СРЕДНИЕ ВЕКА: ОБРАЗ ЖИЗНИ РЫЦАРЯ — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

СРЕДНИЕ ВЕКА: ОБРАЗ ЖИЗНИ РЫЦАРЯ



Я ВХОЖУ

В МИР ИСКУССТВ

РЕПЕРТУАРНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕЧКА

­8(120) *2007

Выходит ежемесячно Издается с 1997 года

Учредитель

Всероссийский Центр

художественного творчества

учащихся и работников

начального профессионального

образования

Директор В. Ростовский

Редакция:

Главный редактор М. ГаазОтв. секретарь И. СилаеваРедактор А. Яковлева

Редакционная коллегия'. Бегунов В.К. Вишневский О. В. Гааз МЛ Каплунова Е.Б. Морозова Г. В. Панфилов ВВ.. Ростовский В. П.

Галина Морозова

Пособие для актеров, режиссеров и студентов театральных школ

­Свидетельство № 014849 от 29 апреля 1998 г. Роскомпечать

Подписка по Объединенному Каталогу "Пресса России" (зеленый) Т.1. Газеты и журналы" Подписной индекс 40910(на полгода)

Подписка в Интернет:

www.apr.ru/pressa

Интернет-страница

Http:// www.vcht.org.ru E-mail:theatretekst@mtu-net.ru Адрес редакции:

115114, Москва Дербеневская ул., 16 Тел./факс: (095) 235-2932 ©

Всероссийский Центр художественного творчества учащихся и работников начального профессиональногообразования

Средние века: Образ жизни рыцаря

Бытовой этикет и манеры поведения в

обществе в странах Западной Европы

(XXI, XVI-XVIII вв.)

Век девятнадцатый в странах Западной Европы

© Г.В.Морозова, автор, 2007 г.

Г.В. Морозова

Бытовой этикет и манеры поведения в странах Западной Европы (X-XI, XVI-XIX вв.): Пособие для актеров, режиссеров и студентов театральных школ. - («Я вхожу в мир искусств»), 2007, -144 с.


СОДЕРЖАНИЕ:

 

ПРЕДИСЛОВИЕ.. 4

СРЕДНИЕ ВЕКА: ОБРАЗ ЖИЗНИ РЫЦАРЯ.. 5

Сословие рыцарей. 5

Домашний быт. 6

Идеология рыцарства. 7

Культ Прекрасной Дамы. 9

Посвящение в рыцари. Обряд лишения рыцарского звания. 11

Культура быта. 12

Заключение. 13

БЫТОВОЙ ЭТИКЕТ И МАНЕРЫ ПОВЕДЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ (XVI-XVIII вв.) 14

Испанское общество в XVI веке. 15

Социальная структура общества и общественный быт. 15

Мужской костюм второй половины XVI и начала XVII вв. 17

Женский костюм XVI и начала XVII вв. 19

Оружие испанского дворянина в XVI-XVII вв. 20

Нравы и этикет в испанском обществе XV/-XVII вв. 21

Жизнь светского общества и нормы этикета во Франции от конца XVI до начала XIX вв. 30

Государственный строй и структура общества. 30

Быт, нравы и нормы общественного поведения. 33

Мужской и женский костюм середины XVII- XVIII века. 36

Французское общество XVIII века: приближение революции. 38

Общественная жизнь после Великой французской революции. 46

Особенности становления быта и нравов в Англии XVI-XVIII вв. 50

Общественное развитие и классовая структура общества. 50



Мужской и женский костюм XVI-XVIII вв. 54

Этикет и манеры поведения. 57

Образование. 58

Торжество открытия Парламента. 60

Королевские права в Англии. 60

Особенности быта и нравов общества. 61

ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ В СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ... 67

Заключение. 72

Литература. 73

Дополнение. 74

 


