Борюсь за человека, пока он сам хочет этого — КиберПедия


Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Борюсь за человека, пока он сам хочет этого



Расскажу вам еще об одном из многих и многих случаев излечения безнадежных с точки зрения официаль­ной медицины раковых больных. Речь пойдет об одном из ответственных руководящих работников Камчатской области. Крутой узел противоречий в его жизни обернул­ся жестоким стрессом, пагубно повлиявшим на казалось бы несокрушимое здоровье этого человека. На непри­ятности по работе наслоились серьезные семейные неуря­дицы. В конце концов человек стал заглядывать в рюмку и много курить. А спиртное и табак—словно керосин для костра, в котором сгорает здоровье.

Поблекла его яркая кавказская внешность, потускнели черные вьющиеся волосы, цвет лица, а затем и всего тела стал желтушным. Появились явные признаки желтухи. Больного отправили в Москву в Онкологический центр, где у него выявили опухоль фатерова соска. Однако со­стояние здоровья и расположение опухоли на месте слия­ния протоков печени и поджелудочной железы вынудили хирургов ограничиться паллиативной операцией, без уда­ления опухоли.

На двадцатый день после операции больного достави­ли ко мне на врачебный прием. Его физическое состояние было далеко не из лучших: клочковатые волосы, какой-то обреченный, унылый взгляд, нетвердая походка, суту­лость, желтушная кожа.

Одним словом, случай крайне тяжелый. С другой сто­роны, красивая молодая жена, маленький ребенок. Я ре­шила пойти на огромный риск и попытаться восстано­вить здоровье больного в практически неизлечимом слу­чае злокачественной опухоли. Предупредила родных, что возможен любой исход, даже самый неблагоприятный, но они были готовы на все.

Учитывая, что больной был склонен к алкоголю и ку­рению, а питание его носило прежде «закусочный» харак­тер, я обратила особое внимание на очистку организма от токсинов. Хочу особо подчеркнуть это обстоятель­ство, поскольку в целебном питании рационы для каж­дого больного строго индивидуальны. Каких-то единых методик здесь нет и быть не может.

Мой пациент в течение нескольких месяцев питался жидкими, специально приготовленными кашами и овощ­ными соками с преобладанием свекольного. За пределы 400 ккал в сутки его рацион не выходил. Сначала больной заметно похудел, но вскоре масса его тела пришла в норму.

На четвертом месяце лечения он заметно окреп— сыграли свою роль физические упражнения с элементами динамической аутогенной тренировки, которые он вы­полнял трижды в день.

Постепенно произошли перемены и в психике больно­го, восстановление которой—важнейшее условие излече­ния в Системе Естественного Оздоровления. Он в конце концов осознал, насколько ничтожны были все те раздра­жители, которые прежде лишали его покоя. Мой пациент вновь обрел чувство радости жизни, душевное равновесие.



Чтобы закрепить все эти перемены к лучшему, я сочла необходимым отправить пациента к отцу, в родное селе­ние, где прошли счастливые годы детства, о которых больной часто вспоминал. Вскоре он вновь оказался на Кавказе, на берегах буйного Терека, в котором купался к удивлению односельчан даже зимой.

Через несколько месяцев после нашей первой встречи я уже смогла пригласить этого бывшего безнадежного больного принять участие в 500-километровом переходе через Каракумы. Но прежде я, конечно, убедилась в его полном выздоровлении: он прошел полное обследование в той же клинической больнице, где лежала в свое время Надя. Легко представить изумление врачей, когда они ознакомились с его историей болезни и убедились, что теперь это вполне здоровый человек.

Но самое интересное заключалось в том, что не об­наружив симптомов болезни, врачи тем не менее на основании выписки из истории болезни, сделанной когда-то Онкологическим центром, выдали моему пациенту справку, где черным по белому было записано: больной нуждается в оперативном вмешательстве.

Долгое время я объясняла такую сверхосторожную позицию тем, что воспитанные на постулатах симптома­тической медицины врачи не могут преодолеть недоверия к восстановительным возможностям самого человеческо­го организма. Однако впоследствии убедилась, что все не так просто. Насторожили меня настойчивые расспросы врачей о «чудодейственных секретах», которые позволя­ют мне излечивать, казалось бы, безнадежных больных. Читатель уже знает, что таких секретов у меня не было и нет. Напротив, я всюду и всем, ничего не утаивая, рассказываю о своей Системе Естественного Оздоровле­ния, которая помогает людям вернуть подорванное ис­кусственным образом жизни здоровье.

