О жилищах и обителях ангельских — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

О жилищах и обителях ангельских



 

183. Так как на небесах есть общества и ангелы живут там как люди, то у них есть и жилища, которые также различны по состоянию жизни каждого: великолепны у тех, которые в высшем состоянии, и менее великолепны у тех, которые в низшем. Я иногда говорил с ангелами о жилищах небесных и при этом высказывал им, что ныне едва ли кто поверит, что у них есть жилища и обители: иные - потому что не видят их; другие - потому что не знают, что ангелы люди; а некоторые - потому что принимают ангельские небеса за то самое небо, которое мы здесь видим своими глазами. А так как оно кажется пустым и они воображают, что ангелы эфирные образы, то и заключают про них, что они живут в эфире; к тому же люди эти не понимают, чтоб в духовном мире могло быть то же самое, что в природном, потому что они вовсе не знают, что такое вещь духовная. Ангелы отвечали мне, что им известно о господстве ныне такого невежества в мире и что это невежество, к удивлению их, в особенности господствует внутри церкви, и тут более между учеными и умными, чем между простыми; тогда как люди, находящиеся в таком неведении, могли бы узнать из Слова, что ангелы такие же люди, как и они, ибо никто не видал в ином образе ни их, ни Господа, который принял с собой всю свою человечность. А если они люди, то имеют и жилища и обители, и хотя называются духами (дыханиями, spiritus), но не похожи на дуновения и не порхают по воздуху, как думают это некоторые в невежестве своем; ангелы называют такое невежество безумием. Люди, продолжали ангелы, могли бы это понять, если б они думали, отрешаясь от тех понятий, которые себе составили об ангелах и духах, и если б тотчас не спрашивали себя и не думали прежде всего: так ли это? Каждому человеку свойственно то понятие, что ангелы в таком же образе, как и человек, и что у них есть жилища, называемые небесными обителями (райскими кущами), которые великолепны в сравнении с земными. Но это общее понятие, образовавшееся по наитию свыше, тотчас пропадает в человеке, когда он внутреннему воззрению и мысли предпосылает вопрос: так ли это? Это в особенности случается с учеными, которые, надеясь на собственный разум, заградили доступ к себе небес и света, оттуда исходящего. Такой же участи подвергнулось и верование в посмертную жизнь человека: кто говорит об этом и в то же время думает о душе не мудрствуя и не на основании учения о восстании мертвых и соединении тогда тела с душой, тот верит, что после смерти он будет жить человеком и вместе с ангелами, если жил здесь хорошо; что тогда он увидит чудные вещи и насладится несказанным блаженством. Но как только он обращается к учению о воссоединении тела с душой или к обыкновенным предположениям о душе и задает себе вопрос: такова ли душа и так ли это? - его первоначальное понятие о ней исчезает.



184. Лучше всего, однако, представить данные опыта: сколько я ни говорил с ангелами устно, я всегда был с ними в жилищах их. Это совершенно такие же дома, как и у нас на земле, но гораздо красивее; в них много различных комнат, отдельных покоев и почивален, а вокруг дворы с цветниками, садами и полями. Там, где ангелы живут вместе, целым обществом, жилища их смежны, одно возле другого, и расположены в виде города, с площадями, улицами и рынками, совершенно так, как и в наших городах. Мне дано было посещать их, осматривать их со всех сторон и даже входить в сами дома; это было со мной в полном яву, когда внутреннее зрение мое было открыто.

185 Я видел на небесах дворцы, которые так великолепны, что превосходят всякое описание; вверху они блестели как бы чистым золотом, а внизу как бы драгоценными каменьями. Эти дворцы были один другого великолепнее, и внутреннее великолепие их не уступало наружному: комнаты были убраны так изящно, что не станет ни слов, ни искусства описать их. С той стороны, которая была на полдень, были райские сады, где таким же образом все блестело и сияло; на некоторых деревьях листья были как бы из серебра, а плоды как бы из золота; цветы на грядках казались радугой; в конце садов виднелись новые дворцы, и ими заканчивался этот вид. Таковы здания строительного искусства на небесах; можно сказать, что там видишь искусство в первообразе своем, и неудивительно, что оно снизошло к людям с небес. Ангелы говорили, что хотя все эти предметы и бесчисленное множество других, еще более совершенных, являются им от Господа так, что они видят их глазами, но что они наслаждаются ими более духом, чем глазами, потому что в каждом из этих предметов они видят соответствие, а через соответствие - что-нибудь Божественное.



