Мам, мы насладимся «Шоссе 66» ради тебя. — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Мам, мы насладимся «Шоссе 66» ради тебя.



Идеально. Я бы не смог придумать ничего лучше. Марли делает не большой шаг назад и фотографирует свое сообщение. Мы все вместе стоим там, Берни окружен своими детьми, пока у них есть короткий момент для воспоминаний. Я чувствую себя немного не к месту, пока Марли не хватает меня за руку и тянет в их семейные объятия. Ее рука обнимает мою талию, крепко удерживая меня.

Мысль проносится в моей голове и я спрашиваю.

- Могу я кое-что добавить?

- Конечно, - отвечает она, протягивая мне баллончик с розовой краской.

В углу, немного в стороне от записи, я пишу свою особую заметку. Когда я заканчиваю, я встаю и читаю.

- Хот-доги для Евы.

Марли фыркает, когда Берни начинает смеяться и хлопать в ладоши. Пол хихикает, но потом хватается за живот из-за боли, гребаный пидор, клянусь.

- Как же я забыла про хот-доги, когда мы превозносим их все?

Марли замирает на мгновение, а затем поворачивается к отцу.

- Сфотографируешь меня рядом с машиной? Мне хотелось бы сделать фотографию с мамой.

Берни берет камеру и ждет, когда она встанет в позу. Благодаря солнечному дню, обычно грязная земля возле машин высохла и потрескалась от Техасского климата, поэтому Марли садится, скрещивая ноги, и наклоняется к машине, яркая улыбка на ее лице.

Великолепная – слишком неподходящее слово, чтобы описать Марли в этот момент. Она прелестна, головокружительна, всепоглощающая с неспособностью даже скрыть свою радость.

- Что-нибудь написал? – спрашивает Пол, оглядываясь вокруг. - Это классное место. Думаю, я напишу имя Саванны в сердце и сделаю снимок, чтобы отправить ей его. Это хорошо, что я отправлю ей одну фотографию. Уверен, она соскучилась по моему лицу. Тебе не кажется это романтичным? Написать ее имя в сердце?

- Ага, очень романтично, - с невозмутимым видом отвечаю я.

Пол напишет имя Саванны в сердце. Должен признать, он верен традициям.

Пока Марли и ее папа фотографируют и обсуждают, что должен написать Берни на машине, я направился прямиком к самой дальней машине. Я сажусь на корточки и смотрю вверх, пытаясь найти достаточно свободного места для своей записи.

Наконец-то я нахожу участок рядом с задним колесом, я встряхиваю баллончик и пишу то, что у меня на уме, потому что я смогу сохранить этот отрезок в моей жизни, запомнить навсегда те чувства, которые рвутся из меня.

Моя рука расписывает машину моей душой, и когда я делаю шаг назад, я наблюдаю за своими истинными чувствами, которые я не могу озвучить, только написать.



Я принадлежу ей.

Для собственной памяти, я вытаскиваю свой телефон из кармана и разворачиваю камеру так, что я могу снять себя и то, что мое сердце так отчаянно пытается сказать. Я делаю снимок и убираю телефон в карман, быстро убираясь прочь от моего кровоточащего сердца, чтобы встретиться с МакМэннами.

Пол рисует огромное сердце вокруг имени Саванны, а Марли наблюдает, как Берни пишет фамилию своей семьи с датой, классическая надпись. Несомненно, это будет моя любимая достопримечательность, которую мы посетили по многим причинам. Увидеть ту часть Марли, которую я не видел с тех пор, как умерла ее мама, за интимный момент наедине с ней, и «разговор» со своим мозгом, высказав то, что лежало тяжким грузом на моем сердце столько, сколько я себя помню.

Ее отец говорит ей что-то и я вижу, как ее голова откидывается назад и невероятно громкий смех выходит из ее идеальных, сладких губ. Ее глаза сияют от веселья, и она слегка толкает отца. Она очаровала меня навсегда, с того момента, как я ее впервые увидел, в те года когда она следовала за мной и Полом по пятам, в ее выпускной вечер, когда от нее у меня действительно перехватило дух. Я всегда буду принадлежать ей, неважно, где будет проходить ее жизнь без меня.

***

 

- Хорошая идея с халапеньо на гриле, - говорит Берни с полным ртом еды.

- Спасибо. Я подумал, поскольку мы уже ели хот-доги на обед в Техасе, то мы могли бы разнообразить нашу курицу с помощью халапеньо.

-Я не знала, что ты умеешь так готовить, - говорит Марли, поедая свои поджаренные овощи. Теперь я понимаю, как она поддерживает свое невероятное тело в форме, она питается здоровой пищей, ну, кроме луковых чипсов и первоклассной выпивки. Она уже съела всю свою пачку, и я замечаю, что она изредка ворует горсти покорна из пачки Пола, пока он спит.

Я пожимаю плечами.

