Профилактических биопрепаратах - вакцинах — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Профилактических биопрепаратах - вакцинах



Термин "вакцинология" впервые предложил доктор Дж. Солк (6, 7) - американский вирусолог, автор инактивированной (убитой) вакцины против вирусов полиомиелита I, II и III типов. Сделано это было на Международной конференции по "Сравнительной вирусологии" в 70-е годы предыдущего столетия.

Солк предложил создать вакцинологию как новую дисциплину, охватывающую широкий круг медико-биологических вопросов, дающую практические ответы при изучении влияния прививок на клеточном и молекулярном уровнях. Здесь, на конференции, он рекомендовал вернуться к применению инактивированной полиовакцины - не потому, что сам был изобретателем такого препарата, но потому, что живые вакцины экологически более опасны своей непредсказуемостью в отдалённых последствиях, как для здоровья человека, так и для биосферы.

Первым советским учебным пособием, подводящим нас к более широкому пониманию вакцин и неоднозначности этой проблемы, пожалуй, следует считать монографию "Иммунология, иммунодиагностика, иммунопрофилактика инфекционных болезней"(8). К тому времени текущая информация по инфекционной и неинфекционной иммунологии была огромной. Э. Н. Шляхов (8) представил свою монографию в виде систематизированного справочного пособия, обратив особое внимание на специфическую противоинфекционную диагностику, поскольку уровень инструментальных методов исследования уже в то время значительно вырос. Предполагалось, что внедрение таких методов имеет непосредственный выход в эффективную эпидемиологическую практику в борьбе с инфекционными болезнями. Наряду с этим автор уделяет внимание вопросам неспецифической резистентности, структуре органов и клеток, участвующих в процессе иммуногенеза, а также основным проявлениям гуморального - антительного и клеточного иммунитета в антимикробной защите.

Очень важным, на наш взгляд, является то, что иммунопрофилактика - прививка - не стоит во главе решения проблемы. Более того, перечислив несколько важных моментов, определяющих роль и место прививок в борьбе с инфекционными болезнями Э.Н. Шляхов подчеркивает: "Не требует особых доказательств положение о том, что любые прививки должны быть проведены здоровым лицам. Этого требуют не только соображения получения полноценного иммунологического эффекта, но, главным образом, безопасность здоровья прививаемого, профилактика поствакцинальных осложнений" (8а, с. 363).

Совершенно очевидно, что медицинское вмешательство в природу человека с помощью вакцин невозможно без понимания общих закономерностей биологической эволюции человека, без учета изменений, происходящих вокруг нас, в том числе - в микромире, окружающем человека с рождения, без анализа достижений в смежных дисциплинах, без знаний новой иммунологии, новой дисциплины - неонатологии.
Улучшение, совершенствование человека подобным образом, вопреки его индивидуальным особенностям, путем массового "протезирования" иммунной системы - антибиологично. Безнравственно без осознанного информированного согласия самого гражданина подгонять его иммунную систему под несуществующую общую мерку - "обязательную невосприимчивость", оправдывая это медицинское вмешательство будто бы спасением человечества от инфекционных болезней.
Все биологические науки в той или иной степени должны являться базой, фундаментом для решения теоретических и практических вопросов вакцинологии - так она многогранна. Если же исходить только из "обилия поствакцинальных осложнений", то нет ни одной области медицины, куда бы прививки не привнесли ятрогенную патологию - ятрогенные повреждения в естественно происходящие биологические процессы (iatros - врач, genes - порождаемый) - повреждения, порождаемые врачами (9-11).



Вакцинология - междисциплинарная область знаний, это:

- иммунология с иммунодиагностикой и иммунопатологией, отсюда противопоказания к введению вакцин;
- генетика и иммуногенетика;
- микробиология - вирусология и бактериология с современными иммунологическими аспектами инфекционных болезней
- педиатрия и неонатология;
- патофизиология и цитопатология;
- онкология , а сейчас еще более страшное в детской онкологии - лейкоз;
- ферментопатии;
- биоритмы - хронобиология и хрономедицина;
- изменение климатических условий, экологии взрослого человека;
- медицинская психология;
- биоэтика как основа правовых и законодательных отношений между гражданином-пациентом и органами здравоохранения, и ряд других дисциплин.