186. Относительно соответствий я узнал, что не только дворцы и дома, но даже все, что вообще и в частности находится внутри их и снаружи, соответствует всему внутреннему, что есть в ангелах от Господа: дом вообще соответствует их благу; то, что внутри дома, различным частностям, из которых состоит это благо; то, что вне дома, истинам, исходящим от блага, постижению и познаниям. А как дома и их принадлежности соответствуют благам и истинам, которые в ангелах от Господа, то они соответствуют и любви их, а следовательно, мудрости их и разумению, потому что любовь относится ко благу, мудрость - ко благу и к истине, а разумение - к истине, исходящей от блага. Вот что постигают ангелы, когда они смотрят на эти предметы, и отчего предметы эти более поражают и радуют дух их, чем зрение.

187. Из этого мне стало ясно, почему Господь назвал себя храмом, бывшим в Иерусалиме (Иоан. 2. 19, 21), и почему Новый Иерусалим был узрен из чистого золота, с жемчужными вратами и с основанием из драгоценных камней: потому именно, что храм изображал Божественную человечность Господа; Новый Иерусалим - церковь, которая должна была впоследствии возникнуть; врата - истины, ведущие ко благу; а основания - истины, на которых будет основана эта церковь.

188. Ангелы, образующие небесное царство Господне, большей частью обитают высокие местности, которые кажутся горами; ангелы, образующие духовное царство Господне, обитают в менее высоких местах, которые кажутся холмами; ангелы же низших небес обитают местности, которые кажутся как бы каменными скалами. Все это основано также на соответствии, ибо все внутреннее соответствует высокому, а все внешнее - низкому; вот почему горы в Слове Божием означают небесную любовь, холмы - духовную любовь, а камни - веру.

189. Есть также ангелы, которые не живут в обществе, но отдельно, по домам; они обитают в самой середине небес как лучшие из ангелов.

190. Дома, в которых живут ангелы, не строятся, как дома на земле, но даются им в дар от Господа по мере принятия ими блага и истины. В домах этих также бывают небольшие перемены смотря по изменениям внутреннего состояния ангелов (см. н. 154-160). Все, что есть у ангелов, считается ими за дар Господень, и все, в чем они нуждаются, даруется им.

 

О пространстве на небесах

 

191. Хотя все предметы на небесах являются в известном месте и пространстве совершенно так, как и на земле, тем не менее у ангелов вовсе нет ни мысли, ни понятия о месте и пространстве; а как это не может не показаться весьма странным, то, по важности этого предмета, я постараюсь, сколь возможно, уяснить его.

192. Всякое перемещение или передвижение (progressiones) в мире духовном совершается вследствие изменения внутреннего состояния самих ангелов, так что передвижения там суть не что иное, как изменения в состоянии. Точно так же, когда и меня Господь переносил на небеса и на земли, вращающиеся во Вселенной, это совершалось со мной только относительно духа, а тело мое оставалось на том же месте; таким образом переносятся с места на место и все ангелы. Вот почему расстояния для них не существуют; если же нет расстояний, то нет и пространства, а вместо тех и других - состояния и изменения в них.

193. Если всякое передвижение совершается таким образом, то очевидно, что приближение происходит от сходства в состоянии внутренних начал, а удаление от несходства. Вот почему вблизи друг от друга живут те, кто в сходном состоянии, а вдалеке те, кто не в сходном; и пространства на небесах суть не что иное, как внешние состояния, соответствующие внутренним. По этой единственной причине различны между собой не только небеса, но и каждое общество небесное и потому каждый ангел в обществе; по этой же причине и ад совершенно отделен от небес: по состоянию своему он совершенно им противоположен.

194. На этом же основании всякий дух в том мире немедленно является перед другим, если только пожелает этого, ибо тогда желающий мысленно видит другого и переносится в его состояние; и наоборот, один удаляется от другого по мере своего отвращения от него. А как всякое отвращение происходит от противоположности чувств и несогласия мыслей, то случается, что когда многие там соберутся в одно место и согласны между собой, то видят друг друга, а когда не согласны, то исчезают.