- Я подумал, что хочу научиться, с тех пор, как я стал жить самостоятельно.



- Я думала, что ты работаешь на ферме, - Марли говорит в смятении, - папа не оставил тебя в доме?

- Он все еще живет в хижине рядом с домом, и работает над кое-чем…

- Эй, вы закончили? – я прерываю Берни, посылая ему злобный взгляд, чтобы он захлопнул свой рот. Я не хотел, чтобы Марли узнала о моих последних стремлениях, особенно, если это не сработает. Я был бы очень смущен, если бы все провалилось, и Марли об этом бы знала.

- Ох, да, - Берни шире раскрывает глаза, когда я губами говорю, чтобы он ничего не говорил. Он немедленно понимает и откашливается. – Извини, в смысле, он не живет больше в доме некоторое время. Полагаю, он хотел немного уединения со всеми теми женщинами, которых он приводит к себе.

- Ох, серьезно? – Марли спрашивает, раздраженным голосом.

Я застонал от комментария Берни. Я обожаю этого мужчину, даже больше, чем собственного отца, но его словесный понос не сделает для меня ничего хорошего сейчас.

- Чувак, ты открыл счет для задниц и мне не сказал ничего?

Я положил тарелки, которые собирался выкинуть, и повернулся к клану МакМэнном, которые уставились на меня, в ожидании ответа.

Для Пола, я говорю:

- Мужик, я реально думаю, что могу сказать тебе прекратить говорить так, потому что ты говоришь, как полный олень. И ответом на твой вопрос будет - нет, я не делал этого. Я делаю все свои дела ночью, без ночных посетителей.

По определенным причинам, последнее признание я адресовал Марли. Даже не смотря на то, что я знаю, что ничего между мной и Марли не произойдет, я не хочу, чтобы она подумала, что я какой-то «мужчина-шлюха», слоняющийся по улицам Джеймстауна.

Искра вылетает из огня и падает прямо на Пола, который кричит и вжимается в свое кресло от огня, отвлекая внимание от меня, к счастью.

- Сынок, меня беспокоит то, что ты кричишь громче, чем Марли.

- Знаешь, я испугался огненной вспышки. Помнишь, когда я был в начальной школе, и мы остановились в кемпинге в Еллоустоне? Мы построили тот гигантский костер, который, казалось, доставал до верхушек деревьев, помнишь? Ну, тогда были такие же обстоятельства, когда вспыхнули дрова, отправляя горящие угли мне на колени… - он шепчет последнюю часть. - Чуть не спалили мой член.

- Ты так драматизируешь, - осуждает Марли и направляется к трейлеру, но быстро возвращается, что-то держа в руке, с хитрым выражением на лице. Она отодвигает свое кресло от огня и двигает его так, что оно частично стояло позади Пола.

Я пытаюсь заставить ее посмотреть на меня, но она полностью сосредоточена на Поле.

- Я помню, как ты мне рассказывал о своей горящей промежности, - говорю я Полу – я бы тоже сошел с ума. Ни один мужчина не хочет, чтобы его член был в огне.

- Верное утверждение, - кивает Берни.- Я бы чувствовал себя потерянным без моего пениса.

- Пап! Не говори про свой член, - стонет Марли.

- Что? Я – мужчина, у меня есть член. Может я и использую его, чтобы помочиться, и не должен быть проигнорирован, только потому, что он старше остальных вокруг. В расцвете сил, ваша мама называла его «молот», потому что он мог вколотить ее в кровать в экстазе.

- Что только что произошло? – Пол прижимает свои руки к ушам. – Не рассказывай, как вколачивался в маму, Господи, пап!

- Почему нет? Я мог бы дать тебе несколько советов для Саванны, - Берни растягивает имя Саванны с южным акцентом. - Я смог порадовать вашу маму и подарил ей двух детей, и технически это твой мальчишник. Не хочешь получить советы для жениха о первой брачной ночи на мальчишнике?

- Может быть в пятидесятых, - говорит Пол. – Сейчас все парни пьют и смотрят стриптиз.

- Ну, по крайней мере, у нас есть пиво, - рассуждает Берни. – Знаете, я столкнулся с одной вертихвосткой рядом с ванными комнатами, она курила сигареты и пила пиво. Она была похожа немного на скелет, но казалось, подойдет для приятного время препровождения. Она сказала, что живет в кемпинге напротив главного здания, и, возможно, могла бы принести нам бесплатный лед. Если мы ее подцепим, мы можем устроить действительно крутую вечеринку здесь. Мы могли бы сделать снежные конусы.

- Пап, она имела в виду замороженный лед или лед с наркотиками? – спрашивает Марли.

- Замороженный лед, конечно…. – Берни замирает с газировкой на полпути ко рту. – Я полагаю. Теперь, когда я думаю об этом, она была действительно дерганной. Святой Франклин Делано Рузвельт, ты думаешь, она предложила мне наркотики?

