ЮСТИНИАН I ВЕЛИКИЙ, Флавий Петр Савватий — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

ЮСТИНИАН I ВЕЛИКИЙ, Флавий Петр Савватий



Византийский император в 527— 565 гг. Род. ок. 482 г. Умер ноябрь 565 г.

Юстиниан происходил из семьи иллирийских крестьян. Когда дядя его, Юстин, возвысился при императоре Анастасии, он приблизил к себе племянника и сумел дать ему разностороннее образование. Способный от природы, Юстиниан мало-помалу стал приобретать при дворе известность и влияние, особенно после того, как Юстин сам сделался императором. В 521 г. он был удостоен консульского звания {Дашков: «Юстиниан Великий»). С годами Юстин впал в явное слабоумие, и бразды правления перешли к Юстиниану. По словам Прокопия, это был человек, исполненный хитрости и коварства, отличавшийся неискренностью, хорошо умевший скрывать свой гнев. Он был двуличен, опасен, являлся превосходным актером и умел проливать слезы не от радости или горя, но искусственно вызывая их в нужное время по мере необходимости. Он постоянно лгал: скрепив соглашение грамотой и самыми страшными клятвами, он тут же отступал от обещаний и зароков. Неверный друг, неумолимый враг, легко податливый на зло, он не брезговал доносами и был скор на наказания. Но, будучи таким по характеру, он старался показать себя доступным и милостивым ко всем, кто к нему обращался. Доступ к нему был открыт для любого, и он никогда не гневался на тех, кто стоял перед ним или говорил не так, как подобает. Вместе с тем он никогда не выказывал смущения перед тем, кого собирался погубить. Он никогда наружно не проявлял ни гнева, ни раздражения по отношению к тем, кто ему досадил. Во внешности его ни тогда, ни позже не было ничего от царского достоинства, да он и не считал нужным блюсти его, но и языком и внешним видом, и образом мыслей он был подобен варвару. Он почти не испытывал потребности во сне и никогда не ел и не пил досыта, но ему было достаточно едва прикоснуться к еде кончиками пальцев, чтобы прекратить трапезу. Казалось, для него это дело второстепенное, навязанное ему природой, ибо он зачастую по двое суток оставался без пищи.

Под стать себе он выбрал и подругу, так как жена его, Феодора, с которой он жил еще задолго до свадьбы, также соединяла в себе множество пороков. Ее отец был надсмотрщиком зверей в цирке, а сама она с детства участвовала в представлениях мимов и занималась проституцией. По свидетельству Прокопия, она часто приходила на обед, сооруженный в складчину десятью, а то и более молодцами, отличающимися громадной телесной силой и опытными в распутстве, и в течение ночи отдавалась всем сотрапезникам; затем, когда все они, изможденные, оказывались не в состоянии продолжать это занятие, она отправлялась к их слугам, спариваясь с каждым из них, но и тогда не испытывала пресыщения от своей похоти. Часто в театре на виду у всего народа она снимала платье и оказывалась нагой посреди собрания, имея лишь узенькую полоску на срамных местах, не потому, однако, что она стыдилась показывать их в народе, но потому, что никому не позволялось появляться здесь совершенно нагим. Юстиниан влюбился в нее до безумия. Сначала он сошелся с ней как с любовницей, хотя и возвел ее в сан патрикии. Пока жива была императрица Евфимия, жена Юстина, Юстиниан никак не мог сделать Феодору законной супругой. Но после ее смерти в 523 г. он стал добиваться обручения с Фео-дорой. Поскольку человеку, достигшему сенаторского звания, нельзя было жениться на блуднице, он заставил императора изменить древние законы и с тех пор жил с Фео-дорой как с законной женой.