195. Точно так же, когда там идет кто из одного места в другое по своему городу, по площади или саду или к живущим в другом обществе, то он приходит ранее, когда желает этого, и позже, когда не желает; сам путь, хотя все тот же, удлиняется или укорачивается смотря по желанию идущего; я часто и с удивлением видал это. Из сказанного снова ясно, что расстояние и, следовательно, пространство совершенно зависят от внутреннего состояния ангелов, а если это так, то и мысль о пространстве вовсе недоступна их понятиям, хотя, в сущности, у них такие же пространства, как и в мире.

196. Это можно пояснить свойством мысли человеческой: для нее нет пространства; то, о чем человек непрестанно и много думает, как бы само является перед ним. Всякому, кто захочет вникнуть, известно, что он не иначе судит о пространстве как по промежуточным предметам, которые он в то же время видит на земле, или по тому расстоянию, которое находится между этими предметами. Это происходит оттого, что пространство беспрерывно, а на беспрерывном протяжении пространство обнаруживается не иначе как по тем предметам, которые беспрерывны. Тем более это так у ангелов, потому что у них зрение нераздельно от мысли, а мысль от любви; и что близкие и дальние предметы являются и меняются смотря по состоянию их внутренних начал, как было сказано выше.

197. На этом основании места и пространства в Слове Божием и все, что некоторым образом касается по значению своему пространства, относится к состояниям. Например, расстояние, близость, дальность, путь, дорога, странствие; мили, стадии, локти и вообще всякие меры; села, поля, сады, города, площади; всякое Движение; длина, ширина, вышина, глубина и многое другое. Потому что большая часть того, что находится в мыслях человека, возникла в нем от мира сего и более или менее относится к пространству и времени.

Объясню, например, что означает в Слове Божием длина, ширина и вышина. Здесь, на земле, говорится о длине, ширине и высоте относительно пространства, но на небесах, где нет мысли о пространстве, длина означает состояние блага, ширина - состояние истины, а вышина - разность этих состояний по степеням (см. н. 38). Такое значение этих трех видов величины основано на том, что небеса простираются в длину от востока к западу и что на этом протяжении обитают живущие в благе любви; в ширину небеса простираются от полудни к северу, и тут обитают живущие в истине по благу (см. н. 148); а вышина на небесах означает и то и другое: и благо и истину относительно степеней.

Вот почему и в Слове Божием длина, ширина и вышина имеют это же самое значение. Так, у Иезекииля (Иез. 40-48) описание нового храма и новой земли, с дворами, горницами, дверьми, вратами, окнами и принадлежностями и с размерами всего этого в длину, ширину и вышину, означает новую церковь и принадлежащие ей истины и блага; если же не так, то к чему исчисление всех этих размеров? Подобным образом и Новый Иерусалим описан в Апокалипсисе в следующих словах: Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий. Длина и широта и высота его равны (Откр. 21. 16). Здесь Новый Иерусалим означает новую церковь, а размеры эти - все относящееся к этой церкви: длина - благо ее любви; ширина - истину по этому благу; вышина - благо и истину относительно их степеней; двенадцать тысяч стадий - всякое благо и всякую истину в совокупности. Иначе, какой смысл в том, что высота города в двенадцать тысяч стадий равна его долготе и широте? Что в Слове ширина означает истину, это видно у Давида: И не предал меня в руки врага; поставил ноги мои на пространном месте (Пс. 30. 9). Из тесноты воззвал я к Господу, и услышал меня, и на пространное место вывел меня Господь (Пс. 117. 5). Кроме того, и в других местах, например, у Исаии (8. 8), у Аввакума (1. 6) и так далее во всех прочих книгах Слова.

198. Из всего этого видно, что хотя на небесах и есть такие же пространства, как здесь, но что там ни о чем не судят по пространству, а по состояниям; следовательно, и пространство там не может быть вымерено, как это делается здесь, но что оно только видимо согласно внутреннему состоянию жителей.

199. Первая и главная причина всего этого та, что Господь присутствует в каждом по мере его любви и веры и что все предметы на небесах являются вблизи или вдали от ангелов смотря по присутствию в них Господа; оно определяет положение каждого предмета на небесах и дарует ангелам мудрость, потому что оно же дает мыслям их силу всюду простираться, а всему прочему на небесах - силу взаимного общения. Словом, вследствие присутствия в них Господа они одарены способностью мыслить не природно, как люди, а духовно.

