Тема 7. Институциональная структура экономики — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Тема 7. Институциональная структура экономики



Институциональная структура – это определенный упорядоченный набор институтов, создающих матрицы экономического поведения, определяющих ограничения для хозяйствующих субъектов, которые формируются в рамках той или иной системы координации хозяйственной деятельности.

Институты можно разбить на две большие группы – неформальные и формальные. Неформальные институты возникают из информации, передаваемой посредством социальных механизмов, и в большинстве случаев, являются той частью наследия, которое называется культурой. Неформальные правила имели решающее значение в тот период человеческой истории, когда отношения между людьми не регулировались формальными (писаными) законами. Неформальные институты (ограничения) пронизывают и всю современную экономику. Возникая как средство координации устойчиво повторяющихся форм человеческого взаимодействия, неформальные ограничения являются:

1) продолжением, развитием и модификацией формальных правил;

2) социально санкционированными нормами поведения;

3) внутренними, обязательными для выполнения стандартами поведения.

Фактически роль неформальных институтов выполняет хозяйственная этика или моральные практики. Хозяйственная этика повышает уровень общественной, а, следовательно, и экономической координации рынка.

Если существующие в обществе этические нормы позволяют субъектам экономики основываться в своих действиях больше на доверии, чем на возможности осуществления определенных формальным правом санкций, то в таком обществе сделки будут носить более регулярный и сложный характер.

Формальные ограничения, правила и институты возникают, как правило, на базе уже существующих неформальных правил и механизмов, обеспечивающих их выполнение. В структуре формальных институтов выделяются:

1) политические институты;

2) экономические институты;

3) системы контрактации (способы и порядок заключения контрактов, регулируемые правовыми нормами и законами).

Современная экономическая наука уделяет много внимания изучению не только экономических институтов, поскольку политические институты определяют властную иерархическую структуру общества, способы принятия решений и контроля. Эволюция и функционирование формальных политических институтов является предметом анализа в рамках теории общественного выбора.

Для осуществления функций формальных институтов необходимы специально созданные организации.



Правила – общепризнанные и защищенные предписания, которые запрещают или разрешают определенные виды действий одного индивида (или группы людей) при взаимодействии их с другими людьми или группами.

Правила, конституирующие институт, имеют смысл только тогда, когда они применяются более чем к одному человеку. С этой точки зрения любой институт — это набор определенных правил, тогда как правила — не всегда институт. Вот почему отде­ление одной категории от другой обосновано.

Правила могут находиться в отношении соподчиненности, т.к. один тип правил изменить проще, чем другой.

Правила, непосредственно определяющие альтернативы для формулировки других правил и поддающиеся изменению с большими издержками, являются глобальными. Они формируют институциональную среду. В свою очередь, глобальные правила состоят из конституционных, или политических, и экономических. К локальным правилам относятся двух- и многосторонние контракты, которые заключаются между отдельными экономическими агентами.

Конституционные правилаустанавливают иерархическую структуру государства, это в первую очередь относится к конституционным правилам. Также данные правила определяют порядок принятия решений, что существенно влияет на результат голосования. Такие правила в явной форме фиксируют, как осуществляется контроль за перечнем вопросов, подлежащих обсуждению и разрешению.

Экономические правила определяют возможные формы организации хозяйственной деятельности, в рамках которой отдельные индивиды или группы кооперируются друг с другом или вступают в конкурентные отношения. Например, к экономическим правилам может относиться запрет на слияние двух компаний, принадлежащих одной отрасли, если результатом будет превышение значения индекса концентрации заранее определенной критической отметки. К аналогичного рода правилам может быть отнесено установление предельных цен на продукты и ресурсы, определяющих соответственно рамки обмена на конкретном рынке; введение ограничений на импорт (посредством квотирования, повышения таможенных пошлин, ужесточения экологических требований и т.п.); сроки действия патентов. Экономическими правилами являются правила собственности и ответственности.



Контракты следует рассматривать как правила, структурирующие во времени и пространстве отношения между двумя (и более) экономическими агентами на основе спецификации обмениваемых прав и обязательств в соответствии с достигнутым между ними соглашением. В принципе все правила могут быть ин­терпретированы как контракты. Но и в этом случае пришлось бы выделить несколько уровней, на которых они возникают.

Также в экономической литературе выделяют два типа институтов:

- внешние – устанавливающие в хозяйственной системе основные правила, определяющие в конечном итоге ее характер. Например, институт собственности.