Врач, причастный к этой иммунобиологической операции, должен быть осведомлен о новейших достижениях в смежных вышеперечисленных дисциплинах, о новых методах диагностики, в данном случае прежде всего - иммунодиагностики (12, 13), должен обладать интуицией и видением многочисленных биологических процессов, происходящих под влиянием чужеродного белка-вакцины, афизиологично и насильственно поступающей в организм ребенка, как правило, посредством укола.

ВРАЧИ ОБЯЗАНЫ ЗНАТЬ:

- здоров ли ребенок и не имеет ли противопоказаний, которые могут и не укладываться в перечень существующих, а главное - желание родителей защитить подобным образом своего ребенка от инфекционной болезни;
- о возможной реакции ребенка на укол, поскольку укол вовсе не индифферентная процедура для психики нормального ребенка;
- современные методы диагностики;
- о возможных поствакцинальньгх осложнениях, в том числе на состав вакцины, в которой могут быть химические вещества;
- следовательно, обязательно знать состав вакцин;
- быть информированным о преимуществах и недостатках введения взрослой дозы вакцины детям, к слову говоря, "во всем мире", как продолжают оправдываться вакцинаторы при массовых
охватах, для определенного детского возраста применяют соответствующие дозы вакцин, именуемые педиатрическими. У нас отсутствует подобная практика.

Необходимо использовать это профилактическое средство так, как в свое время рекомендовал сам Эд. Дженнер - основоположник вакцинации: "Врач обязан знать о вакцине все... прослеживать процесс прививания"...
Увы! К сожалению, приходится констатировать факты крайне беспечного отношения к прививкам и составу вакцин отечественных врачей, "улучшающих" природу человека уже с новорожденности. Сама же природа слишком мудра, экономична, видимо, за счет этого пока и выживаем...

Известный отечественный биолог, академик Ю.И. Полянский напоминает: "Медицина - это биология, обращенная в практику. Врач, вооружённый до зубов современной техникой, не должен забывать своей классической генеалогии - биолога, естествоиспытателя широкого кругозора и эрудиции, умеющего соединять частное и общее, владеющего близкими науками, их общими закономерностями. Человек, не знающий биологии, не может быть хорошим специалистом в медицине..." (14).
Как тут не вспомнить о нашем соотечественнике - биологе зоологе - И. И. Мечникове, положившем начало клеточной иммунологии, удостоенном за это Нобелевской премии в области медицины!
С.Я. Долецкий констатирует: "Всего 100 лет назад... педиатры были "элитой" врачебной корпорации. В настоящее время широко образованный педиатр стал встречаться реже..." (15).
Об этом же, но несколько в другой форме, постоянно горевал известный советский генетик А.А. Баев (16)... и не только он.

Любая наука основывается на логике. Медицинская логика должна основываться на общебиологических законах природы человека (14-17). Нельзя отменять эти законы при массовом медицинском вмешательстве, усматривая в такой "помощи" исключительную "пользу", да еще и "для всех подряд", как считают некоторые вакцинаторы(18, 19).

С точки зрения общей биологии человека постоянная дополнительная нагрузка на иммунную систему заставляет её работать сверх нормы - в режиме, не свойственном организму конкретного ребёнка, что ведет к гипертрофии клеток не только иммунной системы, раннему их изнашиванию и преждевременному старению. Генетически обусловлено, что каждый родившийся ребенок имеет свои -индивидуальные возможности адаптации, которые допустимо искусственно менять в определенных пределах для Петрова, но не для Иванова или Сидорова (20-25).

Период адаптации после утробы матери у каждого ребенка свой - и это ещё одна проблема в вакцинологии, которая совершенно не учитывается при вакцинации БЦЖ в роддомах.

Антропогенные воздействия, создаваемые самим человеком, и без того усложнили его адаптационные ресурсы. На этом фоне постоянная искусственная помощь - многократное вмешательство в индивидуальные способности иммунной системы заставляют организм перестраиваться, приспосабливаться, адаптируясь к дополнительной нагрузке, перерабатывая её всеми имеющимися защитными средствами. И такой процесс продолжается с рождения до юношеского возраста. При этом изменения не могут происходить "одинаково хорошо" или "одинаково плохо" у "всех подряд", т.к. в любом случае такое вмешательство нарушает гомеостаз, приводит к "замешательству" функций всех клеток организма.

