О разговоре ангелов с человеком — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

О разговоре ангелов с человеком



 

246. Ангелы, беседуя с человеком, не говорят с ним по-своему, а на его природном или известных ему языках и никогда не говорят с ним на языке, ему неизвестном. Это происходит оттого, что ангелы в разговоре с человеком обращаются к нему и соединяются с ним; от такого соединения обе стороны мыслят одинаково. А как мысль человека нераздельна от его памяти и речь его истекает от нее, то обе стороны и говорят на одном и том же языке. Кроме того, когда ангел или дух сходит к человеку и, обращаясь к нему, соединяется с ним, он вселяется в память его и при этом почти вполне убежден, что сам знает все, что знает тот человек, не исключая и языков. Беседуя об этом предмете с ангелами, я спросил их, не кажется ли им, будто они сами говорят со мной на моем родном языке, тогда как на деле не они со мной, а я с ними говорил, ибо сами ангелы не могут произнести ни одного слова человеческой речи (н. 237): человеческая речь природна, а они существа духовные, духовное же существо не может произнести ничего природного. На это они мне отвечали, что им известно, что такое соединение их с человеком при разговоре с ним совершается с его духовной мыслью; но как эта мысль влияет на его природную мысль, которая нераздельна от его памяти, то человеческая речь им и кажется своей собственной, вместе со всей его наукой; и что это делается по соизволению Господню с той целью, чтобы небеса присоединялись и как бы прививались к человеку; но что в настоящее время состояние человека уже изменилось, такого соединения с ангелами более не существует, а продолжается оно только с другими духами, не находящимися на небесах. Я говорил об этом и с духами, но они не хотели верить, что в этом случае говорил сам человек, и были уверены, что они сами говорят в нем; что не человек знает то, что он думает знать, а они, и что, таким образом, все, что знает человек, приходит от них; я несколько раз пытался разубедить их, но тщетно. Кто здесь разумеется под именем духов и кто под именем ангелов, будет сказано впоследствии, в разделе о мире духов.

247. Если ангелы и духи соединяются с человеком так тесно, что принадлежащее ему считают за свое собственное, то это происходит еще оттого, что мир духовный и мир природный до того соединены в человеке, что они сливаются в нем как бы в одно; но так как человек отпал от небес, то Господом было предусмотрено, чтоб ангелы и духи находились при каждом человеке и чтоб через их посредство человек управлялся Господом; вот почему эта связь между ними так тесна. Было бы иначе, если б человек не отпал от небес; он управлялся бы тогда Господом посредством общего небесного наития, без особенного присоединения к нему ангелов и духов. Но об этом будет сказано подробнее впоследствии, когда будет говориться о соединении небес с человеком.



248. Речь ангела или духа, обращенная к человеку, слышится им столь же звучно, как и речь людская, с той разницей, что никто из посторонних не слышит ее, а только он один. Это происходит оттого, что речь ангела или духа отражается сперва в мысли человека, а затем уже, внутренним путем, в его орудии слуха, на которое она, таким образом, действует изнутри; меж тем как речь человека с человеком отражается сперва в воздухе, а затем, внешним путем, в его орудии слуха, и, таким образом, действует на него извне. Что речь ангела или духа доходит до уха внутренним путем, стало для меня ясным также из того, что влияние ее отражалось даже на моем языке и приводило его в такое содрогание, которое, однако же, не переходило в то движение, которым человек обращает звук речи в слово.