- Скорее всего, пап. Видишь, что происходит, когда ты разговариваешь с незнакомцами? Тебе предлагают наркотики. Пора спуститься с небес на землю, - говорит Пол, поднося свое пиво к губам.

Позади него, я вижу, как Марли поднимает руку и одним быстрым движением бросает что-то под ноги Пола.

Россыпь громких хлопков эхом раздается по нашему лагерю, заставляя Пола подлететь со своего кресла.

В замедленной съемке, я наблюдаю, как Пол проливает свое пиво на рубашку, прежде чем оно падает на землю. Его руки машут над его головой, когда Марли бросает другую горсть чего-то ему под ноги, заставляя его двигаться еще больше, в этот момент девчачий крик вылетает из его рта, который вы могли ожидать услышать только от десятилетней девочки, одетой в блестки. Он носится по кругу, пытаясь убраться подальше от громких хлопающих звуков, которые, как я могу предположить, он считает огнем.

Он танцует так забавно, его растопыренные в пальцах руки возле ушей смешны, пока он не спотыкается об камень, отделяющий костровую яму, и в полном ужасе приземляется задницей прямо в горящие угли в нашем маленьком костре. Вы помните, как просыпаясь по утрам в субботу, захватив с собой большую чашку с кашей, вы садились напротив телевизора, чтобы посмотреть утренние мультики? «Том и Джерри» всегда были классикой для меня, и сейчас только один эпизод всплывает у меня в голове, где у Тома загорелся хвост от вафельницы. Его незамедлительной реакцией было пулей оторваться от земли и зависнуть в воздухе, растопырив руки и ноги с чистым ужасом на лице.

Точно также сделал Пол. Клянусь, его задница коснулась углей на миллисекунду, после того как он пулей оторвался от земли, подпрыгивая в воздухе и бегая на месте, все это сопровождалось криками и все время держась за свой обгоревший зад.

Как только его ноги коснулись земли, они понесли его по лагерю, руки лежат на заднице, вены проступили не его шее, и яд брызжет из его глаз. Я никогда не был настолько напуган и развеселен в одновременно.

Я смотрю на Марли, которая прикрыла обеими руками свой рот от шока. Под сидением Пола валяются обертки от хлопушек, которые, как я понимаю, Марли бросала ему под ноги, чтобы напугать. Спорю, что она не ожидала такого результата.

- Моя задница! Моя задница! - Пол кричит, по-прежнему бегая по кругу, маленькая дорожка дыма тянется за ним.

- Кажется, у тебя горят штаны, сынок, - Берни говорит, как ни в чем не бывало.

Незамедлительно, Пол останавливается, падает и начинает крутиться, только он не смотрит, что делает, и, к сожалению, катиться на перекати-поле, запуская шипы в свои штаны.

Если бы он не был бы таким нервным, то я бы смог помочь ему, но мужик отказывается успокаиваться и вместо того, чтобы подняться с земли, он орет, как резаный, в своих обугленных штанах, застрявших в огромном перекати-поле.

- Кто-то должен ему помочь, - говорит Берни нам с Марли.

Быстро, с хитростью, Марли поднимает свой палец к носу и говорит.

- Ни за что.

Следуя протоколу, я делаю также, оставив для Берни задачу нянчиться с Полом. Я могу сказать, что у мужика будет длинная ночка.

Вздохнув, Берни встает из своего кресла и указывает своей банкой с содовой на Марли.

- Ты должна убраться, и не говори мне ничего об этом. Я видел, что ты сделала.

Полная энергии, Марли принимает его наказание и начинает прибираться, пока Берни преследует Пола, с просьбами притормозить, чтобы он смог проверить серьезность ожога.

Я вижу, как Марли быстро убирает хлопушки вокруг кресла Пола, чтобы скрыть улики, и затем заняться остальным беспорядком у нашего гриля. Она молчалива, но по ухмылке на ее лице могу сказать, что она повеселилась.

- Если он узнает, что это была ты, то тебе придется поцеловать на прощание каждый предмет твоей косметички. Пол, вероятно, надругается над ней.

Марли кивает и бросает взгляд на меня, ее голова слегка наклонена в сторону.

- Знаешь, это того стоило.

Я собираюсь ответить, когда слышу вой Пола.

- Портер, ты нужен мне. Принеси детскую присыпку и «Неоспорин».

Голос Пола раздается за моей спиной, поэтому я поворачиваюсь и вижу, как он ковыляет к ванным с Берни. Похоже, что мои «нежелательные обязанности с Полом» не были полностью отвержены.

Следуя инструкциям, я беру все необходимые вещи и бегу к ванным, где я вижу Пола, прислонившегося руками к стене со спущенными штанами, его друг перекати-поле лежит в стороне.

- Просто скажи мне прямо, как все выглядит? Мне нужна пересадка кожи? Портер, ты поделишься своей кожей со мной?

Берни смотрит на меня брезгливым взглядом, пока поднимает рубашку Пола, чтобы мы могли оценить повреждения.