Общеизвестно, что "АНТИ-ГЕНЫ" - раздражающие факторы для иммунной системы. Собственно, за счёт этого раздражения и происходит стимуляция работы клеток и, в одном случае - к защите от инфекционного агента, а в другом - к параличу функций иммунокомпетентных клеток (8,20-23,25-28).
Не могу отвечать за "весь мир", но в нашей стране критерием эффективности борьбы с инфекционными болезнями продолжает служить единственный показатель - "охват прививками всех подряд" (18, 19). На данном этапе, несмотря на принятие закона, не отмечается распространения современного иммунологического и иммуногенетического подходов в "профилактике здоровья наших малышей". Скорее, наоборот - продолжается "вакцинальный Чернобыль", поскольку теми же вакцинаторами распространяется современная "экспериментальная" тенденция прививок теми же вакцинами, но... ослабленных детей, имеющих ту или иную патологию.
В связи с последним хочу напомнить еще раз слова Эд. Дженнера, сказанные им в XVIII веке: "Врач должен знать об этой операции всё, и я настаиваю на этом... нельзя вакцинировать ослабленных детей со слабо развитым подкожно-жировым слоем... не принято также прививать детей в первые недели жизни..." (цит. по 29, 30).

Знание разделов вакцинологии помогает приоткрыть некоторые механизмы, с помощью которых можно объяснить, почему одна и та же вакцина вызывает разные патологические процессы и клинические их проявления, когда её применяют "всем подряд". Это обязывает вакцинатора знать состав вакцины, как любого другого лекарственного средства.
Качество таких биопрепаратов зависит от методов, выявляющих и регламентирующих уровни их безопасности, в том числе неспецифической безопасности. Вместе с тем известно, что до 2002 г. методы, применяемые для оценки безопасности вакцин, не соответствуют ни международным требованиям, ни даже руководствам, применяемым в нашей стране к лекарственным фармакологическим препаратам. Мы пишем об этом в специальной литературе с 70-х гг., а в СМИ-с 1988 г. (81-83).

Врач обязан помнить, что безопасность и эффективность прививки зависит от качества вакцины, от здоровья ребенка и этики проведения этой иммунобиологической операции.
Сложилась довольно странная традиция: вакцинологии - дисциплины, предмета - как бы и не существует в медицине, а "неприкасаемые" прививки не относятся к... иммунологии.
Иммунопрофилактика без иммунной системы!
Студентам-медикам вопрос вакцинации освещается лишь с одной стороны и только положительной - "пользы в победе над инфекционными болезнями". В целом же эта медицинская "помощь" в бытующем варианте никак не соотносится ни со здоровьем современных детей, ни с изменившейся окружающей средой, ни с эволюционными особенностями микроорганизмов, ни с изначальными представлениями о предназначении вакцин. Дети продолжают подвергаться массированному медицинскому вмешательству, начиная с новорожденности до юношеского возраста.

Сбор материалов по анализируемым вопросам занял у меня более 30 лет, из них 12 лет работы в ГНИИСКе. Информация, которую я здесь представляю, включает:

  1. собственные экспериментальные данные (3-5);
  2. не только мои, но и совместные работы, а также публикации многочисленных авторов, в их числе и контролеров ГНИИСКа о низком уровне качества отечественных вакцин, давно устаревших методов изучения их активности и безопасности; особенно много публикаций о "неусовершенствованной вакцине АКДС", о чем пишут со дня её внедрения в практику детского здравоохранения; между тем, именно такую вакцину продолжают ввозить нам и зарубежные "помощники", а мы продолжаем вводить её массово грудным детям (!);
  3. публикации о малой эффективности БЦЖ в борьбе с туберкулёзом и её опасности для новорождённых, особенно с ослабленной иммунной системой;
  4. знание обстановки на отечественных предприятиях, производящих противовирусные и антибактериальные вакцины;
  5. документы ГНИИСКа об условии изготовления и контроля вакцин, о чем я в свое время писала: "Закрой этот контрольный орган, наши вакцины от этого не будут ни лучше, ни хуже...";
  6. сведения (благодаря моему пребыванию в ГНИИСКе) о том, что ни одна вакцина не изучена по её влиянию на иммунокомпетентные клетки, не поставлено ни одного эксперимента на животных в такой последовательности, как вводят вакцины детям, отсутствует прогноз отдалённых последствий от состояния "напряженности иммунитета", продолжающегося многие годы;
  7. противопоказания, существовавшие до 90-х годов, но мало кому известные и совершенно не учитываемые врачами при осуществлении прививок;
  8. положения о диагностических службах, отвечающих на вопросы: нужно и можно ли вакцинировать конкретного ребенка;
  9. о существовании приказа №260 от 11 апреля 1960 г. Минздрава СССр о том, что необходимо укомплектовать санитарно-эпидимиологические станции врачами-иммунологами, поскольку "полноценность работы в области специфической профилактики в значительной мере зависит от квалификации врачей-иммунологов"… Увы! - "а воз и ныне там"…
  10. наличие перечня "обилия поствакцинальных осложнений", прежде всего на БСЖ и АКДС;
  11. документы - научные публикации, цинично и открыто демонстрирующие использование в нашей стране неограниченного числа детей - "добровольцев в эксперименте" - при изучении активности и безопасности новых вакцин, среди них и импортных, о чем не ставят в известность родителей(!!!);
  12. сведения о комитетах по биоэтике, о целях и задачах биоэтики , проблемах и перспективах, регулирующих правовые и законодательные взаимоотношения между гражданином-пациентом и органами здравоохранения;
  13. документы "Этического кодекса Совета международных медицинских организаций по проведению экспериментов с использованием животных" (из публикаций и личных контактов), а также знания о некачественном, 2античеловеческом" , нестандартном содержании подопытных животных в наших вивариях, принадлежащих предприятиям по изготовлению вакцин и ГНИИСКу, об антигуманно и безнравственном обращении с ними, об ограниченном использовании альтернативных биологических моделей, помогающих получать значительно более достоверные результаты; отсутствие качественных экспериментальных моделей сделало наши препараты востребованными только у нас в стране - на национальном уровне, выход на международный рынок закрыт!

