ВТОРАЯ СТАДИЯ - «ОРИЕНТАЦИЯ» — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

ВТОРАЯ СТАДИЯ - «ОРИЕНТАЦИЯ»



В начале разговора о второй стадии уместно задать группе вопрос: Что необходимо уметь делать на этой стадии, чтобы сориентировать человека в вашем понимании проблемы и сориентироваться самому в том, как ваш собеседник понимает данную проблему?» Участники высказываются в свободной форме (по желанию, а не по кругу), излагают свои мнения. Мнения могут быть очень разными. Например: «надо понять человека», «нужно его к себе расположить», «нужно быть честным и искренним» и т. д. Тренер ведет дискуссию, предоставляя всем желающим слово, и старается, чтобы люди друг друга не перебивали и не спорили. Тренер всегда может сказать, что важны все мнения, а не только одно, даже если поверить, что может быть только одно правиль­ное мнение.

После групповой дискуссии тренер подводит итог и выделяет три момента: нужно уметь говорить, уметь слушать и обращать внимание на невербальные проявления человека, как при монологе, так и при слушании.

«Испорченный телефон»

Затем можно сыграть игру «Испорченный телефон». В нее играют 10—12 человек. Если в группе больше участников, то можно привлечь их всех или часть оставить наблюдателями. Все участвующие в игре выходят за дверь.

Инструкция.Инструкция для тех, кто за дверью: «Сейчас вы будете передавать друг другу информацию. Вы будете по очереди входить в комнату, выслушивать текст и передавать его следующему. Первому текст скажу я, он скажет второму, второй третьему и т. д. Ваша задача — передать информацию следующему как можно ближе к тексту, жела­тельно слово в слово, ничего не путая, не искажая и не добавляя. Де­лать можно все, что угодно, записывать нельзя. Понятно?»

Инструкция для тех, кто остался в комнате: «Сейчас сюда будут входить по одному участники игры, первому я сообщу текст, который онпередаст второму, второй — третьему и так далее. Ваша задача — фиксировать, кто и как точно будет передавать текст (можно разделить уча­стников между наблюдателями, кому за кем наблюдать)».

Текст.

«Марфуша была примерной девочкой.

Работала на заводе.

Ходила, как все, на демонстрации.

Продукты — только из магазина.

А секс только с мужем и только по пятницам.

Но вот пошла она как-то в лес и встретила там НЛО. С тех пор все не как у людей.

Работу забросила.

Дома сплошные демонстрации.

Продукты только с рынка.

А секс когда попало и самым необычным образом.

Другой текст, который можно использовать в этой игре, называется «Иван Петрович».

«Иван Петрович ждал вас и не дождался. Очень огорчился и просил передать, что он сейчас в главном здании решает вопрос насчет обору­дования, кстати, возможно, японского. Должен вернуться к обеду, но если его не будет к 15 часам, то совещание нужно начинать без него. А самое главное, объявите, что всем руководителям среднего звена не­обходимо пройти тестирование в 20-й комнате в главном здании, в лю­бое удобное время, но до 20 февраля».



Игру можно снимать на видео. Входит первый участник, и тренер го­ворит ему текст. Первого лучше не снимать, чтобы он от растерянности не потерял весь текст. Снимать можно в пол и записать только звук. За­тем первый приглашает второго, затем второй зовет третьего и так далее.

Анализ игры.Первый вопрос, который тренер задает участникам: «Когда вы передавали информацию, вы говорили, чтобы сказать или чтобы вас услышали?» Конечно, большинство скажут, что они говори­ли, чтобы сказать, и не пытались помочь партнеру понять и запомнить текст. Отсюда можно сделать первый вывод: когда вы говорите, необ­ходимо все время обращать внимание на собеседника: слышит — не слышит, понимает — не понимает. И по выражению лица, и по удив­ленным глазам всегда видно, что человек не понимает, и тогда стоит остановиться и что-то уточнить, пояснить, задать вопросы.