 

О небесном образе, согласно которому устроены
сообщества и сообщения на небесах

 

200. Из сказанного в предшествующих главах можно в некоторой степени представить себе, каков образ или вид небес, т.е. что небеса подобны себе как в наибольших, так и в малейших частях (н. 72); что вследствие того каждое общество образует само по себе небеса в малом виде, а каждый ангел - в наименьшем (н. 51-58); что подобно тому как небеса в совокупности изображают одного человека, так и отдельно всякое общество небесное изображает человека в меньшем виде, а каждый ангел - в наименьшем (н. 59-77); что в середине (небес) обитают самые мудрые из ангелов, а вокруг, до самых пределов, менее мудрые, и таким же образом в каждом обществе (н. 43); что от востока к западу небес обитают живущие во благе любви, а от полудни к северу - живущие в истине по благу, и таким же образом в каждом обществе (н. 148, 149). Все это устроено по небесному образу, и уже из этого можно судить о том, каков должен быть небесный образ вообще.

201. Знать это необходимо, потому что не только всякое общество ангельское устроено по небесному образу, но и всякое сообщение между ними; а если сообщение, то и распространение их мыслей и чувств и, следовательно, все разумение и вся мудрость их. Поэтому насколько кто живет в образе небесном, т.е. насколько кто сам есть образ небесный, настолько он мудр. Все равно сказать: жить в образе небесном или согласно небесному порядку, потому что образ каждой вещи исходит от порядка и согласен с ним.

202. Скажу здесь прежде несколько слов о том, что значит жить в образе небесном (esse in forma coeli). Человек создан по подобию (ad imaginem) небес и по подобию мира: внутреннее существо его - по подобию небес, а внешнее - по подобию мира (см. н. 57); сказать: по подобию или по образу - это все равно. Но так как человек злом своей воли и потому ложью своей мысли уничтожил в себе подобие небесное, а следовательно, и образ небесный и заменил их подобием и образом ада, то внутреннее (начало) его с самого рождения закрыто; вот почему человек, не как все прочие животные, рождается в совершенном неведении. Чтоб восстановить ему в себе подобие или образ небесный, он должен познать все относящееся к порядку, ибо, как сказано выше, каков порядок, таков и образ: Слово Божие заключает в себе все законы Божественного порядка, ибо заповеди Слова суть законы этого порядка; поэтому насколько человек познает эти заповеди и живет по ним, настолько его внутреннее (начало) открыто и в нем снова образуется порядок или подобие небесное. Из этого видно, что значит быть в образе небесном, т.е. что значит жить по истинам (или заповедям) Слова.

203 Насколько кто живет в образе небесном, настолько он в небесах, и даже настолько он сам образует небеса в наименьшем виде (н. 57); следовательно, он настолько же в разумении и мудрости. Ибо, как было сказано выше, всякая мысль, принадлежащая разуму, и всякое чувство, принадлежащее воле, распространяются во все стороны небес согласно их образу и чудным путем сообщаются с тамошними обществами, равно как и они в свою очередь сообщаются с человеком.

Иные полагают, что их мысли и чувства не распространяются вокруг них на самом деле, ибо они только внутри себя, а не на расстоянии видят то, о чем думают. Но такое мнение весьма ошибочно, ибо как внешнее зрение глаза простирается на предметы отдаленные и поражается по мере того, как встречается с ними, так и внутреннее зрение человека, т.е. зрение его разума, простирается в мир духовный, хотя человек по вышеизложенным причинам и не замечает этого (н. 196). Разница только в том, что зрение глаза поражается природно, т.е. предметами мира природного, а зрение разума поражается духовно, т.е. предметами мира духовного, которые все относятся к благу и истине. Это неизвестно человеку, потому что он не знает, что есть особый свет, который озаряет разум, и что даже без этого света человек не мог бы вовсе думать (об этом свете см. н. 126-132). Был какой-то дух, который именно думал, что он мыслит только в себе самом, т.е. без всякого распространения своих мыслей вокруг и, следовательно, без сообщения с сообществами, находящимися около него. Чтоб убедить его в противном, у него было отнято сообщение с ближайшими обществами. Тогда он не только лишился мысли, но упал, как бы мертвый, и только шевелил руками, как новорожденный.

