СТАРХОК. СПИРАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ. ГЛАВА 3. КОВЕН — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

СТАРХОК. СПИРАЛЬНЫЙ ТАНЕЦ. ГЛАВА 3. КОВЕН



Стархок.

 

Между мирами

Новолуние

На сей раз мы собрались в специально снятом помещении на первом этаже. Довольно долго мы просто разговаривали — о наших страхах и сомнениях в магии и в себе: что все это нереально; что, наоборот, слишком реально; что оно неизбежно закончится; что все это делается лишь ради самоутверждения; что мы все спятили; что на самом деле нам нужна власть; что мы вот-вот утратим чувство юмора и превратимся в напыщенных зануд; что мы никогда не сумеем относиться к магии серьезно; что она не будет работать; что она будет работать…

В какой-то момент мы беремся за руки и начинаем дышать «хором». Мы понимаем, что круг уже образовался, сам собой. Мы пускаем по кругу склянку масла для освящения и поцелуй. Кто-то начинает тихонько «гудеть» без слов, а Пэт берет барабан и принимается выстукивать ритм. Все поют, свивая голоса и мелодии, и сквозь нас сами по себе текут слова:

Исида… Астарта… Иштар…
Тьма и рассвет… мрак и заря…
Луна, о, лунный серп в небесах…
Излей на нас свой свет, сияние свое излей…
Сияй! Сияй! Сияй!

На фоне всего этого Бет завывает на своем казу; он звучит, словно какой-то странный арабский уд или рыдающий джазовый саксофон, но мы улыбаемся юмору, который слышен в его пении...

Внезапно мы замолкаем. Потом преломляем фрукты, смеемся и разговариваем о юморе. Мы тут думали над именем для ковена, и кто-то предложил назвать его «Компост». Просто идеально! Что-то земное, органическое, питающее — и нисколько не располагающее к раздутому чувству собственной важности.

Теперь мы — ковен по имени «Компост»!

Ритуал сработал. Что бы ни несла нам магия, она никогда не лишит нас способности смеяться над самими собой. А страхов со временем становится все меньше и меньше.

— Из моей Книги Теней

* * *

Ковен — это ведьмовская группа поддержки, или группа ведьмовской поддержки, если хотите; группа по расширению сознания; центр психических исследований; программа по тренировке духовенства; школа чародейства и волшебства; суррогатный клан и религиозная конгрегация в одном флаконе. Сильный ковен объединяют, согласно традиции, «связи прочнее семейных»: единство духа, эмоций, воображения. «Совершенная любовь и совершенная вера» — вот наша цель.

Благодаря ковенской структуре Ведовство существенно отличается по внутренней организации от большинства прочих религий. Наше Ремесло не базируется на крупных аморфных массах людей, лишь едва знакомых между собой; не базируется оно и на личных гуру, окруженных учениками и последователями. У нас нет ни иерархии власти, ни далай-лам, ни пап. Ведовство обладает «клеточной» структурой, основанной на небольших общинах, члены которых глубоко и лично преданы друг другу и Ремеслу.



Ведовство вообще привлекает людей, по характеру не очень склонных присоединяться к группам. Ковен позволяет ярым индивидуалистам наслаждаться ощущением общности, не утрачивая независимости духа. Секрет — в малом размере: ковен традиционно включает не более тринадцати членов. В такой маленькой группе присутствие или отсутствие каждого из ее участников непосредственно влияет на остальных. Общая атмосфера неизбежно окрашивается личными вкусами и предпочтениями, представлениями каждого из них, всем тем, что они любят или не любят.

В то же время ковен сам по себе — живая сущность, обладающая собственной личностью. Он порождает эгрегор, самостоятельную энергетическую структуру, существующую вне и помимо актуальных членов группы. В сильном ковене непременно присутствует синергия: он — нечто большее, чем просто сумма частей; он — чаша энергии, из которой принадлежащие к нему могут черпать силу.