В апреле 527 г. Юстиниан был провозглашен императором римлян наряду со своим дядей. Он вступил на престол вместе с Феодорой, а спустя четыре месяца Юстин скончался от болезни. И подданные, и соседние народы сразу почувствовали жесткую руку нового императора {Прокопий: «Тайная история»; 8, 9, 13, 14). В делах веры он старался придерживаться православия и в 529 г. поднял великое гонение на язычников и всякую ересь, причем имущество их велел отбирать в казну. Император обнародовал указ, согласно которому язычники и еретики не допускались на государственную службу (Феофан: 521). «Справедливо, — писал Юстиниан, — лишать земных благ того, кто неправильно поклоняется Богу». (Дашков: «Юстиниан Великий»). Храмы этих еретиков и особенно тех, которые исповедовали арианство, и все их имущество он велел отписать в казну {Прокопий: «Тайная история»; 11). Гонения не коснулись только мо-нофизитов, ибо им открыто покровительствовала императрица. Действительно ли это было или они договорились так между собой, чтобы один защищал исповедников одного течения, а другой — противоположного — неизвестно (Евагрип: 4; 10). Однако они сочли нужным сделать вид, что в религиозных спорах идут противоположными путями (Прокопий: «Тайная история»; 10). Что же касалось нехристиан, то в их отношении Юстиниан высказывался еще более сурово: «Язычников не должно быть на земле!» Тогда же была закрыта Платоновская Академия в Афинах {Дашков: «Юстиниан Великий»). Против самаритян, отказавшихся креститься, были двинуты войска. В результате трехлетней оже-сточенной войны (529-532 гг.) более 20 000 из них было убито, еще двадцать тысяч продано в рабство за границу, а остальные приняли насильственное крещение. Полагают, что в Самаритянской войне погибло около 100 000 римских подданных, а плодородная провинция превратилась в пустыню, покрытую пеплом и развалинами (Гиббон: 47). Корыстолюбие Юстиниана не знало границ. По словам Прокопия, он со всей земли забирал в свои руки частное имущество римлян, на одних возводя какое-нибудь обвинение в том, чего они не совершали, другим внушив, будто это имущество они ему подарили. Многие же, уличенные в убийстве или других подобных преступлениях, отдавали ему все свои деньги и тем избегали наказания за свои прегрешения. Он учредил множество монополий, продав благополучие подданных тем, кто не гнушался идти на такую мерзость. Сам он, получив плату за такую сделку, устранялся от этого дела, предоставив тем, кто дал ему деньги, возможность заправлять делом так, как им заблагорассудится (Прокопий: «Тайная история»; 8, 19).



Однако, несмотря на царящее везде беззаконие, именно в царствование Юстиниана были проведены важные реформы в области права. Реализуя свои обширные планы возрождения былого величия Рима, Юстиниан не мог обойтись без наведения порядка в делах законодательных. В середине VI века старое римское право из-за массы новых, часто противоречащих друг другу императорских и преторских эдиктов превратилось в запутанное нагромождение плодов юридической мысли, предоставлявшее искусному толкователю возможность вести судебные процессы в ту или иную сторону, в зависимости от выгоды. В силу этих причин, едва заняв трон, Юстиниан распорядился провести колоссальную работу по упорядочению огромного количества указов правителей и всего наследства античной юриспруденции. В 528-529 гг. комиссия из десяти правоведов кодифицировала указы императоров от Адриана до Юстиниана в двенадцати книгах «Кодекса Юстиниана». Не вошедшие в этот кодекс постановления были объявлены утратившими силу. К 534 г. было выпушено 50 книг «Ди-гест» — юридического канона по обширному материалу всего римского законодательства. По окончании деятельности комиссий Юстиниан официально запретил всю законотворческую и критическую деятельность юристов. Комментировать и толковать законы стало отныне нельзя. Это сделалось исключительной прерогативой императора (Дашков: «Юстиниан Великий»).

