Популярно о зимовке пчелиных семей, — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Популярно о зимовке пчелиных семей,



Популярно о зимовке пчелиных семей,

А также о том, как сделать её как можно более успешной

 

Зимовка пчелиной семьи – одна из самых важных и ответственных тем в пчеловодстве. Особенно это касается средней полосы и севера России, где пчёлки на протяжение полугода и более не имеют возможности выйти из улья, пополнить и перераспределить запасы мёда и перги, перестроить своё гнездо и опорожнить кишечник. Более того, в это время пчелиная семья находится в состоянии малой подвижности и имеет лишь очень ограниченные средства к поддержанию в своём домике необходимого микроклимата, что очень часто приводит к накоплению в улье сырости и другим отрицательным (а зачастую и губительным) последствиям. Следствием этих и некоторых других причин стало то, что именно на зимний период приходится основной процент гибели или, как говорят пчеловоды, «отхода» пчелосемей и даже целых пасек. И.А Шабаршов в своей книге «История русского пчеловодства» (1996 год) говорит об этом так: «Действительно, зимовка часто сводила на нет все труды пчеловода. Ежегодная гибель пчелиных семей, а иной раз и целых крестьянских пасек от голода, большая осыпь, заболевание пчёл поносом, сырость и плесень в гнёздах, бездоходность ослабевших семей – вот главные беды, которые приносила зима». Цитата касается 19-го века, но за прошедшие почти полтора столетия мало что изменилось.

Что из этого следует? Тот факт, что всё находится в наших руках. Поскольку с тех пор, как человек извлёк пчелиную семью из её естественного жилища – дупла дерева и переселил в жилище искусственное, вся ответственность за жизнь «божьей мушки» (как пчёлок называли в древности) легла на его плечи и на его совесть. Предпосылки успешной (или неуспешной) зимовки зависят практически полностью от действий пасечника в течение всего сезона, от того, как он подготовил семью к этому ответственному периоду, и, безусловно, от конструкции и качества изготовления улья.

И хотя рекомендации по подготовке пчелиной семьи к зимовке можно найти в любой популярной книге по пчеловодству, почти все они, к большому сожалению, носят довольно-таки эмпирический характер и даже нередко противоречат друг другу. Но, к счастью для нас, благодаря нескольким качественным Интернет-ресурсам (огромная благодарность их создателям!), в последние годы стал доступным целый ряд очень интересных специальных исследований, посвящённых исключительно теме зимовки. Почёрпнутые из них сведения, в добавление к собственным размышлениям и опыту, постепенно сложились в более или менее ясную картину, которой автору и хотелось бы поделиться.



Данная статья не несёт какой-либо новой, не известной ранее информации, но ставит своей целью создание цельной, всесторонне обоснованной картины зимовки пчелиной семьи и процессов, в этот период протекающих. Написана она для тех пасечников (настоящих и будущих), которые, относясь к своим питомцам с заботой и любовью, просто не имеют достаточно времени для изучения и анализа большого объёма литературы, касающейся этой темы. Автор постарался максимально упростить изложение, избегая сложных вычислений и формул, однако необходимый минимум всё-таки пришлось оставить. Но если кому-то вся эта теория местами будет казаться слишком скучной, то можно смело пропускать её и задерживать своё внимание лишь на практических выводах. Итак, приступим!

 

Дыхание пчёл в зимнем клубе

 

Итак, пчёлки зимой согреваются, поедая мёд и используя его как своеобразное «сладкое» топливо. Мёд состоит из фруктозы (типовой анализ даёт 38%), глюкозы (31%), воды (17%) и прочих (в том числе зольных) веществ. Химическая формула фруктозы и глюкозы одинаковая - С6Н12О6, а реакция окисления будет выглядеть так:

С6Н12О6 + 6О2 = 6СО2 + 6Н2О

Из неё видно, что пчёлы, усваивая мёд, в процессе дыхания поглощают из воздуха кислород и выделяют в него углекислый газ и воду. Переведя эту формулу на язык чисел, получим, что при съедании 60-ти граммов мёда (столько съедает хорошая семья в морозный зимний день) в воздух выделяется приблизительно 40 литров чистого углекислого газа (при нормальных условиях) и 40 граммов воды в виде пара. Расчёты сделаны с учётом того, что зрелый мёд содержит приблизительно 17% воды. Воде будет посвящена следующая глава, а сейчас остановимся на кислороде и углекислом газе.