Второй вопрос тренера: «Кто помнит инструкцию, которую полу­чи участники игры за дверью?» Общими усилиями инструкция может воспроизведена. А далее можно задать такой вопрос: «А что значит «делать можно все что угодно, записывать нельзя. Понятно?»» Все слышали эту фразу, но большинство не обратили на нее внимания и механически ответили: «Понятно», а остальные поняли как-то по-своему. А в действительности можно было переспрашивать, задавать вопросы, попросить повторить еще раз и т. д. Вывод: задавать вопрос: «Понятно?» не следует, на него у всех стандартный ответ: «Понятно», а понимания при этом может не быть вообще.



Дальше анализируем, кто и что потерял из информации и почему. В ходе анализа можно сказать, что, например, текст про Марфушу спе­циально написан для этой игры и в нем много несоответствий, кото­рые еще больше путают участников. Например, «Марфуша была при­мерной девочкой, работала на заводе». Эти предложения противоречат друг другу по восприятию, так как примерная девочка обычно пред­ставляется как школьница младших классов и т. д., а здесь она работает на заводе. Таким образом, можно рассмотреть закономерности при получении и передаче информации и сделать подробный анализ по листочку, прокомментировав каждый пункт.

Тренер раздает участникам листы с текстом (приложение 5), зачи­тывает по очереди пункты, спрашивает у группы, что они думают по этому пункту, а затем дает свой комментарий и рекомендации, как нуж­но говорить, чтобы люди могли лучше и услышать и запомнить.

«Слушатель пропускает информацию через личностный фильтр». Это значит, что любой человек, услышав информацию, сравнивает ее со своими представлениями, со своим жизненным опытом, с известными ему фактами. И передавая ее дальше, может что-то поменять, расска­зать по-другому, потому что ему так понятнее, потому что это соответ­ствует его жизненному опыту.

«Незначительные, с точки зрения получающего, моменты выпускает». Это значит, что люди делят информацию на важную и неважную, при­чем важную и неважную не для них, а в данном тексте. И неважную информацию забывают сказать, полагая, что другая является более важ­ной. Из-за этого текст начинает сокращаться от игрока к игроку. Обыч­но уже четвертый или пятый участник замечают, что приглашать сле­дующего начинают все быстрее и быстрее.

«Непривычные слова заменяет на привычные». В данном тексте, на­пример, используется слово «примерная».

Это слово используется редко, и обычно в конце Марфуша становится хорошей, добро!— порядочной и так далее.

«Слушатель обрабатывает информацию сообразно своей логике», В данном тексте во многом отсутствует логика, а некоторые предложе­ния противоречат друг другу. Обычно это приводит к тому, что люди начинают как-то связывать предложения. Например, «Марфуша жил» в деревне, затем поехала в город», «вышла замуж и стала работать ни заводе», или «и пошла в лес за грибами» и так далее.

«Слушатель запоминает необычные, «жареные», факты. Но «боль­ное» слово может доползти до конца, а может быть заменено на менее опасное и эмоционально выдержанное». В тексте два момента, кото­рые привлекают внимание, это секс и НЛО. Эти слова за счет своей эмоциональной насыщенности вытесняют другую информацию, и обычно в тексте к последнему участнику сохраняются только секс и НЛО, но в то же время часто слово «секс» заменяют чем-то другим! например, «занимались любовью», «жили хорошо и все у них было в порядке». НЛО иногда заменяют на инопланетян, а иногда теряют.

«То, что можно истолковать, слушатель истолкует». На фоне толь« ко что проведенной игры обычно этот пункт можно даже никак не ком­ментировать, поскольку на примере всех участников можно найти ему подтверждение.

Теперь необходимо прокомментировать рекомендации по передаче информации.

«Говорить однозначно», «Использовать простые слова». Абсолютно понятные рекомендации — чем проще и однозначнее информация, тем она лучше понимается и запоминается.

«Важное проговаривать несколько раз». Вполне понятная рекомен­дация, так как действительно лучше сказать несколько раз и рискнуть выглядеть попугаем, чем впоследствии пожалеть о том, что это не было сделано.

«Структурировать сообщение, разбивать его на пункты». Очень полезная рекомендация: в любом сообщении должна быть внутренняя структура, должно быть понятно, как предложения связаны друг с дру­гом. Самый простой пример структуры — это пронумерованные пред­ложения: первое, второе, третье и так далее. Очень сложно потерять предложение, которое идет под номером. Например, если есть первое, второе, четвертое, то сразу ясно, что было что-то третье.