После некоторого времени сообщение его с другими было восстановлено, и когда оно окончательно восстановилось, тогда он возвратился к состоянию мышления. Другие духи, видевшие этот опыт, сознались потом, что всякая мысль и чувство приходят (influunt) вследствие сообщения, а если мысль и чувство, то и все относящееся к жизни человека; ибо вся жизнь человека состоит в том, что он может мыслить и любить, или, другими словами, разуметь и хотеть.

204. Должно, однако, знать, что разумение и мудрость каждого (духа) различны смотря по качеству его сообщения с другими. У тех, чьи разумение и мудрость образовались из подлинных (genuinis) благ и истин, сообщение с обществами совершается согласно небесному образу; у тех, чьи разумение и мудрость образовались не из подлинных благ и истин, но из благ и истин, согласных с подлинными, сообщение с обществами прерывисто и неправильно, потому что оно не поддерживается в порядке небесного образа; но те, в ком нет ни разумения, ни мудрости от жизни во лжи по злу, находятся в сообщении с обществами ада: обширность этого сообщения зависит от степени утверждения в истине. При этом должно знать, что сообщение с обществами не постигается явно лицами другого общества, но есть только сообщение с качествами, им свойственными.

205. На небесах все соединены в общества по духовному родству, основанному на благе и истине; так делается как во всех небесах вообще, так и в каждом обществе и в каждом доме; поэтому ангелы, которые сходны меж собой во благе и в истине, узнают друг друга, как узнаются родственники на земле или как знакомые с детства. Подобно этому соединяются в каждом ангеле и начала мудрости и разума, т.е. блага и истины; они точно так же познают друг друга и по мере знакомства таким же образом соединяются. По этой же причине те, в ком истины и блага соединены по образу небесному, видят все степени их последствий и далеко вокруг весь порядок их сцеплений; но этого вовсе нет у тех, в ком блага и истины не соединены по небесному образу.

206. Таков в каждых небесах образ, по которому совершается сообщение и распространение мыслей и чувств ангельских и от которого, следовательно, зависит степень их разумения и мудрости. Но сообщение одних небес с другими, т.е. третьих, или самых внутренних, со вторыми, или средними, а тех и других с третьими, или последними, совершается иным образом; впрочем, сообщение между небесами не должно быть называемо сообщением, а наитием (influxus), и об этом будет сказано теперь несколько слов. Что есть трое небес и что они между собою различны - см. н. 29-40.

207. Что между различными небесами нет сообщения, а есть наитие, это видно но взаимному их положению: третьи небеса, или самые внутренние, наверху; вторые, или средние, ниже; а первые, или последние, еще ниже. В таком порядке устроены и все общества каждых небес. Так, например, в тех обществах, которые расположены на высокой, гористой местности (н. 108): на вершинах ее обитают те ангелы, которые принадлежат к самым внутренним небесам; ниже их - те, что ко вторым, а еще ниже - принадлежащие к последним небесам. Такой же порядок и везде: как на высокой местности, так и на ровной. Общество высших небес не сообщается с обществом низших небес иначе как через соответствия (см. н. 100); а сообщение через соответствия есть то, что называется наитием.

208. Одни небеса соединяются с другими небесами или одно небесное общество соединяется с обществом других небес наитием от одного Господа, непосредственным и посредственным: непосредственным от самого Господа и посредственным от высших небес, наитствующих по порядку на низшие. Так как соединение небес наитием совершается одним Господом, то всего более наблюдается, чтоб никто из ангелов высших небес не смотрел вниз на общество низших небес и не говорил с кем из жителей этих небес; как только это случается, ангел лишается разумения и мудрости. И вот почему: в каждом ангеле есть три степени жизни, как есть и три степени небес: у живущих в самых внутренних небесах открыта третья, или самая внутренняя, степень, а вторая и первая закрыты; у живущих в средних небесах открыта вторая степень, а первая и третья закрыты; у живущих же в последних небесах открыта первая степень, а вторая и третья закрыты.

Вследствие этого, как только ангел третьих небес смотрит вниз на одно из обществ вторых небес и говорит с кем из их жителей, так третья степень его закрывается и вместе с тем он лишается своей мудрости, ибо мудрость его пребывает в третьей степени его, а во второй и первой ее вовсе нет. Вот что должно разуметь под словами Господа у Матфея: И кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего; и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои (24. 17, 18). И у Луки: В тот день, кто будет на кровле, а вещи его в доме, тот не сходи взять их; и кто будет на поле, также не обращайся назад. Вспоминайте жену Лотову (17. 31, 32).