ПРЕДИСЛОВИЕ

Начало формирования европейской культуры обычно относят к V веку до нашей эры, когда на полуострове Пелопоннес достигло расцвета Афинское государство. Это вполне справедливо, поскольку почти все достижения науки и искусства античности, все дошедшие до наших времен имена философов, поэтов, драматургов, математиков этого времени дала европейской культуре Эллада (как тогда именовалась нынешняя Греция). Конечно, и эллинская культура выросла не на пустом месте: она впитала в себя и переработала многие достижения народов, населявших побережья и острова Средиземного моря. Точно так же к началу нового века эллинскую культуру усвоила и стала развивать культура Рима: римское государство (сначала республика, потом империя) стало крупнейшей державой Средиземноморья, владевшей значительными территориями в южной и западной Европе. Общеизвестно, что римляне заимствовали у эллинов многие формы религиозных обрядов; даже представления о богах, правящих миром, у них были те же, что и у греков, только все боги получили в Риме новые имена. Римские философы ориентировались на труды Аристотеля и Платона, римские архитекторы подражали классическим постройкам Эллады, скульпторы брали за образец работы Мирона и Поликлета. То же самое происходило и в образе жизни и нормах поведения людей: что-то усваивалось из опыта покоренных народов, что-то привносилось в их быт завоевателями со своей сторо-

ны, и этот процесс интеграции протекал быстрее, чем менялась карта Европы. В конце концов, от древнегреческих правил общежития в историю вошло лишь самое понятие о нормах поведения в обществе - понятие об этикете восходит к учению Аристотеля об этике и связано с греческим словом ethos (обычай). И можно было бы начать разговор об этикете и манерах поведения в обществе с рассказа о временах классической античности, если бы поступательное развитие общественных отношений не было прервано Великим переселением народов: в 70-х годах IV века новой эры началось нашествие на Европу варваров - тюркоязычных племен гуннов. При вожде гуннов Аттиле опустошены были многие европейские территории, а в 453 году вандалы захватили, разграбили и разрушили Рим. В Европе наступила эпоха культурного упадка, именуемая Средневековьем.



Вследствие этого знакомство с бытом и нравами общественной жизни в европейских странах имеет смысл начать с конца эпохи варварства, то есть практически с нуля. Поэтому предлагаемая вниманию читателей книга начинается со Средневековья.

А тем, кто испытывает потребность в материалах о жизни античного общества или просто желающим познакомиться с культурой быта в античную эпоху, можно рекомендовать такие книги:

Вейс Г. Внешний быт народов с древнейших до наших времен.-М., 1877.

Велишский Ф. Быт греков и римлян. - Прага, 1878.

Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян». - М., 1913.

Народы мира в нравах и обычаях. - Петроград, 1916.


Сословие рыцарей.

Феодальный строй в Западной Европе достиг своей зрелости к началу X века, когда завершилось оформление феодальных поземельных отношений. Отошли в прошлое времена, когда воинственные вожди племен делили наследство рухнувшей Римской империи. Теперь их потомки стали землевладельцами, наиболее удачливые - властителями целых областей и правителями королевств. Наиболее полное, так сказать, классическое выражение феодализм нашел в одном из таких королевств, возникших на территории распавшейся империи Карла Великого, - во Франции. Уже в XI веке французские феодалы превратились в привилегированную часть общества, принадлежность к которой определялась прежде всего по рождению. Кастовая замкнутость рыцарского сословия нарушалась лишь в исключительных случаях. Так, после больших потерь, понесеных во время войны за Фландрию, Филипп IV Красивый объявил о наборе в рыцарские ряды крестьян.

Внутри класса феодалов установилась система вассальных отношений, которая может быть представлена в виде многоступенчатой пирамиды. Основание пирамиды составляли многочисленные «однощитные» рыцари (те, кто не имел своих вассалов и входил в состав отряда более состоятельного рыцаря лично, со своим щитом), далее шли феодалы все крупнее и крупнее, еще выше стояли властители больших территорий, и возглавлял эту структуру король - сеньер всех сеньеров. К концу

IX века класс феодалов полностью отделился от прочих слоев населения.

Правовые отношения между представителями разных уровней внутри класса строились на основе принципа: «вассал моего вассала не есть мой вассал». То есть, каждый рыцарь был независим от всех, кроме своего сеньера; он мог не выполнить даже приказ короля, если этот приказ ему поступит не через его собственного сеньера. Зато отношения с сеньером были строго регламентированы незыблемыми правилами, сложившимися на основе обычаев и традиций. Нарушение этикета и ритуала вассальных отношений считалось бесчестьем, и провинившегося могли изгнать из рыцарской корпорации области или даже всей страны.