«Контролировать состояние слушающего и отслеживать, когда он не понимает информацию». Это значит, что во время разговора необходи­мо постоянно следить за выражением лица, за глазами собеседника и

но его реакции можно заметить, когда человек не слышит или не по­нимает. Это сигнал того, что надо остановиться и повторить еще раз, задать вопрос или прокомментировать сказанное.

«Вам все понятно?» не спрашивать, так как все обычно отвечают: Да». Надо задать вопрос на уточнение, например: «После нашего разговора что вы будете делать дальше?», «Что вы сделаете в первую очередь?» Это понятная рекомендация, так как еще со школы у всех выра­ботался рефлекс на вопросы: «Вам ясно?», «Вам понятно?», — автоматически отвечать «понятно», при этом не всегда понимая, о чем их спрашивали.

«Если произошла помеха (вас перебили), то надо остановиться и вер­нуться назад, проговорить еще раз предыдущее предложение». Обычно, когда человека перебивают, то из-за переключения внимания обычно теряется последняя мысль, последнее предложение. Все могут вспом­нить подобные ситуации, когда после помехи кто-то из собеседников говорит: «А о чем я говорил?» Поэтому для сохранения связи в сообще­нии лучше повторить последнее предложение и после этого продол­жить свой рассказ.

«Необходимо учитывать темповые характеристики слушающего». Это объясняется легко: все люди говорят с разной скоростью и, что важ­но для нас, способны слушать тоже с той скоростью, с которой говорят. Если человек говорит быстро, то с ним надо говорить примерно с той же скоростью, а с медленно говорящим, соответственно, медленно. Почему так? Если мы говорим слишком медленно для человека, то его это раздражает, а если слишком быстро — то человек просто может не услышать какие-то слова.

«Можно создать позитивную или негативную мотивацию: "если все сделаете по инструкции, то...", "если не сделаете, то произойдет..."». Обычно начинают с позитивной мотивации. Например, если вы сде­лаете то-то и то-то, то вы получите такой-то результат. Если позитив­ная мотивация не помогает, используют негативную мотивацию. На­пример: «Если вы нарушите пункт третий договора, вы лишаетесь гарантийного обслуживания, денег и т. д.».

«Можно использовать техники типа «забор» — специальные фразы: «Я специально обращаю ваше внимание», «Я хочу, чтобы вы это запом­нили». Основной смысл в том, что мы можем огородить важную ин­формацию определенными фразами, как забором, внутри которого информация должна сохраниться.

В данной программе тренинга умение говорить на других примерах не рассматривается (поскольку считается, что люди все-таки умеют достаточно хорошо говорить), а больше внимания уделяется умению слушать, как более значимому. Хотя, конечно, есть программа тренинга публичных выступлений, которая большей частью посвящена именно умению говорить. Далее нужно перейти к техникам активного слушания.

ТЕХНИКИ АКТИВНОГО СЛУШАНИЯ

В приложении 6 описаны 3 типа техник ведения беседы: не способствующие пониманию партнера, промежуточные и способствующие пониманию. Тренер может зачитывать в круге каждую технику, не озвучивая названия, и просить каждого из участников оценить ее по шкале от—3 до +3. Результаты можно записывать в таблицу. Участников, поста­вивших крайние баллы, можно спрашивать, почему они их поставили,

Комментарий к крайним оценкам нужен для того, чтобы группа обратила внимание на то, что разные техники оцениваются разными людьми по-разному, в зависимости от ситуации и точки зрения. Нет абсолютно эффективной техники, но техника активного слушания при умелом использовании чаще дает положительный результат.

В конце тренер может по очереди зачитать вес способы ведения бе­седы с их названием и дать короткий комментарий по каждому.

Негативная оценка,, игнорирование и эгоцентризм — эти три способа ведения беседы считаются не способствующими пониманию партне­ра, и, наверное, большинство участников тренинга оценили эти спо­собы как отрицательные, но, возможно, в каких-то ситуациях эти спо­собы могут принести позитивный результат.

