Тема 2. Модели поведения человека в институциональной экономике — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Тема 2. Модели поведения человека в институциональной экономике



 

Экономическая теория со времени своего возникновения как самостоятельной области знания использовала модель экономического человека. Создание такой модели обусловлено необходимостью исследования проблемы выбора и мотивации в хозяйственной деятельности индивидов. Но усилия экономистов были направлены в основном на исследование результатов выбора экономической сфере, а сам выбор как процесс выпал из поля экономического анализа: «неоклассическая теория исследует, по сути, не процесс выбора, а его результаты».

Внимание экономистов к проблеме и механизму экономического выбора и условий, опосредующих этот выбор, обусловило пересмотр классической модели экономического человека в рамках институционализма.

В современной научной литературе для обозначения экономического человека используется акроним REMM, что означает «изобретательный, оценивающий, максимизирующий человек». Такая модель предполагает, что человек по поводу извлечения полезности из экономических благ ведет себя полностью рационально. Это предусматривает следующие условия:

1) информация, необходимая для принятия решения, полностью доступна индивиду;

2) человек в своих поступках в сфере экономики является совершенным эгоистом, т. е. ему безразлично, как изменится благосостояние других людей в результате его действий;

3) не существует никаких внешних ограничений для обмена (при условии, что обмен ведет к максимизации полезности);

4) желание увеличить свое благосостояние реализуется только в форме экономического обмена, а не в форме захвата или кражи.

Подобные допущения привели к обвинениям в адрес современной экономической науки в том, что она оторвана от реальной жизни.

Но рациональность – это еще далеко не все, что определяет поведение экономического агента. Он не существует обособленно от окружающих предметов и таких же агентов как он, поэтому необходимо рассмотреть и ограничения, с которыми сталкивается человек в процессе принятия решения или осуществления выбора.

Ценность теории предсказывающей выбор потребителя или другого экономического субъекта будет высока тогда, когда окружающая ситуация остается относительно стабильной.

Следуя неоклассикам можно представить человека как совершенное существо, полностью владеющее собой и своими собственными поступками, то есть определяющим последние единственным критерием – собственной функцией полезности. Он также оставляет в стороне предпочтения других субъектов, которые в позитивном или негативном плане могут отразиться на его решениях, а также предполагает отсутствие взаимосвязи между целью и средством. Одно и другое берется уже заранее известными и возможность того, что при рассмотрении цепочки последовательных действий цель может стать средством и наоборот – отсутствует.



Таким образом, можно отметить, что отсутствие каких-либо предпосылок о возможности влияния решений одних людей на решения других отрывают ортодоксальную теорию от социальности экономической науки.

Социологической модели человека существует, по мнению Линденберга, два вида. Первый (акроним SRSM) – социализированный человек, исполняющий роль и человек, который может быть подвержен санкциям. Это человек, полностью контролируемый обществом. Ставится цель – полная социализация. Процесс направляется обществом – человек играет свою роль в нем. Наконец, возможность применения санкций - это контроль со стороны общества.

Вторая модель (акроним OSAM) – человек, имеющий собственное мнение, восприимчивый, действующий. Этот человек имеет мнение относительно разных сторон окружающего его мира. Он восприимчив, но действует в соответствии со своим мнением. Но он не имеет ничего общего с экономическим человеком, т.к. у него отсутствуют изобретательность и ограничения.

Современные науки, связанные с обществом, тяготеют к модели экономического человека, так как социологическая модель не представляет ничего конкретного, опираясь на неустойчивую взаимосвязь между человеком и обществом.

Понятие рациональность является настолько сложным для научного анализа, насколько простым это понятие кажется с точки зрения обыденного сознания.

Рациональность может быть определена следующим образом: субъект (1) никогда не выберет альтернативу X если в тоже самое время (2) ему доступна альтернатива Y, которая с его точки зрения (3), предпочтительнее X.



Согласно Хайеку рациональным поведением можно назвать такой тип поведения, которое «нацелено на получение строго определенных результатов». При этом отмечается, что теория рационального выбора объясняет, только нормальное поведение людей. Остается дело за малым: исследовать, что есть норма в экономической действительности.

В экономической теории используются следующие две основные модели рационального поведения:

1. Рациональность (как таковая).

2. Следование своим интересам.

1. Рациональность. Согласно О. Уильямсону существует 3 основные формы рациональности:

1.1. Максимизация. Она предполагает выбор лучшего варианта из всех имеющихся альтернатив. Этого принципа придерживается неоклассическая теория. В рамках этой предпосылки фирмы представлены производственными функциями, потребители – функциями полезности, распределение ресурсов между различными сферами экономики рассматривается как данное, а оптимизация является повсеместной.