Но именно это и не устраивает ни теоретиков сбалан­сированного питания, ни представителей официальной медицины. Если бы я в дополнение к сотням существу­ющих разработала еще и свою методику, они бы вздох­нули с облегчением и не замедлили покровительственно похлопать меня по плечу, предложить, как они делают это в отношении некоторых экстрасенсов, совместные исследования, предоставить для этого свои лаборатории, понимая, что никакая отдельно взятая методика, никакой самый способный экстрасенс не представляют ни малей­шей угрозы тем теоретическим устоям, на которых зиж-дятся и теория сбалансированного питания, и современ­ная пищевая промышленность, и официальная медицина. Теоретики благословляют пищевую промышленность на уничтожение естественных свойств продуктов питания, их «оптимизацию», что в свою очередь, вызывает массовые хронические заболевания и обеспечивает постоянной ра­ботой врачей, да и экстрасенсов тоже.



Разумеется, я не отношу сказанное к подавляющему большинству врачей, которые, работая в труднейших условиях, спешат прийти на помощь больным, страда­ющим людям. И не их вина, что путь к здоровью своих

пациентов они вынуждены искать при тусклом свете офи­циальной медицины. Ее руководителей, очевидно, такое положение вполне устраивает. Ведь если бы возобладала принципиально иная точка зрения, которой придержива­юсь и я, то представители названной мной всесильной триады просто-напросто оказались бы не у дел. Но по­скольку до этого еще далеко, вернемся к нашему больно­му, точнее бывшему больному.

Увидев выданную справку, я без колебаний предложи­ла ему принять участие в известном уже читателю экспе­рименте: нашем 500-километровом переходе через пески Центральных Каракумов, настолько я была уверена в здо­ровье этого человека. Чуть подробнее расскажу и о дру­гих участниках перехода, поскольку ранее я просто их перечислила.

Кроме своего пациента, я взяла с собой молодого излеченного мною диабетика, причем не стала запасаться инсулином, настолько хорошо он себя чувствовал; сер­дечника, который незадолго до этого, как и вылеченный мною раковый больной, получил в истории болезни сле­дующую запись: допускается к работе при условии сидя­чего образа жизни и отсутствия физических нагрузок. Пошел с нами и почечник, выздоровевший благодаря Системе Естественного Оздоровления. А всего за год до этого он страдал тяжелым пиелонефритом. Меня угово­рила прийти к нему жена, которая позвонила, и, едва сдерживая слезы, сказала, что на ее просьбу положить мужа в больницу ей ответили: «Мы мертвецов в больни­цу не кладем». Это настолько поразило и возмутило меня, что я немедленно дала согласие лечить его. Мой пациент и сегодня пребывает в полном здравии. Шли с нами и бывший гипертоник, который в течение 20 лет подвергался безуспешному медикаментозному лечению, а также бывший больной, страдавший язвой головки двенадцатиперстной кишки. Врач, сопровождавшая нашу экспедицию, перенесла цирроз печени, полностью восста­новив здоровье по Системе Естественного Оздоровления.

Добавьте сюда автора этих строк, которой в то время исполнилось 75 лет, а также 59-летнего проводника, гото­вившегося к уходу на пенсию, и вы получите полное представление о составе нашей экспедиции. По всем ка­нонам официальной медицины она просто не могла со­стояться. Но, как я уже писала, состоялась и с блеском продемонстрировала безграничные возможности челове­ческого организма, возвращенного в естественные усло­вия существования, предписанные ему природой.

Мой раковый больной держался молодцом. Он был единственным участником перехода, который буквально не расставался с зеркалом, наблюдая, как меняется его внешность. Иной стала даже его походка: гибкой, мяг­кой, как у охотника.