Выспрашивание, замечания о ходе беседы — промежуточные техники, или техники пассивного слушания. С их помощью можно показывать собеседнику, что «я тебя слушаю», но в действительности слушать не помогают. Например, собеседник внимательно слушает партнера и постоянно кивает и поддакивает и через минуту может отвлечься и ду­мать о своем и продолжать точно так же механически кивать головой.

Последними идут техники, способствующие пониманию партне­ра, — приемы активного слушания. В данном варианте даны три сту­пени вербализации, и тренер, исходя из задач, которые стоят перед груп­пой, сам определяет, сколько ступеней вербализации тренировать: одну, две или три.

Вербализация, ступень А: проговаривание. Собеседник дословно повторяет высказывания партнера, при этом он может начать с вводной фразы: «Как я понял вас...»; «По вашему мнению...»; «Другими словами, ты считаешь...» и т. п.

Вербализация, ступень Б:перефразирование. Собеседник воспроиз­водит высказывание партнера в сокращенном и обобщенном виде, кратко формулирует самое существенное в его словах: «Вашими основны­ми идеями, как я понял, являются...»; «Итак...».

Вербализация, ступень В:развитие идеи. Собеседник пытается вывести логическое следствие из высказывания партнера: «Если исходить из того, что вы сказали, то выходит, что...»; «Вы так считаете, видимо, потому, что...».

Три ступени вербализации различаются только степенью переработки информации. Обычно в разговоре собеседник сам определяет, ка­кую ступень вербализации применить в данном случае, а может использовать и какой-то другой прием.

Для пояснения техник вербализации используется приложение 7. Здесь в первой части дается объяснение всех трех ступеней вербализации. На приведенных примерах можно показать, как используется вербализация, и пояснить основные принципы. Основным в вербализации является то, что она заставляет партнера слушать. Если че­ловек ставит себе условие повторить высказывание партнера, он дол­жен его выслушать и услышать. Если слушать в пассивном варианте, то обычно срабатывает такой механизм: человек говорит три минуты подряд, мы его слушаем две минуты и думаем, что понимаем, что он хочет сказать. И после этого мы его уже не слушаем, а просто ждем, когда он замолчит, чтобы самим сказать о своем. Но возможно, что в последнюю минуту человек как раз и сказал что-то самое важное. То же может делать и наш партнер, и в итоге мы обнаруживаем, что го­ворим о разном. Наверное, у любого человека такое случалось хотя бы раз в жизни. Поэтому вербализация и называется активным слу­шанием — она заставляет активно слушать собеседника, то есть при­кладывать к этому усилия.

Далее можно рассмотреть функции вербализации.

1. Вербализация позволяет собрать информацию. Имеется в виду то, что когда мы используем в беседе вербализацию, мы активно слушаем собеседника и, соответственно, получаем больше информации, а кро­ме того, вербализация позволяет собеседнику говорить больше и тем самым передать нам больше информации.

2. Вербализация помогает отобразить наиболее важную информацию. За счет того, что мы вербализовали именно важную информацию и, соответственно, получили подтверждение собеседника о том, что мы его правильно понимаем, эта информация становится более проясненной и одинаково понимается обеими сторонами.

3. Вербализация помогает уточнить, правильно ли поняты слова партнера. Эта функция совершенно понятна, поскольку в самой вербализации содержится уточнение правильности понимания слов партнера, и если что-то не так, то у партнера есть возможность разъяснить спорный момент.

4. Вербализация помогает лучше запомнить информацию. Понятно, что за счет повторения информация запоминается лучше.

5. Вербализация помогает осмыслить информацию. Повторяя слом партнера, можно еще раз все продумать и лучше понять. В сложных ситуациях это может быть очень значимо.

6. Вербализация помогает подводить итоги. Каждый процесс верба­лизации — это некое подведение итогов: «Мы не плывем по широкой и быстрой реке общения, а движемся от буйка к буйку». При любых труд­ностях можно вернуться к последнему буйку и продолжить путь.

