В поисках привлекательного субъекта — КиберПедия


Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

В поисках привлекательного субъекта



Введение

Для меня эта книга — своего рода вызов.

Вызов заключается в попытке выявить постоянные величины, указать ориентиры в мире эмоций и чувств, то есть в тех сферах, которые человек многие тысячелетия - возможно, даже со времени своего появления на земле - воспринимает как таинственные, непостижимые, туманные, опасные и двусмысленные.

Работая долгие годы психоаналитиком, я понял, что у нас больше не считается нормальным, чтобы любовь — я имею в виду чувство, всецело связывающее двоих людей психически, сексуально и духовно — продолжалась всю жизнь.

В последнее время я постоянно имею дело с публикациями моих коллег-психоаналитиков и другими интеллектуальными трудами, авторы которых утверждают и доказывают, что отношения любви непостижимы, неконтролируемы и необъяснимы, причём считают, что так это и должно быть. Некоторые из них заходят ещё дальше, говоря, что любовь по самой своей природе должна содержать в себе болезнь, патологию. Отсюда, по их мнению, проистекает неподвластная никаким законам, выходящая за все рамки сила, которая делает всё дозволенным в отношениях между партнёрами.

Если это верно, если следует ожидать, что, когда мы полюбим, станут выходить на поверхность наши отрицательные, неведомые, гибельные фантазмы, то мои исследования - как психоаналитика и писателя -совершенно бесполезны.

Однако это не так.

Я не хочу верить в то, что в любви невозможно делиться всем, что чувства должны оставаться неясными, двусмысленными, невыразимыми, неадекватными.

Почему мне со всех сторон говорят, будто на самом деле в отношениях между мужчиной и женщиной необходим обман, компромисс? Почему все утверждают, что любовь напоминает скорее состязание, ненависть, чем дружбу и сопричастность? С другой стороны, повседневная жизнь, реальность, в которой мы живём, показывает, что в семье коренится высочайшая степень невроза, насилия. История отношений между партнёрами часто представляет собой мрачный путь, ведущий ко взаимному разрушению, к сущностной разобщённости.

Почему так происходит?

Любовь невыразима - вот почему, когда о ней говорят, оказывается, что один человек имеет в виду одно, другой - совершенно другое, прямо противоположное. Любовь содержит в себе жизнь и смерть, здоровье и болезнь, добро и зло. Такова её сущность, и потому она ускользает от всех попыток заключить её в рамки, подчинить каким-либо правилам.

Хотя такой опыт и переживают, по крайней мере однажды в жизни, все люди, никому не удаётся рассказать о своей любви полностью: обо всех её оттенках, превратностях, страхах, планах, фантазиях, невысказанных моментах. Слова бесполезны, потому что любовь, как и счастье, принадлежит к сфере мифов. Она связана с душой. Она неопределима. Только поэзия, искусство может приблизиться к ней. Она сложна, многообразна, устремлена ввысь, неукротима, соединяет самые глубокие тайники души, где переплетаются между собой добро и зло, жизнь и смерть, где логика и здравый смысл сменяются желаниями, эмоциями и чувствами. Она стремится к абсолюту, но не желает, чтобы её абсолютизировали, гипостазировали, как хотел бы того человек.



Но человечество больно — ему не удаётся пребывать в рамках извечной дихотомической игры знания о неизбежности смерти и нежелания о ней знать, — и оно изобрело время, поскольку сочло необходимым дать определение жизни. Поэтому оно мечтает о любви, говорит о ней всегда и всюду, и всё же не умеет любить. В силу своего невроза оно заставило любовь выйти из свойственной ей невыразимости, чтобы дать ей имя. Человечество боится, не может больше встретиться лицом к лицу с непознаваемым, неведомым. Вот почему ему приходится всему давать имя, определение. С веками оно привыкло проводить всё, что его окружает, через так называемый "разум", не ведая о том, что любовь - это также интуиция, несоизмеримость, тайна.