Юстиниану пришлось утверждать свою власть не только законом, но и прямым насилием. В начале VI века население столицы еще не имело к своим василевсам того почтения, которое установилось позже. Столичные жители, особенно на ипподроме во время ристалищ, не смущались выкрикивать свое нелестное мнение о правителях, а в случае чего чернь бралась и за оружие. Императоры Зинон и Анастасий многие годы вели с константинопольцами форменную войну и отсиживались в своих дворцах, словно в осажденных крепостях. Юстиниану пришлось укреплять авторитет своей власти железом и кровью. Начало его правления было отмечено мощным восстанием в столице, известным как восстание «Ника». Все началось с того, что городские власти Константинополя приговорили какого-то мятежника к смерти. 14 января 532 г. горожане захватили тех, кого вели на казнь, и тут же, ворвавшись в тюрьму, освободили всех заключенных там за мятеж или иное преступление. Город был подожжен, словно он находился в руках неприятелей. Храм Софии, бани Зевксипп и императорский дворец от пропилей до дома Ареса погибли в пламени; тогда же сгорели многие частные дома. Юстиниан с императрицей и некоторые из сенаторов пребывали в страхе и бездействии. 17 января Юстиниан приказал Ипатию и Помпею, племянникам ранее правившего императора Анастасия, как можно скорее отправиться домой; то ли он подозревал их в посягательстве на свою жизнь, то ли сама судьба вела их к этому (Прокопий: «Войны Юстиниана»; 1; 24). Утром 18-го сам император вышел с Евангелием в руках на ипподром, уговаривая жителей прекратить беспорядки. Он говорил, что жалеет о том, что не прислушался прежде к требованиям народа. Однако его освистали и заставили удалиться с позором. Часть собравшихся кричала: «Ты лжешь, осел!» Другие требовали, чтобы императором стал Ипатий. Немедленно толпы народа ворвалась в дом Ипа-тия и, несмотря на отчаянное сопротивление и слезы жены, одели его в захваченные царские одежды. К мятежу примкнула значительная часть сенаторов (Дашков: «Юстиниан Великий»). Солдаты, как те, на которых была возложена охрана дворца, так и все остальные, не проявляли преданности императору, но и не принимали явно участия в деле, ожидая, каков будет исход событий. Терзаемый страхом Юстиниан собрал во дворце совет из оставшихся с ним придворных. Они совещались между собой, как лучше поступить: остаться в столице или обратиться в бегство на кораблях. Немало было сказано речей в пользу и того и другого. Многие склонялись к тому, что следует бежать, но императрица Феодора возразила им: «По-моему, бегство, даже если когда-либо и приносило спасение, и, возможно, принесет его сейчас, недостойно. Тому, кто появился на свет, нельзя не умереть, но тому, кто однажды царствовал, быть беглецом невыносимо… У нас много денег, и море рядом, и суда есть. Но смотри, чтобы тебе, спасшемуся, не пришлось предпочесть смерть спасению. Мне же нравится древнее изречение, что пурпур — лучший саван». Так сказала Феодора. Слова ее воодушевили всех, и, вновь обретя утраченное мужество, они начали обсуждать, как им следует действовать. Все свои надежды Юстиниан возложил на полководцев Велисария и Мунда. Велисарий только что вернулся с войны с персами и привел с собой множество копьеносцев и щитоносцев. Мунд же начальствовал над варварами-герулами (Прокопий: «Войны Юстиниана»; 1; 24). Решено было напасть на мятежников, собравшихся на ипподроме по случаю коронации Ипатия. Велисарий с трудом провел свой отряд через сгоревшую часть города и внезапно явился перед трибунами. По его приказу воины начали пускать стрелы в толпу и разить направо и налево мечами. Огромная, но неорганизованная масса людей смешалась, и тут через «ворота мертвых» на арену пробились три тысячи герулов Мунда. В результате страшной резни было перебито около тридцати тысяч человек (Дашков: «Юстиниан Великий»), Ипатия стащили с трона и отвели вместе с Помпеем к императору. На следующий день солдаты убили и того и другого, а тела их бросили в море. Юстиниан конфисковал их имущество, а также имущество всех других членов сената, которые приняли их сторону (Прокопий: «Войны Юстиниана»; 1; 24). Неслыханная жестокость, с которой была подавлена «Ника», надолго устрашила римлян. Дальше, почти до самой смерти, Юстиниан правил спокойно.

После установления мира столица предстала перед глазами жителей обезображенной пожарами и разрушениями. Город представлял собой кучу чернеющих холмов, он был наполнен дымом и золою, всюду распространявшийся запах гари делал его необитаемым, и весь его вид внушал зрителям ужас, смешанный с жалостью {Дашков: «Юстиниан Великий»). Особенно горожане сожалели о гибели храма святой Софии, основанного Константином Великим. Но не прошло и сорока дней, как рабочие по велению императора приступили к сооружению нового храма. Десять тысяч человек, под руководством лучших архитекторов изо дня в день трудились на этой грандиозной стройке в течение пяти лет и одиннадцати месяцев. Сам император, одевшись в полотняную тунику, ежедневно наблюдал за ходом работ и поощрял их усердие своим фамильярным обращением, своей заботливостью и своими наградами (Гиббон: 40). Вновь воссозданный храм поражал и своими размерами, и величиной своего купола, и невиданной по красоте и богатству внутренней отделкой. Говорят, что после освящения собора Юстиниан обошел его и воскликнул: «Слава Богу, признавшего меня достойным для свершения такого чуда. Я победил тебя, о Соломон!» (Дашков: «Юстиниан Великий»).

Возрождение Софии положило начало невиданной по своим размерам строительной деятельности Юстиниана. Поврежденный пожаром константинопольский дворец был отреставрирован с небывалой роскошью. На азиатском берегу Пропонтиды, неподалеку от Хал-кедона, был возведен роскошный, окруженный садами дворец Ге-рея — летняя резиденция императора. В одном Константинополе и в соседних предместьях Юстиниан построил двадцать пять церквей во имя Христа, Святой Девы и святых; эти церкви были большей частью украшены мрамором и золотом. Но не только столица ощутила на себе заботу императора — едва ли не каждый из значащихся в календаре святых был почтен сооружением особого храма; едва ли не каждый из городов империи был облагодетельствован постройкой мостов, госпиталей и водопроводов, а Карфаген и Антиохия, разрушенные войнами и землетрясениями, были отстроены полностью. На границах империи возвели множество крепостей и укреплений для сдерживания напора варваров. Только на дунайской границе отстроили восемьдесят замков. Во Фракии и Дакии, превращенных гуннами в пустыню, были вновь основаны и заселены колонистами города. В Греции были исправлены развалившиеся укрепления Афин, Коринфа и Платей, защищены укреплениями Коринфский перешеек и Фермопильский проход. Не менее мощные укрепления были возведены на персидской границе, в Хер-сонесе Фракийском, в Крыму и Эфиопии (Гиббон: 40).

