Установление у обвиняемого индивидуально-психологических особенностей, которые могли способствовать совершению конкретных противоправных деяний. — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Установление у обвиняемого индивидуально-психологических особенностей, которые могли способствовать совершению конкретных противоправных деяний.



Выяснение субъективной стороны преступления, как известно, нередко осложняется трудностями в раскрытии психологических механизмов поведения обвиняемого, психологических мотивов противоправных поступков. В подобных случаях особое значение приобретает создание объективного «психологического портрета» обвиняемого.

Для установления «психологического портрета» обвиняемого рекомендуется ставить следующий вопрос: имеются ли у испытуемого индивидуально-психологические особенности (интеллектуальные, характерологические, эмоционально-волевые, мотивационные и др.), которые могли существенно повлиять в исследуемой ситуации на его поведение?

Этот вопрос применительно к содержанию каждого уголовного дела должен быть конкретизирован в зависимости от того, какие именно психологические особенности обвиняемого интересуют лицо, ходатайствующее о проведении экспертизы.

Так, например, 17-летний К. обвинялся в удушении 8-летней А. в подвале дома. Мотивом совершения убийства в первоначальных «признательных» показаниях было указано следующее: зайдя в подвал для отправления естественной надобности, подросток К. увидел, как вслед за ним зашла потерпевшая А. и стала за ним следить. Для того чтобы она ушла, он решил, спрятавшись за стеной одного из отсеков подвала, напугать ее и громко крикнул: «Что ты тут делаешь?» На крик девочки: «Ой, мама!» К. прикрыл ей рот рукой и спросил: «Что ты кричишь?» После чего девочка от испуга упала в обморок. Испугавшись, что, придя в себя, девочка может наговорить на него плохое, он решил ее убить и, подняв с земли провод, задушил им девочку и убежал.

На судебно-психиатрической экспертизе подросток К. заявил экспертам, что никакого убийства не совершал, «признательные показания» давал в результате насилия, примененного к нему со стороны оперативных работников органа дознания. При судебном рассмотрении дела в целях выяснения «психологического портрета» подростка К. адвокатом было заявлено ходатайство о назначении и проведении судебно-психологической экспертизы подростка К., поскольку судебно-психиатрическая экспертиза признала его психически здоровым и вменяемым. На разрешение судебно-психологической экспертизы адвокат просил поставить вопрос: имеются ли у подростка К. индивидуально-психологические особенности характерологического, эмоционально-волевого или мотивационного характера, которые при обстоятельствах, указанных в его признательных показаниях, могли привести его из-за боязни быть пристыженным девочкой к решимости совершить ее убийство?



Ходатайство адвоката было отклонено судом. Однако впоследствии вышестоящей судебной инстанцией дело было возвращено на дополнительное расследование.

Таковы в общих чертах задачи судебно-психологической экспертизы.

Немаловажным является вопрос об экспертных учреждениях, проводящих указанные экспертизы...

Основным вопросом, на который необходимо обращать внимание адвокатам при ознакомлении с заключением экспертов-психологов, это вопрос о том, насколько квалифицирован эксперт, привлеченный к проведению психологической экспертизы. Необходимо иметь в виду, что к проведению данного вида экспертизы должны привлекаться специалисты с базовым психологическим образованием. В литературе высказана правильная мысль о том, что поскольку в рамках судебно-психологической экспертизы нередко приходится решать специфические вопросы, относящиеся к области не общей, а судебной психологии, в таких случаях целесообразно участие в экспертизе и специалиста в области правовой психологии.

Наиболее сложные экспертизы в настоящее время проводятся в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Министерства здравоохранения РФ.

Судебно-психологические экспертизы проводятся преимущественно амбулаторно. Однако это не исключает принципиальной возможности проведения в случаях необходимости стационарной экспертизы. Как и любая экспертиза, судебно-психологическая экспертиза может проводиться как одним специалистом, так и комиссионно. На проведение этого вида экспертизы распространяются все требования УПК РФ, как и в отношении других видов экспертиз. Результаты психологической экспертизы должны быть изложены в письменном виде (заключение, акт экспертизы) и, как правило, должны включать в себя три основные части: вводную, исследовательскую и заключение.



Особенностью исследовательской части акта судебно-психологической экспертизы является необходимость выделения нескольких разделов:

а) фабулы дела;

б) данные о динамике психического развития испытуемого с указанием на условия воспитания, обучения, индивидуально-психологические особенности, обнаружившиеся в различные периоды жизни;

в) ход и результаты экспериментально-психологического обследования испытуемого;

г) данные беседы с испытуемым;

д) ретроспективный психологический анализ в плане поставленных на разрешение экспертов вопросов.