Сегодня нам понятно, почему человек, достигнув невиданного уровня научно-технического прогресса, ненамного улучшил (если вообще улучшил) своё познание тайны любви, жизни, самого себя. С одной стороны, он смешивает любовь с обладанием, с другой - отделяет любовь от развития мира, индивида, отношений между людьми, чтобы сделать её неосуществимой иллюзией совершенного всемогущества. В этом "бреду всемогущества" человек извлекает любовь из своей личной и общественной истории и превращает её в миф о счастье: "И жили они в счастии и радости". Однако всем этим он стерилизует, убивает любовь, представляя её неспособной меняться, жёсткой, приписывая ей собственные неврозы и в связи с ней показывая всю смертность, которой пронизано всё существование человека конца второго тысячелетия и которая приводит к тому, что мы говорим друг другу: "Ты не умеешь любить", замыкая таким образом демонический, заклятый круг, исключающий изменение, разнообразие.



Но делается ли всё это намеренно, умышленно, или же по неведению, в силу неспособности, ограниченности?

Этого я не знаю и в настоящей книге не стремлюсь выяснять.

Знаю только, что, с какой бы стороны и на каком бы уровне осознанности ни атаковали любовь, она победит, потому что она динамична, неповторима, волшебна, несокрушима — одним словом, божественна.

Любовь победит по той простой причине, что без любви человек не может существовать. По определению. Разумеется, я говорю не только о сексе, не только об отношениях между мужчиной и женщиной, но также, и прежде всего, о тех координатах, в которые включена любовь: о жизни и смерти, о добре и зле, о Боге.

 

I. Принять вызов: любить

Не бояться любить

Жизнь включает в себя смерть и сама включена в неё.

Жизнь не поддаётся определению, она бесконечно интенсивна и широка, и человек может воспринимать её только в том случае, если войдёт в дихотомическую игру знания о неизбежности смерти и нежелания о ней знать (см. В. Альбисетти. Бытъ счастливыми. Психотерапия для всех. Издательство "Паолине". Москва, 2000).

Невозможно говорить о любви, не говоря о психике и о человеческой сущности. Мы уже преодолели взгляд на личность как на статическую, неизменную систему. Нет ничего более динамичного, свободного и открытого, чем течение жизни.

Любовь уходит корнями в само существование человека, в подсознание, где соединяются противоположности, где оказывается непрочной граница между личностной целостностью и болезнью, где исчезает способность судить, но где можно и должно искать начало неудовлетворённости жизнью, тоски, чувства одиночества, желания завершённости и совершенства, где находится причина страданий человека и. в сущности, смысл жизни, бесконечность, точка отправления.

Всё это пугает, я знаю. Может быть, именно поэтому, с одной стороны, нам советуют воспринимать любовь такой, какая она есть, как будто единственная наша задача состоит в том, чтобы переживать её пассивно; с другой стороны, нас учат практическому применению различных механизмов в отношениях любви, вплоть до самых мелких. Я не верю ни в одно, ни в другое. Оба подхода продиктованы страхом.

Я хотел бы убедить читателя использовать иную возможность: не бояться. Не бояться погрузиться в мир любви — столь сложный, но плодотворный и жизненно важный. Войти в него означает войти в самих себя, понять свою истинную сущность, пережить те особые состояния психики и духа, в которых каждый встречается с отражением собственного "я", узнаёт свои пределы, испытывает себя, углубляет самопознание. Если человек убегает от этого, находя убежище в сексе, беспорядочных отношениях или попытке избежать страдания, значит, он болен, он боится жизни.

Любовь — это риск. Риск потерять себя в другом человеке и остановиться, не сумев выйти из этого состояния. Но у нас есть также возможность глубоко узнать друг друга и вместе обрести ещё большую жизненную силу.

Любить — это значит открываться. Это игра в открытую, в то время как всё в нашем мире учит нас закрываться, защищаться, использовать любые средства, лишь бы не подвергать себя опасности, чтобы нас не ранили, не уничтожили, не "купили".

Любовь — это истина. Она не признаёт уловок, компромиссов, двойной или тройной игры. Она пряма и сущностна.

Любовь — это замысел. Она обречена на смерть, если не проходит определённый путь.

Любить — это значит делать выбор. Не принимать покорно то, что нам предлагают, но претендовать на активную, творческую роль в формировании отношений, никогда не искать удобного пути, стремясь к истинному супружеству умов прежде, чем тел.

Любовь — это достоинство. Она не довольствуется тем, что попадётся под руку, не заполняет сексом внутреннюю пустоту, но уважает себя, свою уникальность.

Любовь — это целостность. Отношения истинной любви никогда не ломают, не ранят личность человека, но напротив, возвышают её и помогают ей расти.