Таким образом, широчайший диапазон вопросов по междисциплинарным исследованиям дает представление о том, что такое вакцинология, как она неоднозначна, когда рассматривается с точки зрения иммунологии, иммуногенетики и многочисленных других проблем.

Прививка вакциной - вакцинопрофилактика, как любое открытие, имеет свою историю: от заветов Эд. Дженнера (29, 30) до "дьявольского упорства РПИ ВОЗ" (31)...

В данном случае изучение истории необходимо не только ради знаний истинного предназначения вакцин, но и для того, чтобы молодёжь могла сравнивать, совершенствовать и выбирать лучшее в предлагаемой профилактике здоровья.

Надо сказать, что в любой дисциплине есть примеры, относящиеся к разряду хрестоматийных, которые десятилетиями кочуют из статьи в статью, из монографии - в другую монографию, намертво врастая цитатами не только в страницы учебников, но и в сознание человека. Именно по такой схеме переписывают публикации о победе оспы, одержанной будто бы благодаря "поголовной противооспенной вакцинации всех жителей всех стран" (26а, с. 5).
Но мало кому известны иные, очень важные сведения (даже врачам-вакцинаторам!) о том, что задолго до объявленной ВОЗ победы над оспой (1980 г.) многочисленные страны отказались от применения осповакцины из-за нарастания поствакцинальных осложнений, в основном - на центральную нервную систему (10, 11, 32, 33). Огромное число публикаций по поствакцинальным осложнениям свидетельствует о том, что нет ни одной области медицины, куда бы прививки не привнесли ятрогеняые повреждения. Вмешательство в иммунную систему не может рассматриваться как нечто изолированное от функций других систем - органов, тканей, клеток организма в целом.

В "Очерках истории здравоохранения России" (под ред. акад. РАМН О.П. Щепина, М, 1999 г.) на с. 419 читаем: "Объявленная основным принципом советского здравоохранения профилактика, сыгравшая большую роль на первом этапе развития здравоохранения в борьбе с эпидемиями, постепенно обросла пустыми декларациями, общими лозунгами и на деле перестала быть методом активной борьбы за сохранение здоровья народа" (выделено мной.- Г.Ч.). Сказанное тем более важно, что профилактика "только прививками" не может обеспечить санитарно-эпидемиологическое благополучие ни населения, ни государства: вспышки дифтерии продолжаются, туберкулёз не только не исчез, но и катастрофически растет число заболевших им...
Стратегия вакцинации в каждой стране своя, в зависимости от эпидемиологической необходимости. Так, в США, очевидно, учитывая все современные экологические беды, обрушившиеся на детей в XX веке, прививки осуществляют по методам и системе, резко отличающейся от нашей. Достаточно сказать об отсутствии вакцинации БСЖ новорожденных, а прививки против полиомиелита осуществляются убитой (инактивированной) вакциной.