Но месяца через два-три после перехода, почувствовав себя вполне здоровым, он вернулся к прежнему образу жизни: снова рестораны, снова спиртные напитки, «за­кусочное» питание. И, естественно, снова первые симп­томы заболевания. В ответ на его неоднократные про­сьбы я возобновила лечение, хотя не в моих правилах лечить людей, которые хотят быть здоровыми, не от­казываясь при этом ни от одной из своих пагубных привычек и пристрастий. Дело это безнадежное, посколь­ку нельзя вернуть человеку здоровье, если он этому активно сопротивляется.

Опять отправила своего пациента к отцу, который на этот раз следил за ним особенно внимательно. Но стоило больному вновь почувствовать себя здоровым, как он решил вернуться на Камчатку. Хотя я настоятельно не рекомендовала ему делать этого, зная, что старые собу­тыльники не оставят его в покое, он все же сделал по-своему. И тут я умыла руки: вести за ручку по жизни, словно мальчика в коротких штанишках, взрослого дя­дю, которого прежняя его работа должна была бы при­учить к ответственности, по меньшей мере бесполезно. Да и нет у меня для этого ни желания, ни времени.

Я могла бы долго описывать случаи излечения рака в Системе Естественного Оздоровления, поскольку по­мню всех своих бывших больных, помню истории их болезней, диагнозы, ход лечения, помню, как менялась их внешность, розовели лица, выпрямлялись согнутые боле­знью спины. И это дает мне радость бытия, силы, чтобы продолжать дело всей моей жизни. Единственное, чего я всегда избегала—это заочного лечения больных. Врач должен видеть своего пациента, а пациент—врача. Поэ­тому мне очень часто приходится отказывать обраща­ющимся ко мне с отчаянными письмами больным людям из других городов. Однако развитие техники несколько расширило мои ограниченные возможности.

Лечение по... видеопереписке

Исключение из моего правила—не лечить заочно— составила женщина из Краснодара Валя П. Она обрати­лась ко мне после того, как ей удалили грудную железу и провели шесть курсов химиотерапии. Валя чувствовала себя очень нездоровой, в послеоперационном рубце про­щупывались уплотнения. Женщина приехала ко мне на прием и с помощью биолокационного метода исследова­ний я установила, что опухолевый процесс продолжается. Необходимо было провести курс лечения в Системе Есте­ственного Оздоровления, но сделать это не представля­лось возможным, так как жили мы в разных городах. А выполнение дыхательных и физических упражнений в моей Системе сопряжено с некоторыми особенностями, которые на бумаге не изложишь. Надо, чтобы больной видел, как эти упражнения выполняю я, а мне необ­ходимо видеть и чувствовать тело больного при выпол­нении показанных ему упражнений. А иначе как человеку объяснишь, какие ощущения он должен испытывать в мо­мент выполнения того или иного движения или позы. Без этого же неизбежны ошибки, которые снижают эффектив­ность лечения. Выручила видеосъемка. Я наговорила Ва­ле целую видеокассету, где подробнейшим образом рас­писала ее режим дня, объяснила, чем она должна питать­ся и как готовить себе пищу, показала все упражнения, которые ей следовало выполнять, сопроводив показ по­дробнейшими комментариями.

После этого Валя уехала в Краснодар и стала лечить­ся в соответствии с моими рекомендациями. Видеозапись позволяла ей контролировать эффективность лечения по Системе Естественного Оздоровления. С тех пор прошло четыре года. Моя ученица, а теперь, думаю, я могу ее так называть, здорова и говорит, что даже в молодости не чувствовала себя так хорошо, как теперь. Послеопераци­онный рубец у Вали полностью рассосался.

Примерно такая же история произошла с другим больным из Краснодара, страдавшим раком мочевого пузыря. Диагноз был поставлен в больнице, где он находился на обследовании, и подтвержден в онколо­гическом диспансере. Насмотревшись на те мучения, которые испытывают больные после оперативного вме­шательства, он от операции отказался. Его дочь приехала ко мне со всеми выписками из истории болезни, ре­зультатами анализов, рентгеновскими снимками. На ос­новании этого я назначила курс лечения в Системе Естественного Оздоровления. Так же, как и в случае с Валей П., мои подробнейшие объяснения были за­писаны на видеопленку и дочь передала ее отцу. Надо отдать должное моему заочному пациенту. Он успешно перешел на рекомендованный ему образ жизни: питается по рационам целебного питания, овладел методикой ды­хания и движения в состоянии динамической аутогенной тренировки, обливается холодной водой, спит только на твердой постели, использует и другие рекомендации сис­темы Ниши. Чувствует он себя великолепно, и явлений грозного заболевания у него сейчас не находят.

