Портер: Я в порядке. Спасибо, что поинтересовалась. Увидимся на репетиции. — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Портер: Я в порядке. Спасибо, что поинтересовалась. Увидимся на репетиции.



Увидимся на репетиции? Что случилось с приватным танцем? Что случилось с желанием улизнуть? Я пытаюсь избавиться от дурного предчувствия нашей надвигающейся обреченности, пока поправляю волосы в зеркале и наношу блеск на губы.

Есть причина, по которой слезы не давали мне заснуть прошлой ночью, - безразличие Портера говорит само за себя.

 

***

 

Саванна и Пол обнимают друг друга, пока разговаривают с родителями Саванны, в руках пиво и улыбки на их лицах. Портера нигде не видно, а я сижу на стоге сена, сама по себе, наблюдая за всеми, кто хорошо проводит время на репетиционном ужине.

Вместо того, чтобы собраться в уединенном месте, мы остались на ферме и помогали подготовить место для регистрации, убедившись что все было идеально по стандартам Пола. Да, Пола, а не Саванны. Абсолютный жених-зилла.

Некоторые члены семьи машут мне, но ни один не подходит поговорить со мной, сохраняя приличное расстояние. Вероятно потому что, они почувствовали ярость, которая нарастает во мне. Это началось в тот момент как мы припарковали трейлер, Портер отдалился и не хочет иметь ничего общего со мной. Поскольку свадебная вечеринка включает в себя Портера и меня, мы должны находиться вместе и вынуждены, - да, вынуждены взаимодействовать. Если вы не обращали на это внимание все это время, вы бы могли подумать, что Портер абсолютно ненавидит меня и все это на самом деле доставляет ему физическую боль, находиться рядом со мной. Смотреть на меня было не вариантом, и проходя вместе к алтарю, да, он убрал руку от меня, чтобы не схватить ее. Вместо этого, мы шли бок о бок, выглядя, как два неуклюжих зомби в поисках влажных мозгов, чтобы разорвать их и слопать.

Я была на волоске от того, чтобы шлепнуть его по руке, после того как мы дойдем до алтаря и спросить какого черта происходит, когда тетя Марта подошла ко мне и захлебывалась от восторга о моем блоге, спрашивая совет о ее «стиле».

Совет номер один, не наносите кислотно-голубые тени на глаза, если вы не собираетесь подводить их более темным оттенком подводки для глаз. Совет номер два, помада создана для ваших губ, а не для области вокруг них. Совет номер три, тушь должна подчеркивать ваши глаза, а не превращать их лапки паука.

Но, я держу рот на замке и говорю с ней о колготках и о преимуществах поддержки верха, предложенной для большой помешанной женщине.

После этого, я увидела мельком Портера за ужином, разговаривающего с несколькими друзьями семьи, а потом он исчез. Что-то похожее на то время, когда он сбежал от меня на выпускном балу…



- Эй, Пуговка, почему ты не общаешься? - спрашивает папа, садясь рядом со мной на стог сена.

Мой папа тот тип парней, у которых занимает две минуты принять душ, едва обсохнуть и одеть красивую одежду в считаные секунды и все еще выглядеть хорошо. Вот почему, когда мы приехали домой, он не сменил одежду, пока не осталось пять минут до репетиции. Его одежа может липнуть к нему странным образом, потому что он тщательно не вытирается, но он был готов, одет в свои помятые голубые джинсы и его любимую сине-зеленую рубашку. Не типичный для вас наряд для репетиционного ужина, но он наденет костюм завтра и это все о чем можно его попросить.

- На самом деле не готова даже для небольшого разговора сейчас. Иногда я чувствую себя не в своей тарелке, когда возвращаюсь ко всем этим семейным штучкам.

- Правда? Почему?

- Я не знаю. Может, потому что я теперь живу далеко, у вас есть свои шутки, и мне трудно влиться снова.

- Ты же знаешь, что все не так, как мы видим, да?

- Я знаю, - я вздыхаю. – Но разница ощущается издалека.

- Есть ли планы о возвращении? – надежда в его глаза и мне ненавистно разрушать ее, но я не хочу больше лгать никогда.

- Я так не думаю, пап. Джеймстаун был хорошим для меня в детстве, особенно, когда умерла мама, мы все сплотились, но я переросла этот город и нуждаюсь в большем в своей жизни. Если бы я не жила в Калифорнии, я никогда бы не наладила все эти связи и никогда бы не имела возможности поработать на «Педерсон Групп».

Папа кивает.

- Так это на самом деле большая возможность для тебя?

- Огромная, пап. Я работала действительно усердно, чтобы заполучить подписчиков, и стать уважаемой в этой индустрии. Как блоггеру, это очень тяжело поддерживать нормальный баланс: быть честной и оставлять хорошие отзывы о продукции. Если ты постоянно будешь принижать продукцию, рассказывая о том, насколько она отстойная, ни кто не захочет снова работать с тобой. Да, у тебя могут быть недоброжелательные подписчики, потому что некоторые люди наслаждаются, опуская других, но от них никуда не деться. То есть, я хочу понравиться людям, чтобы они поверили, что я способна вести блог, но я также не хочу вводить их в заблуждение. Я никогда не солгу о продукте только, чтобы получить возможность понравиться производителю, но также я не хочу сжигать мосты.