Чтобы стать членом ковена, ведьма должна пройти посвящение, некий ритуал присоединения, в ходе которого ей открываются внутреннее учение и тайны этой группы. Посвящению предшествует долгий подготовительный период, на протяжении которого постепенно устанавливаются взаимное доверие и групповая порука. Проведенный в правильное время ритуал становится обрядом перехода, отмечающим новую стадию личностного роста. Ведовство развивается медленно; оно никогда не станет популярной массовой религией, наподобие тех, которые рекламируют на улицах и в аэропортах по трансляции между объявлениями о рейсах. Ведьмы никого не обращают в свою веру. Подразумевается, что потенциальные члены будут сами искать себе ковен и вообще демонстрировать глубокую заинтересованность в том, чтобы их туда приняли. Сила Ведовства — в качестве, а не в количестве.



Некогда члены ковенов были наставниками и жрецами больших языческих общин, состоявших из непосвященных. Они входили в советы старейшин каждого клана, умели смотреть вглубь, под поверхность популярных народных ритуалов, выискивать в них глубинный смысл. На больших солярных празднествах, или саббатах, они проводили ритуалы, организовывали собрания, толковали смысл церемоний. У каждого ковена была своя территория, по традиции простиравшаяся на лигу. Соседствующие ковены могли встречаться на саббатах-шабашах, дабы поделиться знаниями, расходными материалами, наработками и, конечно, сплетнями. Федерации ковенов иногда объединялись под властью «Королевы Ведьм», или Великого Магистра. На полнолуния-эсбаты ковены встречались порознь для изучения традиции и практики магии.

Во Времена Костров большие празднества повсеместно запрещались или христианизировались. Именно против ковенов и были преимущественно направлены гонения, так как в этих группах видели истинный оплот старой веры. Возникла необходимость в строжайшей секретности. Любой из членов ковена мог предать остальных на пытки и смерть, так что «совершенная любовь и совершенная вера» отнюдь не были тогда пустыми словами. Ковены постепенно отдалялись друг от друга, традиция становилась фрагментарной, учение забывалось.

Сегодня в Ведовстве наблюдается обратная тенденция: мы стремимся восстановить коммуникацию между ковенами и снова начать делиться знанием. Однако многие из тех, кто занимается ведовством в одиночку, до сих пор не могут себе позволить «выйти из чулана»… для метел. Проинформировав общественность о своих занятиях, они рискуют потерять работу, а с ней и средства к существованию. Признанные ведьмы привлекают к себе внимание всяких психов. Не так давно пару из Южной Калифорнии забросали в их собственном доме зажигательными бомбами — а все после того, как они появились в ток-шоу по телевизору! Некоторые ведьмы навлекают на себе преследования властей за такие занятия как, скажем, гадание, или вовсе превращаются в козлов отпущения, на которых вешают все местные несчастья, а то и преступления. Увы, предрассудки еще слишком широко распространены. Вежливые люди никогда никого не назовут ведьмой публично, не спросив предварительно разрешения в частной беседе. Даже на страницах этой книги мои друзья и коллеги по Ведовству фигурируют исключительно под ковенскими именами — в целях защиты частной жизни.

Каждый ковен автономен по своей природе. В вопросах теологии, ритуала и обучения он функционирует как самоуправляемая единица. Бывают, однако, и группы ковенов, которые отправляют одинаковые обряды и считают себя частью одной и той же традиции. Дабы обеспечить своим членам защиту со стороны светского закона, ковены могут объединиться в церковную организацию, но их церемонии будут все так же ревностно охраняться.

Ковены, как правило, имеют ту или иную ориентацию и специализацию. Одни из них сосредоточивают свои усилия на целительских практиках или преподавании; другие занимаются в основном духовной работой или трансовыми состояниями, или социальными акциями, или художественным творчеством. Некоторые просто устраивают отличные вечеринки по случаю праздников годового колеса. В конце концов, «все акты любви и наслаждения суть ритуалы Богини». Ковены могут состоять из мужчин и женщин или из одних только женщин. (Чисто мужских ковенов очень мало, и о них мы поговорим подробнее в шестой главе.)

Ковен представляет собой «собрание равных», но это не значит, что в нем нет лидера. Наша власть, однако, основывается на принципах, кардинально отличных от тех, что действуют в мире в целом. Власть в ковене никогда не является властью над кем-то. Власть эта идет изнутри.