1.2. Ограниченная рациональность – познавательная предпосылка, которая принята в экономической теории трансакционных издержек. Это полусильная форма рациональности, которая предполагает, что субъекты в экономике стремятся действовать рационально, но в действительности обладают этой способностью лишь в ограниченной степени.

Такое определение заключает в себе возможность различных его интерпретаций. Сами экономисты, привыкшие считать рациональность категоричной, относят ограниченную рациональность к иррациональности или нерациональности. Социологи считают такую предпосылку слишком большим отступлением от принятой в экономической теории относительной поведенческой точности.

То есть говорят, что приверженцы теории трансакционных издержек еще больше размывают границы неопределенности принятой в классической теории. Однако, экономтеория трансакционных издержек объясняет эту двойственность необходимостью объединить в одном мотиве ориентацию на экономное использование ограниченных ресурсов и стремление к изучению институтов как поведенческих шаблонов в условиях ограниченной информации.

Эта теория одной из важнейших предпосылок берет такой ограниченный ресурс как интеллект. Существует стремление сэкономить на нем. А для этого либо уменьшаются издержки в ходе самих процессов принятия решения (за счет личных способностей, владения большим количеством информации опытом и т.д.), либо обращаются к помощи властных структур.

1.3. Органическая рациональность – слабая рациональность процесса. Ее используют в эволюционном подходе Нельсон, Уинтер, Алчиан, прослеживая эволюционный процесс в рамках одной или нескольких фирм. А также представители австрийской школы Менгер, Хайек, Киирзнер, связывая ее с процессами более общего характера – институтами денег, рынков, аспектами прав собственности и так далее. Такие институты «нельзя запланировать. Общая схема таких институтов не созревает в чьем-либо сознании. В самом деле, существуют такие ситуации, когда незнание «оказывается даже более «эффективным» для достижения определенных целей, нежели знание этих целей и сознательное планирование их достижения».

Формы органической и ограниченной рациональности дополняют друг друга, но используются разными для достижения различных целей, хотя изучение институтов как способов сократить трансакционные издержки неоинституционалистами и выяснение жизнеспособности институтов Австрийской школой тесно связаны.

2. Ориентация на собственный интерес.

2.1. Оппортунизм. Под оппортунизмом в новой институциональной экономике понимают: «Следование своим интересам, в том числе обманным путем, включая сюда такие явные формы обмана, как ложь, воровство, мошенничество, но едва ли ограничиваясь ими. Намного чаще оппортунизм подразумевает более тонкие формы обмана, которые могут принимать активную и пассивную форму, проявляться ex ante и ex post». В общем случае речь идет только об информации и всем, что с ней связано: искажения, сокрытие истины, запутывание партнера.

В идеале должна существовать гармония в процессе обмена информацией – открытый доступ с обеих сторон, немедленное сообщение в случае изменения информации и т. д. Но экономические агенты, действуя оппортунистически, проявляют это в разной степени. Кто-то больше склонен к преднамеренному обману, кто-то меньше. Это создает информационную асимметрию, которая значительно усложняет задачи экономической организации, потому что в случае отсутствия оппортунистического поведения любое поведение могло бы подчиняться некоторым правилам.

Нейтрализацию оппортунизма можно осуществить такими же упреждающими действиями или как было сказано выше заключением такого контракта, в котором обе стороны согласовали все моменты, по которым они не доверяют друг другу.

2.2. Простое следование своим интересам это тот вариант эгоизма, который принят в неоклассической экономтеории. Стороны вступают в процесс обмена, заранее зная исходные положения противоположной стороны. Все их действия оговариваются, все сведения об окружающей действительности, с которыми им придется сталкиваться известны. Контракт выполняется, так как стороны следуют своим обязательствам и правилам. Цель достигается. Не существует никаких препятствий в виде нестандартного или нерационального поведения, а также отклонения от правил.

2.3. Послушание. Последняя слабая форма ориентации на собственный интерес – послушание. Адольф Лоу формулирует ее следующим образом: «Можно представить себе крайний случай монолитного коллективизма, где плановые задания в централизованном порядке выполняются функционерами, которые полностью идентифицируют себя с поставленными перед ними глобальными задачами». Но в чистом виде такой тип вряд ли существует в экономике, поэтому он скорее применим к изучению эволюции социализации человека, чем к объяснению мотивов при принятии решений, так как за него решают другие.