Любить означает придавать смысл жизни. Переживая опыт любви, мы начинаем видеть истинное, незримое значение вещей и событий, из которых составляется линия человеческой жизни.

Любовь — это познание. Благодаря ей мы становимся причастными мудрости, узнаём новые пути, которые иначе остались бы для нас неведомыми, и приходим к самим себе.

Однако существует прямая противоположность всему этому.

Вот почему любовь - это также свобода. Свобода жить или болеть, умирать. Выбор за нами. От уровня нашего невроза зависит то, как, когда и насколько сможем мы войти в любовь; ведь для того чтобы была любовь, нужно иметь способность любить. Любовь не появляется из ничего, не приходит ко всем. Точнее, мы все можем любить, обладаем в потенциале этим свойством; но немногие ищут любовь, находят её и осуществляют, потому что способность к любви идёт наравне с ростом личности. Ни то ни другое не даётся как дар, поступающий извне и могущий выпасть каждому, как некое необычайное событие. Вне нас самих не существует ничего. Внешний мир есть не что иное, как отражение нашего внутреннего содержания. Или, во всяком случае, мир - это лишь то, что мы воспринимаем.

Только познав самих себя, можно познать любовь.

Это одно и то же.

Зрелость личности, то есть способность любить — это необыкновенное состояние, которое мы все хотели бы обрести, испытать, но которое не относится к сфере удачи, случая: оно предваряется долгим, трудным, выстраданным путём подготовки, тренировки. Это нечто необычайное, являющее собой результат обычного; и именно это есть наше истинное, подлинное состояние как человеческих существ.

Не нужно завидовать счастливой паре или зрелой личности! Не нужно думать, что нам не повезло или мы не способны! Мы все имеем возможность расти и стать способными любить.

Мы созданы для этого.

В этом наше предназначение. Единственное.

Следовательно, не нужно думать, что счастье в любви и мудрость — это дары, приходящие неизвестно откуда и только к особо удачливым людям.

Но будем внимательны!

Невозможно любить, если мы не вступили прежде, и уже давно, на путь духовного роста. Это ключ, магический шифр, дающий нам, сколь бы ни были мы малы, возможность уверенно продвигаться по пути любви.

Человеку, не развивающему собственную личность, лучше не вступать на этот путь, не любить. Это совет настоящего друга.

 

Влюблённость и любовь

Перед тем как перейти к общей характеристике пути к настоящей, истинной и долговременной любви, я хотел бы очистить поле от классического элемента, вносящего неясность: влюблённости.

Почти все путают любовь с влюблённостью. Женские журналы, телепередачи, фильмы, литература (за исключением некоторых авторов) превозносят момент влюблённости, как будто в ней суть настоящей любви. А ведь достаточно иметь немного здравого смысла, чтобы понять, что переживание влюблённости сильно отличается от постоянной любви.

Сегодня мы живём в таком обществе, в котором ценность всякой вещи зависит от рыночного спроса, имидж продукта важнее самого продукта, средства массовой информации стали настолько могущественными, что создают самые настоящие поведенческие модели. Любовь же, путь личностного роста, дух почти повсюду на земном шаре имеют мало значения, не ценятся. В этом обществе влюблённость переживается как любовь, потому что важен образ индивида, но не его зрелость. Средства массовой информации оказывают программирующее действие на мысли и чувства: теперь все люди одинаково думают и любят — или считают, что любят. Непохожесть — то, что отходит от общепринятой модели, — воспринимается как тревожный знак, отклонение. В таком обществе, в котором жизнь человека поглощается работой и другими обязанностями, ощущение одиночества и покинутости неудержимо распространяется, а общение между людьми почти совсем исчезло, секс нередко считается единственным актом, способным дать видимость общения, тепла, единения между человеческими существами. Современный человек уже не умеет общаться ни словами, ни жестами, и та форма общения, которая, по моему мнению, безусловно является самой последней и применимой только в строго определённом контексте — сексуальные отношения, — для многих становится первой и единственной. Ощущая сексуальное влечение к партнёру, человек верит, что нашёл большую любовь. Более того, это принимается за доказательство интенсивности и правильности отношений, в то время как на самом деле являет собой всего лишь доказательство глубокой неспособности общаться другими способами.

Итак, мы путаем влюблённость с любовью.

Я перечислю некоторые свойства и того и другого, чтобы читатель мог понять, переживает ли он моменты влюблённости или идёт по пути любви.