Все царствование Юстиниана прошло в ожесточенных войнах с варварами и соседями. Он мечтал расширить пределы своей державы до границ прежней Римской империи. И хотя его планы осуществились далеко не полностью, масштабы сделанных при нем завоеваний были впечатляющими.

В 532 г., после заключения мира с Персией, Юстиниан сосредоточил свои усилия на возвращении захваченной вандалами Африки. В качестве повода для начала войны были использованы внутренние распри в Вандальском королевстве. Еще в 531 г. свергнув и убив дружественного римлянам Хильдерика, власть в Карфагене захватил узурпатор Гелимер. Юстиниан объявил ему войну, хотя большинство сената высказалось против этой затеи. В июне 533 г. на шестистах судах в Африку было отправлено 15-тысячное войско под командованием Велисария. В сентябре римляне высадились на африканском берегу, осенью и зимой 533-534 гг. под Де-циумом и Трикамаром Гелимер был разбит, а в марте 534 г. сдался Велисарию.

Сразу вслед за тем началась Итальянская война. Летом 535 г. две небольшие, но хорошо обученные и оснащенные армии вторглись в пределы остготской державы: Мунд захватил Далмацию, а Велиса-рий — Сицилию. С запада Италии грозили подкупленные римским золотом франки. Устрашенный король готов Теодат начал было переговоры о мире и соглашался уже отречься от престола, но в конце года Мунд погиб в стычке, а Вели-сарий спешно отплыл в Африку на подавление солдатского мятежа. Теодат, осмелев, прервал переговоры и заключил под стражу императорского посла.

Мятеж в Африке вызван был решением Юстиниана присоединить все земли вандалов к фиску, в то время как солдаты надеялись, что император разделит их между ними. Легионы восстали, провозгласив командующим простого солдата Стоцу. Почти вся армия поддержала его, и Стоца осадил Карфаген, где заперлись немногочисленные верные императору войска. С прибытием Велисария, мятежники отступили от города, но война на этом не утихла. Собрав под свои знамена рабов и уцелевших вандалов, Стоца еще десять лет вел войну против императорских войск. Окончательно Африка была покорена только к 548 г. (Прокопий: «Войны Юстиниана»; 3, 4). К этому времени Ливия, протянувшаяся на столь огромные пространства, по словам Прокопия, была до такой степени разорена, что встретить там человека на протяжении долгого пути было делом нелегким и даже примечательным. А между тем, в этой богатейшей провинции до войны одних вандалов проживало около восьми миллионов человек, не считая потомков тех, кто прибыл сюда во времена римского владычества. Вина за этот ужасающий разгром целиком лежала на императоре, который, не позаботившись о прочном обеспечении своей власти, спешно отозвал из Африки Велисария, совершенно безосновательно возведя на него обвинения в тирании. После этого он немедленно послал оценщиков земли и наложил прежде небывалые и жесточайшие налоги. Земли получше он присвоил себе, стал преследовать ариан, а солдатам перестал платить жалование. Возникший вследствие этих причин мятеж и привел к конечному разорению Африки {Прокопий: «Тайная история»; 18).

Одновременно с Африканской войной продолжалось завоевание Италии. Зимой 536 г. Велисарий вернулся на Сицилию. В середине ноября римляне штурмом взяли Неаполь. Готский король Теодот был убит заговорщиками, а престол захватил Витигас. Но эта перемена уже не могла спасти готов. В ночь с 9 на 10 декабря 536 г. Велисарий вступил в Рим. Попытка Витигаса отбить город назад, несмотря на более чем десятикратное превосходство в силах, оказалась неудачной. В конце 539 г. Велисарий осадил Равенну, а следующей весной столица готов пала. Готы предложили Велисарию быть их королем, но полководец отказался. Тем не менее подозрительный Юстиниан отозвал Велисария из Италии и отправил сражаться с персами, которые в 540 г. внезапно напали на восточные провинции Византии. Следующие десять лет, когда империи пришлось одновременно вести три тяжелые войны, были самыми трудными в царствование Юстиниана (Пркопий: «Войны Юстиниана»; 5, 6).