Понимаю, что все это полумеры и никакая техника не заменит личного контакта врача и больного. Поэтому не оставляю надежды на то, что моя мечта осуществится, и мне удастся, наконец, открыть центр переподготовки врачей с тем, чтобы Система Естественного Оздоровле­ния возвращала здоровье не сотням и тысячам, а сотням тысяч больных.

Особенности лечения рака

Я безоговорочно отвергаю общепринятый смысл слова «лечение», потому что оно предполагает насильственное вторжение врача в жизнь нашего организма, направленное на исцеление пораженного раком органа (или органов) с помощью хирургической операции, облучения или силь­нодействующих химических препаратов. Я не приемлю такие методы, поскольку они дают чаще всего кратковре­менный эффект, не устраняя главной причины рака—нару­шений саморегуляции нашего организма. Более того, они усугубляют его разрегулированность, и если и продляют на какое-то время жизнь человека, то делают его инвалидом на все оставшееся время его земного бытия. Люди настоль­ко привыкли к подобным взаимоотношениям врача и боль­ного, что любые другие зачастую воспринимаются ими как проявления халатности, равнодушия и тому подобных нарушений профессионального врачебного долга. В основе подобных взаимоотношений лежит порочный в самой своей основе взгляд на любую болезнь, как на «поломку» той или иной системы организма, отдельного органа, а на врача как на механика, обязанного «починить» их. Сказан­ное в полной мере относится и к экстрасенсам.

В таком смысле этого слова я людей не лечу, посколь­ку ни операций не делаю, хотя сама хирург, ни к облуче­нию и химиотерапии сильнодействующими синтезиро­ванными или природными, но предельно концентриро­ванными препаратами и соединениями не прибегаю. Свою задачу как врача я вижу в том, чтобы объяснить человеку, почему он заболел, помочь ему восстановить естественную саморегуляцию организма. А средства для этого читателю уже известны.

Другими словами, главным действующим лицом в сра­жении с болезнью является сам больной, его воля, его стремление добиться не кратковременного, а полного ис­целения путем перехода на естественный, здоровый образ жизни.

И первым шагом на пути к здоровью должно стать исцеление его души, очищение ее от скверны жестокости, злобы, зависти, трусости. Кратчайший путь к этому— единение с природой, самоизоляция, хотя бы временная, от современного общества с его культом силы, удачливо­сти в безудержном обретении житейских благ или того, что таковыми считается. Своим пациентам прежде всего рекомендую покинуть город, вся атмосфера которого пронизана суетностью, поклонением ложным ценностям, равнодушием к отдельному человеку. Лес, луг, река, озе­ро должны хотя бы на время стать вашими ближайшими друзьями. Всмотритесь в окружающий вас мир: он един и в то же время предельно индивидуализирован. В лесу не увидишь двух одинаковых деревьев: у каждого свой характер, своя стать. Вслушивайтесь в шелест их листвы, в щебетанье птиц, в журчание воды, и вы почувствуете, как владевшее вами нервное напряжение, чувство неосоз­нанной тревоги, ожидание каких-то неведомых неприят­ностей и бед покинет вас, и вами овладеет ощущение легкости, свободы, полной гармонии с природой. 1лав-ное—не поддаваться унынию, верить в непознанную до сих пор во всем ее объеме, поистине неисчерпаемую способность своего организма к самовосстановлению.

Однако для реализации этой способности ему надо создать такие условия, чтобы каждый орган, каждая сис­тема начали работать в полную меру своих возможно­стей. Методик, позволяющих корректировать и стимули­ровать обменные процессы в организме, существует не­мало. И я их широко использую, внося при этом свои коррективы, диктуемые моими представлениями о це­лостном человеческом организме, его взаимосвязи с ми­ром живой и неживой природы.