1.4. СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКИ:
реальность и мифы

Знакомство в общих чертах с манипуляцией вакцинации
далеко недостаточно для того, чтобы сделать врача
способным выполнить оспопрививание; врач должен
обладать точным знанием его, и я настаиваю на этом.
Эд. Дженнер

ОТ ЗАВЕТОВ ДЖЕННЕРА ДО "ДЬЯВОЛЬСКОГО УПОРСТВА ВОЗ" (31)...

Завет Эдуарда Дженнера - основоположника вакцинации об "обладании точным знанием" процесса прививок особенно ценен в современных, резко изменившихся экологических условиях, в экологии человека с резко измененной иммунной системой детей (31, 34-36).

В 1996 г. мир отметил 200-летие первой вакцинации (не прививок!), произведенной в 1796 г. английским врачом Эд. Дженнером. Почти 30 лет (!) Дженнер посвятил наблюдениям и изучению явления, когда люди, переболев "коровьей оспой", не заражались натуральной оспой человека. Вакка - от латинского слова vасса -корова, отсюда слово "вакцина".

Взяв содержимое из образовавшихся везикул-пузырьков на пальцах доильщиц коров, Дженнер ввел инокулят восьмилетнему мальчику и... своему сыну (последний факт мало известен даже специалистам). Спустя полтора месяца заразил их натуральной оспой. Дети не заболели (29). Этим историческим моментом датируется начало вакцинации - прививок с помощью вакцины.

Оспа с глубокой древности была распространенным заболеванием в Индии и Китае. Любопытно, что оспа, подобно кори и скарлатине, была преимущественно болезнью детского возраста, и еще в начале XIX века в медицинских изданиях её называли "детской оспой" (29, 30). В той глубокой древности установлено, что даже во время грозных эпидемий заболевал оспой или чумой только определенный процент людей. Кроме того, однажды переболевшие гарантированы от повторных заболеваний. Из подобных наблюдений возник обычай прививок натуральной оспой - вариоляция (от латинского "оспа" -variola) Вариоляцию проводили в разной форме: вводили здоровым детям оспенные детриты, надевали рубашки с оспенных больных. Брамины, проводившие прививки более цивилизованно - в особых условиях определённой стерильности - делали неглубокие надрезы на предплечьях, вводя в ранки содержимое папул (везикул - оспенных пузырьков).
По прошествии определенного времени подвели итоги результатов такой методики прививок. Оказалось, что благодаря этой процедуре распространенность натуральной оспы резко возросла. Создалось положение, которое назвали "оспенным бедствием ХУШ столетия", и вариоляция была отменена - "оставлена всем образованным миром, запрещена даже законами" (29).

То, что сделала Екатерина II в 1768 г., привив оспу себе и будущему Императору Павлу, для чего был вызван из Англии знаменитый оспопрививатель доктор Димсталь, тоже была вариоляция - прививка натуральной оспы способом "от руки к руке". Такая прививка была небезопасной, но вакцины, как таковой, еще не существовало. По сведениям одних историков, оспенный материал для Екатерины "был взят у семилетнего мальчика Данилова, получившего впоследствии от Императрицы дворянское звание и фамилию "Оспенный"", по сведениям других - у кадета морского корпуса Басова. Но как бы там ни было, в данном случае прививка - вариоляция прошла без каких-либо неприятных последствий (29, 30).

Дженнер не изобретал вакцину! Он усовершенствовал метод, о котором знали за 800 лет до Рождества Христова, о чём свидетельствует книга "Sancteya grantham" (30, лекция 1, с. 4). Да и сам Дженнер не скрывал и постоянно упоминал в своих публикациях о предшественниках: "о не заболевании доильщиц я впервые услышал от одной крестьянки горной Шотландии", - цитирует Дженнера профессор Н.П. Гундобин (30). Этот случай - один из тех счастливых, когда Мать-Природа помогла создать "новую натуральную науку", что можно сравнить с событиями значительно более поздними - получением Флемингом пенициллина из плесени.

Но Дженнер считал, что риск введения живой инфекционной субстанции здоровому человеку, тем более - детям, был очень велик.
Поэтому к своему "звездному часу" - к поединку со страшной болезнью вел почти 30 лет. В то время считали ещё, что возбудителем оспы является... бактерия, а не вирус. Вирусы, как совершенно новая группа возбудителей инфекционных болезней, были открыты только спустя 100 лет (1892 год) российским ботаником Д.И. Ивановским.

Сам Дженнер, как упоминалось выше, относился к прививкам осповакциной как к серьёзной биологической операции, настаивая на том, чтобы "врачи были основательно знакомы с правильным течением коровьей оспы у человека, не упрощая эту хирургическую операцию, строго соблюдая правила асептики..," (29).