Этические нормы являются теми ограничениями, игнорируя которые часто невозможно объяснить некоторые экономические явления. Этика, мораль, традиции являются теми правилами поведения или институтами, которые присутствуют в теориях неоинституционализма. Поэтому эти теории описывают человеческую природу такой, какой она наблюдается в действительности, используя понятия ограниченной рациональности и оппортунизма.

Например, оппортунистическое поведение субъектов экономической деятельности может быть ограничено не только формальными институтами, создаваемыми государством. Действительно, если сведение оппортунизма к минимуму уменьшает трансакционные издержки и, следовательно, повышает эффективность системы, то различные институты, способствующие этому, будут эволюционировать и закрепляться в обществе. Одними из таких неформальных институтов являются нормы этики или морали (понятия этические и моральные нормы часто используются как тождественные, исходя из того, что этика – это «философское учение о морали, изучающее условия возникновения морали, ее сущность, понятийные и императивные формы»).

Этические нормы во многих случаях более эффективно способствуют снижению трансакционных издержек, чем формальные нормы права. В самом деле, традиционные нормы поведения в обществе обуслов­ливают значительную величину издержек рыночных трансакций.

Система традиций, моральных и этических норм экономического поведения не является чем-то данным и неизменным. На протяжении всей эволюции человеческой цивилизации каждому этапу ее развития соответствовали определенные нормы поведения.

В условиях первобытного общества эти нормы способствовали появлению правил поведения, культивирующих коллективизм, подчинение вождю племени, определенное разделение прав и обязанностей внутри племени. В дальнейшем при переходе от племенного и кочевого образа жизни к оседлому, с развитием углубляющегося разделения труда, появле­нием торговли возникает закрепление прав собственности за конк­ретными индивидами. Расширяется обмен как внутри групп, так и между группами людей.

Нравственные правила поведения претерпевают изменения: к врожденным правилам морали, основанным на инстинктах (солидарность, альтруизм, групповое принятие решений), прибавляются благоприобретенные. Хайек по этому поводу писал: «...Существуют благоприобретенные правила (бережливость, уважение к собственности, честность и т. д.), создавшие и поддерживающие расширенный порядок... Расширенный порядок зависит от этой морали, он и возник благодаря тому факту, что груп­пы, следовавшие ее основным правилам, опережали другие по уве­личению численности и богатства». Именно эти благоприобретенные институты, сохраняясь и эволюционируя, позволили возникнуть современной цивилизации, основанной на экономическом и социальном обмене между людьми и между государствами. На основе таких правил поведения возникли правовые нормы, сформировались системы права, способствующие обмену и облегчающие его.

Но развитие традиций, создающих условия для существования расширенного порядка, не происходит однонаправлено, прямолинейно. Наряду с вышеизложенными процессами эволюция нравственных правил занимает главенствующую роль в определении норм поведения целых народов, например, правила, основывающиеся на племенном духе, коллективизме, противопоставлении индивида группе и т. п. Благодаря подобным традициям и нормам человеческого поведения, формировались цивилизации, отрицающие важность обмена, торговли, института частной собственности и индивидуализма в целом. Такие общества, по выражению Карла Поппера, являются «закрытыми». История дает немало примеров «закрытых» обществ или тоталитарных государств, основывающих свои экономические и социальные системы не на рыночном механизме и свободе, а на принуждении и следовании высшим целям и планам, которые ведомы только тирану, диктатору, вождю или какому-то другому верховному органу власти.

Таким образом, величина издержек рыночных трансакций зави­сит не только от правовых норм, регламентирующих правила заклю­чения сделок или гарантирующих обеспечение прав собственности, но в равной степени и от традиций рыночного поведения контраген­тов обмена. Если в обществе не существует моральных правил ува­жения прав собственности, честности в соблюдения контрактов, то контроль со стороны права (даже самого совершенного) не позволит существенно снизить трансакционные издержки, как средние, так и абсолютные. Это четко прослеживается в условиях переходной экономики. При трансформационных процессах отношения между субъектами формирующегося рынка развиваются быстрее, чем создаются присущие рыночному порядку традиционные нормы поведения. Поэтому трансакционные издержки, даже при создании идеальной правовой системы, будут оставаться довольно высокими еще сравнительно длительное время, пока не привьются населению новые этические правила, характерные расширенному порядку.