Нападение персов на Сирию в 540 г. было внезапным и ошеломляющим. «Тогда же, — пишет Псевдо-Дионисий, — поднялся восточный ветер, то есть царство Персидское. Оно также усилилось и приготовилось к войне при помощи сильных народов всего Востока. Поднялись все цари земли восточной и направились на землю ромеев. Они прошли, разорили и покорили страну до великого города Антиохии и осадили его. Так как город возвел укрепления, чтобы оказать сопротивление врагу, то враг победил его, завоевал, разорил, сжег, пленил и разрушил до основания. Он унес даже мраморные плиты, которые были вделаны в стены и в дома, и весь город увели в плен». После этого набега персидская армия отступила на свою территорию, но война, начавшаяся таким образом, продолжалась еще много лет, оттягивая на себя значительные силы империи. В том же году гунны перепит Дунай, опустошили Скифию и Мезию. «По причине многочисленности их никто не мог устоять передними, — пишет Псевдо-Дионисий. — Они поэтому с таким презрением относились к этому царству, что послали сказать через послов: приготовьте нам дворец ваш — вот мы идем туда. Так что страх напал на императора и на вельмож. Ворота дворца тотчас были заперты и укреплены железными цепями, как если бы город весь сдавался без боя и старались укрепить только дворец. Ничего подобного не было ни видано, ни слыхано с основания города» (Дьяконов). Направленный против них племянник императора Юст погиб {Феофан: 531). Варвары осадили город. «Они прорвали внешнюю стену, разграбили и сожгли все предместья, — пишет Михаил Сириец, — пленили всех, кого нашли там и ушли. И опять пришли во второй и в третий раз. Потом, когда римляне собрались с силами против них, они истребили их всех мечом в битве» (Дьяконов). Славяне, участвовавшие в этих походах сначала как союзники гуннов, в дальнейшем продолжали свои набеги уже самостоятельно. Никакие укрепления не могли сдержать их страшного натиска. По свидетельству Прокопия, гунны, славяне и анты почти каждый год совершали набеги на Иллирию и Фракию и творили ужасающие насилия по отношению к тамошнему населению. Здесь было убито и порабощено столько людей, что вся эта область стала подобна Скифской пустыне (Прокопай: «Тайная история»; 18).

В Италии дела римлян также шли неважно. В 541 г. готским королем сделался Тотила. Ему удалось собрать разбитые дружины и организовать умелое сопротивление немногочисленным и плохо обеспеченным отрядам Юстиниана. За пять последующих лет римляне лишились в Италии почти всех своих завоеваний. Опальный Велисарий в 545 г. опять прибыл на Апеннины, но уже без денег и войск, практически на верную смерть. Остатки его армии не смогли пробиться на помощь осажденному Риму, и 17 декабря 546 г. Тотила занял и разграбил Вечный город. Вскоре готы сами ушли оттуда, и Рим ненадолго вернулся под власть Юстиниана. Обескровленная римская армия, не получавшая ни подкреплений, ни денег, ни продовольствия, стала поддерживать себя грабежом мирного населения. Это, как и восстановление суровых римских законов, привело к массовому бегству рабов и колонов, которые непрерывно пополняли войско Тотилы. К 550 г. он вновь овладел Римом и Сицилией, а под контролем Константинополя остались лишь четыре города — Равенна, Анкона, Кротон и Отранте (Прокопий: «Войны Юстиниана»; 7). По свидетельству Прокопия, Италия к этому времени была разорена еще больше, нежели Африка (Прокопий: «Тайная история»; 18).

В 552 г. Юстиниан направил в Италию тридцатитысячную армию во главе с энергичным и талантливым полководцем Нарсесом. В июне в битве при Тагинах войско Тотилы были разгромлено, а сам он погиб. Остатки готов вместе с преемником Тотилы, Тейей, отошли к Везувию, где во втором сражении были окончательно уничтожены (Прокопий: «Войны Юстиниана»; 8). В 554 г. Нарсес одержал победу над 70-тысячной армией франков и алеманов (Агафий: 2).

В том же году, воспользовавшись междоусобной войной вестготов, римляне захватили юго-восток Испании с городами Кордубой, Картаго-Новой и Малагой (Дашков: «Юстиниан Великий»).

Между тем Придунайские провинции продолжали опустошаться варварами. В конце 559 г. огромные полчища болгар и славян напали на Фракию, завоевали ее, многих убили и взяли в плен. Когда варвары подступили к стенам столицы, Юстиниан мобилизовал всех способных носить оружие, выставил к бойницам городское ополчение цирковых партий, дворцовую стражу и даже членов сената. Командовать обороной он поручил Вели-сарию. Нужда в средствах оказалась такой, что для организации кавалерии Велисарий собирал лошадей из императорского ипподрома, из богоугодных заведений и даже брал их у зажиточных горожан. Император приказал готовить корабли для того, чтобы отправиться на Дунай и отнять у варваров переправу. Узнав об этом, болгары и славяне просили через посла позволить им беспрепятственно возвратиться на свою сторону Дуная. Юстиниан послал к ним племянника Юсти-на и пощадил их (Феофан: 551).