Сторонники Дженнера также напоминали почти 100 лет спустя: "Весьма естественно, что для решения вопроса о пользе оспопрививания необходимо решить сначала известные санитарно-гигиенические требования", ибо: "Оспопрививание должно быть для практических врачей делом чести. Простой укол настолько же заслуживает внимания врача, насколько другие хирургические операции" (30, с. 11; 37, с. 344).

К сожалению, давным-давно забыты не только эти, но и другие многочисленные заветы Дженнера и ею последователей, как то: НЕ ПРОВОДИТЬ ОСПОПРИВИВАНИЕ, ЕСЛИ СУЩЕСТВУЕТ УГРОЗА ВСПЫШКИ ИЛИ ЭПИДЕМИИ ДРУГИХ ИНФЕКЦИОННЫХ ("заразных") БОЛЕЗНЕЙ; НЕ ПРИВИВАТЬ ДЕТЕЙ В ПЕРВЫЕ НЕДЕЛИ ЖИЗНИ, А ТАКЖЕ СО "СЛАБО РАЗВИТЫМ ПОДКОЖНО-ЖИРОВЫМ СЛОЕМ"(30, лекция 2, с. 29).

Можно привести множество примеров из нашей современной жизни, когда принимаются прямо противоположные решения по вакцинации, например, всем известные массовые прививки против туберкулёза, полиомиелита, дифтерии и т.д. во время эпидемии гриппа или постоянных вакцинаций во время никогда не прекращавшихся на территории России вспышек дифтерии, туберкулёза...

Таким образом, благодаря гениальной наблюдательности (!!!) Дженнера великий дар природы - естественно ослабленный (аттенуированный) через организм животного - коровы - вирус натуральной оспы был предложен в качестве вакцины. В то время такое средство ещё долго было единственным видом защиты против всего лишь одной инфекционной болезни. Несмотря на это и первые обнадёживающие успехи, категорические противники прививок не принимали эту помощь как массовое средство защиты даже на случай эпидемий. Они, в частности, утверждали, что "вследствие оспопрививания ослабляется организм настолько, что грозит нарастанию слабых, болезненных поколений, что средняя продолжительность жизни человека уменьшится, а также через осповакцину передается сифилис, чахотка, золотуха, английская болезнь, рожа и т.п." (29, с. 37). Многое из предположений, к сожалению, имело место уже в те времена, немало прогнозов подтверждается и теперь, особенно при использовании живых вакцин - таких, какой была осповакцина (3, 9-11, 20, 29-31, 37). Нам бы вспомнить всё это и прислушаться...

В конце XIX века (1881 г.) произошло еще одно событие в иммунологии - открытие принципа искусственного создания вакцин. Принадлежит оно французскому химику Луи Пастеру, доказавшему возможность экспериментальной разработки способа аттенуации исходных свойств возбудителей инфекционных болезней для последующего получения живых вакцин. Изучая свойства возбудителя куриной холеры, Л. Пастер установил, что в определённой дозе эти бактерии очень быстро убивают кур. НО... однажды, прервав свои исследования, Пастер уехал отдыхать. Культуру куриной холеры оставил при комнатной температуре в лаборатории. Вернувшись, продолжил исследования с забытой - "постаревшей" бактериальной суспензией. Чтобы проверить её активность, он ввёл "забытые" бактерии курам. Птицы остались здоровыми и даже не заболели. Проверяя свежую культуру холеры, Пастер ввёл её чистым курам и тем, которые раньше получили "состарившуюся". Чистые - контрольные куры погибли, а предварительно "иммунизированные" забытыми бактериями-выжили. Начиная с этих опытов, путём искусственного ослабления возбудителей инфекционных болезней, Пастер получил несколько видов живых вакцин, среди них - против сибирской язвы, против бешенства. Бешенство - не менее страшное заболевание, чем оспа, поскольку заканчивается и теперь чаще всего смертью после укуса больными или хронически инфицированными собаками, лисами, волками, летучими мышами и некоторыми другими животными.