Наиболее серьезными системами на сегодняшний день являются, по моему мнению, макробиотический метод Дж. Озавы и система Ниши. Их авторы, излагая собственные взгляды на причины возникновения рака, одновременно предлагают и рецепты его лечения. Однако обе они, несмотря на все различия, страдают одним существенным недостатком: виновниками воз­никновения рака они считают явления вторичного характера, своего рода симптомы общего «заболевания» организма—нарушения его естественной саморегуляций. Так Озава при лечении рака обращает основное внимание на восстановление кислотно-щелочного (ине-яневого) равновесия, профессор Ниши видит причины рака в не­хватке кислорода и связанном с этим увеличением коли­чества окиси углерода в теле человека, нехватке витами­на С, хронических запорах, и в соответствии с этим строит стратегию и тактику лечения...

Значительное место в системе взглядов Дж. Озавы занимают воззрения мудрецов востока, считавших, что счастлив тот, кто:

• живет здоровой долгой жизнью и интересуется всем;

• не знает заботы о деньгах;

• умеет инстинктивно избегать несчастных случаев и трудностей, влекущих за собой преждевремен­ную смерть;

• понимает, что порядок характерен для всей все­ленной;

• не стремится к тому, чтобы бежать в первом ряду, что приводит к падению в последний, не боится быть в последнем, чтобы затем стать первым навсегда.

Призывая своих последователей принять такое пони­мание счастья, Озава утверждает, что «другой путь, со­стоящий в том, чтобы погрузиться в интеллектуальные и теоретические исследования, длинный, трудный, и скуч­ный», а поскольку большинство великих людей сделали себя таковыми сами, «школьное образование бесполезно и его надо упразднить», «профессиональное обучение— это машина по производству рабов, а мышление раба несовместимо со счастьем». Можно соглашаться или не соглашаться с философской концепцией Дж. Озавы, одна­ко игнорировать его успехи в исцелении людей, достигну­тые благодаря таланту выдающегося клинициста и разра­ботанной им теории простого лечения, суть которой состоит в том, чтобы использовать естественные продукты и отказаться от медикаментов, операций и лечения без­деятельностью, по меньшей мере неразумно. Как неразум­но не учитывать и опыт сторонников системы Ниши, старающихся воздействовать на пораженный раком орга­низм с помощью специальной диеты, физических и дыха­тельных упражнений, закаливающих процедур.

Рекомендации поборников и одной, и другой системы носят во многом эмпирический характер, поскольку основы их были заложены тысячелетия назад, когда наука в современном ее виде вообще не существовала.

Разрабатывая свою Систему Естественного Оздоров­ления, я изучила как системы Озавы и Ниши, так и мно­гие другие, взяв из них то рациональное, что может быть использовано для восстановления саморегуляции организ­ма. Однако основу Системы Естественного Оздоровле­ния составили мои собственные исследования и экспери­менты, позволившие подойти к проблеме здоровья и дол­голетия человека с позиций принципа энергетической це­лесообразности, многоканальное™ восполнения затрат энергии и вещества человеческим организмом, видового питания, и в более широком плане, естественного, пред­писанного нам природой образа жизни. Я бесконечно далека от мысли создать некую новую религию и потому апеллирую не к вере человека в чудо, а к его разуму, его духу и душе, полагаясь не только на силу эмоциональ­ного воздействия слова, но и на мощь истинного знания, опирающегося на неумолимую логику фактов. Другое дело, что сами накопленные наукой факты рассматрива­ются мною под отличным от привычного углом зрения. Опыт учит, что привычное далеко не всегда было синони­мом правильного. Сказанное в полной мере относится и к лечению рака.

Стратегия и тактика лечения

Конечная цель при лечении рака одна—привести ор­ганизм в состояние естественного здоровья, когда все его органы и системы работают согласованно, дружно, в полную силу. Дело это не простое, требующее от человека кардинального пересмотра всей системы ценно­стей, перестройку самого образа жизни. Кажется, чего тут сложного: есть добрая воля, желание быть здоровым, а все остальное приложится. Но стоит вам вступить на путь исцеления, как на вас всей своей тяжестью навалива­ется громада человеческого сообщества, подчинившего свою жизнь иным, нежели установленным природой, за­конам, выработавшего свою шкалу ценностей, на кото­рой богатство, власть, сила занимают самые верхние строки. Простота естественной жизни вызывает снисхо­дительные усмешки, расценивается как свидетельство не­полноценности, никчемности человека. Производитель­ные силы общества направлены на выработку смертельно опасных для людей продуктов питания, не отвечающих естественным потребностям человека одежды и обуви.