Исследования показали, что в закрытом объёме пчёлки начинают гибнуть при повышении концентрации СО2 свыше 9%, или при снижении концентрации кислорода ниже 5% (исходное содержание этих газов в воздухе 0.33 (??) и 23 процента соответственно). Поскольку потребляется кислорода по объёму столько же, сколько выделяется углекислого газа, то лимитирующим фактором является именно повышение уровня СО2. Концентрацию углекислого газа до 4% пчёлы переносят спокойно, более того, по мнению специалистов, такая концентрация способствует улучшенной зимовке, хотя, возможно, несколько ускоряет старение. При концентрации СО2 в улье выше 4% пчелиная семья начинает возбуждаться и вентилировать гнездо.



Используя эти значения, нетрудно подсчитать, что в средний зимний день в улей должно попасть около кубометра свежего уличного воздуха и столько же отработанного выйти наружу. Это не так уж много – всего 0.7 литра в минуту (летом воздухообмен доходит до одного литра в секунду). Но это в случае прямоточной вентиляции. Если же в улье открыт всего один леток, то тепловых потоков входящего и выходящего воздуха практически не будет, и в воздухообмене преобладающую роль начнёт играть диффузия. И это очень важно! Ведь именно диффузия (выравнивание концентраций газов, содержащихся в сообщающихся объёмах, за счёт теплового движения молекул) играет в процессах зимнего воздухообмена в улье огромную роль! В частности, диффузия «помогает» уменьшить общий газообмен внутреннего объёма улья с окружающим воздухом в несколько раз. Происходит это за счёт того, что все газы, входящие в состав воздуха, ведут себя независимо друг от друга, и поэтому азот – основная составляющая воздуха – в обмене не участвует. А это – прямая экономия тепла.

Приведённые выше рассуждения объясняют тот известный из литературы факт, что пчёлам для дыхания вполне достаточно одного маленького летка, даже находящегося значительно ниже нижней границы клуба. А поскольку этот момент является очень важным, автор данной статьи для проверки провёл ряд несложных опытов с осветительной масляной лампой, помещённой в пустой улей. Фитиль в лампе регулировался таким образом, чтобы в сутки сгорало примерно 100 гр. масла, что заведомо больше максимального суточного потребления мёда в самые морозы. Леток располагался возле самого дна, в 50-ти сантиметрах от потолка улья, а лампа размещалась как можно выше (пламя фитиля находилось в 25 сантиметрах от потолка). Крышка улья герметизировалась полиэтиленовой плёнкой. Через двое суток, когда по расчётам весь кислород в улье давно уже должен был выгореть, лампа продолжала гореть так же, как и в самом начале опыта.

Вывод из всего этого можно сделать такой: для того, чтобы пчёлки зимой задохнулись, пчеловоду нужно очень сильно «постараться», практически полностью закупорив внутренний объём улья. Такое, разумеется, встречается крайне редко, разве что когда пчелиный подмор забивает единственный нижний леток. Но, говорят, что и в этом случае пчёлки гибнут далеко не всегда.

Историческим примером может послужить теория Августа Берлепша - корифея европейского пчеловодства 19-го века. Он настоятельно рекомендовал полностью затыкать на зиму все летки! И этой рекомендации следовало огромное количество не только европейских, но и российских пчеловодов, в том числе (на заре своей деятельности) Александр Михайлович Бутлеров – знаменитый химик и не менее знаменитый пчеловод 19-го века. Объяснить это не трудно – ульи в те времена изготавливались, как правило, из досок, и пчелиной семье достаточно было того воздуха, который проникал через неизбежные для дерева микротрещины. Впрочем, сам Бутлеров впоследствии отказался от практики затыкания всех летков, признав, что не всё «передовое европейское» можно перенимать слепо. Но об этом чуть позже, а сейчас несколько простых выводов из этой главы:

1. Потребности в свежем воздухе у пчелиной семьи зимой невелики, и вполне обеспечиваются одним небольшим летком;