В Ведовстве сила, власть, энергия — это примерно одно и то же: течение тонких сил, формирующих реальность. Облеченный властью человек привлекает энергию в группу. Способность служить каналом силы зависит от личностной целостности, интегрированности и отваги. Власть нельзя принять, унаследовать, получить по назначению или и вообще взять как нечто само собой разумеющееся. Власть не дает права контролировать других. «Власть изнутри» развивается из способности контролировать самого себя, смотреть в лицо своим страхам и ограничениям, держать обязательства и хранить честность. Источник внутренней силы неисчерпаем. Сила одного человека не умаляет силы другого; напротив, когда каждый из членов ковена входит в силу, сила группы от этого только возрастает.

В идеальном виде ковен служит как бы тренировочной площадкой, где каждый из его членов получает возможность развить свои личные силы. Безопасность и поддержка группы увеличивают вашу веру в себя и свои силы. Духовные практики открывают новые способности и расширяют осознание, а обратная связь дает то зеркало, в котором «мы видим себя глазами других». Задача ковена — не в том, чтобы покончить с лидерством, но чтобы каждую ведьму поднять до уровня Жрицы или Жреца.

Вопрос лидерства стал проклятием феминистского движения и Новых Левых. На американской политической сцене исчезающе мало примеров «силы изнутри». Власть над другими достаточно корректно понимается как подавляющая по своей природе, но, увы, слишком часто политики злоупотребляют «коллективными идеалами» и пытаются лишить силы тех, у кого она есть, вместо того, чтобы научить слабых быть сильными. Сильные женщины не пользуются поддержкой, а, наоборот, подвергаются атакам.

Само понятие внутренней власти поощряет здоровую гордость в противовес самоуничижительной анонимности; радость за свои силы — в противовес стыду и чувству вины. В Ведовстве власть означает ответственность. Ковенский лидер должен обладать внутренней силой и достаточной чувствительностью, чтобы канализировать групповую энергию, чтобы начинать и завершать каждую фазу ритуала, координировать темпоритм с состоянием и настроением круга. Ритуалу, как и театральному спектаклю, нужен режиссер.

На практике в полностью развитой группе лидерство регулярно переходит от одного члена ковена к другому. Жезл, символизирующий власть главы, может передаваться каждому по очереди. Разные части ритуала могут вести разные люди.

Вот, к примеру, наш последний ритуал Осеннего Равноденствия был вдохновлен Аланом — он наш ученик, но еще даже не посвященный ковена. Алан очень увлечен движением за права мужчин и хотел устроить ритуал, сосредоточенный на смене привычной полоролевой обусловленности, воспитанной в нас с детства. И вот восемь человек из «Компоста», из «Жимолости» (моего женского ковена) и из чисто мужской группы Алана вместе написали и спланировали ритуал. Предлагаю вашему вниманию мой отчет о мероприятии:

Осеннее Равноденствие 1978 года.

Стояла жаркая ночь. На встречу у Гвидо пришло семнадцать человек: девять женщин и восемь мужчин. Недолго пообщавшись и перезнакомившись, мы поднялись в комнату для ритуалов.

Алан с помощью Гвидо и Пола установил круг. Инвокации были очень красивы; думаю, он импровизировал их прямо на месте. Трое или четверо объяснили ритуал остальным, так что все были в курсе и полностью готовы. Я совершила инвокацию Богини, использовав для этого «Гимн Коре». Я начала речитативом, но к тому моменту, когда перешла на пение, кто-то словно вошел в меня и вознес меня прочь, за пределы обычного «я». Голос мой физически изменился, стал низким, глубоким, вибрирующим, словно бы изливающимся силой внутрь круга. Когда все подхватили песнопение, он потек сквозь нас — темный стонущий плач по уходящему лету, печальный, но такой красивый…

Коснись нас… Измени нас…

Алан, Пол и Гвидо призвали Бога. Алан взывал к нему как к Доброму Брату, Борцу с Насилием. Написанная им инвокация (вы найдете ее в шестой главе) была просто прекрасна.

Мы начали изгоняющий танец по кругу против хода солнца. Во время танца кто-то по очереди бросал фразу, и группа подхватывала ее и повторяла, превращая в ритмичное песнопение, усиливая, выкрикивая, затем позволяя ей умереть, угаснуть, пока ее власть над нами не иссякала. Начал Алан:

— Ты должен добиться успеха!
— Ты должен добиться успеха! Должен добиться успеха! Ты должен добиться! Ты должен, должен! Должен!
— Хорошие девочки так не поступают! Хорошие девочки так не поступают!
— Большие мальчики никогда не плачут!
— Ты — не настоящая женщина!
— Девчонка! Плакса! Рёва!