Подтвердив многократно свою идею в экспериментах на животных, Пастер, как и Дженнер, долго не решался применять изготовленную вакцину против бешенства на человеке, укушенном больным животным, т.е. возможно уже на заболевшем человеке. В данном случае этот биопрепарат используется с лечебно-профилактической целью, спасая от заболевания бешенством после укуса - привнесения инфекционного агента. Суть в том, что восприимчивый человек заболевает в том случае (если животное инфицировано), когда вирус бешенства проникает через раны - места укуса - в клетки центральной нервной системы - в мозг: путь не короткий и требует немалого времени. Инкубационный (скрытый) период для развития этого инфекционного процесса гораздо продолжительнее, чем при многих других вирусных инфекциях, и может продолжаться несколько недель и даже месяцев. Именно это "счастливое" обстоятельство и имел в виду Л. Пастер: успеть "перегнать" развитие заболевания, мобилизовав мощные защитные силы организма с помощью прививки, преградив путь продвижения вируса к мозгу. Увы, далеко не всегда и сейчас вакцина даже в комплексе со специфическим иммуноглобулином (готовыми антителами против вируса бешенства) помогает стопроцентно. Инкубационный период в данном случае зависит, кроме того, и от места укуса (как близко от головы), поэтому-то вакцина на определённом этапе может работать как терапевтическое средство.

Пастеру было трудно приступить к спасению уже, возможно, инфицированных пациентов (!), начать эксперимент на людях, нуждающихся в помощи... Как же упрощён подход к опытам... НА ДЕТЯХ (!!!) за последние четыре десятилетия, когда врачи-экспериментаторы используют в исследованиях при изучении эффективности и безопасности новых вакцин до нескольких сот малышей разного возраста, не только предварительно не ставя в известность об этом родителей, но и не видя в этом ничего предосудительного!
Данные об "Экспериментах на практически здоровых детях" впервые обобщены в Докладе-сборнике "Вакцинопрофилактика и права человека", изданном в 1994 г. РНКБ РАН (3).

Исходя из общебиологических положений, долга перед природой человека, совсем непросто переносить удачные опыты с животных на людей, отождествляя течение процессов у животных и человека, тем более - на растущий организм детей - в плане отдалённых последствий. Это ещё одна проблема в медико-биологических исследованиях, которая не может обходить стороной и вакцинологию.
Пастер рискнул, и в 1885 г. спас первого мальчика, искусанного бешеной собакой. Кроме этого, широко известен случай о спасении Пастером нескольких российских крестьян, побывавших в зубах у бешеного волка. Эти крестьяне разыскали Пастера, явившись к нему в лабораторию... из царской России во Францию!

Успех Пастера всколыхнул всю мировую общественность. После происшедших событий на деньги, собранные по международной подписке, был создан Пастеровский институт, существующий во Франции и поныне, положивший начало открытию "пастеровских центров" в большинстве стран мира. Очень увлекательно пишет Поль де Крюи (де Крайф) об этих и других событиях, происходивших до 1950 г. в микробиологии и иммунологии того уровня в своей книге "Охотники за микробами" (38).

Уместно, наверное, вспомнить и о том, что второй страной, открывшей пастеровскую станцию, была Россия. Когда стало известно, что вакцинация по методу Пастера спасает в некоторых случаях от бешенства, один из энтузиастов внёс в Одесское общество микробиологов тысячу рублей, чтобы на эти деньги был направлен в Париж врач для изучения опыта Пастера. Выбор пал на молодого доктора Н. Ф. Гамалею, который позже - 13 июня 1886 г. сделал в Одессе первые прививки двенадцати укушенным.

В советское время имя почётного академика АМН СССР Н. Ф. Гамалеи присвоено Институту эпидемиологии и микробиологии АМН, где в отделе вирусологии мне посчастливилось проработать 12 лет над вопросами хронических вирусных инфекций и защитить диссертацию под руководством эпидемиолога-вирусолога академика АМН СССР В.Д. Соловьёва.

Риск при использовании живых вакцин, создающих состояние "малой болезни" - хронической инфицированности, был и остается по сей день.
Не являлась исключением и живая вакцина против бешенства, в связи с чем уже несколько десятилетий готовится убитая - инактивированная антирабическая вакцина.

Вакцинно-сывороточное производство развилось особенно интенсивно в XX веке, превратившись в крупные научно-промышленные комплексы и фирмы. А идею Пастера - искусственную аттенуацию (ослабление инфекционных свойств) возбудителя, в модифицированном варианте использовали Кальметт и Герен (А. Cflmette, С. Guerin), создав в 1920 г. живую антибактериальную вакцину ВСС (бацилла Кальметта и Герена) - против туберкулёза, которая также вызывала и продолжает вызывать сомнения и нарекания, ничуть не меньшие, чем другие живые вакцины (39-43). Большинство стран отказались от применения БЦЖ, например, США, Турция, ФРГ, Бельгия, Швеция и ряд других стран. Некоторые государства бывшего социалистического лагеря отказывались от нашей БЦЖ, еще будучи в союзе с нами, например, Чехословакия и пр.