- Ааааааа, осторожней! – Пол сжимается и дергается.

Не буду лгать, я был немного напуган, когда увидел степень обугливания задницы Пола. Он, может быть, и был Королевой Драмы, но сидение на костре с тлеющими углями не может оставить хороший след. Там были некоторые серьезные повреждения. Я откручиваю крышку присыпки и подношу к заднице Пола, готовый обсыпать его одним нажатием, если потребуется.

Мы с Берни стоим сзади, ожидая, что что-то выскочит из-под рубашки Пола, когда Берни приподнимает ее кончиками пальцев.

Я игнорирую аномально волосатые ноги Пола, сосредоточившись на явно подгоревшем заде. Первое, что я увидел, как его задница сильно сжимает ягодицы, и они красные. Появляется нервозность, потому что я знаю, что это не будет приятно.

- О, Господи, как она выглядит? Моя кожа облезла? Такое ощущение, что она расплавилась. Где ближайшая больница? Портер, ты не ответил по поводу пересадки кожи.

- Братан, давай начнем с того, как она выглядит, ладно?

- Давай покончим с этим, скажи мне, как она выглядит.

Я киваю Берни и держу присыпку наготове, как будто это огнетушитель, готовый погасить подгоревшую задницу.

Берни поднимает остатки рубашки Пола и увиденное застает нас обоих врасплох. Мы сделали шаг назад, переглянувшись, и затем приблизились, чтобы получше разглядеть.

- Я знаю, что все плохо. Ох, черт, я не могу жениться с расплавленной задницей. Саванна не захочет половину человека. Она всегда говорит, что мои яйца ей нравятся больше всего, поэтому она так много с ними играет, но захочет ли она поиграть с ними, зная, что морщины на моей мошонке напоминают морщины на моей производительнице какашек? - Пол замирает и потом практически орет. - О, БОЖЕ!!! Огонь расплавил мою жопу? Если мне придется срать через трубочку, то я лучше скинусь с обрыва прямо сейчас. Никто не захочет носить на ремне мешок для дерьма. Да, прекрасная тема для разговора, но только на несколько мгновений. Пожалуйста, скажите мне, мое очко не затянуло от поджаривания? Я пытаюсь пернуть, но ощущение что оно заткнуто. Оно заткнуто?

- Заткнись, к чертовой матери! – ору я на Пола. – Блин, мужик. Все не так плохо, твое очко не расплавлено, всего лишь немного покраснело, но не пытайся пернуть, потому что если ты случайно обосрешь нас, то у тебя появится намного больше проблем, чем у твоей задницы.

Это правда, мы с Берни исследовали зад Пола, который… черт, не очень привлекателен, особенно вблизи. Почему там есть достаточно широкая полоска волос переходящая в ирокез в его трещине, выше моего понимания, но там нет ни ожога, ни даже шрама. Его зад только немного поцарапан перекати-полем и покраснел от огня. Я смотрю вниз на его брюки-парашюты и вижу, что они подгорели, но не насквозь. Из какого материала они сделаны?

- Я не обгорел? Моя задница в порядке?

- Да, придурок, - говорит Берни. - Твоя задница в порядке, но спасибо за яркие образы, которые ты поселил в моей голове. Надевай свои штаны и садись на лед. Я иду спать.

- Эй, может твой друг-скелет подкинет нам немного того льда сейчас. – я шучу. – Похоже, твоя непрекращающаяся излишняя откровенность станет платой нашему другу, Полу.

Берни хихикает и уходит вместе со мной, когда Пол зовет меня через свое плечо. Его руки все еще на стене, для поддержки тела.

- Портер, не мог бы ты… присыпать мой зад за меня?

Берни хрюкает и уходит прочь, очевидно, не желая стать частью этого разговора.

- Пожалуйста, Портер? Она очень чувствительна.

- Почему бы тебе не насыпать немного на землю и сесть туда? – предполагаю я, не желая прикасаться к его заду.

- Пол грязный. Пожалуйста, Портер.

Я провожу руками по лицу от раздражения, потом беру присыпку и высыпаю немного себе на руку. Я удерживаю руку у его зада и смотрю в его глаза смертельным взглядом.

- Клянусь твоим концом, если ты когда-нибудь проболтаешься кому-то о том, что я собираюсь сделать, я лично проконтролирую, чтобы твое очко действительно заварили, и ты будешь срать через трубочку остаток своей жизни. Ты понял?

Пол кивает, соглашаясь, и подсовывает мне свой зад.

Я крепко зажмуриваю глаза, не желая запомнить даже частичку этого прекрасного воспоминания о нашем путешествии по «Шоссе 66», и поглаживаю аккуратно по заднице Пола, распространяя присыпку по всей площади его покрасневших ягодиц.

- О, да, приятное ощущение… - Пол стонет, сжимая свои ягодицы под моими руками. Странную пульсацию я ощущаю под своими ладонями, и это чувство должно быть навсегда выжжено из моего черепа.