Влюблённость принадлежит к животной природе человека, любовь - к его зрелости. Для того чтобы влюбиться, не нужно мужества: достаточно пустить всё на самотёк и дать себе волю. Но я обращаюсь к людям, которые хотят использовать свой разум и способность к трансцендентности. А иначе, чем бы мы отличались от животных? Для влюблённости секс имеет решающее значение, в отношениях любви он необязателен. Многие люди считают себя "хитрыми", живя так, как они живут: больше во влюблённости, чем в любви. Но они ведут себя так только потому, что не хотят признать бедности своих эмоций и своей неспособности общаться каким-либо иным способом, кроме сексуального.

Во влюблённости человек видоизменяет, искажает реальную действительность, приспосабливая её к этим отношениям; в любви реальность становится неотъемлемой частью отношений, возвышая и укрепляя их.

В состоянии влюблённости образ другого человека становится наваждением, без него жизнь кончена; в любви партнёр всегда присутствует, отношения с ним продолжаются всё время, потому что мы построили или строим вместе с ним замысел, саму жизнь.

Влюблённость — это не замысел, это лишь восторженность момента, даже если она продолжается месяцы или годы.

Влюблённость покрывает глубокое внутреннее одиночество, человек стремится быть вместе с партнёром для того, чтобы чувствовать себя живым; в любви наш духовный мир — автономный, независимый от партнёра — в результате свободного выбора соединяется с миром любимого человека, чтобы идти дальше вместе.

Влюблённость — это искра, принимаемая за огонь; любовь — это пламя, которое постоянно поддерживается.

Во влюблённости восторженное состояние возможно только в присутствии партнёра; в любви счастье составляет постоянную основу жизни.

Влюблённость создаёт иллюзию роста, будучи только остановкой, временным прекращением невроза; любовь по определению являет собой личностный и, как следствие, совместный рост.

По окончании влюблённости человек испытывает ощущение огромной пустоты: возможно, оно всего лишь открывает пустоту, которая была и прежде, а теперь стала ещё более горькой. Любовь же, о которой я говорю, не видит конца, потому что пустоты не было никогда, даже до её начала.

Влюблённость боится смерти; в любви переживается много смертей, но все они растворяются благодаря умению во всём видеть смысл, значение.

Во влюблённости отрицается предел; в любви предел ищут, признают, принимают и превозносят.

Во влюблённости благоразумие изгоняется; в любви оно играет важную роль.

Влюблённость по самой своей природе исключительна; любовь универсальна.

Влюблённость — это обладание; любовь — дар.

Влюблённость господствует над людьми, переживающими её; идущие по пути любви вместе управляют своей любовью, а не управляются ею.

Влюблённый человек стремится к слиянию: обычно он одержимо воспроизводит в уме образ партнёра, его глаза, лицо... В любви постоянно делается выбор.

Сомнения ранят влюблённость, но укрепляют любовь.

Влюблённость состоит в основном из ощущений; любовь, помимо этого, включает в себя волю.

Влюблённость по существу созвучна психологии ребёнка, который в своём детском стремлении ко "всемогуществу" желает получить всё и сразу; любовь - удел зрелых людей, которые не боятся времени, но напротив, принимают его в расчёт.

Влюблённость поверхностна и довольствуется наружностью; любовь черпает силы из глубины личности партнёра. Любовь никогда не бывает поверхностной.

Влюблённости присуща потребительская логика; любви — логика бытия, познания.

Страдание убивает влюблённость; любовь включает его в себя.

Во влюблённости двое превращаются в ничто; в любви они умножаются.

Влюблённость легка, но она опустошает; любовь трудна, но она наполняет.

 

Способность любить

В основу способности любить входят те же элементы, которые нужны для интенсивного, творческого личностного и, соответственно, совместного роста. Чтение этих страниц может разочаровать тех, кто ожидает найти здесь инструкции для того, чтобы научиться любить. Способность любить нельзя приобрести посредством теоретического знания, как при подготовке к экзамену, когда мы слушаем лекцию или читаем учебник. Этого не выучишь наизусть.

Способность любить входит в сферу возможностей каждого человеческого существа и воплощена в нём. Как и всякая другая способность, она внутри нас. Её невозможно получить извне или от кого-то, кроме самого себя.