249. Ныне редко дозволяется говорить с духами, потому что это опасно, ибо тогда духи знают, что они находятся в человеке, а когда они не говорят с ним, то они этого не знают; злые же духи таковы, что питают к человеку смертельную ненависть и ничего большего не желают, как погубить его с телом и душой, что и удается им над теми, которые до того увлекаются фантазиями, что лишают себя удовольствий, свойственных природному человеку. Люди, ведущие уединенную жизнь, слышат иногда, и без опасности, духов, разговаривающих с ними; но эти духи от времени до времени удаляются Господом от человека, чтобы они не знали, что находятся у него; ибо духи большей частью не знают, что кроме того мира, в котором они живут, есть еще другой, а следовательно, что есть еще и люди где-нибудь. Вот почему человеку запрещено разговаривать с ними; в противном случае они бы это узнали. Люди, которые много думают о предметах веры и до того ими постоянно заняты, что как будто видят их внутри самих себя, также начинают слышать духов, разговаривающих с ними; ибо мысли о вере (religiosa) таковы, что когда человек постоянно предается им, не разнообразя их другими земными занятиями, то мысли эти проникают в его внутренность, поселяются там и овладевают всем духом человека; затем проникают в духовный мир и действуют на духов. Такие люди - духовидцы и исступленники (visionarii et enthusiastici), принимающие всякого духа, который говорит с ними, за Святого Духа, меж тем как это только какой-нибудь восторженный дух. Такого рода духи, принимая ложь вместо истины, убеждают себя в том, что эта ложь есть истина, и такое убеждение передают тем, которые, сообщаясь с ними, подпадают под их влияние; а как эти духи стали тем же путем внушать зло и люди стали их слушаться, то они были постепенно удалены. Восторженные духи отличаются от других тем убеждением, что они сами Святой Дух и что все их изречения Божественны; эти духи не вредят человеку, потому что он оказывает им Божественное почитание. Я даже иногда говорил с этого рода духами, и тогда открылась мне вся мера нечестия, внушаемого ими своим почитателям; они живут вместе с левой стороны, в пустыне.



250. Говорить с небесными ангелами дозволяется только тем, которые пребывают в истине по благу, преимущественно же тем, которые признают Господа и Божественное начало Его человечности, потому что на этой истине зиждутся небеса. Ибо, как было сказано выше. Господь есть Бог небес (н. 2- 6); Божественное начало Господа на небесах есть любовь к Нему и от Него исходящее начало любви к ближнему (charitatis) (н. 13-19); все небеса в совокупности изображают одного человека; так же и каждое небесное общество и каждый ангел вследствие Божественной человечности Господа представляются в совершенном человеческом образе (и. 59-86). Из этого ясно, что разговаривать с небесными ангелами дано только тем, у кого внутренние начала через истины Божественные отверзты к самому Господу, ибо Господь наитствует на внутренние в человеке начала, а вместе с Господом наитствуют и все небеса. Божественные истины потому раскрывают внутренние начала человека, что человек относительно своего внутреннего человека есть образ небесный, а относительно своего внешнего человека - образ мира (н. 57); внутренний же человек не раскрывается иначе как Божественной истиной, исходящей от Господа, ибо эта самая истина есть свет и жизнь небес (н. 126-140).

251. Человек принимает наитие самого Господа челом и затем уже всем лицом, потому что чело человека соответствует любви, а лицо - всем внутренним началам его. Наитие духовных ангелов человек принимает головой со всех сторон, начиная от лба и висков, на все те части, под которыми находится мозг, потому что эта часть головы соответствует разумению. Наитие небесных ангелов человек принимает той частью головы, под которой находится мозжечок и которую называют затылком, т.е. позади ушей, отовсюду, до начала шеи, потому что эта часть соответствует мудрости. Всякий разговор ангелов с человеком проникает в мысли его этими путями; замечая это, я узнавал, какого рода ангелы разговаривали со мной.

252. Люди, разговаривающие с небесными ангелами, видят и все, что есть на небесах, посредством небесного света, в котором находятся их внутренние начала. Таким же образом и ангелы видят через этих людей то, что есть на земле, потому что в этих людях небеса соединены с миром и мир соединен с небесами (н. 246). Ибо, как было сказано выше, когда ангелы обращаются к человеку, они соединяются с ним до полного убеждения, что все принадлежащее человеку принадлежит им, и не только все относящееся к его речи, но и все относящееся к его слуху и зрению; а с другой стороны, и сам человек убежден, что все полученное им по наитию от ангелов есть его собственное. Таково было соединение небесных ангелов с древнейшими жителями нашей земли; посему и времена те названы были золотым веком. Так как эти люди признавали Божественное начало в человеческом образе и, следовательно, признавали Господа, то они разговаривали с небесными ангелами как с подобными себе, и в свою очередь небесные ангелы разговаривали с ними как со своими; таким образом, в тех и других небеса и мир составляли одно. Но после этого времени человек постепенно удалялся от небес, начав любить себя более Господа и мир более небес; вследствие этого он начал познавать удовольствия любви к себе и к миру раздельно от небесных, и наконец раздел этот дошел до того, что человек перестал знать об ином удовольствии. Тогда внутренние начала его, которые были открыты к небесам, закрылись, а открылись к миру его внешние начала. В этом состоянии человек находится в свете относительно всего мирского и во тьме относительно всего небесного.