2. Более того, излишний воздухообмен с окружающей средой пчёлкам не нужен, поскольку, во-первых, с тёплым воздухом из улья уходит тепло, а во-вторых, уходит углекислый газ;

3. Пчёлки хорошо переносят значительное повышение концентрации углекислого газа, которое, по всей видимости, помогает им лучше перенести зиму;

4. При наличии одного открытого летка значительную (если не основную) роль в газообмене улей-улица начинает играть диффузия, приводящая к выравниванию парциальных давлений газов, составляющих воздух, снаружи и внутри улья;

5. При наличии сильной сквозной вертикальной вентиляции (два открытых летка – верхний и нижний) хорошее утепление стенок практически теряет смысл.

Последний момент легко проиллюстрировать примером из жизни. Представим себе дом (квартиру) со слегка открытой зимой форточкой. В неё будет попадать небольшое количество свежего воздуха, и ощущение в доме будет комфортное. Теперь откроем вторую форточку, или приоткроем входную дверь, и сразу появится «сквозняк». В доме сразу станет холодно и некомфортно, и что-то одно (дверь или форточку) захочется закрыть. Ровно то же самое происходит и в пчелином домике.

Но опытные пчеловоды обязательно спросят: почему же тогда при наличии двух летков сами пчёлки далеко не всегда заделывают верхний, оставляя в нём на зиму разного размера (в зависимости от силы семьи) отверстие? Здесь, я думаю, дело в том, что они «понимают», что в данной конкретной ситуации другого выхода просто нет. Как мы знаем, в процессе дыхания образуется изрядное количество влаги, которой при небольшом объёме современного улья и минимальном пространстве под сотами деваться просто некуда. А значит, для избавления от сырости внутри улья у пчелиной семьи в этом случае остаётся только один выход – сквозная вентиляция. Ведь сырость в улье гораздо страшнее холода!

И именно этой важнейшей теме будет посвящена вся следующая глава.

 

По мнению многих современных исследователей, именно сохранение влаги внутри улья при помощи гигроскопичных материалов является самым лучшим и перспективным методом, поскольку позволяет резко сократить воздухообмен с окружающей средой (оставив только необходимый для дыхания) и таким образом минимизировать теплопотери, связанные с вентиляцией.

Использование впитывающих материалов для «консервации» влаги внутри колод и ульев было известно уже очень давно. Больше всего рекомендаций из литературы 19-го и начала 20-го веков касалось использования для этих целей соломы. Из соломы делали толстые разделительные перегородки в ульях-лежаках и ею же рекомендовали заполнять на зиму пустое пространство за перегородкой. В ульях-стояках соломой выстилали дно и заполняли все пустоты, образовавшиеся при подрезании сотов или изъятии рамок. Впрочем, уже и в 19-м веке ничего нового в этих методиках не было, поскольку задолго до издания первых руководств по пасечному делу солому с теми же целями использовали бортники, заполняя ею пустое пространство под сотами в своих бортях - искусственных дуплах.

Почему использовали именно солому? Скорее всего, просто в силу её повсеместной доступности. Однако «королём» впитывающих материалов во все времена считался высушенный мох-сфагнум, который, ко всему прочему, обладает сильными бактерицидными свойствами и благодаря этому может быть использован многократно. Но сфагнум был доступен далеко не во всякой местности, вот и использовали солому, а также древесные стружки, уголь и прочие материалы с подобными свойствами. Сейчас список их значительно вырос, от силикагеля до одноразовых детских пелёнок.

Вообще-то в области консервации влаги внутри улья в течение зимнего периода имеется ещё целый ряд неиспользованных возможностей, но мы оставим эту интересную тему творческому читателю. А нам ещё необходимо сказать несколько слов относительно подрамочного пространства.

Подавляющее большинство авторов сходится на том, что увеличенное подрамочное пространство (высотой не менее 3-5-ти сантиметров) значительно улучшает зимовку. При наличии хорошо утеплённого дна, разумеется. Но многие внимательные исследователи идут ещё дальше, рекомендуя оставлять под рамками (и под нижним щелевым летком, соответственно!) пространство высотой 15-20 сантиметров и даже больше. Заполняется оно соломой, мхом-сфагнумом, паклей или другим материалом с похожими свойствами. Что это даёт?