- внутренние – осуществляющие возможность сделки между субъектами, снижающие степень неопределенности и риска и уменьшающие трансакционные издержки (предприятия, виды договоров, платежные и кредитные средства, средства накопления).

Институты как таковые по своей природе не однородны. Существуют институты системообразующие, определяющие тип экономического порядка и институты, составляющие ту или иную систему.

Институциональная среда не является простым набором соответствующих институтов, мы можем считать её особого рода институтом (матрицей развития) высшего порядка. Она определяет основное направление развития системы, а также те ориентиры, на основе которых происходит формирование и отбор наиболее эффективных экономических и социальных институтов.

Институциональная структура является результатом метаконкуренции, институциональная среда создает условия и ориентиры отбора эффективных элементов институциональной структуры из альтернативных форм экономической координации.

Координация в экономике осуществляется на основе текущих цен. В долгосрочном периоде распределение ресурсов и, следовательно, экономическая координация будут зависеть от институтов. Таким образом, роль институтов и правил в долгосрочном периоде и в эволюционном аспекте тождественна роли цен. В плановой экономике фактически не было ценовой координации, но зато существовала координация институциональная, которую обычно не учитывают.

Механизм институциональных изменений в зависимости от того, в рамках какого экономического порядка осуществляется, тоже может различаться.

Сложность изучения институциональных изменений определяется еще и тем фактом, что такие изменения в большинстве случаев имеют инкрементный и непрерывный характер (в отличие от дискретных, революционных изменений).

В отличие от эволюции биологической, в социальной эволюции навыки, умения, знания и опыт не передаются по наследству, а усваиваются, приобретаются, наследуются в ходе обучения в социальных организациях и группах. Если в биологической эволюции происходит наследование признаков родителей, то в социальной – опыта традиций социальных коллективов и общества в целом.

Все типы институциональных изменений, которые описаны в экономической литературе можно сгруппировать следующим образом:

1. Инкрементные институциональные изменения за счет закрепления неформальных правил, норм, институтов в относительно малых группах с семейно-родственными связями. Эффективно снижают трансакционные издержки для членов группы.

2. Эволюция институтов. Возникающие неформальные практики постепенно закрепляются как общепризнанные в формальных институтах.

3.Революционные институциональные изменения. Обычно проявляются при экзогенном заимствовании институтов, или их «импорте».

Чтобы выявить влияние государства на процесс формирования институтов, обратимся к его определению с точки зрения неоинституциональной теории. По Д. Норту, «государство – организация со сравнительными преимуществами реализации насилия, распространяющимися на географический район, границы которого устанавливаются его способностью облагать налогом подданных».

Поэтому государство может, как способствовать созданию эффективных рыночных институтов, так и наоборот, создавать институциональную структуру, которая не позволяет проявиться преимуществам конкурентного порядка из-за монопольной власти и других факторов, ведущих к росту трансакционных издержек. Все зависит от конкретных исторических условий и сравнительной эффективности в этих условиях той или иной системы хозяйственной координации.

Неэффективность институтов возникает вследствие высоких издержек коллективных действий, необходимых для изменения институтов, что, в свою очередь, определяется другими экономическими и политическими институтами. Именно такого рода затраты по изменению институтов обусловливают достаточную продолжительность существования институтов, необходимую для того, чтобы выявить их экономическую эффективность.

Институциональная структура экономики любой страны – это, прежде всего, результат прошлых действий государства и спонтанного эволюционного отбора наиболее эффективных институтов. Западные страны с рыночной экономикой обладают развитой институциональной структурой, соответствующей доминирующему способу экономической координации. Поэтому эти страны могут позволить себе использование методов прямого и косвенного государственного вмешательства в целях проведения желательной экономической политики без значительного ущерба для всего национального хозяйства. Такие меры хотя и деформируют институциональную структуру в отрасли, но в незначительной степени.

Иная ситуация наблюдается в странах с неразвитыми рыночными отношениями или с переходной экономикой. Рыночные институты в подобных странах находятся в стадии формирования или вообще отсутствуют. Их институциональная структура включает институты, характерные не только для рыночного порядка, поэтому различные способы экономической координации часто вступают между собой в конфликт. Эффективность таких экономик значительно ниже развитой рыночной или даже централизованно управляемой систем. И если государством в условиях переходной экономики излишне регулируются экономические отношения, складывающиеся на рынках, то это отрицательно сказывается на темпах и качестве формирования соответствующих рыночных институтов. Возникает парадокс: государственное вмешательство осуществляется, потому что не работают рыночные механизмы, а последние не могут эффективно функционировать из-за отсутствия необходимой институциональной структуры.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что не все меры государственной политики развитых стран на рынке труда могут быть применены в условиях переходной экономики. Политика государства в переходной экономике должна быть в первую очередь направлена на создание условий для становления институтов и, следовательно, эффективной институциональной структуры.