253. После того редко случалось кому разговаривать с небесными ангелами, но было несколько людей, которые говорили с духами, не находящимися на небесах, ибо внутренние и внешние начала в человеке таковы, что они обращены или к Господу как их общему средоточию (н. 124), или к самому человеку, т.е. в противоположную от Господа сторону. Внутренние, к Господу обращенные начала обращены и к небесам, а обращенные к самому человеку обращены и к миру; в последнем случае им трудно возвыситься; однако Господь по возможности возвышает их, обращая к тому любовь человека, что совершается через истины Слова.

254. Мне дано было узнать, каким образом Господь говорил с пророками, посредством которых было написано Слово. Он не говорил с ними как с древними жителями нашей земли, т.е. наитием в их внутренние начала, но посредством посланных к ним духов, которых Он исполнял своего присутствия и которым Он таким образом внушал слова, переданные ими пророкам, следовательно, это было внушение (dictamen), а не наитие; а как слова исходили непосредственно от Господа, то они все исполнились Божественного начала и заключают в себе внутренний смысл, который таков, что небесные ангелы постигают эти слова в небесном и духовном их смысле, а люди - в природном; таким образом. Господь посредством Слова соединил небеса и мир. Мне было также показано, каким образом духи от присутствия Господня исполняются Божественного начала: дух, которого Господь исполнил им, убежден, что он сам Господь и что все слова его Божественны, и это продолжается, покуда он не выскажет всего, что ему следует сказать; после же того он замечает и сознает, что он дух и что он говорил не от себя, а от Господа. Вследствие такого состояния духов, говоривших с пророками, мы встречаем у них выражение: Господь сказал; и даже духи самих себя называли Господом, как это видно не только в пророческих, но и в исторических книгах Слова.

255. Для полнейшего разумения, каким образом совершается соединение ангелов и духов с человеком, мне дозволено передать о том несколько замечательных подробностей, которыми предмет этот может еще более поясняться. Когда ангелы обращаются к человеку, они убеждены, что речь этого человека есть их собственная и что другой у них нет: это происходит оттого, что они тогда знают и употребляют речь человека, а не свою, о которой и не помнят; но, как только они отходят от человека, они возвращаются к своей духовной речи и ничего не знают о человеческой. То же самое было и со мной, когда я находился в обществе ангелов и в одинаковом с ними состоянии: я также говорил с ними их. речью и ничего не знал о своей, о которой даже и не помнил; но, как только я переставал быть в их обществе, я возвращался к своей речи. Должно еще заметить, что когда духи или ангелы обращаются к человеку, то они могут говорить с ним издалека так же звучно, как и вблизи; но когда они отвращаются от человека и говорят между собой, тогда он ничего не слышит из их речи, хотя бы разговор их происходил подле самого его уха. Из этого мне стало ясно, что всякое соединение в духовном мире зависит от взаимного обращения сторон. Также достойно замечания, что несколько духов вместе могут говорить с человеком и человек с ними; для этого они посылают от себя какого-нибудь духа к тому человеку, с которым они хотят говорить; посланный дух обращается к этому человеку, а остальные духи к посланному, сосредоточивая в нем все те мысли, которые он должен передать; в это время дух этот убежден, что он сам. говорит, а с другой стороны, и остальные духи убеждены в том же самом; таким образом, соединение одного духа с несколькими совершается также посредством взаимного обращения сторон. Но впоследствии будет сказано с большей подробностью об этих духах и о тех сообщениях, которые посредством их совершаются.

256. Ни одному ангелу н ни одному духу не позволяется говорить с человеком по своей памяти, но только по памяти самого человека. Ангелы и духи, подобно человеку, одарены памятью, но если б дух стал говорить с человеком по своей памяти, то человек все мысли свои в этом состоянии непременно отнес бы к себе, меж тем как они принадлежат духу: это как бы воспоминание о вещи, которой, однако, человек никогда не слыхал и не видал; мне дано было узнать по опыту, что это так. Вследствие этого составилось у некоторых людей в древности то понятие, что после нескольких тысяч лет они возвратятся к своей прежней жизни и ко всем ее деяниям, а у иных - что они уже действительно возвратились; они вывели это заключение из того, что им иногда случалось как бы вспомнить о вещах, которых они, однако, никогда не слыхали и не видали; это происходило именно вследствие влияния духов из собственной их памяти на мысли этих людей.