· Днище улья становится значительно теплее за счёт неподвижного воздуха, расположенного ниже летка, даже в отсутствие заполняющих это пространство материалов, а с этими материалами – тем более;

· Дополнительный объём воздуха, находящийся под рамками, способствует более эффективному воздухообмену в гнездовой части;

· Материалы, заполняющие данное пространство, в течение зимы вбирают в себя излишки влаги;

· Дополнительное, расположенное под нижним летком пространство высотой не менее 12-ти сантиметров, по мнению многих пчеловодов-практиков, способствует самоизлечению пчелиной семьи от клещевых заболеваний! Клещи, осыпавшиеся вниз, уже не могут подняться обратно и гибнут. В случае же расположения нижнего летка у самого дна возможность контакта пчёл с упавшими клещами сохраняется.

И теперь, сделав это важное дополнение, мы можем перейти к важнейшему пункту нашего повествования, а именно к поиску идеального «жилища» пчелиной семьи.

 

Качество матки.

Матки бывают разные, некоторые хорошо работают до шести и более лет, но всё же самым продуктивным для них периодом считаются первые три года. Именно поэтому все пчеловоды сходятся на том, что чем моложе матка, тем больше у семьи шансов успешно провести зиму. Почему? Основных причины три:

1. Чем моложе матка, тем дольше она продолжает осеннюю яйцекладку. Однолетние матки оканчивают осеннюю яйцекладку в среднем на десять дней позднее, чем двухлетние, и на двадцать дней позднее, чем трёхлетние (Кокорев Н., Чернов Б., «Зимовка пчёл», 2005 год).

2. Более молодая матка интенсивнее «червит» (откладывает яички) во время осеннего наращивания. Наблюдения показали, что семьи с однолетними матками выращивают осенью в три раза больше расплода, чем с трёхлетними (М.В. Жеребкин, «Зимовка пчёл», 1979 год).

3. Чем старше матка, тем больше вероятность её гибели зимой. В опыте того же автора среди однолетних маток зимой погибло 0.2 процента, среди двулетних – 2.9 процента и среди трёхлетних – 10 процентов.

Оставшаяся без матки семья начинает сильно беспокоиться и, соответственно, больше потреблять мёда, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но даже если она благополучно доживёт до весны, вывести новую (свищевую) матку она не сможет, поскольку в семье нет свежеотложенных яичек. Единственное, что её сможет спасти, это подсадка запасной матки. Но далеко не у всякого пчеловода она имеется, а найти молодую матку ранней весной весьма проблематично.

Однако и в этом вопросе (возраст матки) единой точки зрения не существует. Есть мнение, что в средней полосе России семьи с двух- или трёхлетними матками зимуют лучше, чем с молодыми (этого сезона), и поэтому пчеловоды не склоняются к слишком частой их замене (Кокорев Н., Чернов Б. «Зимовка пчёл»). И всё же практически все пчеловоды сходятся на том, что с матками старше трёх лет вероятность благополучной зимовки заметно снижается.

Сила семьи

Об этом мы уже говорили, осталось лишь обозначить цифры. Сильная семья – это зимний клуб, занимающий 8-11 улочек, или 2.5-3 килограмма пчёл. Средняя семья – 6-7 рамок, и слабая – 4-5 рамок или 1-1.2 килограмма. Слабые семейки имеет смысл пускать в зиму либо по две в одном улье возле общей перегородки, либо вплотную к сильной семье. Иначе шансов выжить у них будет очень немного. Но и создание слишком больших семей – свыше 3-х килограммов – по опыту уже не имеет большого смысла.

 

Зимние запасы

 

За зиму семья средней силы, зимующая «на воле», съедает до 15-ти и более килограммов мёда. Причём самый сильный его расход приходится не только на морозные зимние месяцы, но и на раннюю весну, когда семья уже активно выращивает расплод, а взятка в природе ещё нет. Ведь расплод, как известно, требует гораздо более высокой температуры в гнездовой части, а также «детского питания» - мёда и перги.