Наконец, в 562 г. был заключен мир с персами. Причем после двадцатилетней опустошительной войны границы обеих империй остались практически без изменений (Гиббон: 42).

Таким образом, несмотря на, казалось бы, непреодолимые препятствия, несмотря на поражения, мятежи, набеги варваров, разорение государства и обнищание народа, несмотря на мириады жертв, Римская империя все-таки возродилась. Заплаченная за это цена была огромна, и уже современники Юстиниана ясно сознавали, что она неоправданно велика. Сам император к концу жизни как будто охладел к честолюбивым мечтам своей молодости. Он увлекся теологией и все меньше и меньше обращался к делам государства, предпочитал проводить время во дворце в спорах с иерархами церкви или даже невежественными простыми монахами. Летом 565 г. он разослал для обсуждения по епархиям догмат о нетленности тела Христова, но результатов его уже не дождался: он умер между 11 и 14 ноября (Дашков: «Юстиниан Великий»).

ЮСТИНИАН II РИНОТМЕТ

Византийский император Ираклейской династии, правивший в 685-695 и 705-711 гг. Сын Константина IV. Род. в 669 г. Умер 7 дек. 711 г.

Едва приняв власть, Юстиниан, по словам Феофана, возмутил весь порядок условий и договоров, сделанный его отцом Константином, и в 688 г. двинулся во Фракию против славян и болгар. Поначалу он добился успеха: болгар прогнал и, дойдя до Фессалони-ки, захватил там великое множество славян. Всех их — одних силой оружия, а других уговорами — он заставил переселиться в Малую Азию за Абидос в Опсикийскую область. Но на обратном пути император был застигнут болгарами в тесных горных проходах и с великою потерею войска, со множеством раненых едва мог уйти. Из переселенных славян Юстиниан набрал 30-тысячное войско, которое вооружил и снарядил на римский манер. Полагаясь на эти силы, он написал халифу, что более не хочет сохранять письменно заключенного мира. В 692 г. император со славянскими отрядами и с конницей пошел к Севастополю. Арабы объявили, что они не нарушали мира, но принуждены это делать по вине Юстиниана. Под руководством Муамеда они устремились на римлян, сразились с ними, но были разбиты. Тогда Муамед решил действовать по-другому: он тайно сошелся с вождем славян Гебу-лом, послал к нему колчан, набитый деньгами, обманул его многими обещаниями и уговорил перебежать к себе с 20 тысячами славян. После этого Юстиниан велел перебить всех оставшихся славян вместе с женами и детьми и отступил.

Со своими собственными подданными Юстиниан жил ничуть не лучше, чем с соседями. Он начал много построек, а надзирателем за работами поставил Стефана Перса, своего секеллария и первого евнуха, человека кровожадного и безжалостного: мало того, что он бесчеловечно мучил работников, но и самих начальников побивал камнями. Однажды в отсутствие императора он осмелился высечь кнутом, как секут розгами детей, императрицу Анастасию, мать императора. В то же время он всячески обижал народ и сделал имя императора ненавистным. В должность генерал-счетчика Юстиниан определил какого-то аббата Феодота, который прежде жил в отшельничестве во фракийских теснинах. Этот бедовый и слишком жестокий человек, требуя счетов, налогов и взысканий, вешал на веревках и подкуривал соломой многих государственных правителей, людей знатных и знаменитых. Также поступал он и со многими частными жителями, мучая их понапрасну, без вины и без всякого предлога. Сверх того градоначальник по царскому повелению заключал весьма многих в темницы и заставлял томиться их там по много лет. Все это увеличивало в народе ненависть к императору. Между тем Юстиниан потребовал от патриарха Кал-линика сделать молебствие для разрушения церкви пресвятой Богородицы, которая находилась близ дворца, чтобы на этом месте возвести беседку и ложи для цирковой партии венетов, где бы они могли принимать императора. Патриарх отвечал на это: мы служим молебствия для основания церкви, а на разрушение их молебствий не имеем. Но император все же настоял на своем, и церковь была разрушена.