257. Есть также духи, которые называются природными и плотскими. Когда эти духи приходят к человеку, они не соединяются с его мыслью, как Другие духи, но они входят в его тело, овладевают всеми его чувствами, говорят его устами и действуют его членами в полном убеждении, что все принадлежащее человеку есть их собственное. Это те духи, которыми человек бывает одержим, но Господь, повергнув их в ад, совершенно их отдалил, вследствие чего и одержимых в настоящее время не бывает.

 

О небесном письме

 

258. Так как у ангелов есть речь и речь их есть речь словесная, то у них есть и письмо, посредством которого они точно так же, как и речью, выражают свои душевные чувства. Мне случалось получать бумаги кругом исписанные, из которых иные совершенно походили на писанные рукой, а другие на печатные, как на земле; и я точно так же мог читать их, но только не мог извлечь из них более одной мысли или двух по той причине, что противно Божественному порядку поучаться о небесах из других писаний, кроме Слова; ибо только посредством его одного совершается общение и соединение небес с миром и, следовательно. Господа с человеком. Что бумаги, писанные на небесах, являлись и пророкам, это видно у Иезекииля: И увидел я, и вот, рука простерта ко мне, и вот, в ней книжный свиток. И Он развернул его передо мною, и вот, свиток исписан был внутри и снаружи (2. 9, 10). И у Иоанна: И видел я в деснице, у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями (Откр. 5. 1).

259. Небесное письмо было предусмотрено Господом ради Слова. Слово в сущности своей есть Божественная истина, от которой истекает вся небесная мудрость как для ангелов, так и для людей, ибо оно было писано по внушению Господа (dictatum a Domino); а внушаемое Господом проходит по порядку все небеса и оканчивается в человеке. Вследствие этого Слово приспособлено как к мудрости ангельской, так и к разумению человеческому, поэтому оно есть и у ангелов, и они читают его, как люди на земле; из него они черпают свои правила учения, и оно же служит им основанием для проповедей. Слово у них то же самое, что и у нас, но только природный смысл его, т.е. здешний буквальный, не существует на небесах, а заменен духовным, т.е. внутренним его смыслом (см. сочинение О белом коне Апокалипсиса).

260. Однажды я получил с небес бумажку, на которой было написано только несколько слов еврейскими буквами; при этом мне было сказано, что каждая буква полна тайн премудрости и что тайны эти заключаются в изгибах и наклонениях букв и также в звуках их; из этого мне стало ясно, что значат слова Господа: Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона (Мат. 5. 18). Что Слово Божественно до малейшей черточки, это известно и церкви, но в чем именно заключается эта Божественность - доселе было неизвестно и потому теперь будет объяснено. В самых внутренних небесах письмо состоит из различного рода изогнутых и кругловатых черточек; те и другие расположены по образу небес; посредством их ангелы выражают тайны своей мудрости и многое другое, что словами передать невозможно. Удивительно при этом, что ангелы знают это письмо без учения и преподавания, оно им врождено, как и сама речь (см. н. 236); вот почему письмо это и называется небесным; врождено же оно им потому, что всякое распространение мыслей и чувств, а затем и всякое общение разумения и мудрости ангельской совершается по небесному образу (н. 201), вследствие чего и письмо их согласно с этим образом. Мне было сказано, что у древнейших жителей нашей земли такого рода письмо существовало до изобретения букв и было перенесено в буквы еврейского языка, которые в древнее время были все округлые (inflexae) и ни одна из них не писалась углом, как теперь. Вот почему в Слове, даже в самих йотах, черточках и кавычках его, заключаются Божественные вещи и небесные тайны.

261. Такого рода письмо из небеснообразных начертаний употребляется в самых внутренних небесах, жители которых более других пребывают в мудрости; этими начертаниями они выражают чувства, из которых мысли их истекают и следуют по порядку одна за другой смотря по предмету, о котором идет речь; вот почему это письмо заключает в себе тайны для мысли неисчерпаемые; мне и его дано было видеть. В низших небесах такого рода письма не существует; письмо этих небес походит па буквы нашего письма, но все-таки оно непонятно человеку, потому что оно писано на ангельском языке, который не имеет ничего общего с человеческим (см. н. 237); и подлинно: гласными буквами небесные ангелы выражают чувства свои, согласными - понятия мышления, от чувств происходящие, а словами, из тех и других букв составленными, - самый смысл вещи (см. н. 236, 241); это письмо содержит в нескольких словах более, чем возможно человеку написать на нескольких страницах, и я видел его. Такого рода письмом написано Слово у ангелов низших небес, в самых же внутренних небесах оно написано небеснообразными начертаниями.