209. Нет наития с низших небес на высшие, потому что это противно порядку: наитие идет с высших небес на низшие. Мудрость ангелов высших небес настолько же превосходит мудрость ангелов низших, насколько мириада единицу; вот почему ангелы низших небес не могут говорить с ангелами высших небес и даже, когда смотрят в ту сторону, не видят их и небеса их кажутся им чем-то облачным над головой. Но ангелы высших небес могут видеть находящихся в низших небесах, только они не могут говорить с ними, не лишаясь мудрости своей, как уже сказано выше.

210. Мысли, чувства и разговоры ангелов самых внутренних небес никогда не постигаются ангелами средних небес, потому что они для них слишком высоки. Но, когда угодно Господу, они виднеются средним небесам как что-то пламенное, а мысли, чувства и беседы ангелов средних небес - как что-то светлое над низшими небесами; иногда же - как блестящее, разноцветное облако, по возвышению, опущению и виду которого даже узнается в некоторой степени предмет разговора.

211. Из этого можно видеть, каков небесный образ, т.е. что в самых внутренних небесах он наиболее совершенен, в средних небесах тоже совершенен, но в меньшей степени, а в низших небесах - в еще меньшей степени; и что образ одних небес слагается по образу других наитием, исходящим от Господа. Но в чем состоит сообщение посредством наития этого, нельзя понять, если не знать, что такое степени высоты и какая разница между ними и степенями широты и долготы; о тех и других см. н. 38.

212. Что же касается небесного образа в частности и как он направляется и простирается, то это непостижимо даже и для ангелов. Некоторое понятие о том можно себе составить из образа всех частей и частиц человеческого тела при рассмотрении и исследовании их человеком умным и мудрым, ибо выше было сказано, что все небеса изображают одного человека (см. н. 59- 72) и что все находящееся в человеке соответствует небесам (см. н. 87-102).

Сколь непостижим и неисследим этот образ, можно только вообще заключить из того, как нервные волокна соединяют все части и частицы тела в одно. Глаз даже не видит ни этих волокон, ни каким образом они направляются и простираются в мозгу, ибо они тут бесчисленны и до того сложны, что взятые вместе представляют сплошное мягкое тело; между тем как по этим волокнам все относящееся вообще и в частности к воле и разуму переходит совершенно отчетливо в действия. Каким образом эти волокна сплетаются во всем теле, видно из различных местных сплетений (plexus) их, как-то: солнечного, брыжеечного и других - и также из узлов их, называемых ганглиями, в которые отовсюду входят множества волокон, сливающихся тут как бы в одно и опять оттуда выходящих в ином соединении для отправления дальнейших служб своих; и это повторяется снова и снова. Я уже не говорю о таких же чудесах в каждом череве, члене, орудии и мышце тела. Кто мудрым оком будет рассматривать эти предметы и все прочие чудеса, заключающиеся в них, тот крайне изумится; при всем этом глаз увидит только малую часть чудес этих, а то, чего он не может видеть, еще чуднее, потому что оно относится к внутренней природе. Что такое устройство соответствует небесному образу, это вполне ясно из того, что все относящееся к разуму и воле совершается согласно этому образу, ибо все, что человек хочет, произвольно переходит по образу этому в действие, а все, что он мыслит, пробегает по волокнам этим от самого их начала и до самого их конца и рождает в нем ощущение; а как этот образ есть образ мысли и воли, то он есть и образ разумения и мудрости.

Этот самый образ соответствует небесному, вследствие чего мы можем узнать, что таков же тот образ, согласно которому простираются все чувства и мысли ангельские, и что настолько же они в разумении и мудрости (что этот образ небесный происходит от Божественной человечности Господа - см. выше н. 78-86). Все предшествующее было сказано и для того, чтоб было известно, что небесный образ никогда не может даже относительно общих начал своих истощиться и что, таким образом, он непостижим даже и для самих ангелов.