Однако пчеловоды-практики давно уже убедились в том, что если оставить с осени пчелиной семье мёда «в обрез» - лишь бы хватило до первого взятка - то весной семья будет развиваться слабо, и к главному медосбору вряд ли успеет набрать необходимую силу. Весной матка хорошо будет «сеять» только при условии, что в улье есть запас не менее 10-ти килограммов мёда и пчёлки уверены в том, что «детва» не останется без тепла и прокорма. Поэтому у заботливых пчеловодов принято оставлять осенью в улье не менее 25-ти килограммов мёда, а у самых заботливых – иметь плюс к этому килограммов по 10 на каждую семью в качестве экстренного запаса для весенней подкормки. И хотя тема весенней подкормки имеет к нашей основной теме лишь косвенное отношение, сказать о ней несколько слов совершенно необходимо.

Теоретически необходимость весеннего кормления пчелиной семьи обосновывается тем, что матка, согласно принятой теории, усиленно откладывает яички только при наличии постоянного приноса свежего нектара в улей. А хорошая яйцекладка – это необходимое условие наращивания силы семьи. Именно поэтому процедуре весенней подкормки большинство пчеловодов-промышленников придаёт решающее значение, а подробные рекомендации по тому, как, когда и чем нужно кормить, содержатся практически во всех руководствах по пчеловождению.

И всё же, несмотря на обилие литературы, посвящённой этой теме, вопрос о необходимости искусственных подкормок до сих пор остаётся открытым. Многие пчеловоды считают, что благополучная семья сама хорошо «знает», когда и к какому сроку ей необходимо наращивать силу, главное – был бы запас мёда и перги в улье. К тому же лето на лето не приходится, сила взятка всегда разная, а сроки главного медосбора могут сдвигаться на две недели и даже более. А вот в конце зимы, когда на дворе ещё лежит снег, матка начинает яйцекладку безо всякого прихода нектара, просто «чувствуя», что срок уже подошёл, причём делает это из года в год в разное время.

Сторонники подкормок на это справедливо возражают, что условия в природе уже совсем не те, что были когда-то, что в результате деятельности человека богатство и разнообразие медоносной флоры сильно сократилось, что пчёлки стали совсем другими и так далее. С другой стороны, локальные места обитания пчёл и раньше сильно отличались друг от друга по своему богатству, пестициды и ГМО, к нашему огромному счастью, используются пока ещё не далеко не везде, а популяцию среднерусской пчелы всё равно нам необходимо восстанавливать.

Впрочем, всё это просто теоретические рассуждения, которые можно продолжать бесконечно. А проводились ли точные исследования влияния подкормки на развитие семьи? Оказывается, проводились, причём уже давно. Результаты находим в уже упоминавшейся книге В.Г. Кашковского:

«Некоторые пчеловоды для увеличения расплода в безвзяточное время применяют подкормку семей небольшими порциями разведенного меда (на 1 кг меда два стакана воды) или жидкого сахарного сиропа (на 1 кг сахара 1 л воды). Корм пчелам дают ежедневно или через день по 200 — 300 г на семью. Раньше такую подкормку называли спекулятивной, теперь ее называют побудительной.

А. Буткевич в двадцатых годах ставил опыты на своей пасеке и пришел к выводу, что такая подкормка экономически невыгодна. Опыты были убедительными, поэтому до сороковых годов спекулятивная подкормка не применяюсь. В 1944 году на Кемеровской опытной станции пчеловодства Л. И. Перепелова поставила опыты по подкормке пчелиных семей разными способами. Данные этого опыта приводятся в таблице 15.

Как видно из опыта, подкормка семей малыми дозами не увеличила количество расплода, т. е. затраты труда и сиропа оказались безрезультатными. Это подтвердило правоту выводов А. Буткевича. Лучший же результат получен в опытной группе, где проводилось периодическое распечатывание части медовых ячеек на крайних сотах. Этим приемом пользовался известный сибирский пчеловод Д. Т. Найчуков».

В этой цитате может показаться неясным только одно место: зачем весной подставлять соты? Почему бы просто не оставить в улье с осени достаточный запас, и больше не беспокоиться? И это совершенно справедливо, но с учётом одного важного обстоятельства.