262. Достойно замечания, что письмо на небесах вытекает из самых мыслей ангелов естественно и с такой легкостью, как если б мысль сама ложилась на бумагу; рука их не останавливается за выбором какого-нибудь слова, потому что слова их, когда говорят они или пишут, одинаково соответствуют понятиям мысли их, а всякое соответствие само по себе естественно и произвольно. На небесах есть также письмо, которое пишется без пособия руки, по одному соответствию мыслей, но это письмо не остается навсегда.

263. Я видел еще такого рода небесное письмо, которое состоит из одних цифр, расположенных по порядку, совершенно как в письме, состоящем из букв и слов; мне было сказано, что это письмо исходит от самых внутренних небес и что вышеупомянутое небесное письмо (н. 236, 241) принимает вид цифр у ангелов низших небес, когда какая-нибудь мысль, истекающая из того письма, доходит до них. Мне было сказано, что и это цифирное письмо заключает в себе тайны, из которых некоторые не могут быть ни схвачены мыслью, ни выражены словами, ибо все цифры чему-либо соответствуют и, подобно словам, имеют значение, с той разницей, однако, что цифры заключают в себе общие понятия, а слова - частные; а как одно общее понятие заключает в себе бесчисленное множество частных, то цифирное письмо заключает в себе гораздо более тайн, чем буквенное. Из этого мне стало ясно, что числа в Слове имеют свое значение точно так же, как и слова (значение простых, как-то: 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 12; сложных, как-то: 20, 30, 50, 70, 100, 144, 1000, 10000, 12000 и многих других можно видеть в сочинении Тайны небесные, в котором было об этом сказано). В этого рода письме на небесах всегда ставят прежде число, от которого все, следующие за ним по порядку, зависят как от своего подлежащего, потому что это число как бы заглавие того предмета, о котором идет речь, и уже по этому числу распределяются все следующие за ним смотря по частному значению каждого.

264. Люди, которые ничего не знают про небеса и которые не хотят составить себе о них другого понятия, как о чистом воздухе, в котором носятся ангелы, как отвлеченные умы (mentes intellectuales) без слуха и зрения, не могут себе представить, чтоб у них могли быть речь и письмо; эти люди допускают действительное бытие в одном только вещественном мире, меж тем как все, что есть на небесах, существует в действительности точно так, как и на земле, и у ангелов этих небес есть все потребное для их жизни и мудрости.

 

О мудрости небесных ангелов

 

265. Трудно понять, какова мудрость небесных ангелов; она до того превосходит человеческую, что между ними не может быть и сравнения, а мудрость, превосходящая нашу мудрость, кажется нам вовсе невозможной. Чтоб описать ее, необходимо привести некоторые истины, покуда неизвестные, а все неизвестное является в разуме как бы тенью, которая не дозволяет видеть предмет, каким он есть сам по себе. Но эти истины, однако, могут быть узнаны и, при познании их, поняты, лишь бы ум наслаждался ими, ибо наслаждение, исходя от любви, вносит с собой и свет, а свет этот, озаряя людей, которые любят предметы, относящиеся к Божественной и небесной мудрости, светит им с небес.