- Сделано, - я быстро отдергиваю свои руки и мою их в раковине, пытаясь содрать ощущение задницы Пола на них.

Марли в больших неприятностях. Месть будет жестокой, и после того, как я нанес присыпку на зад ее брата, не составит проблемы убедиться, что Марли будет страдать также, как и я.

 

 

Глава 11

***Марли***

 

Когда я покупала хлопушки, чтобы испугать Пола, я абсолютно не ожидала от него, что он в первую очередь приземлится задницей в костер, затем начнет бегать по кругу в кемпинге, крича о своем оплавленном очке, но он так сделал, и знаете что? Я бы повторила это снова.

Я пошла спать прошлой ночью, под нытье Пола об его ободранной заднице, и как ему некомфортно спать, но по словам моего отца, у него не было даже волдыря после сидения на костре в течении одной секунды. Он только подпалил свои штаны, и у него немного покраснела попа, но ничего сильно травмированного. Как всегда в стиле Пола, он преувеличивал.

Мы проснулись этим утром - окна открыты, слава Господи, - от звуков копошения Пола на улице со своей удочкой, он кряхтел и пыхтел. Я смутно припоминаю, как мальчики говорили, что собираются на пруд, который находится на территории лагеря, чтобы немного порыбачить, но я не была уверена, что это вообще произойдет. Но от звуков, которые издавал Пол снаружи, это случится.

- Эй, Пуговка, - папа говорит, стоя рядом с моей кроватью. – Думаю, лучше тебе остаться здесь, пока мы, мужчины, пойдем немного порыбачить. Думаю, Полу необходимо немного время с парнями.

- Ты наказываешь меня за прошлую ночь?

- Нет… - он останавливается. - Вообще-то нет. Я просто подумал, что для него будет неплохо провести время только с мужиками. Предполагается, что это также его мальчишник, и я чувствую, что ему необходимо хорошее, расслабляющее утро на лодке… без сестры.

- Отлично. Будет время поспать подольше. У тебя неконтролируемый храп все эти дни, - я поворачиваюсь на бок и засовываю руку под одеяло.

- Ты будешь киснуть весь день? Мы обнаружим еще одну «Особую Красную Точку» позже?

- Продолжайте так это называть и точно получите, - я смотрю через плечо на папу, который выглядит немного сожалеющим о своем решении. - Все нормально, идите и повеселитесь, но если вы думаете, что я вычищу туалет, пока вас не будет, то вы сильно заблуждаетесь. То помещение отвратительно.

- Не понимаю, о чем ты говоришь, - говорит папа с улыбкой, когда выходит из трейлера.

Даже на расстоянии, я слышу глубокий голос Портера, который издалека, сотрясает меня и возбуждает. Вчера, все о чем я думала, это Портер на «Ранчо Кадиллаков» и то, как он пристально смотрел в мои глаза, как он мягко со мной разговаривал, и нежном моменте, который мы разделили. Все было на повторе в моих мечтах, но вместо того, как он уходил, он наконец-то меня поцеловал.

Ммм... интересно, какие его губы сейчас на вкус. Я только один раз его поцеловала, но этого не было достаточно и прежде чем что-то действительно разгорелось между нами, он уехал. Я бы все отдала, чтобы почувствовать его губы на своих снова.

Мне кажется, если бы он когда-нибудь, на всякий случай, меня поцеловал, то я была бы одной из тех идиотов, чья задняя часть поднимается в воздух, а ноги ударяются друг об друга, отправляя любящее сердце в небо. Я бы не сыграла бы это хорошо, на данный момент я бы его растерзала. Я, вероятно, душила бы его языком, и весь чувственный момент, что я создала для него, был бы быстро разрушен, когда он блеванул бы мне на лицо от вмешательства моего языка. Нечего сказать в сексуальный момент, кроме хорошей шутки в лицо.

Я пытаюсь держать глаза закрытыми, чтобы насладиться моментом, но это не срабатывает, потому что я хочу писать и уже проснулась. Дурацкий Пол и его рыбалка. Я открыла глаза и уставилась в потолок «Тэси». Когда я только отправлялась в это путешествие, я не думала, что Портер тоже поедет, но вот он здесь, и я хочу его еще больше. Кажется, как будто мне недостаточно времени рядом с ним, и после вчерашнего, после того, как он нежно со мной разговаривал, я сделаю все что угодно, чтобы снова остаться с ним наедине.

Но нет, он на рыбалке с мои придурком-братом Полом, который использует свою предстоящую свадьбу, чтобы сделать все по своему. Бесит!

И я не могу ничего сказать. Во-первых, Портер хочет быть просто друзьями - фу, тоже мне, худшая вещь, которую ты можешь сказать девушке, которая хочет трахнуть твое лицо - и во-вторых, у Пола случиться микроинсульт, если он узнает, что у меня есть чувства к Портеру.