- Я хорошо тебя воспитал, - папа целует меня в голову. – Могу представить, как это наверняка сложно. Эти блоггерские штучки, на самом деле делают тебя живой, там на солнцепеке?

- Да, - я смеюсь. – Мне потребовалось некоторое время, и как я и сказала, я была честной в том, что действительно отстойно, потому что не хочу раздражать людей, но для меня, я лучше выложу на витрину хороший продукт вместо плохого, именно этого компании и добиваются от меня.

- Интересно, - схватив мою руку, он крепко удерживает ее. - Я должен был больше разговаривать с тобой о твоем бьюти-блоге. Извини, за то, что не проявлял интерес. Просто было тяжело находиться так далеко от тебя и видеть, как ты успешна и счастлива в Калифорнии. Ты ведь счастлива, правда?

Я смотрю вниз на землю и скрываю разочарование в своих глазах, которое появилось с тех пор как мы приехали на ферму. Я нагло вру:

- Очень счастлива, пап. Не могла бы быть счастливее от своего решения. Да, я скучаю по тебе, но ведь это то, к чему я стремлюсь, да? К тому же, да ладно, я живу на земле фастфуда. Как кто-то может быть не рад этому?

- Фастфуд это хорошо, но не думаю, что он побьет чикагский хот-дог, который мы ели.

- Ой, Чикагский хот-дог, - я вспоминаю. – Мне кажется, что мы были настолько поглощены воспоминаниями о маме, что даже не оценили хот-дог. Так, ты думаешь, это был лучший хот-дог, который ты пробовал?

Замерев, папа обдумывает мой вопрос. Я могу видеть, как он мысленно вспоминает все хот-доги, которые он пробовал на протяжении лет в каждом штате.

- Тот Гавайский хот-дог был интересным, помнишь, тот, что мы ели на Мауи? И в Нью-Йорке хот-дог с квашеной капустой, от которого я хотел петь дифирамбы всем президентам, но тот Чикагский хот-дог с сельдерейной солью и приправами. Ничто не сравниться с ним, или о памяти про осуществившуюся мечту твоей мамы для нашей семьи. Возможно, это было глупо, есть хот-доги в каждом штате, но это была ее глупая идея. И я всегда любил ее за это.

- Я тоже. Я хорошо провела время, пап. Спасибо что убедился, что мы завершили эту часть своей жизни. Всегда казалось, что чего-то не хватает. Хоть это и было грубоватое прощание, мне стало намного легче, зная, что мы это сделали.

- Согласен, - он целует меня в голову и потом отстраняется. - Что ты собираешься делать со всеми этими фотографиями? Сделаешь альбом?

- Не знаю. Я могла бы добавить в тот, что был у мамы, закончить его за нее.

- Я думаю, это прекрасная идея, - мы обменялись нежными улыбками, но затем грубо прерываемся от звука, как будто ворона потеряла ногу.

- Какого черта здесь происходит? - Пол орет через всю палатку, которая расположена в центре нашей лужайки, с урожаем кукурузы на заднем плане. Я упоминала, что все это типичная сельская свадьба? - Эти скатерти мы будем использовать на свадьбе? – его голос вопит в децибелах, которые услышать только собаки.

Обменявшись взглядами, мы спешим с папой туда, где Пол сходит с ума от огромного пятна на скатерти.

- Мы собирались повторно использовать скатерти для двух событий. Мы не думали, что это будет так важно, - говорит один из их друзей, который помогал Полу в планировании.

- Ты не думал, что это будет так важно? - Пол кричит, расплескивая пиво повсюду. – У нас будет сельская свадьба с кучкой людей, которые не могут отличить свою задницу от головы. Ты на самом деле думал, что они способны запихнуть сэндвич со свининой в свои широко раскрытые глотки, не разбрасывая еду повсюду? Ты сумасшедший? - Пол поднимает скатерть и практически падает в обморок на придвинутый стул. - Посмотри на это! Она вся в пятнах, как будто кто-то насрал на стол.

Оглядываясь вокруг, Пол поднимает и удерживает ткань в воздухе.

- Кто насрал на стол? Я даю вам десять секунд на признание, а затем я начну обнюхивать нижнее белье.

Увидеть, как Пол вдалбливает свой нос в щели гостей, как дворняжка на собачей площадке – очень заманчиво, но я решаю вести себя, как хорошая сестра, и разрядить обстановку.

Осторожно, я подхожу к Полу, хватаю скатерть у него и опускаю ее вниз. Говоря очень спокойным голосом, я говорю:

- Пол, старший братик, никто не гадил на стол. Это всего лишь маленькое пятнышко…

- Маленькое пятнышко? Это маленькое пятнышко размером с мой член, если бы тот покусали больные, облезлые крысы, перенесшие слоновью болезнь и заразив ей мой член. Посмотри на это.