266. Какова мудрость ангелов, можно заключить из того, что они живут в небесном свете, а небесный свет в сущности своей есть Божественная истина, или Божественная мудрость, и свет этот в одно и то же время освещает и внутреннее зрение ума (mentis), и внешнее зрение глаза (что небесный свет есть Божественная мудрость, или Божественная истина, - см. н. 126- 133); к тому же ангелы пребывают и в небесном тепле, которое в сущности своей есть Божественное благо, или Божественная любовь, от которой рождается в ангелах желание быть мудрыми (что небесное тепло есть Божественное благо, или Божественная любовь, - см. н. 133- 140). Что ангелы одарены мудростью в такой степени, что могут быть названы олицетворениями мудрости, можно заключить из того, что все их мысли и все их чувства текут согласно небесному образу, который есть образ небесной мудрости; и еще из того, что их внутренние, мудрость приемлющие начала составлены по этому же образу (что мысли и чувства ангелов, а затем разум и мудрость их текут согласно небесному образу - см. н. 201-212). Что ангелы одарены превосходящей нас мудростью, можно видеть также из того, что их речь есть речь мудрости, ибо она непосредственно и сама собой вытекает из мысли их, а мысль их - из чувства любви, так что речь их есть внешний образ мысли и любви. Вот почему отсутствие всего внешнего, отражающегося в речи человеческой от влияния посторонних мыслей, дает ангелам возможность нисколько не отвлекаться от Божественного наития (что речь ангелов есть речь их мыслей и чувств - см. н. 234-245). Превосходству мудрости ангелов содействует и то, что все предметы, которые они видят глазами и постигают внешними чувствами, согласуются с их мудростью, ибо предметы эти суть соответствия и, следовательно, внешние изображения всего относящегося к их мудрости (что все предметы, являющиеся на небесах, суть соответствия внутренних начал ангелов и внешние изображения их мудрости - см. н. 170- 182). Кроме того, мысли ангельские не ограничены и не стеснены, подобно мысли человека, понятиями о времени и пространстве; пространство и время принадлежат природе, а природное отвлекает ум от предметов духовных и лишает зрение разума своей обширности (что понятия ангелов отрешены от времени и пространства и, следовательно, в сравнении с человеческими бесконечны - см. н. 162-169 и 191-199). Прибавим к этому, что мысли ангелов не обращаются более к земному и вещественному и не прерываются никакими заботами о житейских нуждах; следовательно, эти предметы не отвлекают их от удовольствий мудрости, как это бывает с мыслями людей на земле; ангелы все получают от Господа даром: одеяния - даром, помещение - даром (н. 181, 190); и, сверх того, им даруются удовольствия и радости по мере принятия ими мудрости Господа. Все это было сказано, чтоб было известно, откуда у ангелов столь высокая мудрость.

267. Ангелы потому могут вмещать столь великую мудрость, что внутренние начала их раскрыты и что мудрость, как и всякое совершенство, растет, направляясь внутрь и, следовательно, по мере раскрытия внутренних начал. У каждого ангела есть три степени жизни, которые соответствуют трем небесам (см. н. 29-40): те, у которых открыта первая степень, находятся в первых, или последних, небесах; те, у которых открыта третья степень, находятся в третьих, или самых внутренних, небесах. Мудрость ангелов небесных соответствует этим степеням, поэтому мудрость ангелов самых внутренних небес непомерно превосходит мудрость ангелов последних небес (см. н. 209, 210); какие это степени - см. н. 38. Эта разница происходит от того, что мудрость высших степеней заключает в себе частности понятий, а мудрость низших степеней - общие начала, в которых частности содержатся; частности относятся к общим началам как тысячи или мириады к единице; вот в каком отношении находится мудрость ангелов высших небес к мудрости ангелов низших небес. Но тем не менее мудрость ангелов низших небес превосходит в такой же степени мудрость человека, ибо человек находится в плоти и ее чувственных началах, а плотское чувственное начало человека принадлежит самой низшей степени. Из этого видно, какова мудрость тех, которые мыслят по чувственным началам, или людей, называемых чувственными: в них нет нисколько мудрости, а одна только наука; но этого нельзя сказать о тех людях, чьи мысли поднялись выше чувственного, или чьи внутренние начала открыты небесному свету.

268. Как велика мудрость ангелов, можно судить также из того, что на небесах все взаимно сообщается; разумение и мудрость одного сообщаются другому. Небеса полны общения всех благ, ибо небесная любовь такова, что всякий хочет, чтобы принадлежащее ему принадлежало и другому; вследствие этого никто на небесах не считает свое благо за подлинное или настоящее, если оно в то же время не находится и в другом; вот от чего происходит и небесное блаженство. Это свойство взаимного общения принадлежит ангелам от Господа, по свойству его Божественной любви. Мне дано было узнать по опыту о существовании такого общения на небесах: несколько простых духов были однажды взяты на небеса; вошедши туда, они усвоили себе и мудрость ангельскую, стали понимать то, чего прежде не понимали, и говорить то, чего в прежнем своем состоянии не могли бы высказать.