Нужно, однако, искать её, узнавать, принимать, чтобы потом суметь развить, расширить и укрепить. Согласно моей теории человек не может любить, если он не вырос, не стал психически и духовно зрелым. Более того, по-моему, эти понятия взаимосвязаны: не существует зрелой личности, которая не умела бы любить, и наоборот. Человеческая личность не состоит из неподвижных, разобщённых частей - она целостна на всех составляющих её уровнях. Поэтому нет, по моему мнению, человека, который был бы, например, эгоистичным у себя дома и великодушным на людях. Или в одном, или в другом месте он неискренен.

Для того чтобы быть влюблённым или любить в общепринятом смысле, нет никакой необходимости в психологической и духовной зрелости. Сегодня личностная подготовка, выставление на обсуждение собственных мнений, уменьшение своего эгоизма считаются риторическими, абсурдными, вышедшими из моды, устаревшими понятиями и даже воспринимаются как нечто отрицательное, мешающее отношениям между двумя людьми, отягощающее их.

С другой стороны, рекомендации, которые я буду давать в этой книге, являются всего лишь предложением, побуждением к росту и любви, Я ведь прекрасно знаю, что каждый из нас уникален и неповторим, что не существует рецепта, подходящего для всех, и что пути, выводящие на главную магистраль психологического и духовного роста, а следовательно, и увеличения способности любить, могут быть разными, личными, своими для каждого человека. Те, кто знают мои взгляды, знают также, что я не разделяю точки зрения о человеке как о существе однозначном, лишённом противоречий. Я придерживаюсь диалектического подхода к изучению личности, при котором принимается в расчёт её двойственность, противоречивость, её опыт страдания (см. В. Альбисетти. Воля к выздоровлению. Издательство "Паолине". Cinisello Balsamo, 1987), одиночества, покинутости, но также и её стремления получить "всё и сразу", быть совершенной, разрушать саму себя -другими словами, принимаются в расчёт добро и зло, жизнь и смерть, которые есть в каждом из нас.

Я осознаю неизмеримую сложность человека и любви.

В моей теории любви ничто не превращается в предмет поклонения, ничто не выводится за рамки нашего истинного, человеческого, а значит, противоречивого измерения, полного наличия и отсутствия, удовлетворения и недостатков, ничто не выходит за пределы естественного развития природы, а следовательно, изменчивости. Всё включается в бесконечное, неизведанное движение, где нет места обману и самообману, непосредственному или скрытому господству над другим человеком, где бином «жертва-палач» исчез навсегда, где уникальность и неповторимость одного человека уважается другим, где партнёр не воспринимается только как тело и лицо. Где присутствует бесконечное желание любить, присущее человеческому существу. Существу, которое постигает и хочет постигать, которое понимает, что, для того чтобы узнать другого человека, нужно прежде узнать самого себя, и, сознавая, что истинная сущность личности навсегда останется неизведанной, всё же имеет мужество непрерывно пытаться раскрыть её значение.

Переживание влюблённости и нынешней "любви" принимает, напротив, "абсолютный" характер, претендует на совершенство и вечность. В этом случае партнёр обожествляется, абсолютизируется, делается центром, вокруг которого вращается наш воображаемый мир, становится навязчивой идеей настолько, что, когда подобные отношения заканчиваются или когда реальной действительности как-то удаётся войти в этот "бред всемогущества", в это нескончаемое желание, неудовлетворимое, потому что оно порождается неврозом, в душе остаётся только огромная пустота, безмерное разочарование, ощущение насилия, обмана, покинутости и смерти.

 

 

II. На пути к познанию

В чём состоит наша задача

Если мы спросим себя, что такое любовь, нам придёт в голову тысяча ответов, и ни один из них не удовлетворит нас полностью.

Почему?

Потому что, как я уже отметил, любовь неразрывно связана с нашим бытием здесь, на этой земле.

Мы могли бы дать любви банальное определение, сказав, что это секс, или секс плюс чувство, или только чувство.

Или же это нечто большее, или меньшее.

Нет.

Любовь - это что-то другое. И пусть об этом скажет время, пока мы готовимся вступить в третье тысячелетие.