Так складывалось классовое самосознание феодалов. Оно строилось на убеждении, что только рыцари являются истинно благородными людьми, не только по рождению, но и по моральным качествам. Среди этих качеств на первом месте были добродетели профессионального воина и вассала: храбрость, верность, стойкость в защите чести. Так сформировался идеальный образ борца со всяческим злом, защитника добра и справедливости - «рыцаря без страха и упрека». Этот идеал способствовал укреплению классовой солидарности: моральные качества как бы уравнивали всех членов рыцарского сословия между собой, независимо от различий в их имущественном положении, и при этом всех их, вместе взятых, - отделяли от прочего люда. Символом этого равенства стал Круглый Стол, прославленный легендами о Короле Артуре и его Рыцарях. Благословляя их сообщество, чародей Мерлин произнес такую речь:

«В этот первый день Круглого Стола я устанавливаю для вас правила рыцарского достоинства Не совершайте преступлений, убийств, не творите жестокости или злых дел; бегите от измены, лжи и бесчестия; щадите того, кто просит о пощаде, или никогда больше не садитесь за этот стол. И всегда оказывайте ту помощь, что в ваших силах, дамам и леди; выступайте, чтобы защитить благородных женщин и вдов; оставляйте все свои дела, если хоть

одной женщине в мире причинено зло; под страхом смерти или вечного бесчестия не причиняйте никакого зла женщине, не заставляйте ее страдать. И ни за что на свете не сражайтесь за дело несправедливое и неправедное».

Таким образом, социальный институт рыцарства возник как общность всех благородных воинов, равных между собой. Церковь благословила его, призвав рыцарей к роли защитников христианской веры. Так возродилась идея, возникшая еще у Карла Великого, мечтавшего восстановить Римскую империю на Западе Европы, как мощную силу, противостоящую Византии и мусульманскому Багдаду. Затем эта идея превратилась в мечту о глобальном христианском государстве, устроенном по законам добра и справедливости. Эта мечта была использована организаторами крестовых походов в качестве главного лозунга, привлекшего под их знамена значительную часть участников войска крестоносцев. Обескураживающие результаты походов не убили мечту: она продолжала жить в поэзии рыцарских времен и поддерживать тот идеальный образ благородного воителя, который вошел в легенды.

Домашний быт.

В феодальную эпоху появился новый вид жилища - замок. Сначала это был донжон - прямоугольная башня, служившая и домом, и крепостью. Затем появились обширные комплексы, обнесенные стенами со многими башнями. Башни стали круглыми, что увеличивало радиус обстрела. Комплекс имел жилые и хозяйственные помещения, конюшни, водопровод и бассейн с запасом воды на случай осады, запасные (потайные) выходы.

Замки раннего средневековья не отличались особым комфортом и изысканностью убранства. В Х-Х1 веках быт начали украшать настенными коврами, затем появились росписи. Сюжетами служили сцены из рыцарской жизни: охота, походы и сражения, торжественные кавалькады и т.д.; обязательным элементом декора стали гербы. Эти росписи и ковры - основной источник сведений о рыцарском быте. Известен вышитый ковер

длиной 70 метров, на котором подробно изложена история завоевания Англии норманнами - так называемая «пелена из Байе»: по преданию, ее вышила королева Матильда, жена Вильгельма Завоевателя. Постепенно в искусство проникла тематика рыцарских романов - изображались сцены из «Тристана и Изольды», «Песни о Роланде», «Сказания о Силе». Даже шахматы для владельцев замков изготавливались в виде рыцарских отрядов. После походов на Восток в замках появилась склонность к роскоши: в моду вошли шелка, богато украшенная мебель и посуда, а также множество предметов, имевших не столько утилитарное, сколько декоративное назначение.

Замок сеньера средней руки, сравнительно скромный по размерам и не слишком мощно укрепленный, временами был забит до отказа вассалами его владельца. Вассалы были обязаны участвовать не только в военных походах своего сеньера, но и в обсуждении его текущих дел. Если сеньер попадал в плен, вассалы собирали деньги для его выкупа. Также они участвовали в его расходах по случаю больших празднеств в замке: например, если происходило посвящение в рыцари старшего сына сеньера или свадьба его старшей дочери.

В свою очередь, сеньер брал под защиту своего вассала в конфликтных ситуациях с соседями (например, в спорах о земельном владении) - путем судебного разбирательства или силовыми методами, используя свой вооруженный отряд.