269. Невозможно передать на словах, какова мудрость ангелов, но можно только пояснить этот предмет посредством нескольких общих положений: ангелы могут выразить одним словом то, чего человек не может выразить тысячью; сверх того, в каждом ангельском слове есть бесчисленное множество вещей, которые не могут быть выражены словами человеческого языка, ибо в каждом ангельском слове содержатся в непрерывной связи тайны мудрости, которых человеческая наука никогда не достигает. То, чего ангелы не высказывают вполне словами своей речи, они дополняют звуком, которому присущи чувства, относящиеся к предметам речи. Как было сказано выше (н. 236, 241), ангелы выражают чувства любви своей посредством звуков, а понятия мысли, от любви происходящей, посредством слов; потому и слышанное на небесах называется несказанным. Таким же образом ангелы могут в немногих словах передать все, что написано в целой книге, и придать каждому слову смысл, возвышающий его до внутренней мудрости, ибо речь их такова, что каждый звук ее согласуется с чувствами, а каждое слово с мыслью; и сами слова их бесконечно разнообразятся смотря по порядку предметов, совокупно содержащихся в мысли. Ангелы внутренних небес могут также по звуку и нескольким словам говорящего узнать всю его жизнь, потому что в разнообразных с мыслями согласных звуках слов они постигают господствующую в человеке любовь, в которой как бы начертаны все частности его жизни. Из этого видно, какова мудрость ангелов: она в сравнении с человеческой как мириада с единицей, или как двигательные бесчисленные силы всего тела в сравнении с происходящим от них движением, которое на вид представляется единичным, или как тысячи подробностей предмета под отличным микроскопом в сравнении с целым предметом, едва видимым для простого глаза. Мне бы хотелось пояснить это еще одним примером. Ангел стал по степени мудрости своей описывать возрождение, он представил по порядку до сотни тайн, относящихся к этому предмету, и каждую тайну он исполнил понятий, в которых были еще более внутренние тайны; и он сделал это от начала до конца, изложив, каким образом духовный человек снова зачинается, как бы носится в утробе, родится, растет и постепенно совершается. Ангел говорил, что он мог бы увеличить еще многими тысячами число этих тайн, что сказанное им относилось только к внешнему человеку, а что тайны, относящиеся к возрождению внутреннего человека, гораздо многочисленнее. Из этого и другого тому подобного, что я слышал от ангелов, мне стало ясно, как велика их мудрость и как велико в сравнении с ней невежество человека, который едва знает, что такое возрождение, и не замечает ни одной ступени его, покуда оно совершается в нем.

270. Теперь скажу несколько слов о мудрости ангелов третьих, или самых внутренних, небес и покажу, насколько она превосходит мудрость ангелов первых, или последних, небес. Мудрость ангелов третьих, или самых внутренних, небес непостижима даже для жителей последних небес, потому что внутренние начала ангелов третьих небес раскрыты в третьей степени, а внутренние начала ангелов первых небес - только в первой: всякая же мудрость растет, восходя к внутренним началам, и совершенствуется смотря по степени, в которой они открыты (см. н. 208, 267). Вследствие того что внутренние начала ангелов третьих, или самых внутренних, небес раскрыты в третьей степени, Божественные истины как бы начертаны в них, ибо внутренние начала третьей степени более, чем те же начала второй или первой степени, устроены согласно небесному образу; образ же этот устроен по Божественной истине, а следовательно, Божественной премудростью. Вследствие этого и Божественные истины кажутся этим ангелам как бы начертанными в них или как бы им врожденными и присущими, а потому, как только эти ангелы слышат подлинные Божественные истины, они тотчас признают и постигают их и затем как бы видят их внутри самих себя. Будучи такими, ангелы этих небес никогда не рассуждают о Божественных истинах и еще менее спорят о какой-либо истине, чтоб дознаться, истина ли это или нет. Равно им неизвестно, что такое значит верить чему или иметь веру во что. Что такое вера, говорят они, когда я постигаю и вижу, что это так? Они для пояснения уподобляют это тому, как если бы кто, видя дом и все принадлежности его внутри и снаружи, стал говорить своему товарищу, чтоб он верил в существование этих предметов и что они именно таковы, какими он их видит; или если б кто, видя сад, его деревья и плоды, стал говорить своему товарищу, чтоб он верил, что это сад, деревья и плоды, когда он и сам ясно видит это своими глазами. Вот почему ангелы эти никогда не упоминают о вере и не имеют о ней никакого понятия; по этой же причине они никогда не рассуждают о Божественных истинах и еще менее спорят о какой-нибудь истине, чтоб узнать, так это или нет. Но у ангелов низших, или первых, небес Божественные истины не начертаны в их внутренних началах таким же образом, потому что у них раскрыта только первая степень жизни, вследствие чего они рассуждают об этих истинах, а те, что рассуждают, едва видят что-нибудь далее того предмета, о котором судят, или переходят за пределы предмета только для того, чтоб подтвердить его чем-нибудь и, подтвердив, говорить, что он действительно относится к вере или что этому следует верить.

