого человека.

- Мы подъезжаем, - крикнул Нерв.

Еще одна остановка в моем бредовом путешествии. Еще одна глава второсортного фантастического романа моей никчемной жизни.

Серпантин вывел наши машины к огромной квадратной горе, злобно рдеющей скалистой породой в лучах первого солнца. Эта гора казалась монументом, стометровым колоссом на фоне остальных уродливых крючковатых скал. Она была чуждой этому пейзажу, будто завезенной сюда неизвестно откуда.

В тени этой горы располагалось квадратное здание из стекла и металла. Оно было полукруглым и сине-белым.

И тут, я не поверил своим глазам, когда мы подъехали ближе:

Вся гора была изрезана барельефом, на котором были изображены какие-то змеи. Приглядевшись, я увидел высеченное в скале око со змеиным зрачком, вокруг которого водили хоровод твари, поразительно похожие на статую, что я видел в джунглях.

- Рептилоиды, - удивился я.

- Да-да, - послышался за моей спиной голос Ковальски. – Это их произведение искусства. Будь такое на Земле, непременно бы сочли восьмым чудом света.

- Невероятно.

Мы остановились у здания, и я заметил, что вокруг него стояли обсидиановые обелиски, изрезанные странными узорами. Я так же увидел, что научный центр стоял к скале впритык.

Двигатели заглохли, и наш скромный отряд принялся выгружаться из кузовов.

Я ступил на твердую землю и размял свои ноги, проверил оружие и поправил каску.

- Нерв, Дубов, Фриц! – прокричал Нельсон. – Останетесь здесь дозорными. Остальные за мной!

Я бросил последний взгляд на Мильчакова, чей шлем был украшен ужасным трофеем, и отправился вместе с остальными к Научному Центру. Я прошел мимо белого камня, на котором была золотая табличка с надписью:

ЦЕНТР ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ СОЛНЕЧНОЙ КОНФЕДЕРАЦИИ: ЛАБОРАТОРНЫЙ КОМПЛЕКС «СИГМА»

Мы прошли сквозь стеклянные двери, покрытые пылью. Внутри было темно, и лишь свет с улицы едва освещал местное убранство. Это был просторный холл. Здесь были пыльные полы из какого-то металла, столы и стулья, кресла. На белой стене находилась большая круглая эмблема ЦПНИ, представлявшая собой сову, держащую в своих лапах розу.

Это место отличалось от того поселка висельников. Здесь не было ни единого следа боя. Здесь везде царил порядок, не считая пыли. Создавалось впечатление, будто это место покинули, в надежде сюда когда-нибудь вернуться.

- За это место никто не воевал, - прочитал вопрос в моем взгляде Ковальски. – Военные сюда приехали и под дулами своих автоматов вывезли ученых вместе со всем научным оборудованием, до которого смогли добраться. Никто и не думал им оказывать сопротивление. Я был тут в тот день.

- Как вам удалось сбежать? – спросил я.

- Я выпрыгнул из грузовика, сломал ногу, сделал себе шину из ветки, несколько дней прятался в джунглях, - начал перечислять свои злоключения ученый. – Добрался до разоренного мутантами поселка, и так бы наверно там и умер от заражения, если бы меня не подобрал отряд нашего майора, - он кивнул в сторону деловитого негра.

- Куда нам идти? – спросил у Доктора Нельсон.

- Вон в те двойные двери, - ответил Ковальски.

- А что мы ищем? – спросил Аркан.

- Я думаю, нам нужно найти кабинет доктора Корнелиуса. Он делал очень много записей. Думаю, мы сможем в них что-нибудь найти. Но прежде, нам нужно найти щитовую и включить аварийный генератор. Боюсь, часть дверей нам не открыть без электричества.

Мы прошли за двойные двери и оказались в темных коридорах. По металлическим стенам ползали круги света наших фонарей. Каждый шаг разлетался эхом по пустым помещениям.

Мимо меня проплывали фотографии в рамках, на которых была запечатлена жизнь ученых. Какие-то эксперименты в лаборатории, геологические пробы, торжественные обеды в столовой. На одной из фотографий я заприметил Ковальски, который казался совсем молодым по сравнению со своей актуальной версией.

 Весь этот комплекс был наполнен запустением и темнотой. Мне казалось, будто я оказался в своей душе.

- Вот. Щитовая! – сказал Нельсон, указывая на дверь, за которой находились генераторы. 

Аркан дернул рычаги. Зажглись знакомые мне красные аварийные лампы. Мы вышли из коридора в просторный автомобильный тоннель из необетона, который шел поперек. Прямо напротив нас были огромные стальные ворота.

- Сейчас вы увидите нечто совершенно невероятное, - сказал доктор и нажал что-то на пульте рядом с воротами.

Ворота со скрежетом поползли в стороны, пропуская нас в место, от которого по моей шее заползли восторженные мурашки.

- Ни хрена ж себе! – сказал Дубов.

Оказалось, что красная скала была изнутри полой. Мы оказались в просто невероятно огромном зале. Единственный источник света – то самое змеиное око, через пустой зрачок которого внутрь проникали солнечные лучи. Но еще более невероятным были шесть циклопических статуй рептилоидов, которые сжимали в своих руках какое-то странное оружие, похожее на копья. Они стояли кругом вокруг центра зала, а в центре располагалось дело рук человеческих – шахта подъемника из металлической сетки и массивных стальных профилей, которая вела к потолку.

 Мы шли по огромным каменным плитам, вдоль которых стояли стелы. На стелах были выложены полуразвалившиеся мозаики.

- Как мы поняли, это место было храмом инопланетян, - сказал Ковальски. – У змеелюдов была религия, объектом которой стало поклонение прошлым достижениям их расы.

- Что с ними случилось? – спросил я у доктора.

- Рептилоиды были величественной расой. Они покорили практически весь Млечный Путь, - рассказывал ученый. – Однако, в один злосчастный день в нашу галактику извне вторглись ужасные существа, прозванные «Пожирателями». Жуткие насекомоподобные твари, которые уничтожали все на своем пути. Рептилоиды вели с

ними войну и проигрывали ее. До тех пор, пока не создали некое супероружие. Однако, пусть с помощью этого оружия они и победили в войне, но в конце концов, это же оружие и уничтожило их цивилизацию.

- И что же это за оружие? – спросил Нельсон.

- Не знаю. Но в их хрониках оно было прозвано «Око черное как ночь». Как я понял, это было не совсем обычное оружие. Оно было наделено искусственным интеллектом, и, в конце концов, вышло из-под контроля.

- Напоминает Восстание Машин в Неваде, - сказал Дубов.

Я с недоверием посмотрел на дыру в стене, сквозь которое проникал солнечный свет. 

- И они строили машину времени? – спросил я.

- Да, - закивал головой доктор. – Здесь, в системе Альфа Центавра, был последний оплот их вымирающей расы. Здесь были собраны лучшие ученые змеелюдов, и они работали над устройством, благодаря которому можно было бы путешествовать сквозь пространство и время. Но, видимо, «Черное Око» нашло их и здесь.

- Корнелиус считал, что разгадал секрет инопланетной машины? – задал я еще один вопрос.

- Да. Но я не думаю, что это правда. Вы посмотрите на этот зал! Разве может человечество создать что-то подобное? А ведь это всего лишь храм. Я не говорю про то, что скорее всего, именно рептилоиды создали эти луны. Их технолог






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.072 с.