Сита видит благоприятные предзнаменования — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Сита видит благоприятные предзнаменования



 

Безупречная прекрасная царевна, чуждая радости и охваченная волнением, увидела со всех сторон благоприятные предзнаменования, которые напоминали желанных слуг богатого человека. Левый глаз прекрасной девы с темным зрачком стал подергиваться, словно лотос, потревоженный рыбой. Ее округлая рука, как прежде окропленная сандалом и алоэ, которая служила ее повелителю подушкой, задрожала. Левое бедро, напоминающее хобот слона, судорожно подергивалось, предрекая, что скоро она увидит Раму. Золотистое сари большеглазой Маитхили, зубы которой напоминали зерна граната, ныне покрытое грязью, соскользнуло с ее прекрасных плеч.

Успокоенная этими и другими предвестниками счастливого исхода событий, Сита, словно растение, высохшее на ветру под солнцем и вновь ожившее под запоздалым дождем, испытывала величайшую радость. Ее лицо, алые, как плод бимба, губы, прекрасные глаза с изогнутыми ресницами и красивые ровные зубы расцвели прежней красотой, как луна, появившаяся из пасти Раху.

Ее печаль и усталость развеялись, лихорадочное возбуждение стихло, горе исчезло, а сердце преисполнилось радости. Благородная дева казалась прекрасной, как прибывающая луна, озаряющая землю прохладными лучами.

Глава 30

Размышления Ханумана

 

Доблестный Хануман, слышавший все, о чем говорили Сита, Триджата и демоницы, пристально наблюдал за знаменитой девой, которая напоминала небожительницу из садов Нандана, и множество мыслей проносилось в его голове.

«Я вижу ту, что по всему миру ищут тысячи и миллионы обезьян, — думал он, — и я нашел ее! Действуя как опытный разведчик в стане врага, я проник в город и узнал всё о могуществе Раваны, возможностях демонов и их столицы. Я должен утешить супругу безгранично славного царевича, сострадательного ко всему живому, которая томится в разлуке со своим господином. Я должен придать уверенность этой деве, чье лицо напоминает полную луну.  Никогда прежде не ведавшая страданий, сейчас она не видит конца своим бедам. Если я вернусь, не утешив эту добродетельную деву, охваченную горем, путешествие мое будет напрасным. Воистину, я отправлюсь обратно, а знаменитая царевна Джанаки, утратив всякую надежду, расстанется с жизнью, и длиннорукий герой, с лицом сияющим, как полная луна, жаждущий увидеть Ситу, будет безутешен. Говорить с нею в присутствии демониц невозможно, что же мне делать? Я оказался в затруднительном положении. Если я не скажу ей несколько слов в утешение накануне ночи, она наверняка расстанется с жизнью, и если Рама спросит меня: «Что говорит Сита с тонким станом?» — что я отвечу ему, если не говорил с ней? Если я вернусь, не исполнив поручения к Сите, Какутстха уничтожит меня своим гневным взглядом, и тогда мой повелитель Сугрива не станет помогать Раме, возглавив свою огромную армию.



При первой же возможности я постараюсь утешить измученную деву. Но я такой маленький и ещё обезьяна, а если я заговорю человеческим голосом, на санскрите, как это делают мудрецы, Сита примет меня за Равану и придет в ужас! Однако я непременно должен говорить по-человечески, а иначе как я могу поддержать безупречную деву? Джанаки, терзаемая демонами, испугается моего облика и речи. Знаменитая большеглазая Сита станет кричать, приняв меня за Равану изменчивого лика.

На ее крик сбегутся полчища вооруженных демонов, словно сама смерть. Отвратительные и неукротимые, они со всех сторон набросятся на меня, пытаясь уничтожить или пленить. Увидев, как я прыгаю с ветки на ветку и забираюсь на верхушки самых высоких деревьев, они поднимут тревогу, и лес огласится их дикими воплями. Они призовут на помощь демонов, охраняющих царский дворец; в великом возбуждении, хватаясь за оружие — копья, дротики и мечи — они поспешат броситься в драку. Они окружат меня со всех сторон, и, убив сонмы этих демонов, я буду истощен и не смогу перелететь через океан, или же они, превосходя меня числом, возьмут меня в плен. И тогда все мои усилия не принесут этой деве желанного плода.

Или же из любви к злодеяниям они могут убить дочь Джанаки, и это полностью провалит великий замысел Рамы и Сугривы. Джанаки находится на неприступном, затерявшемся в море острове, который со всех сторон охраняют демоны; к нему не подступишься. Если демоны убьют меня в бою или возьмут в плен, я не знаю кто из обезьян сможет преодолеть четыреста миль над морем. Если я истреблю тысячи демонов, я не в силах буду достичь другого берега великого океана. Вступать в сражение рискованно, и я не люблю попадать в сомнительные истории; должен ли мудрый человек рисковать во имя долга? Будет величайшей ошибкой, если я испугаю Ваидехи, обратившись к ней. Но если я вовсе этого не сделаю, она наверняка погибнет. Часто великие замыслы проваливаются из-за посланника, не сумевшего воспользоваться временем и обстоятельствами, словно тьма, разогнанная восходящим солнцем. В таких случаях, касается ли это выполнения задания или уклонения о него, даже самые широкомасштабные предприятия не знают успеха. Несомненно самонадеянный посланник может всё погубить! Как же тогда мне поступить, чтобы исполнить возложенную миссию? Как же мне выдержать это испытание? Как поступить, чтобы мой перелет через океан не оказался напрасным? Как убедить Ситу слушать меня, не вызвав страха в ее сердце?»