Обычный день феодала начинался службой в замковой церкви. Затем он появлялся на площадке лестницы, ведущей в башню, и приступал к обязанностям хозяина: разбирал споры своих подданных, вершил правосудие. После этого обходил хозяйственные постройки: конюшню, псарню, мастерские, где замковые мастера изготавливали предметы вооружения и другие полезные вещи. Осмотрев свое хозяйство и отдав необходимые распоряжения, рыцарь считал себя свободным от дел и мог предаваться чисто рыцарским забавам. Обитатели замков почти ежедневно охотились, а довольно часто выезжали на поиски приключений - патрулировали дороги и мосты, производили разведку местности. С проезжих - прежде всего с купцов -

собирали дорожные пошлины; не гнушались и обыкновенным грабежом. Во время этих приключений следовало упражняться в доблестях, обязательных для рыцаря. В раннем средневековье список этих доблестей выглядел так:

1 - умение одним ударом меча рассекать воина на коне и в доспехах от макушки донизу, вместе с лошадью (!),

2 - умение без труда разогнуть подряд четыре подковы,

3 - умение поднять до уровня своей головы стоящего на его руке рыцаря в доспехах,

4 - способность съесть за обедом четверть барана или целого гуся.

Надо полагать, что эти описания доблестей сильно преувеличены (разве что за исключением четвертой), как и вообще описания подвигов, совершенных рыцарями: все это следует отнести к области художественного творчества, рыцарского фольклора. Так, истории о битвах с ужасными чудовищами возникали из-за обычая присваивать рыцарям разные прозвища. Например, король Артур был прозван Корнубийским вепрем, африканский царь Гормунд - Волком морских пучин, армия бриттов носила название Красного дракона, под Белым драконом подразумевалась армия саксов. Их междоусобные стычки и разбойные нападения в легендах превращались в битвы с соответствующими чудовищами и великанами. Возвращаясь после подобных приключений, обычно устраивали пиры, во время которых старались в полной мере проявить «доблесть номер четыре». Вообще, пирами отмечались многие события: семейные торжества, церковные праздники, боевые победы. Были и традиционные пиршественные дни, установленные в отдельных рыцарских корпорациях: например, Рыцари Круглого Стола обязательно съезжались на пир в день Пятидесятницы (св.Троицы), когда они отчитывались в совершенных за время отлучки подвигах. Пирами обычно заканчивались и самые популярные в рыцарской среде развлечения - охота и турнир.

Идеология рыцарства.

Феодализм - сословно-корпоративное общество, жившее неоднократно возрождаемой идеей вселенского государства. Но при слабых экономических связях в феодальном мире вселенскую власть имела только церковь. Поэтому идеология рыцарства быстро пропиталась религиозными мотивами; при этом даже народные легенды и языческие обряды перерабатывались в духе христианских постулатов. Таково, например, происхождение эмблемы мировой христианской империи - Святого Грааля.

Языческий миф о волшебном вареве, дарующем вечную молодость и здоровье, слился с библейским рассказом о чаше, в которую Иосиф Арамейский собрал кровь распятого Христа. В христианской церкви аналогом этой чаши является потир для причастия на первой литургии. (Предание гласит, что св. Иосиф поехал в Британию, имея с собой Грааль - отсюда многократные походы в поисках чудодейственного сосуда). В окончательном значении образ «Святого Грааля» - олицетворение мистического рыцарского начала, символ высшего совершенства.

Церковь для рыцаря была не только идейной вдохновительницей; довольно быстро она стала фактом повседневной жизни рыцаря и даже - инициатором многих правил рыцарского поведения. Посвящение в рыцари было невозможно без участия священника; постепенно церковь стала занимать очень большое место в самом обряде посвящения. Покровителем рыцарей считался Георгий Победоносец - ему приносились обеты, его именем клялись. Рыцарство приняло к исполнению выдвинутую святым Августином теорию «справедливых войн»: не является грехом месть за причиненную несправедливость, за оскорбленную честь, допускается вооруженная борьба за возврат несправедливо отнятого. В дальнейшем эта теория послужила оправданием религиозных войн. В XI веке церковь предложила установить сроки божьего перемирия: в субботу и воскресенье, в пост и в большие религиозные праздники требовалось сложить оружие, прекращая любые столкновения, и рыцарская корпорация согласилась принять это за правило. При этом во время обедни в церкви, перед

началом чтения Евангелия, рыцарь доставал меч из ножен и держал его обнаженным до конца чтения: это как бы означало, что он готов защищать Евангелие, если это понадобится. Наконец, влияние церкви на идеологию рыцарства - основной толчок к началу крестовых походов.

Окончательную формулировку идеология рыцарства приобрела в форме девиза: «Душу - Богу, жизнь - королю, сердце - даме, честь - себе».

Крестовые походы. Вооружение.