Сохраняя спокойный тон, я отвечаю:

- Да, я вижу. Это точно размером с член слона. Но немного отбеливателя, который поможет нам избавиться от него. Почему бы тебе не взять транквилизатор, отдать мне тряпку и пойти повеселиться с папой и Портером, пока я позабочусь об этом.

Яростное рычание закипает в Поле, и он наклоняет голову, спрашивая:

- Ты сделаешь это для меня? Ты позаботишься об обосранной размером с член слона тряпкой?

- Я сделаю это, - я улыбаюсь, удивляясь, почему его глаза бесконтрольно дергаются.

Как Мисс Америка, выигравшая в первый раз корону, Пол размахивает руками перед своим лицом, пиво все еще зажато между большим и указательным пальцами.

- Ох, думаю, я сейчас расплачусь. После всего, что я сделал тебе в поездке, ты собираешься… погоди секунду.

Прежде чем я могу сказать, что он собирается сделать, он разворачивает меня, наклоняет меня в талии и нюхает мою задницу перед всей семьей, как будто мы две собаки, встретившие друг друга в первый раз. Если бы я не была так унижена, то я бы попыталась дунуть так сильно, чтобы опалить его брови.

- Что ты делаешь? – я визжу, прижимая ткань своей юбки, чтобы никто не увидел трусики Hello Kitty, которые я надела, - конец поездки, выбор невелик.

- Пол, ради любви к Линдону Джонсону, перестань нюхать попу своей сестры, - папа кричит в ужасе.

- Я чувствую запах какашек! Ты насрала на мою скатерть.

Я вижу, как Портер присоединяется к разговору, когда Пол утверждает что моя задница воняет дерьмом. Угу, чувствую себя прекрасно прямо сейчас.

- Я не срала на твою скатерть. Господи, у меня есть дела поважнее, чем ходить вокруг и раскладывать какашки на твой стол и сбегать.

- Это идеально преступление, - Пол сходит с ума, держась сейчас за голову и расхаживая. – Когда все общались и развлекались, ты стянула скатерть до уровня кресла, ты оттянула свои трусики, с одетым платьем это сделать легче, а потом ты насрала. Ты приняла слабительное заранее? Или ты разделила на куски где-то еще? О, мой Бог, где ты разложила куски своего дерьма? – Пол оглядывается в отчаянии, поднимая скатерти и отталкивая людей в сторону, чтобы мог найти маленькие самородки, которые надеялся обнаружить.

Успокаивающие вдохи, просто делать успокаивающие вдохи, я говорю себе. Пол – королева драмы, он становиться раздражительным моментально, нет необходимости душить его бедрами, пока используешь его голову в качестве конга-барабана и ударять по нему, как будто барабанными палочками.

- Где куски дерьма? – орет он.

Вот и все, мое терпение испытывали, и угадайте что? Оно не такое уж и сильное, вообще то оно очень слабое.

- Ты хочешь куски дерьма, я дам тебе куски дерьма! – я ударяю Пола, толкая его на пол, и без задней мысли, сажусь ему на лицо.

Я знаю, о чем вы подумали, ты сидишь на лице своего брата, разве это немного не извращение? Не-а, не тогда, когда моя задница сжимает его лоб, пытаясь выдрать его брови, а моя вагина очень близко к его носу. Ну ладно, это так, но в данный момент, мне плевать.

Позади себя, я беру скатерть и оборачиваю ее вокруг его головы, так чтобы потянуть за подбородок, и сжимаю ее позади себя.

- Понюхай ее, понюхай мою задницу снова, и скажи мне, что хочешь куски дерьма. Та тушеная свинина начинает бурлить. Ты на самом деле думаешь, что Саванна захочет выйти замуж за тебя, после того как твоя сестра нагадит тебе на лицо?

- Слезь с меня, ты девка! – Пол отталкивает меня от себя, так что мое тело врезается в шведский стол с тушеной свининой и бобами, задница кверху, а платье задрано на всеобщее обозрение, и видно маленькую белую киску… в смысле киску… ну вы знаете, Hello Kitty.

Грохот за грохотом, еда падает на пол, привлекая внимание каждого участника вечеринки, находящегося поблизости, как будто мы уже не завладели всеобщим вниманием.

Можно услышать, как пролетает муха, пока папа идет ко мне. Я смотрю назад и вижу, как он тяжело дышит, руки трясутся по бокам, а брови включены на полную в режим «убивать».

- Иисус Христос! Какого Джона Кеннеди ты творишь? – глядя в сторону, он бросается к еде, и говорит. – Мы не можем больше есть это!

Заметьте, я вся в синяках, согнутая над столом, тушеная свинина в моих волосах, а бледная задница на всеобщем обозрении, а мой папа беспокоиться из-за еды.

- Пап…

Он поднимает свою руку, останавливая мои извинения. От бровей на полную мощность, оба, Пол и я, съеживаемся на месте и объединяемся в сторонке, боясь за свои жизни.