Среди этих разделов особое место занимает раздел о динамике психического развития испытуемого, особенно детей и подростков. Эксперт должен изложить основные сведения о раннем детстве испытуемого, подростковом возрасте, ранней юности. Отсюда задача адвокатов при изучении дел этой категории акцентировать внимание на полноте этих сведений в материалах дела и в случае их отсутствия ходатайствовать об их восполнении.

Выводы экспертов должны быть краткими, четкими; не допускаются двусмысленные или неопределенные выводы, на что адвокатам также необходимо обращать внимание при ознакомлении с заключениями экспертов и их оценке.

Как и любое заключение экспертов, акт судебно-психологической экспертизы не имеет заранее установленной силы и оценивается наряду с другими материалами дела. Это следует иметь в виду адвокатам в своей работе, при несогласии с заключением эксперта-психолога. Если в результате оценки акта психологической экспертизы адвокат приходит к выводу о его необоснованности или неправильности, о том, что он противоречит другим материалам дела, то в соответствии с предоставленными ему законом правами он должен поставить перед правоохранительными органами вопрос о назначении и проведении дополнительной или повторной экспертизы, которая может быть поручена новому эксперту или комиссии экспертов.

В литературе упоминаются некоторые особенности психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых, свидетелей, которые должны учитываться и представителями адвокатской профессии при ведении этой категории дел.

О возрастных особенностях говорилось уже в предыдущих разделах. Здесь же хотелось бы .отметить следующие особенности. Умственную отсталость, не связанную с душевными заболеваниями, психологи связывают с встречающейся у подростков сенсорной недостаточностью (слабым развитием зрения и слуха). С этими дефектами психологи связывают замедление темпов психического развития подростков, приводящие:

· при слабом зрении к недоразвитию процессов запоминания и мышления;

· при слабом слухе к трудностям в формировании речевой деятельности, задержкам в овладении лексическим, грамматическим и семантическим строем речи, которые при неблагоприятных условиях приводят к отставанию в психическом развитии. Причем, как отмечается специалистами, умственная отсталость чаще всего встречается у детей с относительно слабым снижением слуха, что приводит к тому, что эти дети поступают в обычную школу и в большинстве своем в первые же годы обучения попадают в разряд неуспевающих учеников.

Специалистами в области психологии замечена такая особенность формирования личности слабовидящих и слабослышащих детей: сравнительно низкий уровень развития как бы отделяет их от коллектива сверстников, и они нередко становятся объектом насмешек одноклассников. Все это способствует развитию обидчивости, мнительности, раздражительности, робости и неуверенности в себе. Иногда повышенное стремление к самоутверждению приводит подобных детей к поступкам, удивляющим своей дерзостью и жестокостью.

Эти особенности подростков предполагают в деятельности адвоката, осуществляющего их защиту, выяснение вопросов о развитости у них таких анализаторов, как зрение и слух, об успеваемости в школе и других вопросов, имеющих значение для своевременной и грамотной постановки вопросов о назначении и проведении судебно-психологической экспертизы с целью установления способности подростка полностью осознавать значение своих действий и определения меры, в какой он мог управлять своим поведением; действительной мотивации его поступков и справедливого определения его судьбы.

Из повседневной деятельности адвокатов известно, что нередко в заключениях судебно-психологических экспертиз можно встретить указание на то, что обследованный несовершеннолетний страдает олигофренией в степени дебильности (иногда говорится о степени легкой дебильности); имеет признаки психопатического развития личности. У многих подростков, совершивших преступления, отмечаются последствия перенесенных органических повреждений центральной нервной системы (легкие травмы и т.д.).

Как правило, все эти подростки признаются вменяемыми. Однако их поведение, отношение к совершенному преступлению в ситуации расследования или судебного разбирательства уголовного дела часто оставляют сомнения в их способности в полной мере руководить своими действиями.

Специалисты, занимающиеся вопросами психологической экспертизы, предлагают в этих случаях ставить вопрос о дополнительном комплексном психолого-психиатрическом исследовании подростков, которое, не претендуя на пересмотр заключения судебно-психиатрической экспертизы, преследовало бы цель уточнения степени способности вменяемых подростков сознавать значение своих действий и руководить ими. Состояние этой категории подростков, пограничное между психической нормой и патологией, требует для оценки их возможностей как психиатрических, так и психологических знаний.

Для выяснения на разрешение комплексной психолого-психиатрической экспертизы предлагаются следующие вопросы:

а) Учитывая состояние здоровья несовершеннолетнего и особенности его психического развития, мог ли он полностью сознавать значение своих противоправных действий?