Институты регулируют доступ к законному использованию редких и ценных ресурсов, а также определяют принципы этого доступа. Они определяют, в чем состоят и каким образом должны воплощаться в жизнь те или иные интересы, учитывая тот факт, что сама редкость этих ресурсов, обусловливающая трудность доступа к ним, составляет основу для соперничества и даже конфликтов в борьбе за обладание ими.

В реальной действительности рыночные системы представляют собой «смешанные» экономики, в которых наряду с рыночным механизмом существует некоторое регулирующее вмешательство со стороны государства. Но страны со смешанными экономиками так различны, что их экономические системы очень трудно сравнивать. Действительно, смешанную экономику Швеции нельзя сравнивать со смешанной экономикой, например, Перу. Поэтому в экономической литературе осуществляются попытки выделить промежуточный тип хозяйственной системы.

Такой промежуточный хозяйственный тип экономической системы получил название меркантилизма (или экономики властных группировок). Этот хозяйственный тип нельзя полностью отождествлять с меркантилизмом 15-18 веков.

Меркантилизм как промежуточный тип хозяйственной системы представляет собой экономику, в которой существует рыночный обмен, но институциональная структура не позволяет использовать преимущества расширенного рыночного порядка. Институциональная структура такого экономического порядка характеризуется сильным регламентирующим влиянием государства, которое существенно зависит от элитарных групп, получающих привилегии различного рода. Следовательно, при меркантилизме:

1. Господствует мнение, что благосостояние народа может быть достигнуто только благодаря государственному регулированию, причем действия государства часто заменяют или деформируют рыночный механизм.

2. Ведется внешняя политика, которая способствует изоляции страны, прикрываемая лозунгом «опоры на собственные силы».

3. В политической сфере демократические институты подчинены влиянию постоянно меняющихся властных групп.

Экономическая система, основанная на принципах меркантилизма, имеет существенные отличия, как от плановой, так и от рыночной экономики.

Экономика меркантилизма обычно включала все механизмы – законодательные, административные, регулирующие, посредством которых преимущественно аграрные общества рассчитывали преобразовать себя в торговые и промышленные. Поэтому меркантилистическое государство посредством регламентов, субсидий, налогов и лицензий предоставляло привилегии избранным производителям и потребителям. Такая экономическая система, обладая признаками рыночной и плановой экономик, ни той, ни другой не является. Но самое главное заключается в том, что при прочих равных условиях, меркантилистическая экономика оказывается неэффективной по сравнению с экономическими системами, основанными на плановом и рыночном способе координации хозяйственной деятельности.

Отличие меркантилизма от рыночной экономики можно проиллюстрировать в ходе анализа отношений собственности в двух этих системах. Формально преобладающими видами собственности в рыночной (меновой экономике или каталлактике) и меркантилистической системах является частная собственность, а в централизованном плановом хозяйстве – государственная или общенародная собственность. Но в реальности между институтами частной собственности в рыночной экономике и меркантилистической, существуют принципиальные различия.

Природу этих различий можно определить, используя концепцию индивидуализированной собственности. Основой спонтанной рыночной экономики является, по существу, индивидуализированная собственность. Распределение ресурсов в каталлактике осуществляется на основе ценовых ориентиров, которые образуются в результате конкурентного взаимодействия субъектов системы.

В меркантилистической экономике частная собственность в большинстве случаев является абсентеистской (фиктивной) собственностью. Эффективность использования такой собственности зависит от регламентации или преференций со стороны государства. Следовательно, возникает невозможность формирования реальных цен на объекты собственности. Агенты, пользующиеся покровительством государства, фактически владеют собственностью, формально являющейся частной или общественной. Так как в меркантилисткой экономической системе всегда существует опасность потерять преференции государства, эксплуатация и функционирование объектов собственности будет вестись хищническими методами и, следовательно, всегда неэффективно в долгосрочном периоде.

Свободное предпринимательство в условиях меркантилизма, в большинстве случаев представляет утрированную деятельность монополий. Поэтому то, что ошибочно принимается за либерализм некоторых российских «господ либералов» есть лишь политика направленная на обеспечение свободы монополий обирать народ.