Воспользовавшись всеобщим недовольством, полководец Леонтий в 695 г. сверг Юстиниана и, отрезав ему ноздри и язык, сослал в Херсонес Таврический. Ненавистных всему народу Стефана и Феодота сожгли на форуме Быка. До 698 г. низложенный император тихо жил в Крыму. Но, узнав о свержении Леонтия Тиберием III, воспрянул духом и объявил херсони-там, что вновь собирается царствовать. Тамошние жители, испугавшись опасности со стороны империи, решили либо убить Юстиниана, либо выдать Тиберию. Проведав об этом, он спасся бегством и, достигнув Дараса, потребовал свидания с каганом хазар. Каган принял Юстиниана с великими почестями, взял под свою защиту и отдал ему в жены свою кровную сестру Феодору. Спустя некоторое время Юстиниан, отпросившись у кагана, уехал в Фанагорию и жил там с женой. Тиберий тем временем вступил с хазарами в переговоры и обещал кагану множество даров, если он пришлет ему живого Юстиниана или хотя бы его голову. Каган наконец уступил его просьбам и отправил к Юстиниану охрану под предлогом защиты от его собственных соплеменников, а сам приказал Папацу, бывшему в Фанагории от его лица, и Валгицу, архонту Босфора, убить Юстиниана, как только они получат на то приказ Но так как через слугу кагана об этом была извещена Феодора, все стало известно Юстиниану. Он, призвав Папаца для беседы наедине, задушил его струной. Затем так же он убил и архонта Валгица. Феодору он отослал в Хазарию, а сам сбежал из Фанагории и прибыл в Томы. Найдя там рыбацкое судно, Юстиниан доплыл на нем до Символы, расположенной неподалеку от Херсонеса. Отсюда он послал тайно за своими друзьями и поплыл дальше на запад. Неподалеку от устья Днестра корабль попал в бурю. Все уже отчаялись в спасении. Тогда Миак, слуга императора, сказал: «Вот, господин, мы погибаем. Дай Богу обет во имя твоего спасения не наказывать никого из твоих врагов, если он вернет тебе царство». Но Юстиниан отвечал ему в гневе: «Да потопит меня Бог на этом месте, если я пощажу кого-нибудь из них». Невредимый вышел он из этой бури и достиг Дуная. Своего друга Стефана он послал к болгарскому хану Тервелю с тем, чтобы тот дал ему помощь для овладения империей его предков, и обещал Тервелю множество даров и свою дочь в жены. Тервель принял Юстиниана с почестями и дал ему в помощь много славян и болгар. Вооружившись, они на следующий год появились у Константинополя (Феофан: 680, 683, 686, 687, 696). Подойдя к стене Влахерн, Юстиниан в течение трех дней требовал у жителей, чтобы они приняли своего императора. Они же гнусно поносили и отсылали его. Тогда Юстиниан ночью вошел вместе с немногими сопровождавшими в город через водопровод и таким образом овладел столицей. Вскоре он обосновался во Влахернском дворце. Ираклия, брата Тиберия, и других его архонтов и оруженосцев он велел повесить на дереве у стены (Никифор: 704). Потом послал розыски во внутренние земли и перебил без разбору многих, замешанных и незамешанных в его низложении. Императора Тиберия и его предшественника Леонтия он велел в оковах влачить по городу. Когда же совершались конские ристалища и Юстиниан сидел под своим балдахином, их притащили и бросили перед ним. До окончания игр он попирал их ногами, а потом отослал на Собачий рынок и велел обезглавить {Феофан: 698). Хану Тервилю, раскинувшему шатры за стеной Влахерн, Юстиниан выказал большое внимание: пришел к нему сам, накинул на него императорскую хламиду, провозгласил кесарем, посадил рядом с собой и приказал, чтобы народ преклонил колена перед ними обоими. Затем, одарив его богатыми подарками, отослал назад. Калли-ника, городского патриарха, за то, что тот обесчестил его и провозгласил Леония, Юстиниан ослепил и сослал в Рим. Вместо него поставил патриархом Кира, который в годы ссылки предрек ему второе царствование. По отношению к подданным Юстиниан совершил множество убийств и злодеяний. Одних он назначал на архонат и сразу же посылал вслед за ними других и убивал; других призывал на обед и убивал ядом; третьих топил в мешках в море. По единогласной молве он был для подданных крайне жестоким зверем. Затем он послал в Хазарию за своей женой Феодорой и за своим сыном Тибе-рием, родившемся от нее, и венчал их на царствие. После этого, в 710 г., он разорвал мир с болгарами и, приведя многочисленную армию во фракийские области, выступил на войну с ними к городу Анхиалу. Но болгары, неожиданно для войска, рассеявшегося по этой равнине для заготовки продовольствия, напали и многих из них убили, других забрали в плен. А самого Юстиниана, оставшегося в Анхи-але, осаждали три дня. Он ночью перебрался на судно, бежал оттуда и снова вернулся в Константинополь {Никифор: 704, 705, 707).