Вы должны дышать чистым живительным воздухом, а вместо этого вдыхаете нечто, содержащее пыли, угар­ного газа, ядовитых примесей больше, чем кислорода и азота. Вы хотите питаться естественными продуктами, которые в изобилии предоставляет нам природа, а вы­нуждены довольствоваться продукцией отравленных удобрениями и ядохимикатами полей. Вам хотелось бы носить удобную, просторную, не затрудняющую кожно­го дыхания одежду, а законодатели моды, текстильщики и швейники навязывают вам модели, как бы специально предназначенные для того, чтобы изолировать вас от окружающей среды, сдавить тело и воспрепятствовать нормальному кровообращению и дыханию.

Вы из самых добрых побуждений хотели бы питаться сами и кормить членов своей семьи целительной, сохра­няющей природные свойства исходных продуктов пищей, но наталкиваетесь на глухую стену непонимания, воз­веденную между вами и вашими близкими укоренивши­мися в обществе невежественными представлениями о «вкусной и здоровой пище», насаждаемыми жрецами официальной науки.

Так что не обольщайтесь и не один раз взвесьте, готовы ли вы на подвиг противостояния всему обществу в своем стремлении к здоровью. Причем имейте в виду, что никакие компромиссы здесь недопустимы, поскольку речь идет о вашей жизни и смерти. Любая сделка с собой, любая уступка прессу общественного мнения влечет за собой только одну меру наказания—высшую. И так на всю оставшуюся жизнь. Естественный образ жизни дол­жен стать для вас действительно естественным. Это и яв­ляется стратегическим направлением вашего лечения. Но переход к такому образу жизни—процесс не одномо­ментный и может, как читатель знает, затянуться на месяцы, а переродившиеся клетки будут между тем де­лать свое черное дело. В этих условиях главной задачей является необходимость как бы спрессовать время и уско­рить переход, что и определяет тактику лечения. Наступ­ление на болезнь должно вестись по двум направлениям. Во-первых, необходимо предельно интенсифицировать процесс восстановления естественной саморегуляции ор­ганизма и, во-вторых, затормозить, а желательно и при­остановить хотя бы на время деление раковых клеток. Для этого существует несколько методик. Прежде чем перейти к рассказу о них, познакомлю читателя с физио­логическим, биохимическим, биофизическим и энергети­ческим смыслом включаемых ими элементов. Для этого придется напомнить некоторые сведения о причинах воз­никновения рака.

Как вы помните, говорилось о нарушении равновесия в работе кроветворных органов в сторону обеспечения функции дыхания за счет иммунной системы. Такой дис­баланс уже сам по себе представляет отклонение от нор­мы, вызываемое чрезмерным потреблением богатой жи­вотными белками и жирами пищи. В организме фактиче­ски, а не практически здорового человека подобного нарушения не происходит.

Как я упоминала, еще одной из важнейших систем человеческого организма является эндокринная система. Это одна из частей механизма естественной саморегу­ляции, малейшие нарушения в работе которой способны вызвать непредсказуемые последствия для всего орга­низма.

Как и любая другая, эндокринная система рассчитана на обеспечение потребностей нормального человека, жи­вущего в согласии с предписаниями природы. А если вы изо дня в день потребляете пищи в несколько раз больше, чем требуется? Тогда эндокринная система испытывает перегрузки, сопоставимые с теми, которые выпадают на долю космонавтов при выведении космического корабля на орбиту.

Расстраивая работу важнейших систем нашего орга­низма, и прежде всего иммунной и эндокринной, избы­точное питание не только расчищает дорогу злокачест­венным новообразованиям, но и способствует их безу­держному росту. Исследователи давно уже установили, что раковые клетки потребляют питательных веществ больше, чем нормальные.

Из сказанного вытекает единственно возможный ло­гически обоснованный вывод: надо до предела сократить, а то и вовсе прекратить поступление питательных ве­ществ в организм.






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.014 с.