Крестовые походы длились почти 200 лет, всего было 8 больших походов. Первая армия крестоносцев почти полностью состояла из простого народа, и поход кончился неудачей. В 1099 году армия рыцарей завоевала Иерусалим; последним был поход Людовика Святого в 1270 году.

Армия рыцарей состояла из тяжеловооруженных конных воинов. Самое слово «рыцарь» связано с представлением о конной армии: немецкое Ritter происходит от reiten - ездить верхом, французское Chevalier от cheval - лошадь. Строй рыцарского войска - так называемый клин: в первом ряду едут 5 воинов, во втором и третьем - по 7, дальше ряды состоят последовательно из 9, 11, 13 человек. За клином следует остальная конница, выстроенная правильным четырехугольником.

Европейский рыцарь начала X века был одет в доспех -кожаную рубашку с наклепанными на нее железными полосами. На голове был металлический шлем с широкой носовой стрелкой. В XII веке вошла в употребление кольчуга - длинная рубаха из мелких металлических колец, более легкая, чем доспех и дававшая большую свободу движениям: в этом сказался опыт крестовых походов, когда рыцари столкнулись с легкой кавалерией арабов. Кольчуга постепенно усиливалась за счет металлических пластин, прикрывающих наиболее уязвимые места, а в начале XIV века стала превращаться в металлический доспех, закрывавший грудь, спину, руки и ноги пластинчатыми щитками. В XV веке был создан максимилиановский доспех -

своего рода металлический футляр для тела, куда человек­помещался целиком, с сапогами и шляпой. Забрало шлема можно­было опустить и пристегнуть к подбородку особым замком,­отпереть который без ключа было невозможно. Кисти рук были защищены металлическими перчатками. Весил максимилиановский доспех более 30 килограммов. В этом доспехе рыцарь почти не мог передвигаться пешком; сесть на лошадь или слезть с нее ему помогали слуги. Рыцарь, упавший с лошади в бою или на турнире в таком доспехе, был совершенно беспомощен. Лошадь тоже была защищена доспехом.

В пешем бою применяли полудоспех - кирасу с рукавами из металлических трубок и шлем.

Вооружение рыцаря составляли меч, щит и копье. Одноручный меч (меч для правой руки) имел длину до одного метра, ширину - до восьми сантиметров. Вдетый в поясную портупею, он висел вертикально у левого бока. Мечу часто давали имя: например, меч Роланда назывался Дюрандаль, меч короля Артура - Эскалибур ( в другом написании - «Калибурн»). Копье выделывалось из ясеня, имело железный наконечник и тоже часто носило «собственное имя». Точно так же давали названия и щиту, который всегда был украшен гербом и довольно часто - девизом (вроде «Берегись, это я!» или «Бойся черного быка!»). Кроме меча, рыцарь умело пользовался луком и стрелами: это оружие было незаменимо на охоте. Общий вес оружия достигал 15 килограммов.

Турниры.

Изобретателем турниров прослыл французский рыцарь Готфрид де Прельи, который в XI веке ввел некоторые правила, ограничивавшие боевой энтузиазм участников воинских игр. Правила запрещали биться вне очереди, ранить лошадь, выступать против одного вдвоем или целой группой. Противника, забрало которого опущено, разрешалось бить в лицо и в грудь, но как только забрало откроет лицо - следовало немедленно прекращать бой. За соблюдением правил следили герольды,

которые в случае нарушений вмешивались и наводили порядок. В более поздние времена, когда вошел в моду культ дамы сердца, с просьбой остановить бой герольды обращались к дамам, и слово дамы бьшо законом. Поэтому случалось, что и судьей турнира избиралась дама, хотя обычно бой судили коронованные особы и старейшие рыцари.

Турниры были нескольких видов:

- конные ристания, в которых целью каждого рыцаря было выбить противника из седла;

- битва на мечах между конными или пешими противниками;

- метание копий и стрельба в цель из лука или арбалета;

- особый вид боевой игры - «осада замка», для которой­специально строили деревянную крепость, а участники делились­на две группы - штурмующих и обороняющих эту крепость.

Обычно инициатором проведения турнира выступал крупный феодал, который рассылал гонцов к владельцам соседних, относительно близко расположенных замков. Во второй половине Средних веков уже существовали турнирные книги - списки, подтверждающие право того или иного рыцаря участвовать в турнирах: к участию допускались люди только благородного происхождения, при этом с безупречной репутацией, ничем не запятнавшие свою честь.