- Я не позволю своим детям гадить на лица друг друга, или обвинять другу друга в обгаженном столе. Пол, ты знаешь, что твоя сестра выше этого, она ходит в туалет, она воспитана. Марли, ты же знаешь своего брата, не поощряй его истерики. Прими это и двигайся дальше. Сейчас, мы возьмем эту дерьмовую скатерть, выстираем ее, и высушим к завтрашнему дню. Все будет в порядке. Пол, скажи спокойной ночи Саванне и поцелуй ее, прежде чем она поменяет свое мнение насчет завтра, и присоединяйся ко мне и Портеру в его доме, чтобы немного выпить. Все остальные, уберите этот беспорядок и идите по домам. Люблю вас всех, но я всего лишь человек. Я не могу иметь дело с сыном, который рыдает, как Ким Кардашьян и устраивает свадьбу в тоже время.

- Я не уродливая плакса, - Пол защищает себя, когда Портер помогает ему подняться. Портер также предлагает руку мне, но я игнорирую ее и хватаюсь за скатерть. Он не может быть милым со мной сейчас.

По мрачному выражению его лица, могу сказать, что мой отказ ранил его. Хорошо, он заслуживает это.

Когда мальчики уходят повеселиться, я провожу свою ночь, замачивая и стирая «скатерть с дерьмовым пятном в виде члена слона» снова и снова, убеждаясь, что она жемчужно-белая, как и все остальные. Не потому что хочу, а потому что я знаю, если бы мама была здесь, она бы сделала то же самое, несмотря на неспособность Пола вести себя как нормальный человек в стрессовой ситуации.

Не могу дождаться завтра!

 

 

Глава 19

 

***Портер***

 

Я немного расстроен, потому что мне приходится избегать Марли, после ее разговора о мыле и конкуренции на рынке и как счастливо она жила в Калифорнии, - да, я подслушал этот разговор с ее отцом - я практически пропустил спектакль Марли, сидящей на лице у Пола.

Марли будет тестировать Мыло для Мужчин, она не только держит в руках мое хрупкое сердце, но также держит в них и мое будущее. От одного вдоха, я могу быть уничтожен. Я думал рассказать ей, что я человек, который стоит за мылом из козьего молока, о котором она думает, что сделано не хорошо, но я также не хочу скомпрометировать ее ответ, из-за ее связи со мной. Я понимаю, что если бы она знала, она бы чувствовать себя обязанной сказать «Педерсон Групп», что это хороший продукт, а она может так не считать. Это будет не честно по отношению к ней.

Вместо этого я должен сидеть и слушать, как она расчленяет то, над чем я работал последние несколько лет… единственное, что я надеюсь, поможет мне двигаться дальше в будущем. Не самое лучшее чувство в мире.

Я ненавижу то, как ее комментарий о моей конкуренции продолжает звенеть в моей голове. Она высказала свое честно мнение, я не могу злиться на это, кроме того, что я блять в ужасе вместо этого. Что если она права?

Вершина моих мечтаний разрушена ее маленьким накрашенным ноготком, я подслушал ее разговор с отцом о том, как она счастлива в Калифорнии и что она никогда не вернется в Джеймстаун. Если это не было ударом между ног, тогда я не знаю, что это было. Поэтому я делаю то, что лучше всего умею, держусь от нее подальше. Она, наверное, злиться, заткнитесь, я знаю, что она в ярости. Она даже не позволила мне помочь ей подняться с пола раньше.

Я тру руками лицо, желая никогда не поддаваться искушению в поездке. Я был настолько потерян в ней, я всегда был потерян в ней. Я просто был полным идиотом и наконец поддался этому, и какой же колоссальной ошибкой это стало. Раньше, когда мы даже не разговаривали, в конце концов, я даже не знал, что за ощущение держать ее в своих руках, или пробовать ее сладкие губки. Теперь, из-за того что я болван, я знаю, это ощущение быть ее близкой частью, и я не могу избавиться от этого гребаного чувства.

- Тук, тук, мы пришли, - говорит Пол, теперь переполненный радости, потому что об его скатерти позаботятся.

- Входите, - я двигаю коробки с мылом в сторону и забрасываю их одеждой, просто на случай, если Марли решит убить меня ночью… по крайней мере она не увидит коробки.

Пол плюхается на мой диван, а Берни садится рядом с ним. Я хватаю пиво и корневое пиво из холодильника, сбрасываю крышки, и раздаю всем. Я предлагаю упаковку крендельков, но они отказываются. Именно настолько далеко зашли мои навыки гостеприимства.

- Слава богу, что о скатерти позаботятся. Что за кошмар.

Я качаю из-за Пола головой.

- Да могло бы стать настоящим несчастьем.

- Не могу поверить, что Саванна все еще хочет выйти замуж после этого, - предполагает Берни. – У тебя есть яйца, сынок? В смысле, я знаю что есть, но есть ли что-то внутри?