б) Учитывая состояние здоровья несовершеннолетнего и особенности его психического развития, в какой степени он мог руководить своим действиями?

Важность вопросов, о которых говорилось выше, состоит в том, что заключения как судебно-психологической, так и комплексной психолого-психиатрической экспертиз имеют одинаковые юридические последствия.

На основании оценки уровня умственной отсталости несовершеннолетнего и его способности полностью осознавать значение своих действий, и определения, в какой мере он мог руководить своими действиями, решается вопрос об освобождении его от уголовной ответственности либо смягчении наказания или принудительных мер воспитательного характера.

Определенные особенности имеет судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних свидетелей при установлении их способности правильно воспринимать те или иные обстоятельства и давать о них правильные показания.

Здесь, по общепризнанному мнению психологов, сказываются как возрастные особенности, так и индивидуально-психологические особенности подростков, свойства памяти, владение речью и др.

Отмечаются следующие особенности. У детей дошкольного возраста сильно выражено расхождение между разговорной (активной) и понимаемой (пассивной) речью. Последняя у них всегда богаче. Заметно у малолетних детей преобладание диалогической речи над монологической. Ребенок раньше выучивается отвечать на вопросы, вначале очень лаконично, и только после этого у него вырабатывается умение связно, логически последовательно излагать свои мысли в форме монолога. В качестве примера приводим выписку из протокола свидетельских показаний 6-летней девочки, начинающихся словами: «По существу заданных мне вопросов могу пояснить следующее». Не надо быть психологом, чтобы понять, что в такой форме девочка показаний давать не могла. По другому делу свидетельницей была 7-летняя ученица первого класса, которая характеризовалась учителями как девочка со слабыми разговорными способностями, и тем не менее показания этой девочки в материалах дела были представлены протоколами «монологов» объемом в 5—6 страниц машинописного текста.

Характерным примером является упомянутое ранее уголовное дело по обвинению 17-летнего К. в совершении убийства 8-летней девочки. По материалам дела в качестве свидетеля был допрошен несовершеннолетний Б., раннее содержавшийся в одной камере с обвиняемым К. и якобы со слов К. сообщивший следователю о совершенном К. преступлении. Протокол допроса свидетеля Б. был составлен в форме «диалога» объемом в несколько страниц. При допросе свидетеля Б. в суде было установлено, что свидетель Б. в силу имеющегося у него сильного заикания не может давать свободных показаний; подросток Б. в течение всего допроса был напряжен, о чем свидетельствовали вегетативные изменения на лице (лицо покрылось красными пятнами). Адвокатом было заявлено ходатайство о проведении психологической экспертизы свидетеля. Приглашенный в суд специалист-психоневролог установил наличие у подростка сильного дефекта речи, умственную отсталость в форме олигофрении. Свидетель Б. не мог ответить на вопросы специалиста: «Сколько будет, если 2 умножить на 6, из 25 вычесть 16?», не мог написать предложение: «Сегодня пасмурная погода». Таким образом, было установлено, что свидетель Б. в силу имеющегося отставания в умственном развитии и сильного дефекта речи никак не мог давать показаний в той форме, в какой они были оформлены следователем в материалах дела.

Потребность в проведении экспертного психологического обследования, включая и определение степени способности ребенка правильно воспринимать внутреннее содержание событий, возникает обычно, когда в показаниях детей имеются утверждения, касающиеся сложных обстоятельств, которые могут быть познаны только логическим путем. На первый план в подобных экспертных исследованиях выступает качественный анализ мышления: его критичности, уровня сформированности основных мыслительных процессов и операций, умения устанавливать причинно-следственные связи и т.п. Необходимой частью исследования является психологический анализ свидетельских показаний детей, изучение их динамики, так как для утверждения о способности ребенка правильно воспринимать внутреннее содержание событий требуется подтвердить, что его реальные интеллектуальные возможности были не ниже того уровня, который необходим для дачи показаний, содержащихся в материалах дела.

Сделать содержание рассказа полностью понятным слушателю ребенок не всегда в состоянии. В его речи встречается много нарушений связанности, пропусков. Большое место в речи занимают паралингвизмы - изображения жестами, без слов, различных предметов, действий, качеств. Эти специфические черты затрудняют понимание детской речи для взрослых, иногда ребенок вкладывает совершенно иное содержание в высказывание или выразительный жест. Отмеченные особенности речи детей, по справедливому утверждению психологов, делают практически недопустимым для многих из них изложение показаний в форме развернутого монолога. Поэтому одним из результатов экспертного психологического обследования может быть, например, вывод о способности ребенка давать показания только в форме кратких, односложных ответов на вопросы следователя или суда. Подобный вывод говорит об ограниченной способности свидетеля (или потерпевшего) давать правильные показания. Вполне понятно, что показания таких свидетелей требуют особенно тщательной проверки.