Получив приглашение, рыцарь отправлялся в дорогу в сопровождении оруженосцев и домашней челяди. Прибыв на место, рыцарь устраивался на ночлег. Наиболее знатных принимал у себя владелец замка, остальные стремились поселиться в городе или селении, расположенном у стен замка. Заняв дом под постой, тут же вывешивали свое знамя и щит над входом, для всеобщего сведения. Те, кому не досталось места в городе, разбивали в его окрестностях палатки, так же обозначая место своего пребывания флагом и щитом. У щита стоял на страже оруженосец.

Утром из башни замка раздавался звук рога, созывавший в церковь прослушать обедню; после обедни ехали к месту турнира.

Арену боя огораживали, оставляя с двух сторон ворота, которые охранялись вооруженными отрядами во главе с

герольдами и трубачами. Вокруг арены возводились галереи для зрителей познатнее, с судейской ложей в центре. Если предполагалось избрать королеву турнира, для нее готовилась особая ложа, в которую с утра набивались пажи и девушки из знатных семей, исполнявшие роли придворных дам королевы.

Большой турнир длился не один день. Первую его часть составляли единоборства.

Для начала герольды поименно называли первую пятерку рыцарей, сопровождая имя каждого перечислением боевых заслуг его самого и доблестей его предков. Затем всем желающим предлагалось вызвать на бой любого из пятерки: надо было подъехать и коснуться копьем его щита. Если касались тупым концом, предстоял бой на затупленном оружии, если острием -объявлялась битва без пощады, насмерть. После этого первые пять пар начинали бой.

Победителя первого дня объявляли после того, как будет сломано пять копий. Устроитель турнира надевает победителю на конец копья корону из зеленой тафты, с золотым обручем, украшенную золотыми сердцами и стрелами. Объехав круг, победитель останавливается против избранной им дамы и кладет корону к ее ногам. Королева занимает место в приготовленной для нее ложе.

Второй день турнира - массовый бой, когда бьются отряд против отряда. Победителя в массовом бою Королева турнира увенчивает лавровым венком. Но кроме этого лестного знака боевой славы, турнир мог принести и материальную выгоду: принудив противника к «сдаче в плен» и захватив его лошадь, можно было получить выкуп.

Заключительное событие турнира - само собой, пир в замке устроителя, где собираются все - и победители, и побежденные.

Турниры наносили существенный урон рыцарским рядам. Например, в 1240 году на турнире, состоявшемся вблизи Кельна, погибло 60 рыцарей. Началась борьба против турниров: ее начала церковь, еще в XII веке установив дни Божьего перемирия, когда запрещалось поднимать оружие против кого-либо. В 1312 году французский король Филипп Красивый издал указ о запрете

турниров и дуэлей. С указом не слишком считались; разве что старались применять затупленное оружие. Нарушали указ и сами короли, желавшие показать себя доблестными воинами: в 1559 году на турнире погиб от руки графа Монтгомери французский король Генрих Второй, в 1571 тоже на турнире был ранен, но остался жив Карл IX. Выздоровев, он категорически запретил эти рыцарские развлечения, что свидетельствует, прежде всего, о возросшем влиянии королевской власти. Это положило конец публичным играм с оружием, но нелегально боевые поединки продолжались, невзирая на угрозу наказаний. Дело в том, что другого способа защитить свою честь тогда не видели; эта традиция оказалась живучей - она просуществовала до начала XX века.

Культ Прекрасной Дамы.

Из крестовых походов рыцари возвращались сильно изменившимися. С одной стороны, пришло осознание несбыточности вдохновлявшей походы идеи: единое христианское государство не только не было создано, но и окончательно был утрачен завоеванный было Иерусалим. С другой стороны, за время походов рыцари повидали чужие края, познакомились с древними культурами - более высокими, чем их собственная; большое впечатление произвели на них невиданные до тех пор богатство и роскошь. За время походов рыцари отвыкли от сидячего образа жизни в замках, теперь они были склонны к постоянному общению, к широким и разнообразным связям между собой.

Религиозный пыл рыцаря утратил воинственный оттенок и обратился к образу Богоматери - Кроткой Дамы Небес, которую начали изображать со скипетром и державой, в короне, усыпанной бриллиантами, что сближало ее с образом вполне земной властительницы - королевы, жены старшего сеньера-короля.