Пол кивает.

- Есть, пап. У меня имеется мошонка со спермой там внизу, не сравнить с пинтой спермы кита, но это не повредит. И только потому, что я писаю сидя и люблю вычурное кружево на каждом столе сегодня и потом, не означает, что у меня нет яиц, просто это означает, что мне нравятся прекрасные вещи.

- Ты писаешь сидя? - спрашиваю я.

- Когда появляется такая возможность, да. Почему мужчины должны стоять, когда идут в туалет? Я наслаждаюсь роскошной возможностью сесть и пописать. Ничего нет такого, когда вода брызгается до твоего члена и яиц.

Откашлявшись, я говорю:

- Думаю нам надо покончить с этим разговором. Я люблю тебя, братишка, но есть некоторые вещи, которые ты действительно должен оставить при себе.

Пожимая плечами, он отпивает свое пиво и спрашивает:

- Так, ты и Марли, да?

Я практически давлюсь пивом на середине глотка, когда оба, Пол и Берни уставились на меня, с пониманием дела во взгляде.

Ох, дерьмо.

Никто не пришел ко мне, чтобы похлопать мне по спине, и узнать все ли в порядке, они просто пялятся на меня в ожидании ответа.

- Ээ, что? – спрашиваю я, не уверенный в том, что еще сказать.

- Не прикидывайся дурачком при нас. Это очевидно, что вы двое были вместе на протяжении поездки. Я видел, как ты держал ее за руку, пока шел к детской площадке в последнюю ночь нашего путешествия.

Ну… хреново.

Я могу отрицать и уклониться, что вероятно не сработает с Полом и Берни, или я могу раскрыться и позволить им узнать правду…. что ничего из этого не выйдет.

Переминаясь на месте, я вытираю свои руки об джинсы и устраиваюсь поудобнее.

- Думаю, кое-что произошло между нами, это давно назревало, если быть честным, но в течение последних нескольких дней, думаю мы оба пришли к выводу, что это была небольшая интрижка.

- Ты говоришь, что моя дочь - интрижка? - Берни рычит, его брови мечут кинжалы, чтобы зарезать меня.

Обороняясь, я отвечаю:

- Не совсем так, сэр. Она кто угодно, но не интрижка для меня, но мы из двух разных миров. Она далеко пойдет, она не планирует возвращаться обратно. Это ничего не значит, - я останавливаюсь на секунду, а затем добавляю. - Я пытаюсь покончить с этим здесь, поэтому разговаривать об этом с ее братом и отцом немного неудобно. Я думал, мы собирались немного выпить и поговорить о свадьбе.

Последнее, что я хотел бы обсуждать это всю поездку и чем мы с Марли занимались. Вероятно, это будет не очень уместно с ее братом и отцом.

- Справедливо, - говорит Берни, чертовски шокировав меня. - Это ночь Пола. Мы должны сосредоточиться на этом.

- Чего? - говорит Пол. - Да ладно тебе, я собираюсь поджарить этого парня. Узнаем его намерения.

- Нет никаких намерений, - констатирую я. - Думаю, для Марли это просто интрижка.

- Что насчет тебя?

Я пожимаю плечами.

- Не имеет значения. Что сделано, то сделано. Мы друзья и я не хочу это портить, - сменив тему, я спрашиваю. - Итак, Пол ты переживаешь из-за первой брачной ночи?

Пол усмехается.

- Мы трахались и раньше, Портер.

С большим размахом руки, Берни дает Полу подзатыльник.

- Прояви немного уважения к женщине, на которой собираешься жениться. Саванна не такая.

- Господи, пап! – жалуется Пол, схватившись за голову. – Я просто пошутил, небольшой мужской разговор, понимаешь?

- Мужской разговор не предполагает, что ты будешь неуважительно относиться к женщинам, - констатирует Берни. - Это касается вас обоих, было бы неплохо запомнить это. Женщины не были посланы нам, чтобы радовать нас, а не обслуживать. Женщины созданы, чтобы быть нам компаньонами, соучастниками в преступлении, и компасом, который указывает нам что плохо, а что хорошо. Они здесь, чтобы быть нашей скалой, нашим лучшим другом, и единственным человеком, с которым ты преодолеваешь не только хорошие времена, но и плохие. – Берни хватает меня за плечо и сжимает его, пока разговаривает с Полом. – Этот следующий шаг в твоей жизни может пугать, иметь кого-то о ком нужно заботиться и уважать, но путешествие стоит того, поэтому не испорть ничего. Ты услышал меня? – Берни сжимает мое плечо сильнее, давая мне понять, что обращался и ко мне.

Тем хуже для Берни, нет ни единого шанса, что что-то произойдет с его дочерью. Это будет тем, с чем ему придется жить.

- Вау, пап это было… поэтично, - Пол вытирает свои глаза, когда я закатываю свои. Я на самом деле хочу проверить его яйца.

- Соберись, чувак. Серьезно, что ты собираешься делать завтра? Мне нужно иметь при себе вышитый носовой платок для тебя?