К наиболее значимым событиям XX века в изготовлении вакцин следует отнести создание в 50-е годы препаратов против вирусов полиомиелита I, П, Ш типов. Как известно, "привилегия" заболевания полиомиелитом принадлежит только человеку, чаще - детям.
Убитая вакцина изобретена доктором Джонасом Солком (Salk), о| чем упоминалось здесь раньше, а другая - живая против полиомиелита - тоже американским вирусологом Альбертом Сейбином (Sabin).

Отечественный вариант живой полиовакцины, приготовленный по рецепту-технологии доктора Сейбина, создан в конце 50-х гг. под руководством профессоров М.П. Чумакова (Москва) и - А.А. Смородинцева (Ленинград) (44-46). Теперь имя академика М.П. Чумакова носит созданный им в те годы Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов (ИПВЭ) РАМН.

Будучи ещё студенткой, я принимала участие в создании этой вакцины у М.П. Чумакова. Скажу больше: моё служение вирусологии, моя научно-практическая деятельность началась с Института по изучению полиомиелита - так назывался в 50-е гг. XX столетия ИПВЭ. События, происходившие в то время в этом институте, касались, прежде всего, разработки и внедрения в вирусологиинашей страны биологической модели - культуры клеток (ККЛ). Благодаря этой альтернативной биологической модели (АМБ), заменившей экспериментальных животных или резко сократившей участие "братьев наших меньших" в лабораторных исследованиях, я выбрала профессию вирусолога, приобрела знания по "кулътуралъной вирусологии", а также по гуманизации медицинского эксперимента, что в последние полвека является основой медико-биологических исследований (3-5).

История "культуральной вирусологии" в бывшем СССР началась с организации Института по изучению полиомиелита и с разработки полиовакцины. Таким образом, ККЛ - ещё один очень важный раздел в вакцинологии и иммунопрофилактике.
Не было бы ККЛ, нельзя было бы создать такое количество противовирусных вакцин: против кори, паротита (свинки), герпеса, энцефалита и некоторых других. Но, кроме того, благодаря ККЛ выделены и идентифицированы многие типы вирусов, изучено их влияние на клетки и субклеточные структуры, проанализированы процессы некоторых хронических вирусных инфекций (3, 5,47-50).
Любые вирусы, как известно, размножаются исключительно в живой клетке: в клетках человека, животных, растений, рыб, насекомых и даже бактерий - бактериофага.
В фундаментальных исследованиях и в практике одних дисциплин ККЛ резко сокращает количество животных, используемых в эксперименте, в других, как в вирусологии - практически полностью их заменяет.

Так, иммунология, генетика, онкология и молекулярная биология многими своими достижениями также обязаны этой замечательной АБМ, способствующей не только получению более достоверных результатов, чем организм животного, но и помогающей этическому становлению экспериментатора (3, 5, 12,13, 51-53).

Следует упомянуть, что ККЛ у нас в вирусологии поначалу признавалась с большим трудом. Сколько усилий приложил М. П. Чумаков к внедрению этой АБМ! Замена животных на клетки in vitro (в стекле, в пробирке) вызывала не просто удивление, но категорическое отрицание: "Быть не может... как это - вместо мыши - клетки в пробирке?!"
Наряду с абсолютным неприятием ККЛ многими отечественными вирусологами, а также чиновниками Минздрава (которые и сейчас тормозят внедрение ККЛ, например, в токсикологии и гигиене), мировая медицинская общественность относилась к подобной возможности эксперимента иначе.

Серьёзность и важность появления ККЛ в вирусологии отмечена на очень высоком уровне. В 1954 г., когда в США борьба с полиомиелитом была в полном разгаре, Каролинский институт присудил Нобелевскую премию по физиологии и медицине трём американским исследователям - Д. Эндерсу, Ф. Роббинсу и Т. Уэллеру за культивирование клеток человека и возможность размножения в них вирусов полиомиелита. При этом произошла замена животных - обезьян (!)... на клетки в пробирке.

Первая ККЛ, чувствительная к цитопатогенному действию вирусов - разрушительному действию вирусов на клетки (ЦПД), была получе






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.028 с.