Прежде я дал вам услышать — и вы, услышав, согласились со мной — тот голос бездонной, неописуемой пустоты, который раздаётся в ответ на попытки дать определение любви. В том измерении, куда я хочу привести вас теперь, любовь сразу же обретает свои истинные черты, своё настоящее имя, которое было наречено ей, возможно, уже давно, изначально. Я говорю об измерении бытия. В нас всё уже заложено Богом. Теперь нам предстоит прийти к осознанию этого. Мы божественные создания. У каждого из нас, без единого исключения, есть в душе божественное ядро, даже если мы не хотим этого осознавать. Оно являет собой породивший нас источник, начало и в то же время цель. Нам достаточно заглянуть в себя поглубже, чтобы понять это, чтобы научиться называть вещи их правильными именами, чтобы найти смысл и достичь гармонии в ожидании высшей Гармонии.

Нужно познать самих себя. Достаточно заглянуть в самих себя, и любовь естественным образом назовётся своим настоящим именем. Человек необратимо одарён смыслом. Личность, хочет она того или нет, живёт со смыслом и не может выйти из него, иначе её уделом будет невроз и смерть.

Смысл находится внутри нас. Невозможно любить, если мы не обрели смысл. Вот волшебный ключ! "Люби других, как самого себя." Это и значит: если ты хочешь любить, точкой отсчёта является любовь к самому себе, познание самого себя. А для этого необходимо уметь придавать смысл, значение всем вещам.

В книге "Быть счастливыми" (В. Альбисетти. Бытъ счастливыми. Издательство Паолине, Москва, 2000) я указал на возможный источник способности придавать смысл. Человеческое существо знает о том, что ему предстоит умереть. Величие и/или драма человека состоит в знании собственной судьбы. Человек начал становиться разумным, когда узнал, что ему придётся умереть.

Тайна человеческого существа заключается именно в этом: в знании о предстоящей ему смерти. Вся жизненная игра состоит в знании о том, что мы должны умереть, и нежелании об этом знать.

В этой игре утверждения-отрицания, присутствия-отсутствия, жизни-смерти обретается свобода человеческого существа. Свобода жить, свобода заболевать. Хотим мы участвовать в этой игре или нет, сознательно или неосознанно, но мы все включены в неё. Только сумасшедший, вероятно, может быть зрителем. Тот, кто выходит из игры или думает, что вышел, не живёт, даже если убеждён в обратном. Как это ни парадоксально, такие люди обычно имеют больше денег, власти, секса и славы, чем другие. Но, что бы ни делали они в своей жизни, это не будет иметь никакого значения, потому что они не пришли к бытию, отклонились от пути психологического и духовного роста и не могут по-настоящему любить, даже если они сами иного мнения.

Значение, смысл вещей и людей превращается в ничто, если они не включены в экзистенциальный дуализм. В этом случае всё, что человек имеет, остаётся за пределами истинного значения, сущности. Тот, кто не хочет расти, никогда не войдёт в жизненный, подлинный круг человеческого существования. Всё, что он будет думать и говорить, в действительности окажется смертным. Во всяком случае, его логика — это логика обладания.

Парадоксальным образом не существовало бы ни невроза, ни отсутствия психического покоя, не будь у человека внутренней свободы. Именно эта свобода позволяет индивиду заболевать или улучшать своё психическое состояние. Для того чтобы любить по-настоящему, личности необходимо иметь низкий уровень невроза. Чем он ниже, тем больше наша способность к истинной любви.

Итак, в моей теории истинной любви отправной точкой является труд самопознания, анализа, направленный на то, чтобы узнать о собственном неврозе и принять его, суметь назвать его по имени — его настоящим именем, — а затем постараться уменьшить его, зная при этом, что полностью устранить его невозможно. Человек, стремящийся свести собственный невроз к возможно более низкому уровню, поистине мужествен; это герой, воин, сын Божий.

Только на таком пути он встретит настоящую любовь, она придёт сама собой. На этом уровне уже нет необходимости её искать: она находится у человека внутри. Теперь уже он сам неким чудесным образом соединится со своим партнёром.

И тогда их отношения примут своё извечное имя: супружество. Супружество духовное, психологическое и телесное. Подлинное супружество, то есть такие отношения, при которых партнёры вместе идут по пути к бытию, к источнику и цели, к максимальному уменьшению своего невроза и, впоследствии, невроза своих детей, семьи, группы, общества.

Те же люди, которые не чувствуют себя невротиками, считают себя лучше других, не ставят вопроса о своём состоянии и путают влюблённость с любовью, -мертвы. Человек имеет возможность жить живым или мёртвым. Жить мёртвым — это значит не принимать решений, не делать выбора, не желать знать, не стремиться к познанию. Короче говоря, не придавать смысла самому себе и, следовательно, всем вещам.