- А у тебя нет? – Пол выглядит обеспокоенным, как будто что-то потерял.

Не желая, чтобы у Пола случился еще один микро-инсульт, я хватаю салфетку и ручку со стола. Я пишу его инициалы в углу и протягиваю ему.

- Держи, приятель. Она двуслойная, должна выдержать все те девичьи слезы, что ты прольешь завтра утром.

Губы Пола дрожат, когда он подпрыгивает с кресла и бросается на меня своим телом. Мы валимся на пол с руками Пола, обернутыми вокруг меня, пока я пытаюсь подняться.

- Не могу выразить, как я благодарен, что ты будешь стоять завтра рядом со мной. Я не мог просить о лучшем-лучшем друге.

Понимая, что Пол нуждается в этом моменте, я похлопываю по его спине.

- Взаимно, приятель.

Я смотрю на Берни, который качает головой и пьет свое корневое пиво.

Следующий час мы вспоминаем о нашем детстве, неприятностях, которые у нас были, и как мы сводили с ума обоих, Берни и Маму МакМэнн, своими шалостями. Иногда, я ловлю на себе взгляд Берни, удивление на его лице, но я игнорирую его и выпроваживаю их из своей маленькой хижины, прежде чем они смогут начать заново разговор обо мне и Марли, потому что, честно говоря, разговор этот безнадежный. Она любит свою жизнь, зачем пытаться это изменить?

 

***

Сон ускользает от меня. Пол хотел разделить со мной кровать ночью, но я вытеснил всю мужскую дружбу отсюда. Я сказал ему, что хочу быть уверенным, что утром он будет готов к свадьбе, но нет ни единого шанса, что он будет спать в моей кровати.

 

Тошнота поглощает меня, когда я думаю про надвигающийся отъезд Марли. Я задаюсь вопросом, стоит ли мне поговорить с ней или нет, должен ли я признаться ей в своих чувствах, но я понимаю, что это не приведет к хорошим результатам. Причина, по которой я покинул ее в выпускной вечер, - я не хотел ее удерживать. С этой новой возможностью для нее, я не хочу делать то же самое. Нет смысла с ней разговаривать, поэтому, вместо этого, я лежу на кровати беспокойный и с болью в животе.

Ветер снаружи громче, чем обычно, встряхивая мои кости в моем маленьком убежище. Я поворачиваюсь на бок и смотрю на телефон. Два часа ночи и я все еще бодрствую. Сбрасывая одеяло, я иду на кухню, моим ногам холодно от пола, и открываю холодильник именно тогда, когда моя уличная дверь распахивается.

Изумленный, я смотрю на Марли, одетую в розовые шорты и майку. У нее немного безумный взгляд, а поза означает войну.

- Я злюсь на тебя, - она толкает дверь так, что она закрывается с одного размаха, и наступает прямо на меня, ее босые ноги топают по жесткому деревянному полу. Своим маленьким пальчиком, она тычет в мою обнаженную грудь. - В чем твоя проблема?

Не уверенный, к чему она ведет разговор, я спрашиваю:

- О чем ты говоришь?

- Ты просто собираешься, вести себя, как будто не знаешь меня?

- Эмм… я знаю тебя.

Послушайте, я знаю, что это плохой ответ, но я не очень хорош в этом дерьме.

Разочарованный стон вырывается из ее рта, пока она расхаживает по моей гостиной.

- Ты делаешь вид, что заботишься обо мне, Портер, потом ты игнорируешь меня весть день, как будто меня не существует? С чего бы это? Только то, что мы вернулись в Джеймстаун, означает, что ты больше не хочешь со мной разговаривать? У тебя есть девушка, которой ты обременен, или что-то еще? Я была твоей маленькой закуской в поездке?

- Что? – спрашиваю я, немного удивленный. – Ты действительно такого низкого мнения обо мне?

- Ну… защищайся. Она сейчас в этой комнате? – Марли указывает на мою спальню.

- Ты, блять, ненормальная, - я вскидываю руки в воздух, разочарованный ее обвинениями.

- Ах, я? Ну, тогда я полагаю, ты не будешь возражать, если я зайду туда.

Взмахивая рукой в сторону комнаты, я говорю:

- Сделай одолжение, проверь.

Она снова топает ногами по полу, когда несется к моей спальне. Она широко распахивает дверь и орет:

- Ага! - изо всех сил, вероятно пытаясь кого-то поймать. Ее ждет жестокое разочарование, когда она видит неубранную спальню, простыни помяты только от моего ворчания и переворотов.

Стоя в дверном проеме, Марли скрещивает руки на груди.

- Она, должно быть, выскользнула из окна, когда услышала меня.

Ей нужны опровержения. Я подхожу к ней, попутно хватаю ее за руку, и привожу ее к одному единственному окну в моей комнате. Я показываю на него и говорю:

- Открой его.

- Не сомневайся, что я сделаю это.

Схватившись за подоконник, она пытается открыть его, но проваливается с треском.