Расстроенная, я откидываю одеяло в сторону, надеваю пару папиных ботинок и делаю глубокий вдох, прежде чем зайти в ванную. Я поднимаю сидение унитаза, зависаю задницей над ним и писаю, как можно быстрее, потому что я слишком ленива, чтобы воспользоваться общественными туалетами в лагере. После этого, я мою в раковине руки и там же чищу свои зубы. Я расплетаю свои слабые косы и прохожусь по ним спреем с морской водой, создавая милые легкие волны.

Когда я заканчиваю с волосами, я решаю не краситься, потому что опять же, я слишком ленива, и лезу в свою сумку за сменной одеждой. «Тэси» стала зоной бедствия по утрам с расправленной чертовой кроватью и с нашими сумками разбросанными ночью по полу. К тому же, щетина и грязное белье засоряют ванную. Это отвратительно, какими грязным могут быть мужчины, и их это не волнует, но, черта с два, я буду убирать эту богом забытую ванную. Они развели беспорядок, они его и уберут, даже если там достаточно щетины в раковине, чтобы покрыть целиком пони.

Поиски моей сумки – это катастрофа в беспорядке вокруг моей кровати. Думая, что нашла ремешок от своей сумки, я потянула за него, но вместо моей, на другом конце оказалась сумка Портера. Не совсем то, что я искала, но теперь она в моей руке и так случилось, что она немного приоткрыта, ничего же страшного, если я поваляю немного дурака, правда?

Она немного расстегнута, показывая одну из его фланелевых рубашек. Случайно моя рука ударяет по молнии, которая открывает сумку еще больше.

- Ох, силы небесные, как это произошло? – говорю я в никуда, оглядываясь по сторонам.

Рядом ни души, поэтому я лезу дальше.

И когда я говорю, что лезу дальше, это значит, я ныряю с головой в клетчатую пропасть. Моя голова падает в сумку, зарываясь лицом в его горный запах, моя щека трется о мягкий хлопок его рубашки. Если Бог спустит Небеса на землю, то это будет эта сумка. Без сомнения, я выставлю эту сумку напоказ и буду брать с людей по пять долларов за одно погружение головой, да я разбогатею.

Высунув голову из сумки, я снова оглядываюсь по сторонам и, когда убеждаюсь, что горизонт чист, хватаю одну из его рубашек. Она в красную, белую и синюю клетку, типично, по-американски. Не раздумывая, я стягиваю свои штаны и футболку и натягиваю его рубашку, так я могу почувствовать ее телом. Я застегиваю несколько пуговиц и потом делаю реверанс в ней. Портер намного выше и шире меня, это заметно по тому, как его обтягивающие рубашки такие большие и свободные для меня.

Не спотыкаясь, я верчусь по «Тэси», периодически останавливаясь, чтобы понюхать рубашку и насладиться тканью. Либо Портер знает, где купить самые мягкие рубашки на планете, либо он использует охрененный кондиционер для белья, потому что ощущение рубашки на моих сосках невероятное, сто процентов мне сегодня ночью это будет сниться.

Желая большего, я ныряю рукой обратно в его сумку, роюсь там, пока не сталкиваюсь с чем-то твердым. В замешательстве, я достаю это из сумки, чтобы увидеть флакон одеколона. Портер пользуется одеколоном? Я снимаю колпачок и сильно вдыхаю.

Видите это, приступ боли в моих ногах немедленно подтверждающий возбуждение? Да, точно, только что кончила от запаха.

Я знала, что естественный запах Портера не похож на кучу горячих мужчин-моделей с секвойей между ног, но черт, он может дать девушке передохнуть? Эта хрень так чертовски хорошо пахнет.

Даже не раздумывая, я распыляю в воздух и захожу под брызги, позволяя мини каплям Портера накрыть меня, как дождем. Просто на удачу, я распыляю еше раз, бросаю на свою кровать бутылку, и хожу под брызгами, прижимая руки к сердцу и закрыв глаза, представляя, что это Портер падает на меня.

Я продолжаю крутиться по «Тэси», удивляясь пузырю-Портера, который я для себя создала. Я так поглощена представлением, как Портер прижимает меня крепче, что не слышу, как начинает хрустеть гравий под тяжелой ногой, или как широко распахивается дверь в «Тэси», когда Портер заходит в трейлер.

Я на середине своего кручения, когда встречаюсь с ним взглядом. Дверь захлопывается, и огромная улыбка растягивается на лице Портера. Он делает это снова, и улыбка, которая некогда украшала его лицо, исчезает, а на ее место приходит сжатая челюсть и глаза темного оттенка ночного неба.

- Что ты делаешь? - спрашивает он, хватаясь рукой за шею, пока пялится на меня.