Обо всем этом я говорил с ангелами, и они сказали мне, что между мудростью ангелов третьих небес и мудростью ангелов первых небес такая же разница, как между светом и тьмой; они даже сравнивают мудрость ангелов третьих небес с великолепным дворцом, который, стоя среди обширного сада, снабжен всем необходимым для жизни и окружен всяким великолепием; ангелы, пребывающие в истинах мудрости, могут входить во дворец этот, видеть все находящееся в нем, гулять в саду его по всем направлениям и наслаждаться всеми его красотами. Но совсем не так бывает с теми, которые рассуждают об истинах, и еще более с теми, которые, не видя их во свете истины, а черпая их от других людей или из буквального смысла Слова, которого они внутренне не понимают, не менее того спорят о них, требуют, чтоб этим истинам их верили, и не допускают, чтоб их после того внутренне рассматривали. Такие ангелы, по словам первых, не могут приблизиться даже к первому порогу дворца мудрости, ни тем паче войти в него и гулять по его садам, ибо они при первом шаге туда останавливаются; меж тем как ангелам, пребывающим в настоящей истине, ничто не препятствует идти вперед не останавливаясь, потому что истины, ими зримые, ведут их, куда они хотят, и открывают перед ними пространное поле (ибо каждая истина по пространству своему бесконечна и в связи со многими другими). Кроме того, они мне сказали, что мудрость ангелов самых внутренних небес состоит преимущественно в том, что они усматривают Божественное и небесное в каждой вещи и много чудного в целом ряде предметов, ибо все, представляющееся глазам их, чему-нибудь соответствует: например, когда они видят дворцы и сады, их созерцание (intuitio) не останавливается над тем, что перед их глазами, но они видят внутренние начала, от которых происходят эти предметы и которым, следовательно, они соответствуют; они представляются им с полным разнообразием смотря по наружному виду предметов; таким образом они видят в порядке и связи несчетное множество вещей, которые доставляют духу их столько наслаждения, что они от него как бы вне себя. Что все, являющееся на небесах, соответствует Божественным началам, находящимся от Господа в ангелах, - см. выше н. 170-176.

271. Ангелы третьих небес таковы, потому что они живут в любви к Господу и что эта любовь, раскрывая внутренние начала духа в третьей степени, служит приемником всего относящегося к мудрости. Должно, однако, знать, что несмотря на это ангелы самых внутренних небес постоянно совершенствуются в мудрости, но иначе, чем ангелы последних небес. Ангелы самых внутренних небес не слагают Божественные истины в память, т.е. не делают из них какой-нибудь науки, но, как скоро слышат их, тотчас постигают и прилагают к жизни; поэтому Божественные истины остаются в них как бы начертанными, ибо то, что таким образом передано в жизнь, остается в ней. Иначе это бывает с ангелами последних небес: они сперва слагают Божественные истины в память и заключают их в науку; уже оттуда они черпают их, совершенствуют посредством их разум свой и без внутреннего постижения подлинности этих истин обращают их в волю и жизнь; от этого происходит и относительная темнота их состояния. Достойно замечания, что ангелы третьих небес совершенствуются в мудрости слухом, а не зрением; слышанное ими в проповеди не входит в их память, но, переходя немедленно в их постижение и волю, становится делом их жизни, меж тем как предметы, видимые глазами ангелов низших небес, входят в их память, они об этом рассуждают и говорят. Из этого мне стало ясно, что для первых путь слуха есть путь мудрости. Это происходит и от соответствия, ибо ухо соответствует послушанию, а послушание принадлежит жизни, тогда как глаз соответствует р<






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.019 с.