- Тяжело открыть окно, когда оно закрыто, - я поворачиваю замок, и она толчком распахивает окно. – Так, скажи мне, Марли, как кто-то мог закрыть окно снаружи?

Она закусывает свою нижнюю губу, когда смотрит на окно.

- Сила Джедая?

Не смейся, из-за того какая она милая. Нахрен не смейся и даже не улыбайся.

- Неплохая попытка. Потрудись объяснить мне, что ты здесь делаешь, и почему обвиняешь меня в вещах, которые я никогда бы не сделал?

Она садится на мою кровать, в поражении.

- Я не знаю, может, потому что твои Игры разума сводят меня с ума? Почему ты не разговариваешь со мной, с тех пор как мы приехали сюда?

И снова, я на распутье. Я должен рассказать ей правду, или я могу отодвинуть свои чувства в сторону и отпустить ее. Ее глаза сверкают, разрывая мое сердце, разбивая его пополам, когда боль рикошетом бьет по моему телу.

Я нахрен не могу ей сказать.

Поэтому я лгу.

- Я работал над кое-чем для Пола. Ты ведь знаешь его. Все должно быть идеально.

Она смотрит на меня скептически.

- Я не верю тебе.

Я только пожимаю плечами, не в состоянии говорить из-за комка в горле.

Она встает и сокращает расстояние между нами. Ее руки медленно пробегают по моей груди, и когда я думаю, что она собирается наклониться и поцеловать меня, она толкает меня на кровать.

- Ты такая задница, Портер.

- Если я такой, то почему ты здесь? – я не могу не спросить ее.

Она пристально смотрит на меня и честно отвечает:

- Потому что, я хочу.

Из-за тяжести на сердце, я пытаюсь воспринимать вещи позитивнее.

- Тогда давай, Марвин Гэй, приступай.

Как животное, она седлает мою талию, не давая мне возможности пошевелиться. Она отбрасывает волосы в сторону и снимет свою майку, обнажая свою красивую грудь для меня. Незамедлительно, я становлюсь твердым. Наклонившись вниз, ее соски кружатся по моей голой груди, пока ее руки движутся вверх от моей шеи до лица, где она сжимает мои щеки и приближает свой рот ко мне.

Честно говоря, я хочу остановить ее, я хочу сказать ей, что это не должно произойти, но в этот момент, мое сердце управляет моим мозгом и мешает мне быть разумным. Только еще один раз, говорю я себе. Я просто хочу побыть с ней еще один раз, прежде чем попрощаюсь с ней

Я сдаюсь.

Я хватаю ее за талию и прижимаю к кровати, теперь я нависаю над ней. Ее волосы рассыпались по моим белым простыням, а ее глаза сверкают для меня. Я провожу рукой по своей бороде, рассматривая ее красоту, интересно, как, черт возьми, я смогу выкинуть этот образ из своей головы.

Желая видеть ее полностью обнаженной, я отхожу от кровати и хватаюсь за пояс ее шорт, чтобы мог стянуть их с нее. Она приспосабливается к моей потребности и приподнимает свою попку над матрасом, чтобы я смог с легкостью спустить их. Нервничая, ее рука тянется к ее волосам, где она медленно скручивает прядь, ожидая моих дальнейших действий.

Поскольку на мне только боксеры, я спускаю их и пинаю в сторону, обнажая себя для нее. Ее глаза блуждают вниз от моей груди к болезненно твердой эрекции. Я хватаю свой член и начинаю поглаживать себя перед ней. Я наблюдаю с восхищением, как ее глаза широко распахиваются, а ноги слегка раздвигаются, приветствуя меня. Наклоняясь вперед, я накрываю ее голову своими руками и опускаю свою голову достаточно близко, чтобы мог прикусить ее губы. Она извивается подо мной, хватает меня за голову и пытается наклонить меня ближе, но я не позволяю ей. Вместо этого я скольжу губами вниз по ее шее к ее груди. Двумя руками, я сжимаю их вместе и массирую, пока посасываю ее правый сосок своим ртом. Я покусываю небольшой колышек, люблю то, как она двигается подо мной. Я кусаю немного сильнее, заставляя ее рот широко раскрыться от удовольствия, а ноги полностью раздвинуться. Моя эрекция подрагивает возле ее входа, мои яйца сжимаются от ощущения ее близости подо мной, и мурашки ласкают мое тело от блаженства.

Передвигаясь к другому соску, я покусываю между ее сисек, пока полностью не начинаю сосать и кусать их своими передними зубами. Более сильная реакция вырывается из ее рта, стоны от потребности. Пока я уделяю большое внимание ее груди, я могу видеть, как пот начинает покрывать ее тело, пока она извивается подо мной, ее руки не совсем понимают, что делать.

Продлевая ее удовольствие, я оставляю свои руки на ее груди, но продвигаюсь поцелуями вниз к ее лобку, где я безжалостно поддразниваю ее, целую и мучаю остротой своих зубов.