А дома вернувшиеся из походов рыцари находили значительные перемены. Их жены, прежде жившие затворницами на своей половине дома в замке, в отсутствие мужей были вынуждены вникнуть в хозяйственные дела феода, научились им

 

управлять и привыкли к самостоятельности. Отвыкшие же от дел рыцари стали считаться с мнением женщин, и вскоре дамы стали украшать своим присутствием любое рыцарское сборище, внося свой вклад в решение деловых вопросов. Но чтобы заставить себя уважать женщину, надо было ее возвысить, возвести на пьедестал. И тут как нельзя более кстати возникла аналогия с Девой Марией: приблизив Богоматерь к земле, рыцари подтянули к ней свое новое отношение к женщине; из этого сближения развился культ Дамы сердца и помыслов рыцаря. Теперь и список рыцарских доблестей выглядел по-новому: «Рыцарь должен быть честным, умным, смелым, скромным, щедрым, набожным, вежливым и непременно влюбленным». Модой века стала возвышенная (часто заочная) любовь к Даме. Служить даме означало носить ее­цвета (то есть - в одежде иметь детали того цвета, который есть в­фамильном знамени или гербе дамы), сражаться в ее честь на­турнире и на войне, защищать ее имя против всех и каждого, быть­готовым исполнить любое ее пожелание.

Чтобы дама признала рыцаря своим служителем, приходилось совершать различные подвиги. Обряд такого признания был похож на принесение рыцарем вассальной клятвы своему сеньеру; в заключение дама вручала рыцарю свое кольцо (иногда кольцо присылали с гонцом, не снисходя до личной встречи). Скромность

- эта новая рыцарская добродетель - предписывала не разглашать­имя Дамы сердца, но конспирация соблюдалась весьма­формально. Дамы дарили своим рыцарям мелкие личные вещи -­вуаль, пояс, иногда даже рукав от платья, и рыцарь укреплял этот­сувенир на своем щите. Во время турниров случалось, что эти­вещи были повреждены оружием противника - даме полагалось­этому радоваться. А если во время схватки рыцарь терял знак­своей дамы, она тут же бросала ему новый, чтобы подбодрить его.­Единственное, что не было принято - это избирать дамой сердца­собственную жену.

Как и всякая романтическая затея, культ Дамы сердца довольно быстро начал формализоваться. Даму стали выбирать не по личной склонности, а по соображениям карьеры или из тщеславного желания слышать свое имя в сочетании с более

громким титулом дамы. Появился новый тип странствующего рыцаря, который искал не обездоленных, нуждающихся в защите, а случая разрекламировать свое служение Даме. В середине XIII века один из таких рыцарей, Ульрих фон Лихтенштейн, подробно описал свои подвиги на поприще «служения Даме». Он разъезжал по Европе, вызывая желающих сразиться с ним в честь дамы, рыцарем которой он желал стать. Видимо, желающие не спешили, поэтому он стал обещать каждому, с кем сразится, золотое кольцо. К концу своих странствий он роздал 171 кольцо и сломал 307 копий. Наконец, дама прислала ему кольцо в знак признания его подвигов, но все же просила оставить ее в покое. Он обиделся и переключил свое внимакние на другую. При этом его законная жена благополучно жила в замке Лихтенштейн, и время от времени он ее навещал - ко взаимной радости обоих.

Образование и воспитание молодежи.

В начале Средних веков Европа не могла похвастать большим количеством образованных людей. Среди рыцарей и даже среди священников многие были совсем неграмотны, то есть не умели ни читать, ни писать. Сообщения друг другу посылали на словах, с гонцами, а молитвы выучивали на слух, под руководством священника, который знал тексты наизусть.

Во времена зрелого феодализма образование стало распространяться во всех слоях общества, открылось много школ при церквях и монастырях, стали возникать университеты. Основу средневекового образования составляли богословие и семь свободных наук (т.е. предназначенных для свободных людей): грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка. Но для благородного сословия обучение в школе не годилось: мальчиков обучали дома, привлекая для этих целей местного священника или заезжего студента. Тем, более, что особой образованности от рыцаря и не требовалось: он должен был освоить семь рыцарских совершенств, куда входили верховая езда, плавание, стрельба из лука, фехтование, охота, игра в шахматы и стихосложение.

Постепенно сложилась трехступенчатая система рыцарского воспитания, состоявшая из трех этапов продолжительностью по семь лет каждый.