Самый большой урок из прошедшего десятилетия реформ заключается в следующем: экономическую систему, бывшую в СССР, нельзя было реформировать и преобразовать. Ее просто нужно было поэтапно заменять другой системой, создавая все условия для ее развития.

Переход к рыночному способу координации экономической деятельности обычно связан с развитием не только самих рынков, но и трансакционного сектора экономики. К началу реформ российская экономика не обладала ни тем, ни другим. Наличие реальных цен и рынков позволит сконцентрировать собственность у индивидов, имеющих возможность и умения (предпринимательские способности) ее эффективного использования для получения (максимизации) прибыли.

Размыванию прав собственности также способствовала правовая неопределенность способов распоряжения некоторыми видами собственности, например собственности на землю. Такое положение дел не только снижает стоимость ресурса (в данном случае земли) но и предоставляет дополнительные возможности по контролю за возможностями его использования чиновникам.

Для эффективного функционирования рыночной экономики свобода заключения контрактов имеет решающее значение. Вместо организации рынков государство в лице реформаторов преуспело в создании институциональных барьеров. Трудно найти вид хозяйственной деятельности, который не требовал бы лицензирования, либо разрешительного способа согласования условий деятельности с властными структурами. Отрицательный координационный эффект различного рода ограничений усиливается тем фактом, что такие ограничения действуют избирательно в зависимости от льгот и других преференции, распределение которых зависит от того же государственного аппарата. Льготы нарушают работу основного информационного и распределяющего механизма рыночной экономики – системы ценообразования. Под влиянием льгот ресурсы в экономике распределяются на основе искаженных ценовых ориентиров, что создает различного рода перекосы в организации экономической системы, и это приводит к перепроизводству одних благ и недопроизводству других. В большинстве случаев предоставление льгот не способствует решению проблемы, вызвавшей подобный шаг, а наоборот, усугубляет ее.

Литература для самостоятельного изучения:

1. Хайек Ф. А. Пагубная самонадеянность. М., 1992.

2. Будон Р. Место беспорядка. Критика теорий социального изменения. М., 1998.

3. Белокрылова О.С., Вольчик В.В., Мурадов А.А. Институциональные особенности распределения доходов в переходной экономике. Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. ун-та. 2000.

4. Полтерович В.М. Трансплантация экономических институтов // Экономическая наука современной России. 2001. №3.

5. Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика и математические методы. Т.35. 1999. №2.

6. Норт Д. Вклад неоинституционализма в понимание проблем переходной экономики // http://ie.boom.ru/Referat/North.htm

7. Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ). Изд. 2-е, испр. и дополн. Под ред. Нуреева Р.М. М: МОНФ, 2003.

8. Полтерович В.М. Трансплантация экономических институтов // Экономическая наука современной России. 2001. № 3.

9. Олейник А.Н. Олейник А.Н. Институциональный трансферт: субъекты и ограничения (российский случай в глобальном контексте) // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2005. Т. 3. №2.

10. Roland G. The Political Economy of Transition // Journal of Economic Perspectives, Vol. 16, No. 1. (Winter, 2002), pp. 29-50.

 

Ситуации для размышления

Реформирование полиции в Боснии и Герцеговине

Реформирование полицейских сил в Боснии и Герцеговине после гражданской войны 1990-х г.г. проводилось при содействии и под непосредственным контролем Миссии ООН в Боснии и Герцеговине (МООНБГ).

Первым большим достижением полицейской реформы в БиГ стало сокращение численности полиции до уровня, принятого в остальных европейских странах. На протяжении войны полицейские силы были значительно увеличены. Например, армия боснийских мусульман строилась на базе местной полиции. Многие полицейские формирования различных этнических групп использовались в качестве полувоенных. К концу войны общая численность полиции в БиГ равнялась 44750 человек, в том числе 32750 — в Боснийско-Хорватской Федерации и 12000—в Республике Сербской (РС). В Федерации и Республике Сербской на одного полицейского приходилось 60-100 граждан, тогда как согласно европейскому стандарту на одного полицейского приходится 380 граждан.

В соответствии с разработанными МООНБГ и подписанными сторонами договоренностями, Республика Cербска выразила согласие на сокращение численности полиции с 12000 до 8500 человек; а Федерация — с 32750 до 11500. Федерация вышла на запланированные показатели до конца 1997 г.