Решим ли мы жить, зависит только от нас. Это индивидуальный выбор.

Он относится к сфере нашей свободы.

Мы можем прожить жизнь, или же позволить ей диктовать нам свои условия.

Прежде чем предложить вам, дорогой читатель, дорогая читательница, войти в измерение бытия, я задам вам вопросы. Перед вами всегда стояла проблема: поступить так или иначе? Правильно это или ошибочно? И разум постоянно пребывал в нерешительности, никогда не был уверен, нужно ли делать то, что вы делаете. Или нет? Вы думали: выйти ли замуж за того человека или за этого? Жениться на той женщине или на другой? И в конце концов разуму приходилось принимать решение. Когда нужно что-либо решить, а разум остаётся в одиночестве, он всегда колеблется. Поэтому может случиться, что, выйдя замуж или женившись, вы глубже узнаете своего супруга и пожалеете об этом браке.

Никто и никогда не находит для себя подходящего мужчину или подходящую женщину. Это очень странно, не правда ли? Миллионы людей ошибаются в выборе партнёра? Нет. Очевидно, что это не вина партнёра.

Не существует неподходящих мужчин или женщин.

Ошибочен уровень, на котором мы выбираем друг друга, действуем, живём. Мы подключаем к работе только разум и тело.

Войдите в мир самопознания, смысла, вступите на путь роста. Перечитайте фразы, написанные мною прежде, и вы сразу найдёте подходящего мужчину или подходящую женщину. Вы вступите в брак, и в таком супружестве я желаю вам иметь много детей.

Задача, которая стоит перед нами, заключается не в том, чтобы искать любовь — нужно войти в смысл, осознанность, бытие. Туда, где начало и конец составляют одно целое.

 

Наш внутренний путь

Первая фаза, которую необходимо пройти на пути к познанию, состоит в отрешённости от мирских вещей: денег, успеха, секса.

Когда мы так говорим, это кажется простым и отдаёт клерикализмом. Но проблема намного сложнее, ведь то, что мы видим вне самих себя, на самом деле уже находится внутри нас.

Если мы будем смотреть на вещи другими глазами, просто и осознанно, если будем способны любить, то, например, деньги станут для нас тем, что они есть: бумагой, денежной бумагой, которая служит для того, чтобы вступать в контакт с другими людьми, обмениваясь предметами, вещами, займами. Деньги не отрицательны сами по себе. Отрицательным может быть то значение, которое мы им придаём.

Следовательно, нужно изменить своё внутреннее содержание, а не внешние обстоятельства. Сделать это нелегко.

Каждый из нас уникален, неповторим и являет собой результат своей личной истории. Это нужно учитывать, если мы хотим стать существами, осознающими своё существование, хотя и погружёнными в непрерывное движение жизни. Движение, в котором наше "я" в процессе роста нашло возможности для приведения в действие механизмов отождествления, защиты, различных маний, наваждений, навязчивых идей; в котором оно прошло, как говорят психоаналитики, разные фазы, характерные для детства: оральную, анальную, фаллическую; в котором ему пришлось "употребить в пищу" образы матери и отца, спроецировав их внутрь; в котором оно ощущает неясный страх смерти и сильное стремление к вечности.

И всё это нельзя перепоручить никому другому.

Порой нам хотелось бы никогда не родиться, переложить на других тяжесть жизни, но это недопустимо.

Никто не может занять наше место.

Это мрачные мысли, но наше самопознание могло бы начаться именно с них, заставив нас задаться вопросами о том, где их источник и как можно с ними справиться. Только зная скрытую часть собственной личности, свою тёмную сторону, человеческое существо может считать себя таковым. Горе человеку, если он не встретится с трудностями, не ощутит себя несчастным, если его непосредственно не коснётся боль, страдание, страх. В таком случае он ничем не будет отличаться от животного! Можно познать истинное, только познав ложное. Необходимо пройти через видимое, чтобы добраться до подлинного. Неизбежно придётся умирать, чтобы перейти к жизни.

Это должно стать для нас дисциплиной, стилем жизни, нашим способом идти по пути земного существования. Только так возможно обрести самопознание и способность любить.

Нет прямой дороги к истине.