Низкий уровень развития речи, как отмечают психологи, можно наблюдать и у некоторых взрослых людей, не получивших достаточного образования. В отношении их также может быть полезна судебно-психологическая экспертиза для выяснения способности давать правильные показания.

И в заключение следует сказать о том, что в европейских странах судебно-психологическая экспертиза занимает прочное место в системе средств доказывания и имеется положительный опыт в этой области. В частности, интересна практика польских экспертов-психологов, у которых сложилась традиция выделять при изложении результатов исследования свидетелей и потерпевших две группы фактов: данные, говорящие «за», и данные, говорящие «против» достоверности показания. Благодаря этому в распоряжении правоохранительных органов, сохраняющих за собой право окончательной оценки показаний, имеются дополнительные сведения, помогающие осуществлению этой функции.

И, наконец, еще об одной существенной возможности судебно-психологической экспертизы, о которой следует помнить адвокатам при осуществлении своих функций. Речь идет об установлении авторства документов по продуктам речи. Адвокатам в практической деятельности все чаще приходится сталкиваться со случаями, когда подзащитный (или иное допрошенное на следствии лицо), не отрицая собственного выполнения рукописного теста протокола (заявления, объяснения), вместе с тем утверждает, что текст не его, а писал он под диктовку. В этих случаях подчерковедческая экспертиза бессильна, но большую пользу может принести исследование психологического содержания продуктов письменной речи, по результатам которой можно судить об авторстве документов. Так, по одному из уголовных дел привлеченные к уголовной ответственности лица (разной национальности, разного уровня образования и владения русской речью) в заявлениях на предварительном следствии использовали в один и тот же день одни и те же фразы, типа: «находясь в трезвом уме и твердой памяти, хочу сообщить». Отрицая добровольность этих заявлений, они пояснили суду, что писали это под диктовку оперативных работников органа следствия.

Подводя итог особенностей различных видов экспертиз, авторы данного пособия обращают внимание адвокатов на важность их роли в участии при решении вопросов о назначении и проведении необходимых по делу судебных экспертиз, и в частности судебно-психологической экспертизы. При этом необходимо реально представлять себе ее современные возможности и новейшие достижения в данной области научных знаний, иметь представление о новых методах судебной экспертизы, знать систему государственных экспертных учреждений, научно-исследовательских институтов, а также учреждений, не входящих в систему государственной экспертизы. Специальные знания в этой области необходимы адвокату и для адекватного понимания заключений эксперта, сделанных им выводов оценки методов исследования, научности данного заключения и его доказательственной значимости.

Все это свидетельствует о том, что профессионально необходимыми качествами адвоката в современных условиях должны быть: высокая эрудиция, широкий кругозор, научная любознательность и чувство ответственности за каждое проводимое дело.

 

14.3. Особенности деятельности защитника на предварительном следствии по делам несовершеннолетних

 

Учитывая рассмотренные в предыдущих главах возрастные и психо-физиологические особенности несовершеннолетних, закон особо регламентировал вопрос участия защитника по делам несовершеннолетних на предварительном следствии.

В соответствие с п. 2 ч. 1 ст. 51, ч. 1 ст. 49, ст. 420-423 УПК РФ и п. 3 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 14.02.2000 г. участие защитника по делам несовершеннолетних является обязательным с момента, предусмотренного ч. 1 п. 2, 3 ст. 51 УПК РФ. С момента допуска к участию в деле, как это предусмотрено в ст. 53 УПК РФ, защитник приобретает весь комплекс прав, предусмотренных этой нормой, и, в частности, право на свидание с подзащитным, на ознакомление с материалами задержания, процессуальными документами, составленными с участием подзащитного, право выписывать из них любые сведения и в любом объеме и др. Следует при этом помнить, что с момента допуска к участию в деле адвокат приобретает не только предусмотренные права, но прежде всего обязанности «использовать иные не запрещенные Кодексом средства и способы защиты».

Не зная содержания собранных правоохранительными органами материалов, на основе которых несовершеннолетнему подростку предъявляется то или иное подозрение или обвинение, не оценив их с точки зрения их доказательственной значимости, относимости к существу предъявленного подозрения или обвинения, непротиворечивости, законности и прочее, защитник не может выполнить должным образом возложенные на него законом обязанности использовать все предусмотренные средства и способы защиты, и по существу его роль в таких случаях низводится до формального присутствия при допросе несовершеннолетнего.