В условиях централизованного планирования трансакционных издержек вообще не существует, поскольку механизм рыночного об­мена отсутствует. Однако существовал теневой рынок, на котором была занята определенная часть населения, а большинство населения так или иначе сталкивалось с ним в эпоху всеобщего дефицита. На теневом рынке трансакционные издержки были крайне высо­кими потому, что обмен происходил вне правовых рамок. Под влиянием такой ситуации у людей, тесно связанных с «черным» рынком, формировались своеобразные моральные и этические нормы, регулирующие их поведение. Следование такой этике теневой экономики позволяло достигнуть успеха. Эти нормы экономического поведения основывались на правовом нигилизме, поскольку в условиях реального социализма производство или торговля вне рамок государственных учреждений были вне закона. С переходом экономики на рыночный путь развития «черный» рынок легализовался. Но в новых условиях его агенты не могут сразу поменять правила своего поведения, в рыночных условиях они продолжали нарушать правовые нормы регулирования экономической деятельности. Подобное поведение является оппортунистическим и, следовательно, резко повышающим издержки функционирования хозяйственной системы.

Институты этики не являются продуктом целенаправленной деятельности индивида или группы индивидов. Они формируются в результате эволюционного культурного отбора. Индивиды, принимая решения в процессе хозяйственной деятельности, учитывают те ограничения, которые обусловливаются устоявшимися и принятыми как традиционные матрицами поведения. Игнорируя доминирующие в обществе этические нормы, индивиду трудно рассчитывать на успех своего дела.

Но самое важное заключается в том, что, действуя согласно правилам, которые закрепились в результате эволюционного отбора, субъект хозяйственной деятельности использует больше информации о приемлемости своих поступков, чем он может получить и осмыслить, руководствуясь лишь одной рациональностью. Неслучайно Хайек отмечает по этому поводу: «Рационализм может быть ошибочным, и традиционная мораль может в некоторых отношениях обеспечить более верное руководство для человеческих действий, чем рациональное знание».

Моральные нормы влияют на процесс формирования субъективных мысленных конструкций у индивида. Дуглас Норт подчеркивает, что «субъективные мысленные конструкции, при помощи которых индивидуумы обрабатывают информацию, приводят к решениям, определяющим выбор индивидуума». Обладая различными способами восприятия (менталитетом) экономических явлений, индивиды в схожих экономических ситуациях принимают различные решения. «Мысленные конструкции игроков, заданные сложностью окружающего мира, ограниченной информационной обратной связью с результатами деятельности, унаследованными культурными традициями, определяют их восприятие». Следовательно, успех проведения рыночных реформ во многом зависит от изменения менталитета населения.

Литература для самостоятельного изучения:

1. Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // THESIS. 1993. Т. 1. Вып. 3.

2. Ходжсон Дж. Скрытые механизмы убеждения: институты и индивиды в экономической теории // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2003. Т. 1. № 4.

 

Ситуации для размышления

Миссионер микрокредитов

Будучи молодым преподавателем экономики Университета Читтагонга (Бангладеш), Мухаммад Юнус в 1976 году из собственного кармана одолжил $27 группе бедных ремесленников из соседнего города Джобра. Чтобы закрепить начатое, Юнус вызвался выступить в качестве гаранта уже более значительного займа в государственном банке – деньги предназначались на создание в деревне собственного предприятия Grameen Project.

Сегодня Юнус руководит в Бангладеш банком Grameen и является одним из главных защитников бедняков во всем мире: 5,3 млн. человек получили кредиты на $5,1 млрд. В основе деятельности Grameen – убеждение Юнуса в том, что бедные могут быть и надежными заемщиками, и энергичными предпринимателями. Есть даже проект Struggling Members Program для 55 тыс. нищих. Под руководством Юнуса Grameen распространил идею микрокредита по Бангладеш, Южной Азии и всему развивающемуся миру.

«Поначалу я даже не думал, что сделанное мною будет иметь какое-то значение в более широком контексте», – говорит он. Но масштабы его нынешней деятельности все растут, а сам Юнус до тонкостей изучил проблему бедности. «Более 1,2 млрд. человек в мире не имеют возможности удовлетворить свои основные потребности, и микрокредиты могли бы стать тропинкой, уводящей их от отчаяния», – говорит он.

Нововведение Юнуса получило широкую поддержку. В 1997 году во всем мире микрокредиты были выданы всего около 7,6 млн. семей, а на 31 декабря 2004 года у 3200 организаций, выдающих микрокредиты, было 92 млн. клиентов. Почти 73% из них на момент получения первого кредита жили за чертой бедности.