7. Вербализация помогает держаться в русле проблемы. Эту функцию вербализации легко пояснить при помощи рисунка. На доске можно нарисовать цепочку и показать, как партнер с помощью вербализации цепляется за высказывание партнера и продолжает свое, тот в свою очередь делает то же самое, и наша цепочка может как угодно изги­баться, но не разорваться, она вьется вокруг обсуждаемой проблемы.

8. Вербализация является средством ориентации на партнера. Так как вербализация — это активное слушание партнера, то партнер все вре­мя находится в зоне нашего внимания.

9. Вербализация помогает партнеру лучше понять свою проблему. Очень важно то, что сам партнер, выслушав повторение собственных слов собеседником, может лучше понять то, что только что сказал. В обычном разговоре это может показаться смешным, но в ситуациях сложных переговоров играет очень важную роль.

10. Вербализация помогает закрепить точку зрения партнера. Верба­лизация позволяет договориться с так называемыми «скользкими» людьми, то есть с теми, кто в ходе разговора может поменять свою точ­ку зрения несколько раз. Вербализуя отдельные фрагменты беседы и подтверждая правильность понимания данного вопроса, в дальнейшем можно ссылаться на эти подтверждения в случае попытки поменять что-то в достигнутых договоренностях.

11. Вербализация дает время на обдумывание. Эта функция легко объясняется на примере экзамена: студент, выслушав вопрос и не зная, что отвечать, может повторять вопрос и в это время пытаться вспомнить ответ. Если просто молча вспоминать, не вербализуя вопрос, то минут может затянуться, и ситуация станет напряженней. В любой ситуации, когда от нас требуется быстрый ответ, можно повторить воп­рос и выиграть немного времени.

12. Также на примере экзамена можно показать одну из самых важных функций вербализации — «вербализация позволяет использовать механизм паузы». Например, вам задают сложный вопрос. Вы повторя­ете вопрос и делаете паузу. И пауза начинает работать против собеседника — он должен сказать что-либо еще.

Как это может выглядеть в жизни? Тренер обращается к группе: «Кто хочет быть добровольцем в следующей игре?» После этого делается пауза, которая работает против участников. Если нет добровольцев, то все замолкают, опускают голову вниз. Дальше напряжение нарастает, кто-то может толкнуть соседа и сказать: «Давай ты!» Если тот отказывается, то напряжение еще больше нарастает, и кто-то не выдержит и наконец согласится. А если кто-нибудь из группы повторит вопрос тре­нера и сделает паузу, то пауза будет работать против тренера и вынуж­дать его что-то сказать, например: «Да, нам нужен доброволец», или даже добавить, что сейчас будет такая-то игра. Механизм паузы позво­ляет возвращать слово партнеру по общению, и тот вынужден давать дополнительную информацию.

Для отработки техник активного слушания используются упражне­ния «Сухое плавание» и «Полусухое плавание».

Для сухого и полусухого плавания используются одни и те же тек­сты (приложение 8). В «сухом плавании» все по кругу вербализуют один и тот же текст. Например: «Я понимаю, что вам завтра надо сдавать от­чет, но, вы знаете, эти все вопросы в анкете такие странные, и мне не понятно, как они помогут мне в моей работе, тем более что большин­ство из них касаются моих личных качеств, моих способностей, моего состояния, а не работы, собственно. (Пауза — ждем ответа партнера...)». Первый человек читает текст, второй вербализует, затем читает текст третьему, третий вербализует и так далее. Упражнение достаточно скуч­ное, но все могут увидеть и услышать, как происходит процесс верба­лизации. Тренер может поправить, если у кого-то не получится. Доста­точно, чтобы упражнение сделали 4—5 человек, а затем уже провести

«полусухое плавание».

В «полусухом плавании» люди работают в парах. Парам дается лис­точек с текстом, и они отрабатывают вербализации. Все пары работа­ют одновременно, и тренер не может проконтролировать правильность выполнения этого упражнения: он просто подходит к каждой паре • очереди, но зато у всех участников больше возможности потренироваться. Можно дать по 2—3 листочка, и они будут этим заниматься минут 15.