До семи лет мальчик жил в замке родителей и обучался грамоте у священника, а во дворе - верховой езде, владению мечом и копьем, стрельбе из лука, обращению с охотничьими соколами и собаками. В семь лет будущий рыцарь отправлялся ко двору сеньера и становился пажом. Здесь он прислуживал хозяйке замка, усваивал манеры поведения в обществе и продолжал совершенствоваться в боевых науках. Если в замке было несколько пажей, надзор за ними поручали особо доверенному оруженосцу или рыцарю.

В четырнадцать лет паж становился оруженосцем своего сеньера. В этом качестве он ухаживал за лошадьми и собаками сеньера, встречал и провожал гостей, помогая им сойти с лошади или сесть на нее, помогал накрывать столы для пира и даже прислуживал за обедом, разливая вино и разрезая кушанья на порции. В поездках сеньера на турниры и в боевых походах оруженосец сопровождал сеньера, стоял на страже у его палатки в военном лагере, заботился о лошадях. Во время боя оруженосец находился позади боевых линий с двумя-тремя запасными конями и запасным оружием сеньера. Сам оруженосец был вооружен нешироким мечом и имел лук со стрелами и боевой топор. Ни кольчуги, ни тем более панциря оруженосцу не полагалось: для защиты он имел небольшой щит и надевал куртку из толстой ткани. В позднем средневековье прием в оруженосцы сопровождался вручением серебряных шпор.

Прослужив семь лет в оруженосцах, юноша считался совершеннолетним, и в возрасте двадцати одного года его посвящали в рыцари. (В европейском законодательстве до наших дней совершеннолетним человек считается только по достижении 21 года: до этого он не имеет права наследовать имущество и вообще ограничен в материальных правах).

Главной проблемой в семье рыцаря были младшие сыновья. Имение со всеми доходами наследовал старший сын, он же носил родовой титул. Младшим не могли отказать в посвящении в

рыцари, но обеспечить свое имущественное положение они должны были сами. Поправить дело могла женитьба на наследнице хорошего состояния или хотя бы на невесте с приличным приданым. Те, кому это не удавалось и кто не горел желанием совершать воинские подвиги, становились служителями церкви. Большинство же вступало в отряды, предводительствуемые воинственными сеньерами, и отправлялось за военной добычей. Возникло даже такое явление, как эмиграция: например, армия Вильгельма Завоевателя, вторгшаяся в XI веке в Англию, состояла едва ли не полностью из младших сыновей, которые и осели на завоеванном острове. Многие бедные рыцари оставались на землях, захваченных во время первого крестового похода в 1066 году. Прибежищем для малоимущих стали также духовно-рыцарские ордена, создававшиеся в ХI-ХШ веках. В среде этих орденов формировались наиболее фанатичные ревнители христианской веры и рыцарской чести.

Культура быта.

Для раннего Средневековья была характерна простота нравов, напоминавшая о недавнем варварском прошлом европейских народов. Верхом на коне въезжали в пиршественный зал короля Артура, причем это делали не только рыцари, но и дамы. В пражском Кремле к парадному входу во Владиславский зал ведет не лестница, а сохранившийся до сих пор пандус из мощных бревен, по которому в зал въезжали посетители.

Но с течением времени смягчались нравы, жилища рыцарей становились более комфортабельными, и в поведении их обитателей появилось то, что именуют «куртуазностью» -изысканность, придворный лоск. В XIII веке уже пользовались популярностью пособия по правилам куртуазного поведения. В них содержались советы не есть слишком торопливо, не запихивать еду в рот двумя руками, не лезть пальцами в общее блюдо и не кидать туда обглоданные кости, не разговаривать с набитым ртом. Особо напирали авторы пособий на совет пить только в промежутках между подачами блюд.

В эту пору содержание праздников уже не исчерпывалось поглощением еды и питья: после пира слушали музыку -поначалу в исполнении нанятых музыкантов, а затем и сами рыцари приохотились к музицированию. Склонность к занятиям искусством родилась, как полагают историки, в Провансе - там же, где и культ служения Даме. Это до некоторой степени подтверждает тот факт, что именно из Прованса вышли наиболее яркие представители рыцарской поэзии. Музыка и поэзия почитались в рыцарской среде в качестве высоких искусств, в отличие от практических, считавшихся уделом ремесленников -живописи, скульптуры, архитектуры (исключение делалось для вышивки, которой не стыдились заниматься даже королевы, но это было типично дамское занятие).

Провансальская поэзия, или поэзия нового сладостного <






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.025 с.