Начав работать в Grameen, Юнус перевернул традиционную банковскую систему с ног на голову. Например, он стал больше внимания уделять клиенткам, поскольку женщины наиболее склонны заботиться о семейных нуждах. Для исламского общества это был радикальный шаг, и Юнусу потребовалось шесть лет, чтобы добиться равного представительства женщин и мужчин среди заемщиков. Сегодня женщины составляют уже 96% клиентов Grameen. «Если банки предоставляли крупные кредиты, он выдавал мелкие, если они требовали заполнения документов, он кредитовал и неграмотных. Что бы банки ни делали, он поступал наоборот, – восхищается директор Microcredit Summit Campaign Сэм Дели-Харрис. – Он гений».

В некоторых случаях Юнусу удавалось привлечь частный капитал для финансирования социально ориентированного бизнеса. GrameenPhone – коммерческая телекоммуникационная компания, контрольный пакет акций которой принадлежит норвежской Nortel Networks Ltd., – работает с некоммерческой компанией Grameen Telecom, обеспечивая связь между деревнями: во многих сельских областях женщины получают микрокредит, на который приобретают простенький мобильник и солнечную батарею, а затем все это используется односельчанами как платный телефон. Сегодня идея «деревенской телефонной леди» и некоторые другие варианты использования технологий при минимуме затрат подхвачены в других регионах Азии и в Африке.

Самое последнее новшество профессора еще проходит стадию эксперимента. Grameen Danon Food Co. предложили стать партнером французской группы Danon, чтобы совместно выпускать продукты и недорогое детское питание. Следующий пункт повестки дня Юнуса – строительство недорогих офтальмологических центров и больниц, оснащенных оборудованием для видеоконференций между деревенскими врачами и докторами из столицы Бангладеш Дакки. «В Бангладеш, где ничего не действует и нет даже электричества, микрокредиты работают как часы», – говорит Юнус.

Источник: Джеффри Ганджеми, BusinessWeek Россия, 26 декабря, 2005.

И никаких фокус-групп

Кэмми Данвей, глава маркетинга Yahoo! Inc. заявила на сентябрьской встрече с журналистами и аналитиками в Силиконовой долине: «Наш аналитический департамент не в курсе, но мы больше не будем возиться с фокус-группами».

Полезной информации от фокус-групп Yahoo! получает мало, считает Кэмми Данэвей. Она предпочитает «группы погружения» – четыре-пять человек, с которыми разработчики продуктов Yahoo! неформально общаются без профессионального модератора, обычно работающего с фокус-группами. Потом начинается создание нового продукта с привлечением вместе со штатными сотрудниками Yahoo! кое-кого из их собеседников. «Когда они чувствуют себя не просто наблюдателями, а активными участниками нашего рабочего процесса, результат лучше», – говорит Данэвей.

Пожалуй, главное, что вызывает неудовлетворенность работой фокусгрупп, это неискренность их участников. В 2003 году America Online Inc. обнаружила, что в фокус-группах народ молчит о спаме, хотя жалобы на него в AOL поступают. Оказалось, что, находясь в одной комнате с незнакомыми людьми, участники фокус-групп не хотят признаваться, что они не совсем «на ты» со своим лэптопом. Но, общаясь по почте, они отмечали, что неэффективные программы–блокираторы спама – для них просто пытка.

«Присутствие посторонних в фокус-группах мешает выявить истинные мотивы поведения людей и их намерения», – отмечает Джон Б. Осборн, гендиректор нью-йоркской компании BBDO – рекламного агентства AOL. Малкольм Глэдуэлл.

В поисках новых методик выявления предпочтений покупателей компания Pepsi, например, недавно обратилась к базирующейся в Стэмфорде (Коннектикут) компании Invoke Solutions. Она провела несколько онлайновых обсуждений в формате IM, в которых приняли участие от 80 до 100 человек, отобранных ее «дочкой» Greenfield Online.

Pepsi интересовало, как относится к потреблению минеральной воды поколение X. Всего за несколько часов компания смогла собрать и обработать подробные данные от сотен покупателей. На получение подобного результата в фокус-группах ушло бы несколько недель.

Источник: Джеффри Ганджеми, BusinessWeek Россия, 26 декабря, 2005

 

Вопросы для самоконтроля

1. Какова трактовка рационального поведения в современной экономической теории (условия и предпосылки модели REMM)?

2. Сравните модели экономического и социологического человека?

3. В чем заключается принцип удовлетворительности Г. Саймона?

4. Рациональность и следование своим интересом в трактовке О. Уильямсона

5. Основные поведенческие предпосылки в неоинституционального анализа.






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.015 с.