Шестнадцать воющих голосов подхватывали каждый крик, диких, безумных, насмешливых голосов. Словно фурии метались в сумраке, преследуя наш рассудок, издеваясь, насмехаясь, вопя — и вдруг исчезая, рассеиваясь, как туман. Под конец мы просто топали ногами и кричали — семнадцать совершенно нагих взрослых скакали и орали: «Нет, нет, нет, нет, нет!»

Младшее Я пробудилось во всей своей изначальной славе. Так держать!

Вэл не так давно нашла свою силу: она обрела власть Старухи. Она провела Мистерию (это тайна и рассказано о ней здесь не будет) с помощью Алана и Пола — их лиц я так и не увидела. Лорел, Брук и я начали транс с легкого, шепчущего трехголосного речитатива:

Твои пальцы растворяются…
Погрузись в сон, в магический сон…
Стань водой, растворись…

Потом Валери пробудила нас. Мы образовали две группы — для мужской и женской Мистерий. Мужчинам понадобилось много времени — думаю, они обсуждали обряды Диониса с исторической точки зрения. Когда они закончили, мы по одному вернулись в круг и расселись: мужчины и женщины через одного. Слово передавалось по кругу, каждый говорил о том, как он обретает силу:

— Я становлюсь сильным, смотря в лицо своим страхам.
— Я становлюсь сильным благодаря моим друзьям.
— Я становлюсь сильным, совершая ошибки.
— Я становлюсь сильным, отстаивая свое мнение.
— Я становлюсь сильным, мечтая.

Потом мы запели, поднимая силу, актуализируя видения, которые получили в трансе, — видения нашего свободного истинного «я». Пение длилось и длилось; оно было удивительно приятным физически — низкие, резонирующие голоса мужчин, высокие колокольчики женских голосов… Они кружили и завивались вокруг нас, словно большие, теплые волны.

Затем мы с Аланом благословили вино и печенье. Когда чаша пошла по кругу, каждый, принимая ее, говорил, за что он благодарен. Много, много раз был обойден круг. Потом мы расслабились, ели и болтали, как обычно. Алан завершил ритуал и открыл круг.

Уже потом я поражалась, как все гладко прошло, притом что каждый за что-то отвечал. Как это здорово — отступить, дать кому-то другому выйти в центр, и видеть, как он входит в силу!

В настоящее время и «Компост», и женский ковен, «Жимолость», представляют собой ковены старейшин. Любой их посвященный может вести ритуалы, канализировать энергию и наставлять новичков. Впрочем, каждая группа развивается очень индивидуально.

«Компост» был типичным образцом нового самопосвященного ковена, которые ныне растут как грибы, безо всякого формального наставления в Ведовстве. Я состояла в обучении у ведьм за много лет до того — еще когда училась в колледже, но действительного посвящения так и не получила. Большая часть моих знаний пришла из трансовых опытов и от персонажей иного мира. Мне никак не удавалось найти ковен, который бы я ощущала правильным для себя, так что много лет я вынуждена была работать одна. Наконец, я решила выяснить, хватит ли у меня сил основать собственный ковен и достаточные ли «полномочия» для этого я получила. Я начала курс занятий в Центре альтернативного образования округа Бэй. Уже довольно скоро группа заинтересованных лиц стала встречаться еженедельно. Наши ритуалы были коллективными и спонтанными, вроде того, что описан в самом начале этой главы. Мы как могли сопротивлялись жестким формам и заученным текстам.

Прошло несколько месяцев, у нас образовалась сильная центральная группа и мы провели формальное посвящение. Ритуалы тоже стали более упорядоченными, и мы даже решили установить некую их структуру, чтобы у нас была некая общая несущая конструкция, в пределах которой можно сколько угодно быть спонтанными и открытыми. Лидер — обычно я — заранее решал, что будет происходить в каждый конкретный момент, и все следовали его модели.