Местные власти боролись не на жизнь, а на смерть против любых реформ в полиции и, где это было в сфере их компетенции, мешали и старались свести к минимуму последствия этих реформ. Например, численность полиции была довольно быстро снижена до уровня, установленного МООНБГ, но власти оставили на местах тех офицеров, которые были лояльны к местной политической верхушке, хотя и те не всегда отвечали профессиональным требованиям. Несмотря на то, что местные полицейские руководители согласились подписать соглашения об увеличении набора на службу лиц из числа национальных меньшинств, реализация этих соглашений в жизнь стала весьма проблематичной. PC согласилась увеличить представительство национальных меньшинств (т.е. не-сербов) в своей полиции до 20%, но к середине 2002 г. только 4,9% офицеров представляли национальные меньшинства. В Федерации показатель представительства меньшинств намного выше (15,5%), но совершенно не понятно, как он был высчитан, т.е. в каких муниципалитетах боснийцев и хорватов можно считать национальными меньшинствами, и учитывалась ли при этом численность пограничной полиции (полностью многонациональной). В любом случае, сербские офицеры остаются катастрофически мало представленными в Федерации. Соглашения об уменьшении количества офицеров из этнического большинства, которые проходят подготовку в академиях, очень часто не реализуются по причине того, что подготовка продолжала вестись в других учебных заведениях (например, в колледже и средней школе полиции в PC) или путем назначения на вакантные должности представителей большинства. Слабые результаты были достигнуты и при назначении полицейских из национальных меньшинств на должности старшего или среднего звена. Не удивительно, что из-за отсутствия успешной интеграции во многих городах БиГ полиция не слишком активно защищает права национальных меньшинств.

Например, на церемонии закладки мечети Ферхадия 7 мая 2001 г. в г. Баня Лука (столица PC) полиция не смогла противодействовать беспорядкам, устроенных местными сербами, которые подожгли семь автобусов, доставивших на церемонию боснийцев со всей страны, заблокировали на семь часов в здании Исламского центра около четырех сотен гостей, включая нескольких высокопоставленных зарубежных представителей, и даже забили одного пожилого боснийца до смерти. Полиция, которая не проявила слишком много активности в подавлении бунта, была еще менее успешной в проведении расследования по этому делу. Нескольким сотням офицеров было приказано подготовить рапорты о том, что они видели, лишь месяц спустя и то под международным давлением. Согласно докладу Международной кризисной группы, «эти рапорты были написаны с профессионализмом и усердием учеников, которых оставили после уроков писать на доске свои извинения». Более того, семь офицеров вначале дали показания судье о количестве участников беспорядков, но позднее они забрали свои показания, ссылаясь на то, что больше не могли вспомнить ничего. МООНБГ квалифицировала это как дачу ложных показаний, и позднее эти офицеры были уволены. После осознания политических последствий этих беспорядков, и ощущая давление международной общественности, власти PC начали действовать, приняв отставку министра внутренних дел, начальника безопасности и главы безопасности в Баня Луке, а также сместив с должности заместителя министра внутренних дел.

Церемония закладки мечети все же состоялась 18 июня, когда было задействовано максимальное количество полицейских. При этом полиция арестовала большое количество нарушителей правопорядка и использовала против демонстрантов слезоточивый газ и водометы. Впрочем, даже по прошествии года следствие так и не выявило организаторов протеста, несмотря на (или именно по этой причине) высокий уровень вмешательства политических структур в это дело.

Существуют очень мало сведений о том, как общественность реагирует на новые полицейские структуры. Однако СФОР[4] провел исследования на эту тему в начале 2001 г.. Деньги миссии и других доноров на обучение полиции окупились: 48,1% респондентов выразили полное согласие с тем, что современная полиция Боснии является более профессиональной по сравнению с довоенной: только 24% с этим не согласились. 44,8% респондентов ответили, что современная полиция подготовлена лучше, чем их довоенные коллеги. Противоположной точки придерживаются 17,7%. Аналогично, 52% ответили, что чувствуют себя уверенно, обращаясь к местной полиции за помощью; против — высказалось лишь 19% респондентов.

Однако оборотную сторону медали можно увидеть, рассмотрев следующий вопрос исследования: «Я буду чувствовать себя уверенно, обратившись за помощью к полиции из другого этнического образования». Только 21,2% опрошенных полностью согласились с этим утверждением, тогда как 42,9% ответили негативно. Цифры довольно схожие среди разных этнических групп. Многие граждане комфортно чувствуют себя со «своей» полицией и гораздо менее комфортно, когда имеют дело с полицией другой этнической группы.