Это с самого начала заложено в нашей душе. Реальное можно узнать только через ложное. Чтобы полюбить по-настоящему, необходимо пройти через влюблённость, или "любовь" в общепринятом смысле этого слова. Для того чтобы открыть свою истинную личность, нужно понять и устранить всякое отождествление с внешними моделями, чуждыми нашей подлинной природе. Для этого требуется делать усилия, страдать, быть мужественными, постоянно внимательными и дисциплинированными. Нужно снять с себя лишний груз, навязанный нам ложными моделями, внешними и внутренними ориентирами. В сущности, наше представление о самих себе — это тот образ, который внушили нам другие люди и с которым мы сами себя отождествляем. Для того чтобы снять со своего "я" кору накопившихся на нём отложений, часто бывает недостаточно целой жизни.

Однако надо всегда стараться это делать.

Также и потому, что иначе мы будем оставаться неудовлетворёнными, несчастными, неспособными любить.

Ещё раз подчеркну ту истину, что в нас заключена огромная, божественная сила. Даже если мы сами того не хотим, она каким-то образом подталкивает нас, побуждает начать путь. Поэтому не нужно бояться: погрузитесь в неведомый мир своей Души, в самые сокровенные её глубины! Если вам это удастся, вы придёте к источнику самих себя.

Конечно, легче и удобнее не входить внутрь самих себя, потому что, оказавшись там, мы больше не найдём указаний, правил, советов. Придётся справляться самостоятельно.

Я выбрал эту профессию, поскольку всегда думал, что психическое заболевание, в сущности, являет собой сигнал, который посылает душа. Со временем я научился сообразовываться со страданием другого человека, узнавать его и называть своим именем. Таким образом и сам человек принимает страдание. Как только каждый из нас научится узнавать и принимать самого себя, он окажется в пути.

Следующий шаг - спрашивать себя о причинах того, что с нами происходит. Например, каждый раз, когда мы чувствуем себя несчастливыми, в том числе в любви, следует искать причину этого состояния.

Ищите её в себе.

Причины всегда находятся у нас внутри. Никогда не надо об этом забывать.

Если мы потеряем эту установку, то собьёмся с пути к самопознанию. Вне самих себя невозможно найти истинную причину.

Когда мы её узнаем, станет легче идти дальше, и наш путь будет всё ближе подводить нас к нашему подлинному "я", к способности любить по-настоящему. Однако не следует думать, что можно обрести познание самих себя, будто выиграть соревнование, раз и навсегда преодолеть линию финиша и победить.

У того пути, о котором я говорю, нет конца.

В то время как я пишу эти строки, интуиция подсказывает мне следующее: никто никогда не сможет узнать, что пришёл к источнику своего существования, то есть к концу пути. Хорошо запомните эту мысль, чтобы не обнаружить однажды, что вы всё время шли не той дорогой, которую вы, как вам казалось, выбрали.

Например, когда вам вдруг удастся осознанно принять страдание и справиться с ним, не говорите об этом даже самим себе. Ваше "я" может возгордиться в своём страдании! Видите, как изощрённо может двигаться эго в направлении, противоположном истинному?

Ещё один шаг к самопознанию: не отождествлять себя полностью с тем, что мы в данный момент думаем.

Для этого нужно видеть себя со стороны. Это "военная хитрость", которую я научился применять в своей психотерапевтической деятельности. Более того, нужно держаться на расстоянии от своих собственных мыслей. Добиться того, чтобы они были подобны пассажирам в аэропорту, ожидающим отправления. Помните об этом, и увидите, что мысли уйдут быстро. И вы будете свободными. Чем глубже будет ваше самопознание, тем меньше "пассажиров" окажется у вас в голове.

Я убеждён в том, что осознавать своё психическое развитие так, как рекомендуют нам психоаналитики, на определённых стадиях преодолевать неврозы, блокады, возможные навязчивые идеи важно, обязательно для вступления на путь к самопознанию, к обретению истинной способности любить. Но этого недостаточно: мы уже поняли, что, вырвавшись однажды из западни так называемого невроза, личность оказывается в непривычном для неё одиночестве, и ей приходится самостоятельно находить верный путь к познанию самой себя, проходя через собственное "умирание", через боль и страдание. Но при этом она воодушевляется безумием - или величием - обретённой человеческой сущности.

Однако д






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.025 с.