Расправившись со своими врагами в столице, Юстиниан решил покарать за заговор против него также херсонитов и боспориан. В 710 г. он снарядил большой флот на средства столичных жителей, поставил во главе него патрикия Стефана и велел ему истребить мечом всех жителей в Херсонесе, никого не оставляя в живых. Римляне, прибыв в Херсонес, захватили крепость, так как никто им не воспротивился, и уничтожили всех мечом, кроме подростков. Свершив это дело, Стефан оставил архонтом в городе спафария Илью, погрузился на корабли и отплыл назад, но в пути флот его попал в бурю и почти весь затонул. Когда Юстиниан узнал об этом, то ничуть не опечалился, но, напротив, еще больше преисполнился радости и был уже в высшей степени одержим безумием. Он объявил, что отправит вторую армию, разрушит Херсонес и сравняет его с землей. Услышав об этом, херсониты послали к кагану хазар и отдались под его защиту. Спафарий Илья поднял восстание и провозгласил вместе с херсони-тами императором армянина Вар-дана, которого переименовали в Филиппика. Юстиниан в ожесточении заколол детей Ильи на груди матери, а ее саму заставил выйти замуж за ее повара, родом индийца. Вслед за тем император снарядил второй флот во главе с патри-кием Мавром, дал ему для осады тараны и осадные машины и приказал сравнять с землей стены Херсонеса и весь город, не оставляя в живых ни единой души. Как только переправился Мавр, он разрушил тараном две башни, но тут явились хазары, и война прекратилась {Феофан: 703). Патрикий Мавр, не зная, как продолжать осаду, и в то же время опасаясь возвращаться к Юстиниану, перешел на сторону херсонитов и Филиппика {Никифор: 711). Так как флот медлил и письма не приходили к императору, он отправился в Синопу, поближе к Херсоне-су. Тем временем Филиппик прибыл в столицу и без сопротивления овладел городом. Юстиниан же со своим войском приплыл позже и остановился в Дамастрии. Филиппик выслал против него спафария Илью, который вступил в переговоры с императорскими воинами и всем им обещал безопасность. Все солдаты бежали от Юстиниана, оставив его одного, и приняли сторону Филиппика, а Илья с яростью устремился на Юстиниана, схватил его за шею и набедренным мечом отрубил ему голову {Феофан: 703). Оруженосца Иоанна Филиппик отправил за сыном Юстиниана Тиберием. Они захватили его бежавшим в алтарь храма Пресвятой Богородицы. Иоанн вытащил малютку, держащегося за святой крест, не считаясь ни со святостью алтаря, ни с обильными слезами его бабки Анастасии — защищая внука, та сама оказалась вместе с ним в опасности, — и зарезал как бессловесную тварь за стеной на паперти. Вслед за ним умертвили многих из приближенных Юстиниана. Таков был конец Ираклейс-кой династии {Никифор: 711).

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Агафий. О царствовании Юстиниана. М., 1996. Акрополит Георгий. Летопись Великого логофета Георгия Акрополита. //ВИПДА. СПб., 1863.

Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1993.

Аппиан. Римские войны. СПб., 1994.

Аристотель. Политика. — В кн.: Аристотель. Соч. в 4 тт., т.4. М., 1983.

Арриан. Поход Александра. М.,1993.

Виктор С. Аврелий. О Цезарях. — В кн.: Римские историки четвертого века. М., 1997.

Виктор С. Аврелий. Извлечения о жизни и нравах римских императоров. — Там же.

Виктор С. Аврелий. О знаменитых людях. — Там же.

Вриениий Никифор. Исторические записки. М., 1997.

Геродиан. История императорской власти после Марка. СПб., 1995.

Геродот. История. М., 1993.

Григора Никифор. Римская история. СПб., 1862.

Диодор. Историческая библиотека. СПб., 1774.

Дион Кассий. История. (Отрывки.) — В кн.: Федорова Е.В. Императорский Рим в лицах. Смоленск. 1995.

Дука. Византийская история. — В кн.: Византийские историки Ду-ка, Сфрандизи, Лаоник Халкондил о взятии Константинополя турками.//ВВ. Т.7. 1953.

Евагрий. Церковная история. СПб., 1853.

Евнапий. Продолжение истории Дексиппа. — В кн.: Византийские историки. СПб., 1860.

Евсевий. Церковная история. М., 1993.

Евсевий. Жизнь Константина. — В кн.; Евсевий Памфил. Сочинения. Т.2. СПб., 1849.

Евтропий. Краткая история от основания Города. — В кн.: Римские историки четвертого века. М., 1997.

Зосим. Новая история. (Отрывки). — В кн.: Хрестоматия по истории Древнего Рима Под ред. С. Л. Ут-ченко. М., 1962.

Иоанн. Церковная история. (Отрывки). — В статье: Дьякон А. Известия Иоанна Эфесского и сирийских хроник о славянах VI-VII вв. //ВДИ, 1946, No1.

Иордан. О происхождении и деяниях гето






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.029 с.