На удивление, на нем нет его красной кепки, вместо этого его волосы уложены беспорядочно в сторону, он в джинсовая рубашке, которая сильно обтягивает его грудь. Она заправлена в серые джинсы со старым светло-коричневым поясом, обернутым вокруг его талии. Он одет в ботинки, и я не могу, но хочу пробежаться руками по всему его телу, только из-за того, как сексуально он выглядит.

-Эмм… танцую? – говорю я, звучит больше как вопрос, чем утверждение.

Мой мозг перестает трахать Портера глазами, в тот момент, когда я понимаю, что одета в его рубашку, распыляю его одеколон повсюду в «Тэси» и танцую. Не самое лучшее мое представление, из тех, что были.

Портер бросает рубашку, которую держал в руках, в сторону и идет прямо ко мне. Мгновенно, я сглатываю и отхожу к кухонному островку. Трейлер не самое большое место в мире, но когда здесь только Портер и я, он кажется еще меньше, учитывая огромную жизненную позицию и сексуальную раскрепощенность Портера.

- На тебе моя рубашка? - спрашивает он, подходя ближе, так что между нами меньше полуметра.

Я смотрю вниз на его рубашку и держусь за подол секунду.

- Ой, это твоя? Извини, я подумала, что это Пола.

- Правда? - он делает еще шаг ближе, наши ноги теперь соприкасаются, тот же коварный взгляд в его глазах. - И ты брызгалась моим одеколоном?

Я задираю нос и делаю глубокий вдох.

- Хм, это твой одеколон? Приятный запах, думаю немного женственный.

Его тело теперь в дюйме от меня, его глаза прожигают меня.

- Ты чертовски хорошо знаешь, что он не пахнет по-женски. А теперь скажи, что ты делаешь в моей рубашке? – его голос грубый, почти натянутый, как будто ему больно.

У меня пропал дар речи. Ни одного остроумного комментария не приходит мне в голову, все, о чем я могу думать, это Портер, стоящий в дюйме от меня, обжигающий меня своим пристальным взглядом. Легкое гудение проноситься по моим венам и завязывает желудок узлом, когда Портер сокращает между нами расстояние и поднимает руку надо мной, упираясь в шкафчик.

Чувствую головокружение и пытаюсь обвинить в этом мои повороты, которые я делала раньше, но глубоко в душе я знаю, что это от близости с Портером и его пьянящего взгляда.

- Я удивлен, - говорит он хриплым голосом, - Никаких возражений? Не похоже на тебя, Марли.

Его другая рука, которая была в кармане, касается подола рубашки. Медленно, как будто пытая нас обоих, он проникает своей рукой под рубашку, пока она не захватывает мое бедро, и его большой палец пробегает по всей длине моей тазовой кости.

Я напрягаюсь у кухонного островка, не уверенная точно в том, что мне делать, не уверенная точно в том, почему он трогает меня. По его глазам видно, что он хочет меня, но потому как сжата его челюсть, могу сказать, что он борется с самим собой. Мне интересно, кто победит.

Портер приподнимает ресницы, делает глубокий вдох и смотрит мне прямо в глаза.

- Ты очень красивая.

Снова я теряю дар речи, когда он наклоняется вперед, его губы практически касаются моих. Он собирается меня поцеловать? Прямо сейчас, я бы все отдала, чтобы ощутить его губы на моих.

- О чем ты думаешь, Марли?

Я делаю глубокий вдох, прежде чем ответить, пытаясь успокоить свое сердце.

- Мне интересно, ты собираешься меня поцеловать? – отвечаю я честно, изучая его глубокие, карие глаза.

Он закрывает свои глаза, опуская голову.

- Я не могу…

Мое сердце падает на пол, отказ поселяется в нем, и неловкость начинает ползти по моему позвоночнику. Именно тогда, когда я собираюсь его оттолкнуть за то, что раздразнил до невероятно огромных размеров, его палец пробегает по моей коже и его рука продолжает движение дальше по моему боку. Дрожь обдает мое тело от его теплого прикосновения, и мне интересно просто узнать, о чем он думает, что твориться в этой симпатичной голове.

- О чем ты думаешь? - спрашиваю я, возвращая ему его же вопрос.

Постепенно, его глаза встречаются с моими, его зрачки заметно расширены.

- О том, как я хочу тебя, но не могу быть с тобой. О том, как хочу узнать, каково это ощущать тебя под собой, - его рука продвигается еще немного по моему боку, поднимая рубашку, наполовину обнажая меня. - О том, как мы живем в двух разных мирах, но я отчаянно хочу стать частью твоего.

Мой мозг лихорадочно обдумывает его признание. О чем он говорит? Портер так не говорит, он не позволит истекать кровью своему сердцу на всеобщем обозрении.

- О чем ты говоришь…?

Он трясет головой, прерывая мое предложение грубым рычанием. Его рука сжимает мой бок жестче, его сдержанность исчезает. Я вижу отчаяние в его глазах.