Мы знакомились с ведьмами из других ковенов; я начала заниматься с учителем из фейри-традиции и разбираться, в чем заключается моя собственная сила. Мы с группой осознали, что поднимаемая нами энергия — это нечто вполне реальное, а не чисто символическое. Группа поняла, что ей нужен признанный лидер; я, со своей стороны, почувствовала потребность во внешнем признании моей новообретенной внутренней силы. Ковен утвердил меня в качестве Жрицы. Как и большинство людей, у которых ощущение внутренней силы развивалось очень быстро, я временами впадала в крайности. Из коллективиста и принципиального не-лидера я в одночасье превратилась в Жрицу — временами с довольно тяжелой рукой. Бывали дни, когда мои записи о ритуалах были совсем не похожи на те две, что вы уже прочитали в этой главе: «Я установила круг… я призвала Богиню… я вела хор… я направляла энергию конуса Силы…». К счастью, мои сообщники были достаточно толерантны, чтобы дать мне учиться на собственных ошибках, и достаточно честны, чтобы прямо говорить, если им не нравилось то, что я делала. Мы начали делить обязанности: кто-то один приносил воду и соль и очищал круг; другой занимался благовониями и освящал пространство. Мужчины призывали Рогатого Бога, мы, женщины, по очереди призывали Богиню и направляли энергию Конуса. Я в роли лидера стала куда более спокойной и расслабленной.

Когда другие участники ковена вошли в силу и развили свои собственные способности, мы решили «передать жезл». Единодушным выбором стала Диана, невероятно теплый человек, просто излучающий заботу. Ей всегда больше нравились наши простые спонтанные ритуалы; под ее главенством мы по большей части отказались от структуры и принялись экспериментировать.

— Я сегодня не расположена формально устанавливать круг, — могла, например, сказать Диана. — Давайте вот так постучим по четырем стенам, а потом — песнопение. Будем петь имена друг друга.

И мы пели — иногда часами; и так получился один из самых простых и красивых ритуалов, который у нас в ходу и сегодня.

Потом Диана уехала на лето, и мы передали жезл Амбер, самой юной в нашем ковене. Диана согревала круг ровным сиянием; Амбер озарила его фейерверками и разноцветными огнями. Талантливая, очаровательная, милая и непостоянная, она была музыкантшей и обладательницей оперного голоса и актерских способностей. Она вдохновляла нас на создание более театрализованных ритуалов — наподобие тех, что представлены в двенадцатой главе. Но Амбер было трудно нести полную ответственность, налагаемую «должностью» главы ковена. В личной жизни у нее как раз был сложный период, и хотя с принятыми на себя обязательствами она обычно справлялась, это стоило ей сильного стресса и общего повышения тревожности. Сейчас я понимаю, что, не дав ей поучиться подольше, мы оказали Амбер не самую лучшую услугу.

В «Жимолости» процесс формирования шел по-другому. Он начался с курса лекций о Великой Богине в то время, когда я уже много месяцев провела на посту Жрицы «Компоста» и получила посвящение в фейри-традицию. Как лидер нового ковена я начинала с куда более сильных позиций, и прошло гораздо больше времени, прежде чем кто-то поставил мою власть под вопрос. Я была твердо намерена не торопиться с обучением этой группы; до того как я вообще упомянула слово «посвящение», прошел целый год. Когда каждая из наших женщин по очереди ощущала готовность взять на себя большую ответственность и перейти с положения ученицы на более высокую ступень, она получала посвящение. Для каждой из них я создавала новый ритуал, в котором обобщался весь предшествующий период роста.

Отыскать себе ковен может оказаться совсем нелегко. В «Желтых страницах» нет адресов и телефонов ведьм, и мало какие ковены делают себе рекламу. Зато они иногда читают лекции или проводят семинары в учреждениях альтернативного образования или магазинах метафизической литературы. Некоторые университеты уже стали вводить курсы по Ведовству на кафедрах религиоведения. В оккультных магазинчиках тоже подчас можно найти нужную информацию. Однако самый лучший способ — это личные контакты. Ведьмы верят, что когда человек будет внутренне готов присоединиться к ним, мир сам выведет его на нужных людей.

К несчастью, многие неприятные личности объявляют себя ведьмами. Если вы обнаружили особу, которая утверждает, что она ведьма, внимательно прислушайтесь к своим ощущениям и интуиции. Ритуалы многих ковенов держатся в тайне, но вам должны рассказать или показать достаточно, чтобы вы получили ясное представление о том, что там происходит. Настоящий ковен никогда не попросит вас делать то, что вы считаете для себя неправильным. Любые формы принуждения, насилия, агрессивного убеждения противоречат самому духу Ведовства. Настоящие ведьмы охотно предоставят вам самим их найти.