Дело в том, что медовые запасы, даже находящиеся в запечатанных сотах, в течение зимы могут испортиться. Во-первых, мёд, особенно собранный с крестоцветных растений, может закристаллизоваться, а во-вторых, при наличии сильной сырости в улье мёд может набрать в себя воду и подкиснуть (от этого восковые крышечки полностью не предохраняют). И в том, и в другом случае сотовые запасы становятся для пчёл малопригодными. Кроме этого, несколько полномёдных рамок увеличивают объём зимующего гнезда (а значит, охлаждают его) и, располагаясь с краёв, больше всего страдают от сырости и плесени.

Поэтому заведомо хороший результат даёт хранение части медовых сотов в специально устроенных прохладных хранилищах, и подстановка их в ульи весной, когда появится необходимость. Для этого соты согревают, вскрывают специальным ножом и сбрызгивают водой. Именно этот метод использовал упоминавшийся в цитате Д.Т. Найчуков, в течение десятилетий стабильно получавший рекордные медосборы в суровых условиях Сибири.

Но можно пойти и более простым, «естественным» путём: создать в улье такие условия, при которых мёд портиться не будет или будет портиться минимально. Об этих условиях уже было сказано достаточно, и повторяться не имеет смысла. И только в этом случает можно будет воспользоваться рекомендациями некоторых авторов, советующим оставлять в улье мёда «с запасом», до 35-ти килограммов на сильную зимующую семью. Они считают (и не безосновательно!), что лишние килограммы мёда, «потраченные» на пчёл осенью, в следующем году вернутся сторицей. На практике, разумеется, редко кто следует этим советам (от лишнего мёда и сам пчеловод не откажется!), но 25 килограммов на семью оставлять необходимо. И содержать пчёл в ульях, не допускающих порчи в медовых кладовых.

 

Размещение зимних запасов

 

Теперь следующий вопрос – размещение зимних запасов. В каком порядке расставлять соты в гнездовой части и сколько на каждом из них должно быть мёда – подробные инструкции об этом можно найти практически в любой книге по пчеловодству. Существует несколько общепринятых схем формирования гнезда, которым следуют пчеловоды при «собирании» своих питомцев в зиму, и практически у каждого есть в этом деле свой опыт и свои маленькие хитрости. Хотя зачастую даже опытные пчеловоды всю жизнь продолжают экспериментировать, подыскивая самый верный способ помочь своим питомцам перенести зиму.

С другой стороны, большинство пчеловодов хорошо знает, что лучше самих пчёлок никто их гнездо к зиме подготовить не в состоянии. Более того, после «помощи» пчеловода в формировании зимнего гнезда они зачастую тратят много усилий на то, чтобы перераспределить зимние запасы по-своему. Не зря ещё академик Александр Михайлович Бутлеров, много внимания уделявший вопросу зимовки, советовал «как можно меньше перемещать пласты – стараться, напротив, чтобы гнездо по возможности оставалось в том виде, как его устроили себе пчёлы...». Об этом же говорил и Геннадий Петрович Кондратьев – выдающийся пчеловод-исследователь 19-го века, который считал неприкосновенным расплодное гнездо и всё, что в нём находится: «Нарушение расположения кормовых запасов в улье особенно сказывается зимой, нередко становится причиной гибели семьи от голода, хотя в гнезде и остаются медовые соты, недоступные клубу пчёл. Вольности здесь совершенно недопустимы» (обе цитаты взяты из книги И.А. Шабаршова «История русского пчеловодства», 1996 год).

Именно поэтому в современной литературе нередко встречаются рекомендации при осенней ревизии оставлять неизменным порядок сотов и не удалять из гнезда рамки, в которых имеется достаточно мёда. Некоторые авторы идут ещё дальше и советуют, проверив улей на вес и убедившись, что мёда в нём достаточно, и вовсе перед зимой в него не заглядывать.