Источник: Л. Кендалл Палмер, Полицейские реформы в Боснии и Герцеговине: внешнее давление и внутренне сопротивление, в Капариани М., Маренин О. (ред.) Реформирование полиции в странах Центральной и Восточной Европы, с. 138-158.

Один раз измерь

Весь постосоветский период россияне преспокойно «вешали в граммах», мерили в метрах и засекали в секундах, даже не задумываясь, что эти казавшиеся вечными эталоны имеют свойство устаревать. И если в СССР существовали целые государственные программы по поддержанию и развитию метрологии, на которые выделялись немалые суммы, то в последние 20 лет у чиновников выработалась привычка на этих безмолвных «бюджетниках» экономить.

Опомнились лишь в связи с намерением России вступать во Всемирную торговую организацию, для которой состояние государственных эталонов — один из основных показателей готовности страны нормально и честно торговать на мировом рынке. Когда отечественные метрологи провели ревизию, выяснилось, что из 122 существующих государственных эталонов 36% были созданы свыше четверти века назад, а 46% введены более десяти лет назад. Между тем во всем мире принято обновлять государственные первичные эталоны каждые 10—15 лет. Большинство развитых стран уже используют новое поколение государственных эталонов, повышающих точность измерений в промышленности и различных технологиях на один-два порядка.

В результате в 2003—2004 годах Россия участвовала в программе международных сличений эталонов, которая проводится под эгидой Международной организации мер и весов, лишь в минимальном объеме. Между тем эти работы являются ключевыми для равноправного присоединения России к ВТО в части измерений. Ведь по результатам сличений признают эквивалентность национальных эталонов и правильность существующей в стране системы измерений. И делают вывод о способности государства обеспечить точные измерения параметров продукции. Только в этом случае можно гарантировать качество товаров, которые попадают на международный рынок.

Дело не только во внешней торговле. Из-за того, что в России вообще отсутствуют некоторые современные эталоны, а существующие дают недостаточный уровень точности, тормозится развитие отечественной промышленности, особенно новых технологий.

По словам начальника отдела метрологии Минпромэнерго РФ Евгения Еремина, «каждые три-пять лет потребность в точности удваивается. Из основных единиц неизменным остался только один эталон — килограмм. Это гиря, которая хранится в подвалах под колпаком (во ВНИИМ им. Менделеева. — «BusinessWeek Россия»). А для измерения света, длины, частоты теперь используются квантовые явления. У времени тоже теперь атомные стандарты частоты. По эталону времени мы отстаем от зарубежных стран в два раза, что будет сказываться на цифровой связи: там должны быть очень точные сигналы времени, точные частоты. Без этого невозможно создать полноценных массовых технических систем».

Источник: Яна Юрова, BusinessWeek Россия, 7 ноября, 2005.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем проявляется институциональная структура экономики?

2. Назовите типы и причины институциональных изменений.

3. Приведите примеры институциональных ловушек.

4. Каковы эволюционные и революционные институциональные изменения в постсоциалистических странах?

5. Поясните суть импорта и дисфункции институтов.

6. Какова роль политических институтов при формировании эффективных рыночных механизмов в переходных экономиках?

Задания для самостоятельной работы по дисциплине

 

Приведенные ниже задания предназначены для письменного внеаудиторного (самостоятельного) выполнения студентами.

1. Какие неформальные институты (этического характера) можно выделить в современной хозяйственной практике в России. Приведите пример и обоснуйте свой ответ.

2. Приведите примеры экономических отношений в современной хозяйственной практике, соответствующих каждому типу трансакций по Коммонсу.

3. Какие типы контрактации наиболее применимы в хозяйственной практике. Оцените (примерно) как применение тех или иных типов контрактов способствует снижению (повышению) трансакционных издержек.

4. Приведите пример экономического института и связанной организации, в чем заключается их дихотомия? Какое место (роль) они занимают в хозяйственной практике?

5. Приведите пример одной малой и большой группы (организации), которые играют существенную роль в хозяйственной жизни. Какое (какие) коллективное благо производит для своих членов каждая из названных вами групп?

6. Опишите институциональный механизм уменьшения управленческой слабины в ОАО. Эффективен или неэффективен представленный вами механизм, обоснуйте свой ответ.

7. Приведите примеры внешних и внутренних институтов. На основании приведенных примеров, опишите особенности их формирования в переходной экономике. Какое влияние они оказывают на институциональные изменения.

8. К какому типу институциональных изменений Вы бы отнесли реформы 90-х годов XX века. Обоснуйте свой ответ.

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.025 с.