Ее ноги полностью раздвигаются, и я пользуюсь возможностью, когда наклоняю свою голову и пробегаюсь своим языком вверх и вниз по ее влажной щелке. Как кусочек металла к магниту, ее руки взлетают к моей голове, где ее пальцы пробегают по моим волосам.

Я щипаю ее соски, сильно, и наблюдаю, как верхняя часть ее тела выгибается над кроватью. Когда она двигается, я надавливаю на ее клитор своим языком, даря ей короткие, быстрые, сильные поглаживания, не отрываясь, даже не переводя дыхание и не сглатывая. Ее тело корчится, глаза плотно закрыты, а ее ноги выпрямляются, когда дикий крик вырывается из нее, мое имя срывается с ее губ, ее оргазм попадает на мой язык.

Пока она переводит свое дыхание, я скольжу презервативом по моему напряженному члену и играю с ее входом, который готов для меня.

- Марли, посмотри на меня, - мой голос хриплый, требовательный, заставляющий ее глаза открыться и приклеиться к моим.

Ее губки сердечком распухли от моих поцелуев, а ее кожа горит от моей бороды, я заклеймил ее всеми возможными способами. Мой член, похороненный глубоко внутри нее, будет последним погружением.

- Ты хочешь меня? – спрашиваю ее. Желая услышать это еще раз, понимая, что это утверждение будет последним в жизни.

Она кивает головой в подтверждении.

- Нет, я хочу услышать это из твоих красивых губок. Скажи мне, ты хочешь меня, Марли?

Она садится, оборачивает свои руки вокруг моей шеи и прижимается ко мне лбом. Со страстью в голосе, она говорит:

- Я хочу тебя, Портер.

Мой рот обрушивается на нее, наши тела сталкиваются внизу, а мои руки ловят наше падение на кровать. Мы теряемся друг в друге, когда слегка перекатываемся по кровати, рты перемешиваются, языки поддразнивают, пальцы пробуют.

К моему удивлению, она перекатывается на меня и седлает мою талию, ее задница раскачивается опасно близко к моей эрекции. Одной рукой нажимая на мою грудь, она приподнимается и направляет меня внутрь себя. Ее теплая оболочка укутывает меня, и я мгновенно теряюсь в тесноте ее тела.

Когда я полностью внутри, мы оба вздыхаем и улыбаемся друг другу. Ее бедра начинают раскачиваться надо мной и я загипнотизирован мелодичным ритмом наших бедер, работающих вместе, нашей интимной связью.

Я сажусь, и мои руки тянуться к нежной коже у нее на спине, пока не запутываются в ее волосах. С силой, я приближаю ее голову к себе, и овладеваю ее ртом, пока ее бедра продолжают раскачиваться вверх и вниз на мне. Она медлительна и осторожна в своих движениях, сводя меня с ума, не набирая обороты так, как я хочу от нее.

Вместо того, чтобы дожидаться ее ритма, я снова переворачиваю ее, пока ее спина не прижимается к матрасу, и я двигаюсь в ней, устанавливая свой собственный ритм. Я сжимаю ее грудь и ласкаю ее твердые, розовые соски, наслаждаясь ощущением их под моими загрубевшими, фермерскими пальцами. От щипка, она выкрикивает мое имя, ее киска сжимается вокруг меня, когда ее голова падает назад, а ее рот открывается.

- Да, сильнее. Пожалуйста, Портер, мне нужно больше.

Не желая, чтобы этот момент заканчивался, но понимая, что я на пике, я даю ей то, что она хочет. Я вбиваюсь в нее с такой неистовой силой, что теряюсь в движениях, не осознавая шум, который мы создаем в маленькой хижине.

Она сжимается вокруг меня и выкрикивает мое имя, райский звук для моих ушей. Мои яйца сжимаются, мое зрение размыто, и все на чем я могу сосредоточиться – это удовольствие, которое разрывает мое тело, заставляя его полностью онеметь от экстаза.

Я раскачиваюсь в ней, пока в моем теле не остается больше оргазма, и падаю на нее. Ее руки сразу же направляются к моей спине, и пальцы делают небольшие, круговые движения, успокаивая меня. Я зарываюсь головой в ее шею и вдыхаю ее великолепный, клубничный запах, наверное, в последний раз.

- Я все еще злюсь на тебя, - шепчет она, видимо, истощенная от нашего занятия любовью.

Вы заметили это? Я сказал - занимались любовью, не трахались, не занимались сексом или… жарились. Для меня это было занятие любовью, потому что я не могу представить это всепоглощающее чувство эйфории с кем-то, в кого я не влюблен.

Я люблю Марли, всегда любил и всегда, блять, буду.

Знаете, какая самая разрушительная вещь во влюбленности? Вы бы сделали все, что угодно для этого человека, даже если это означает отпустить его, чтобы он смог вырасти и стать тем, кем ему предназначено быть.

Моя любовь к Марли достаточно сильная, чтобы я позволил ей уйти. Очень плохо для моего сердца, все еще разбитого и израненного после моего первого прощания с ней.






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.062 с.