Задавшись всеми этими вопросами, Хануман пришел к такому заключению: «Я поведаю о бессмертных подвигах Рамы, и тогда его дорогая супруга не испугается меня, поскольку она целиком поглощена мыслями о своем господине. Я нежным голосом буду произносить имя Рамы, покоряющего душу величайшего потомка Икшваку, в сладостных словах я прославлю его благочестие и славу, и Сита невольно станет слушать меня. Никак иначе мне не завоевать ее доверия».

Могущественный Хануман, из-за скрывавших его ветвей глядя на супругу повелителя мира, искренне обратился к ней, и голос его звучал мягко и мелодично.

Глава 31

Хануман прославляет Раму

 

Всё тщательно обдумав, разумный Хануман стал лить в уши Ваидехи сладостный нектар прославлений Рамы:

— Жил на свете царь по имени Дашаратха, владевший колесницами, конями и слонами. Преданный богу и знаменитый, он был славой рода Икшваку. Чуждый злу, возвышенный и сострадательный, он был истинным героем в своей династии, преумножившим ее славу и процветание. Отмеченный всеми символами власти, величественный, это лев среди царей, известный во всех частях света, более всего любил проливать милость на своих подданных, делая их счастливыми. Его любимого старшего сына с сияющим как полная луна ликом, звали Рама. Самый искусный из лучников, он отличался необычайно сильным разумом. Верный своим обетам, защитник людей, покровитель всего живого, опора справедливости, он всегда побеждал своих врагов. По повелению своего престарелого отца, слово которого было для него законом, этот герой, сопровождаемый супругом и младшим братом, изгнанником удалился в лес. В бескрайнем диком лесу он убил множество доблестных демонов изменчивого лика.

Когда Равана узнал, что Рама разорил Джанастхан и убил Кхару и Душану, он пришел в ярость и похитил Джанаки, с помощью Маричи в облике золотого оленя, заманив ее господина далеко в самую чащу леса.

Повсюду разыскивая божественную и безупречную Ситу, Рама подружился в лесу с обезьяной Сугривой. Разрушающий вражеские города доблестный сын Дашаратхи, сразил Бали, царя обезьян, и даровал трон великодушному Сугриве. Послушные воле своего государя, тысячи обезьян изменчивого лика отправились на поиски богини во все стороны света. Я, один из них, по совету Сампати преодолел четыреста миль над океаном ради этой большеглазой красавицы. Благодаря Раме, который описал мне ее изящество, миловидность и другие удивительные черты, я наконец сумел найти ее.

Пропев последнюю фразу, тур среди обезьян замолчал.

Джанаки с величайшим изумлением слушала речь Ханумана и, откинув прекрасные спутанные волосы, скрывавшие ее лицо, она взглянула на дерево шингшапа.

С немым вопросом в глазах Сита озиралась по сторонам, чувствуя, как величайшая радость переполняет всю ее душу при воспоминаниях о Раме. Наконец она подняла голову и увидела сына Ваты, подобного восходящему солнцу, необыкновенно мудрого советника царя обезьян.

Глава 32

Сита видит Ханумана

Среди густых ветвей шингшапа, присев на корточки, пряталась обезьяна. Сладостные прославления Рамы исходили из уст этого удивительного создания в белых одеждах, напоминавшего вспышку молнии, яркого, как соцветие ашоки или золото, очищенное в тигле. Сита увидела обезьяну и сильно разволновалась.

 Смирение лучшего среди обезьян изумило Маитхили и она подумала: «Ах! Какая ужасная обезьяна, неприятная и отвратительная на вид!» Мысль эта преумножила ее страх, и она снова впала в отчаянье и скорбь. «О Рама, о Рама, о Лакшман!» — кричала в ужасе прекрасная Сита, и голос ее звучал всё слабее и слабее, пока наконец она не осмелилась ещё раз взглянуть на удивительную обезьяну, которая почтительно склонилась перед ней. Маитхили подумала: «Должно быть, это сон!»

Вглядываясь в покрытое шрамами лицо Ханумана, прославленного сына ветра, величайшего из мудрецов, Сита потеряла сознание, казалось жизнь покинула ее. Медленно придя в себя, она подумала: «Писания запрещают смотреть на обезьяну, это неблагоприятный сон! Всё ли благополучно с Рамой, сопровождаемым Лакшманом и моим отцом Джанакой? Может это был не сон, потому что со дня настигшего меня горя и несчастья я ещё не смыкала глаз. Вдали от Рамы, чей лик прекрасен, как полная луна, радость неведома мне. Постоянно думая и взывая к Раме, я воображаю, слышу и вижу только то, что связано с ним. Терзаемая любовью, я всем сердцем стремлюсь к нему, поглощенная воспоминаниями о нем, я вижу и слышу его одного. Это мираж? Это тревожит меня и смущает. Мне кажется, это не более чем моя фантазия, но тем не менее я вижу его. Плод воображения не имеет формы, но этого нельзя сказать о том, кто обратился ко мне. Да прославится Вачаспати с молнией в руках, сопровождаемый богами! Да прославится Сваямбху и боги, принимающие жертвенные дары! Пусть они благословят создание, обратившееся ко мне, и оно станет реальным!»

Глава 33






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.007 с.