 

О небесном управлении

 

213. Так как небеса разделены на общества, из которых самые большие состоят даже из нескольких сотен тысяч ангелов (н. 50), и так как все члены одного общества живут в однородном благе, но не в одинаковой мудрости (н. 43), то из этого непременно следует, что на небесах есть и управление: порядок должен быть соблюден и все относящееся к порядку должно быть непреложно. Управление на небесах различно: одно - в обществах, образующих небесное царство Господне, и другое - в обществах, образующих духовное царство Господне; различно также и по должностям, которые исполняются каждым обществом. На небесах, однако, нет другого управления, кроме управления взаимной любви, а управление взаимной любви и есть небесное.

214. Управление в небесном царстве Господнем называется правдой (justicia), потому что все подданные этого царства живут во благе любви, к Господу направленной и от него же получаемой, и все, что по этому благу делается, называется правдой. Управление в этом царстве принадлежит одному Господу; он сам ведет ангелов и научает их делам жизни. Истины, называемые истинами суда, начертаны в их сердцах; каждый знает, постигает и видит их; вот почему там никогда не рассуждают о том, что относится к суду, а только о том, что относится к правде и принадлежит жизни; об этом менее мудрые спрашивают более мудрых, эти же вопрошают Господа и дают ответ. Их небесное блаженство, или самая внутренняя радость, состоит в том, чтобы жить правдой от Господа.

215. Управление в духовном царстве Господнем называется судом (judicium), потому что подданные этого царства живут в духовном благе, которое есть благо любви к ближнему (charitas), а это благо, в сущности, есть истина; истина же относится к суду, а благо к правде. Ангелы этого царства хотя также ведомы Господом, но не прямо, а посредственно (н. 208); вот почему у них есть наставники в большем или меньшем числе, смотря по потребностям общества; и также законы, по которым они должны жить между собой. Наставники управляют всем согласно этим законам; они понимают их верно, потому что они мудры, а в случаях сомнения им дается пояснение от Господа.

216. Так как управление по благу в небесном царстве Господнем называется правдой, а управление по истине в духовном царстве Господнем называется судом, то и в Слове говорится о правде и суде, когда речь идет о небесах и о церкви; в этом случае правда означает небесное благо, а суд - духовное благо, которое, в сущности, как было сказано выше, есть истина. Например, в следующих изречениях: Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века (Ис. 9. 7). Тут Давид означает Господа, а царство его - небеса; это ясно также из следующего: И восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет производить суд и правду на земле (Иер. 23. 5). Высок Господь, живущий в вышних; Он наполнит Сион судом и правдою (Ис. 33. 5); Сион здесь означает также небеса и церковь. Я - Господь, творящий милость, суд и правду на земле; ибо только это благоугодно Мне (Иер. 9. 24). И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде (Ос. 2.19). Господи! Правда Твоя, как горы Божий, и судьбы Твои - бездна великая! (Пс. 35. 7) и т.д. в других местах.

217. В духовном царстве Господнем образы правлений различны; в одном обществе оно не таково, как в другом. Это разнообразие зависит от различного рода служб (ministeria), исполняемых .обществами, а их службы согласны со службами всех частей человеческого тела, которым они соответствуют и которые, как известно, разнообразны: иная служба (ministerium) сердца, иная легкого, иная печени, иная селезенки, иная также каждого орудия чувств. Как различно управление этих частей в теле, так различно и управление обществ в большом человеке, т.е. в небесах, ибо в них есть общества, которые соответствуют всем этим частям (что все находящееся на небесах соответствует всему находящемуся в теле, было показано выше на своем месте - см. н. 87-102).

Но все образы небесного управления согласуются в том, что целью для них есть общественное благо и в этом благе благо каждого. Это происходит оттого, что все ангелы во всех небесах находятся под усмотрением (auspicio) Господа, который любит их всех и по Божественной любви своей устрояет такой порядок, чтобы каждый получал свое личное, или частное, благо от общего. Даже каждый получает это благо по мере любви своей к общему, ибо насколько кто любит свою общину, настолько он любит всех и каждого в ней, а как эта любовь от Господа, то настолько же Господь любит каждого и дарует ему благо.

218. Из этого понятно, каковы наставники духовных небес, т.е. что они более других находятся в любви и мудрости: по любви - они всем хотят благо, а по мудрости - умеют осуществлять его на деле. При таких свойствах они не начальствуют и не приказывают, но управляют (ministrant) и служат, ибо творить благо другим по любви к благу - это служить, а заботиться о том, чтоб это благо осуществлялось на деле,- это управлять; и они не считают себя выше других, а ниже, ибо на первое место они ставят благо общества и ближнего, а свое собственное на последнее: что на первом месте, то выше, а что на последнем, то ниже.