Ведовство не продается. В нем нет платы за посвящения, и оно считает нарушением этики брать деньги за ковенские тренинги. Разумеется, ведьмы, проводящие публичные занятия или работающие консультантами в области магии или духовности, вправе взимать честную плату за свое время и труд. Они не станут посылать вам «освященные» свечи в обмен на крупные денежные суммы или требовать поделиться сбережениями за снятие проклятия; все это — любимые приемчики мошенников, охотящихся за доверчивой публикой. Ковен может брать деньги на свечи, благовония и прочие общие расходы, но Жрица никогда не будет разъезжать на «Мерседесе», купленном на пожертвования верных аколитов.

Члены сильного ковена ощущают живую близость между собой и обращаются за поддержкой друг к другу в трудные времена. Они проводят время вместе не только на ковенских собраниях и питают друг к другу искреннюю симпатию. Но у них есть и другие разнообразные и интересные друзья; они живут собственной жизнью и не замкнуты в общении исключительно на ковен. Ковен не должен быть убежищем от мира; скорее, он — дополнительный адаптивный механизм, структура, помогающая каждому его члену функционировать в мире с большей полнотой.

В настоящее время количество людей, жаждущих присодиниться к ковенам, значительно превышает количество ковенов, готовых их принять. Если вам не удалось найти общину по своему вкусу, вы можете либо практиковать Ведовство в одиночку, либо основать собственный ковен.

Индивидуальная работа, увы, далеко не идеальна. Открыть звездное видение без поддержки группы оказывается куда труднее. Те, кто странствует не нанесенными на карту маршрутами разума, больше рискует свалиться в субъективность. Ну и, кроме того, работать в компании — гораздо веселее.

Но, как сказала одна ведьма, долгие годы практиковавшая Ведовство самостоятельно, «в индивидуальной работе есть свои плюсы и свои минусы. Тренировка получается достаточно беспорядочной — но и во многих ковенах дело обстоит точно так же. Огромное преимущество — в том, что ты учишься полагаться только на себя и понимать свои ограничения. Присоединившись потом к ковену, ты уже знаешь, чего хочешь и что работает для тебя лучше всего».

Индивидуальная медитация и визуализация — непременная часть обучения любой ведьмы. Большую часть упражнений этой книги вполне можно делать самому; коллективные ритуалы тоже можно адаптировать под одиночную работу. И вообще, лучше практиковать в одиночестве, чем присоединиться к неправильной группе.

Чтобы основать собственный ковен, не нужно быть потомственной или посвященной ведьмой. Да, формальное обучение очень полезно. Но и школа проб и ошибок тоже недурна.

Когда собирается группа заинтересованных, но неопытных личностей, ее первая задача — почувствовать себя уверенно и безопасно. Открытость и доверие нарабатываются медленно, в процессе вербального и невербального общения. Есть время для социализации и время для магической работы. Я обычно начинаю новую группу с импровизированного обеда, чтобы поделиться со всеми энергией в очень осязаемой форме — еды и питья. Техники повышения осознания также могут оказаться весьма эффективными. Можно пустить слово по кругу, чтобы каждый сказал, почему и зачем пришел в эту группу, что надеется от нее получить. Каждому позволено говорить в течение некоторого — довольно ограниченного — времени без вмешательств со стороны других, так что даже очень застенчивые люди получают шанс выразить свои мысли и чувства, в то время как более разговорчивым не дают слишком уж доминировать. Вопросы и комментарии — только после того, как все по очереди выскажутся.

Невербальное общение также очень важно для установления в группе атмосферы доверия. Упражнения этой главы научат вас ощущать энергию и делиться ею, а это — основа ритуалов Ремесла. Делать их можно как по отдельности, так и в неспешной последовательности. Я, собственно, записала то, что говорю, когда даю упражнение группе. В работе с учебной группой сами слова, пожалуй, не так важны, как ритм вашего голоса и длительность пауз. Научиться этому можно только на практике. Прочитайте все упражнения, привыкните к ним, а затем сымпровизируйте собственный звуковой рисунок.






Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.014 с.