Присутствует ли здесь противоречие? Конечно, нет. Несмотря на несколько столетий усиленного «одомашнивания», пчёлки сохранили способность самостоятельно обустраивать своё зимнее гнездо и прекрасно зимовать в нём. Всё, что им для этого нужно, это подходящее «жилище» и возможность спокойно работать в течение лета. Если же в течение лета пчеловод несколько раз нарушает построенное пчёлками гнездо (как в многокорпусном улье) или забирает магазины с мёдом (как в дадановском улье), то осенью у него и появляется необходимость «собирать» пчёл в зиму. Если же этого не делать, то и заглядывать осенью в гнездовую часть необходимости не будет. Пчёлки всё сделают сами. Обязательные условия при этом будут такие: количество сотов в гнездовой части должно быть не меньше восьми, а высота их должна быть не меньше 45-ти сантиметров. Потому, что именно эта высота обеспечивает пчелиной семье возможностью расположиться осенью на пустых сотах, сделав медовый запас «над головой» в 15-20 сантиметров.

Эти значения – не менее восьми сотов при их высоте не менее 45-ти сантиметров – находят подтверждение в многочисленных рекомендациях 19-го века по строительству колод. На восемь-двенадцать рамок рассчитаны корпуса самых распространённых в мире систем ульем, а рамки высотой около 45-ти сантиметров использовали пчеловоды-естественники как 19-го, ток и 20-го веков.

В гнездовой части улья, начиная с ранней весны, трудится матка, откладывая яички, в первую очередь, в самые «тёплые» верхние ячейки, освободившиеся за зиму от мёда. Когда к главному медосбору на улице становится совсем тепло, а матка перемещается ниже, освободившаяся от расплода верхняя часть сотов заливается самым лучшим мёдом – мёдом главного взятка. Именно в это время закладывается успех будущей зимовки, а окончательную «сборку на зиму» пчёлы производят осенью, когда выходит последний расплод. В это время они перераспределяют запасы и тщательно заделывают прополисом малейшие щели.

В эти сроки, в средней полосе России приходящиеся на середину сентября, и рекомендовалось «ломать» мёд в колодах, а также подрезать языки и готовить пчёл к зимовке (к примеру, см. С. Краснопёров, «Пчелиный Устав», 1895 год).

Современные рекомендации отбирать мёд не позднее середины августа продиктованы тем, что пчеловод в течение лета забирает у пчёлок из магазинов лучшие запасы и осенью вынужден готовить их к зиме, подкармливая сахарным сиропом. А переработку сахарной подкормки нельзя доверять молодым, уходящим в зиму пчёлам, поскольку они на этой работе изнашиваются и могут не дожить до весеннего времени. Отсюда и такие сроки.

В ульях с высокой рамкой, без корпусов и магазинов, всю подготовку к зиме проводят сами пчёлы, а нам остаётся лишь забрать себе «лишний» мёд, как благодарность пчёлок человеку за предоставленное им уютное жилище и прочие мелкие заботы. Изъятие сотов происходит, разумеется, в те же сроки, что и у старых пасечников – не раньше середины сентября, когда весь расплод уже вышел и зимние запасы перераспределены.

При естественной технологии отпадает также необходимость заботиться о качестве запасов. Те сорта мёда, на которых пчёлки плохо зимуют (мёд с растений семейства крестоцветных, падиевый мёд и другие), как правило, никогда не оказываются среди зимних запасов клуба. На это приходится обращать внимание лишь при подготовке к зиме слабых или поздних роёв. Но если «осаживать» отдельно только ранние и сильные рои, а поздние и слабые присоединять к другим семьям, то и эта забота отпадает.

Но остаётся одно обстоятельство первостепенной важности: самостоятельно подготовиться к зимовке может только семья местной породы пчёл. Для наших широт – породы среднерусской.

 

Среднерусская пчела

 

О нашей, среднерусской породе пчёл, в этой статье говорилось уже немало. Но своими уникальными свойствами она достойна того, чтобы собрать все эти сведения воедино. Итак:

– Как правило, чем севернее пчёлы, тем они крупнее. Среднерусская пчела – самая крупная в мире. Так, замеры пчёл в Новосибирске дали средний вес отдельной особи в 127 гр. в отличие от южных – 102 гр. (М.В. Жеребкин «Зимовка пчёл»);

– У среднерусской пчелы все индивидуальные приспособления к зимовке, перечисленные в первой главе, выражены значительно сильнее, чем у пчёл других пород. К примеру, у зимостойких пчёл в среднем накапливается жира на 30 процентов больше, чем у незимостойких (там же);