В этих упражнениях важно показать механизм паузы, который заставляет человека говорить дальше. Таким образом, вербализации по­зволяют собрать дополнительную информацию и даже узнать то, что человек не хотел говорить. Эта техника используется как основная в гуманистической психотерапии, где клиент рассказывает о своей про­блеме, а психолог вербализует и тем самым подталкивает клиента к говорению до тех пор, пока тот сам не поймет свою проблему и не най­дет решение.

Для того чтобы у группы была возможность потренироваться в вер­бализациях, проводятся различные игры, например, ролевая игра на ситуацию, которая близка участникам группы. А для того чтобы усилить значимость вербализации, часто проводят игру на скрытый мотив.

Игры на скрытый мотив

У участника игры есть скрытый мотив, который он не хочет и не должен сообщать партнеру. Однако проблему можно решить только при условии раскрытия этого мотива. Например, приходит к начальнику подчиненный и говорит, что хочет уволиться с работы, называя при этом много причин: далеко ездить, нашел работу получше и т. д. А настоя­щий мотив — конфликт с мастером, о котором не хочет говорить. Но в то же время, если начальник поймет и как-то решит проблему, то под­чиненный, конечно, останется на работе. То есть хочет остаться, но хочет, чтобы и конфликт разрешился. Рассуждает он при этом так: если скажу директору, что мне что-то не нравится на работе, то придется сразу рассказывать про начальника, а если скажу, что увольняюсь, то я ценный работник, и директор, наверное, попробует меня уговорить остаться. Глядишь, или выйдем на конфликт, или он мне предложит работу в другом подразделении (не с моим непосредственным начальником). Начальнику можно дать задание удержать человека любой це­ной.

Анализ этой игры проводится традиционно. Сначала высказывают свое мнение наблюдатели. Причем они тоже не знают скрытый мотив работника, и поэтому могут выдвигать свои гипотезы: правильно ли понял директор работника, удалось ли ему решить проблему подчинен­ного и какая была проблема. Затем высказывается директор: рассказывает о своем понимании данной ситуации, и какова, по его мнению основная проблема, с которой к нему пришел подчиненный.

Затем высказывается работник, говоря о своем впечатлении от беседы, и в конце называет истинную причину, свой скрытый мотив. Особенно это показательно, если директор в ходе беседы не вышел на

этот скрытый мотив, хотя, возможно, был очень близок к пониманию ситуации.

Эта игра может проходить по-разному, все зависит от того, насколько правильно директор будет использовать вербализации. Но даже если у него не получится выяснить скрытый мотив, то после анализа игры во время просмотра видеозаписи, группе можно легко показать, что такая возможность у директора была, и не раз. Он просто ухватился за первую причину, которую назвал работник, и пытался решить ее, а до скрытого мотива так и не дошел. И во время просмотра сам подчиненный может сказать: «Вот смотрите, я ему говорю здесь, что, в общем это не главное, и что есть и другие причины, а он просто на это не обратил внимания».

А если у директора получится выйти на скрытый мотив, это легко показать на видеозаписи: в какой момент это произошло, и здесь ему помогла вербализация.

Еще пример игры на скрытый мотив. К директору приходит подчиненный, который тоже говорит об увольнении, но скрытый мотив другого плана, скажем, некое любовное преследование или излишнее внимание со стороны руководителя. Подчиненный не хочет вступать в подобные отношения, но в то же время понимает, что если жаловаться, то можно пострадать, лишиться премий или чего-то подобного. По этому он приходит к директору и говорит, что думает об увольнении, надеясь, что в ходе разговора как бы сама собой прояснится основная проблема. Эта игра проходит аналогично первой.

Другой вариант игры на скрытый мотив — ситуация, связанная с тестированием работников организации. Работник отказывается от тестирования под любым предлогом, а скрытый мотив заключается в том, что работник не доверяет психологу. Причина в том, что в прошлый раз психолог сообщил результаты тестирования мастеру, и работника лишили премии. В этот раз психолог другой, но риск остается. Работник отказывается, потому что боится последствий, хотя впрямую об этом не говорит.

А вообще хорошо, когда тренер знает ситуацию в организации и может специально дать игру на тему, наиболее близкую для участников тренинга.






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.011 с.