- Я не буду тебя целовать, - он повторяет сам себе.- Я не собираюсь блять делать то, что хотел годами. Если только…

Моя грудь быстро поднимается и опадает, голос застревает в горле, но я в состоянии пропищать.

- Если только, что?

Ограничения быстро рушатся, руки не на том месте, где предполагается, когда дело касается друзей, и только тонкая фланелевая рубашка разделяет мое обнаженное тело с его одетым.

Портер упирается своим лбом в мой, его нос касается моего, его руки продвигаются еще немного выше…

- Скажи мне, чтобы я оставил тебя в покое, Марли. Скажи мне, чтобы я ушел и вернулся к твоему брату.

Все мое тело дрожит, пальцы покалывает, а желание между нами нарастает быстрым темпом. Слова, которые он так отчаянно хочет услышать, самая последняя вещь, которая должна быть озвучена. У меня так много других вещей, которые я хочу сказать ему.

Поцелуй меня.

Прикоснись ко мне.

Сведи меня с ума.

Люби меня.

Зная то, что я хочу, я трясу головой в отрицании, наши носы трутся друг о друга.

- Я не хочу.

Портер издает низкое рычание, его рука скользит выше еще на дюйм, так что его большой палец нажимает на низ моей груди. Удовольствие вспыхивает внутри меня, мои бедра отчаянно трутся об него, мое тело полно решимости почувствовать его.

- Поцелуй меня, Портер.

- Я не могу, - говорит он громче.

Я делаю крохотный вдох, не желая прерывать его прикосновения.

- Почему нет?

- Потому что, - его большой палец поглаживает мою грудь, и я плавлюсь от его прикосновения. – Я не смогу остановиться, если сделаю это.

- Тогда не останавливайся, - я жду в предвкушении, когда его глаза изучают меня, ищут ответы. Я думаю, что он собирается уйти, когда его рука, которая держалась за шкафчик над нами, отпускается и хватается за мой затылок, притягивая мои губы к нему.

Его терпение лопается, и он прижимает меня к островку, его губы исследуют мои, наши тела требуют того же самого. Мои руки хватаются за его рубашку, притягивая его ближе. Он запускает свои пальцы мне в волосы, массируя мою голову, когда его язык проникает в мой рот.

Блаженство окутывает меня, когда его борода трется о мягкую кожу моего лица, и его палец кружит в опасной близости от моего соска, который напрягся в ожидании прикосновения.

В тот момент, когда я подумала, что он наконец-то коснется меня там, где я этого хотела, он отстраняется, вызывая отчаянный стон, который вырывается из моего рта, шокирующий нас обоих. Он улыбается возле моих губ, и удивляет меня, когда достает руку из-под моей рубашки, но потом находит пуговицы на ней. Ловким движением, он расстегивает пуговицы, которые я беспорядочно застегнула, пока целует мои губы. Рука, которая зарылась в моих волосах, опускается к моей талии, и одним движением, он поднимает и усаживает меня на столешницу, в тот момент, когда расстегивает последнюю.

Отстраняясь, он смотрит вниз на меня, изучая зазор в расстегнутой рубашке. Он видит мое декольте и красные трусики-стринги, надетые на меня. Оценивая, он трет своей рукой по бороде, и затем прижимается обеими руками к моим плечам. Постепенно он запускает руки под ткань и стягивает ее вниз, мои глаза прикованы к моей груди. Ткань мучительно медленно спускается вниз, пока моя грудь не отрывается прохладному, утреннему воздуху.

Глаза Портера прожигают мою душу, когда он обнажает мою грудь. Когда я проснулась этим утром, я никогда бы не подумала, что буду сидеть на кухонном островке несколько минут спустя, Портер будет между моих ног, пялясь на мою грудь, но чудеса случаются, потому что - вот она я, получаю фантастическое трение бороды от мужчины моей мечты.

- Ты такая охрененно красивая, - бормочет он, прежде чем его руки пробегаются по моим бокам и наконец-то захватывают мою грудь.

Моя голова откидывается назад, когда он захватывает мои соски. Мою обнаженную шею Портер целует и посасывает до самого подбородка. Я опускаю голову так, что наши губы встречаются. Он требователен, его язык беспощаден, а его руки сжимают мою грудь, пока я не начинаю чувствовать надвигающийся оргазм, который зарождается внизу моего живота.

Мне хочется трогать его, поэтому я кладу руки ему на затылок, где они играют с его волосами, притягивая его ближе к моим губам.

Он целует меня в губы, отстраняется, и начинает прокладывать дорожку головой от моей шеи до груди, где он поглаживает мой сосок своим языком. Вспышки удовольствия проходят сквозь меня, открывая для моих нервных окончаний новы уровень эйфории.

Когда я думаю, что он собирается раскинуть лагерь возле моей груди, он опускает голову ниже, целуя мой живот, рядом с моей талией.

Он не спрашивает, он просто берет и раздвигает мои ноги. Оттягивая мои стринги в ст






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.044 с.