Изучение материалов дела и беседа с несовершеннолетним подзащитным — важная стадия работы защитника, и по существу в этой стадии должна быть выработана позиция по делу.

При изучении материалов дела защитник должен, прежде всего исходить из требований ст. 73 и 421 УПК РФ о круге обстоятельств, которые должны быть доказаны по делу (время, место, способ совершения преступления, точный возраст, характерные черты личности и состояние здоровья, условия жизни и воспитания, наличие или отсутствие взрослых подстрекателей, вина и мотив и др. важные обстоятельства).

Исходя из содержания указанных норм, в досье адвоката должны найти отражение все сведения, относящиеся к предмету доказывания. Выписки должны быть исчерпывающими, позволяющими свободно ориентироваться в материалах дела как на предварительном следствии, так в дальнейшем и в суде.

По результатам изучения дела защитник должен разъяснить несовершеннолетнему сущность предъявленного ему обвинения и доказательственную значимость собранных по делу материалов. При этом, как представляется, защитник не вправе навязывать подростку признание или непризнание вины. Беседу с подростком необходимо использовать для установления с ним психологического контакта, отношений доверия, выявления объективных сведений об условиях жизни и воспитания подростка, учебы в школе, об отношениях к родителям, наличии заболеваний, травм и т.п.

Следует помнить о нравственно-этической и воспитательной стороне взаимоотношений защитника и несовершеннолетнего обвиняемого. Психологический контакт с подростком, как представляется, должен быть установлен так, чтобы подросток, видя искреннюю, неподдельную заинтересованность защитника в своей судьбе, доверяя ему, в то же время видел и ощущал, что совершенное им преступление морально осуждается и его защитником.

При необходимости сведения о личности подростка можно получить при беседе с родителями или заменяющими их лицами или представителями органов опеки и попечительства. Если в результате изучения материалов дела и беседы с подростком и его родными возникает необходимость в истребовании дополнительных данных, то, используя положения «Закона об адвокатуре и адвокатской деятельности», адвокат может путем направления запросов получить необходимые сведения от соответствующих организаций, учреждений, предприятий или иных структур.

В зависимости от анализа и оценки изученных материалов дела адвокатом могут быть заявлены различные ходатайства, в том числе:

· о прекращении дела в целом или части;

· об истребовании дополнительных доказательств;

· о проведении дополнительных следственных действий;

· о назначении различного вида экспертиз;

· о переквалификации действий;

· об изменении меры пресечения;

· и других, в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Особое внимание по этой категории дел необходимо обращать на установление точного возраста несовершеннолетнего. При этом следует руководствоваться разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7от 14.02.2000 г. о том, что лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная с ноля часов следующих суток. Если возраст устанавливается судебно-медицинской экспертизой, то днем рождения привлеченного к ответственности лица надлежит считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным количеством лет следует исходить из предполагаемого экспертизой минимального возраста такого лица.

Одной из особенностей деятельности защитника по делам несовершеннолетних является четкая формулировка позиции в отношении избранной подростку меры пресечения. Согласно действующему законодательству (ст. 421 УПК РФ) и руководящим разъяснениям Пленума Верховного Суда (п.2 упомянутого постановления) избрание в отношении несовершеннолетнего в качестве меры пресечения содержания под стражей правомерно лишь в исключительных случаях, обусловленных тяжестью совершенного подростком преступления, и при наличии оснований, предусмотренных в ст. 98, 99, 108, 224, 423 УПК РФ. Поэтому защитникам следует в каждом конкретном случае, исходя из материалов дела в их совокупности, возраста и состояния здоровья подростков и других заслуживающих внимания обстоятельств, ставить вопрос и добиваться отмены необоснованно избранной в отношении их меры пресечения в виде содержания под стражей, имея в виду, что необоснованное и не вызванное необходимостью изолирование подростка может привести к неблагоприятным для подростка и интересов законности последствиям, к искусственному извращению целей, стоящих перед уголовным судопроизводством и сведению на нет воспитательного воздействия уголовного процесса.

Итогом этой кропотливой, исключительно важной работы защитника на предварительном следствии должна быть глубоко продуманная, основанная на материалах дела и положениях действующего законодательства, объективная и в соответствии с законом юридически грамотная позиция по делу, направленная на защиту прав и законных (и только законных) интересов несовершеннолетних обвиняемых.

Таким образом, знание правовых и психологических особенностей защиты несовершеннолетних является одним из определяющих критериев высокого профессионализма и широкого научного кругозора каждого адвоката.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1.

 

ТИПОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.026 с.