– Активность фермента каталазы (ректальные железы) в два раза выше у северных пчёл по сравнению с южными! Фермент отвечает за консервирование каловых масс в прямой кишке и предохранение их от гниения. Имеется достоверная связь между активностью каталазы ректальных желёз и степенью опоношенности пчелиных семей (источник тот же);

– При равной силе семей внутри клуба у северных пчел содержится больше углекислого газа и меньше кислорода, чем у южных. Например, в семьях массой около двух килограммов среднерусских пчел – 3,56 %, кавказских – 1,73 % (Данные Г.А. Аветисяна (1971), цитируемые по статье А.Ф. Семененко «Терморегуляция зимой»);

– В силу указанных выше причин среднерусская пчела гораздо меньше подвержена заболеваниям, в особенности нозематозом;

– Среднерусская пчела складывает запасы в первую очередь «над головой». Пчёлы южных пород «разбрасывают» их по всему гнезду;

– Среднерусская пчела наращивает силу к главному медосбору и использует его по максимуму;

– Среднерусская пчела хорошо приспособлена к длительному безвзяточному периоду и вообще к ритмам нашей достаточно суровой природы.

Все эти отличительные черты позволяют смело оставлять семьи среднерусских пчёл зимовать на улице (при соблюдении изложенных в данной статье условий), что практически невозможно с более южными породами. Похоже, что столь широкое распространение рекомендаций по «сборке пчёл в зиму» и по зимовке пчелиных семей в специально оборудованных помещениях напрямую связано именно с масштабным распространением в нашей стране южных пород пчёл.

 

Выводы

 

1. Хорошее утепление улья – великое благо для пчёл, зимующих «на воле». Для летнего периода утепление тоже идёт на пользу, поскольку не допускает перегрева гнездового пространства;

2. Совершенно необходимо хорошее утепление зимующего гнезда сверху. Оно предотвращает оседание конденсата над клубом и прямое попадание капель воды на зимующих пчёл;

3. При отсутствии возможности накопления (впитывания) влаги внутри улья хороший результат даёт сквозная вентиляция. Она достигается за счёт наличия двух открытых летков – верхнего и нижнего (верхний, как правило, пчёлы сами частично заделывают в зависимости от силы семьи). Другой вариант – более «естественный» и экономичный – придонная вентиляция, то есть открытый нижний щелевой леток и продухи в противоположной стенке улья на уровне днища;

4. При размещении внутри улья гигроскопичных (впитывающих влагу) материалов можно резко уменьшить воздухообмен с окружающей средой и тем самым значительно снизить теплопотери. Потребности дыхания в этом случае обеспечит один небольшой леток, расположенный ниже зимующего клуба;

5. Очень хороший вариант – заполнение впитывающими материалами подрамочного пространства (расположенного ниже летка!) высотой от 12 сантиметров и более;

6. Другой вариант – размещение впитывающих влагу материалов с одной стороны, а ещё лучше с двух сторон зимующего гнезда. Подрамочное пространство при этом всё равно не должно быть меньше 3-х сантиметров;

7. Успешность зимовки напрямую зависит от силы и физиологического состояния уходящей в зиму семьи;

8. Лучше всего самостоятельно подготовиться к зиме и благополучно провести её может семья местной (для нас среднерусской) породы.

 

В завершении статьи хочется сказать, что путь автора в данном вопросе не был простым и лёгким. Поначалу я, также как и многие начинающие пчеловоды, не уделял вопросу зимовки должного внимания, наступая в результате на стандартные «грабли». По весне наблюдал и сырость в ульях, и большое количество подмора. Были – чего греха таить! – и сильно ослабшие, и погибшие по моей вине семьи.

Но стоило взяться за вопрос зимовки всерьёз, и ситуация резко изменилась к лучшему. И поблагодарить за это прежде всего хочется авторов многих книг и исследований, касающихся темы зимовки, которые предоставили столь необходимую информацию и натолкнули на свои собственные размышления и выводы. Спасибо им огромное!

Автор искренне надеется, что и эта небольшая статья кому-то поможет найти свой успешный путь в пасечном деле.

Успехов Вам!

 

Популярно о зимовке пчелиных семей,






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.04 с.