Тем не менее им воздается честь и слава: они живут в середине общества, на более возвышенном месте, чем другие, и в прекрасных дворцах. Они даже принимают эту честь и славу, но не для себя, а ради послушания, ибо все на небесах знают, что эта честь и слава даны им от Господа и что поэтому их должно слушаться. Это самое разумеется в следующих словах Господа к ученикам своим: А кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить (Мат. 20. 26-28). И у Луки: Кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий - как служащий (22. 26).

219. Подобный образ управления в наименьшем виде существует и в каждом доме. В каждом доме есть хозяин и слуги; хозяин любит слуг своих, а слуги любят хозяина; вследствие этого они служат друг другу по любви. Хозяин учит их, как должно жить и что следует делать, слуги же слушаются и исполняют свою обязанность; исполнять службу есть для каждого наслаждение жизни. Из этого ясно, что царство Господне есть царство служб.

220. В аду есть также разного рода управление, потому что без него ничто бы не сдерживало жителей ада. Но, в противоположность небесному, оно все основано на любви к себе; тут каждый хочет повелевать другим и начальствовать; ненавидит того, кто ему не благоприятствует, мстит ему и поступает с ним жестоко. Такова любовь к себе; вследствие этого самые злые духи там ставятся в начальники, и им повинуются из страха. Но об этом будет сказано после в разделе об аде.

 

О небесном Богослужении

 

221. Небесное Богослужение сходно с земным относительно внешнего, но не относительно внутреннего; у ангелов так же, как и у людей, есть учения, проповеди и храмы. Все учения в главных предметах согласны между собой, но учение в высших небесах полно более внутренней мудрости, чем в низших; с учением согласны и проповеди; а как у ангелов есть дома и дворцы (см. н. 183-190), то у них есть и храмы, или церкви, в которых говорятся эти проповеди. Все это есть на небесах для того, чтоб ангелы постоянно усовершенствовались в мудрости и любви, ибо у них, как и у людей, есть разум и воля, которые таковы, что могут постоянно усовершенствоваться: разум - истинами разумения, а воля - благами любви.

222. Но небесное Богослужение не состоит, собственно, в том, чтоб посещать храм Божий и слушать проповеди, а главное - в жизни любви, благостыни и веры согласно учению; проповеди в храмах служат только средствами к поучению в делах жизни. Говоря об этом предмете с ангелами, я сказал им: на земле думают, что Богослужение состоит только в том, чтоб посещать храм Божий, слушать проповеди, причащаться святых тайн по три или четыре раза в год и соблюдать другие служебные обряды по уставам церкви, предаваясь при этом молитве и благочестию. Ангелы отвечали тем, что все это относится к внешнему, которое должно быть соблюдено, но которое ни к чему не служит, если не истекает от внутреннего начала; а это внутреннее начало заключается в жизни по заповедям учения.

223. Чтоб я мог узнать, в чем состоят их собрания в храме, мне иногда было дозволено входить туда и слушать проповеди. Проповедник стоит на кафедре, которая с восточной стороны; перед ним сидят озаренные более других светом мудрости, а подле них, справа и слева, те, кто в меньшем свете; они размещены полукругом так, что все сидят в виду проповедника; а на тех местах по обеим сторонам, куда взгляд его не направлен, нет никого. У двери, которая на восточной стороне храма, влево от кафедры, стоят новички. Никому не позволяется стоять за кафедрой: это смущает проповедника, и то же самое бывает с ним, если кто в собрании не согласен с тем, что слышит; в таком случае несогласный должен отвернуться лицом.

Проповеди говорятся с такой мудростью, что их никак нельзя сравнить с теми, которые говорятся на земле, ибо небесные проповедники озарены внутренним светом. Храмы в духовном царстве кажутся каменными, а в небесном царстве - деревянными, потому что камень соответствует истине, в которой живут ангелы духовного царства, а дерево соответствует благу, в котором живут ангелы небесного царства; в этом же царстве церковные строения не называются храмами, но домами Божиими. В небесном царст






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.025 с.