Дискуссии о понятии развития — КиберПедия 

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Дискуссии о понятии развития



 

В советской философской науке последних десятилетий возникли три существенно различные трактовки, или определения, развития, которые привели к глубоким теоретическим разногласиям. От истолкования центрального понятия диалектики зависит трактовка диалектики в целом. Дискуссия о развитии еще не привела к общепризнанному результату. Далее мы изложим различные точки зрения по вопросу о сущности развития. Читающий это пособие может самостоятельно сделать выбор наиболее обоснованной из них. Творческое изучение научной философии невозможно без глубокого знакомства с современными дискуссиями об основном сущностном признаке развития.

Исторически первой в советской философской науке является трактовка развития как бесконечного движения от низшего к высшему, от простого к сложному. В период культа Сталина эта концепция получила ряд упрощений, трактовалась односторонне. Не учитывалось, например, существование круговоротов в развитии. Поэтому в 50-60-х гг. она была подвергнута критике рядом философов, выдвинувших определение развития как мирового круговорота (М.Н. Руткевич, С.Б. Морочник, И.Я. Лойфман, Д. Поликаров и другие)1. Согласно этой концепции, развитие материи есть круговорот (или круговороты), состоящий из двух равноправных процессов, или ветвей: прогрессивного (восходящего) и регрессивного (нисходящего) развития. К двум «формам развития» — прогрессу и регрессу добавляют нередко третью — так называемое «нейтральное» развитие, или «развитие в одной плоскости», без повышения или понижения сложности, т.е. не прогресс и не регресс. По мнению С.Б. Морочника, отрицание концепции круговорота «несовместимо с материалистическим пониманием природы»2 .

Первоисточником концепции круговорота послужила идея Энгельса о круговоротах в развитии материи, о неизбежной гибели человеческого общества вследствие неизбежного угасания Солнца3 . Центральным моментом концепции мирового круговорота является постулат равносильности прогресса и регресса в мировом развитии, согласно которому прогресс и регресс одинаково распространены во Вселенной, находятся в равновесии, прогресс не преобладает в масштабах целостного мирового процесса. «...Прогресс в развитии материи на Земле не означает, что в космосе это направление развития господствует... Прогресс в строении материи на одних небесных телах необходимо дополняется другим, противоположным процессом — дезинтеграцией материи... Если в одних частях Вселенной преобладает прогресс, то в других — регресс... Восходящее развитие материи столь же неизбежно сменяется нисходящим. В космосе нет какого-либо преимущественного направления развития; если бы таковое было, то следовало бы признать начало Вселенной и ее конец»1 .



Оценивая концепции развития, необходимо выяснить вытекающие из них последствия, их эмпирические и теоретические основания. Ближайшим следствием из концепции круговорота является заключение, что социальный прогресс неминуемо исчерпывается и в силу самой природы развития, природы человека, приводит к деградации последнего. Как видим, эта концепция не может быть заподозрена в излишнем «космическом оптимизме». Более далеким, но логически неизбежным, является вывод о конечном качественном и количественном многообразии материи, ибо круговорот (или круговороты) имеет начальный, низший и конечный, предельный, высший уровни развития. Следует признать, с этих позиций, что материя имеет наинизший, наипростейший, и наивысший, наисложнейший уровни. Это заключение невозможно совместить с фундаментальными положениями диалектического материализма.

Ситуация буриданова осла

Постулат равносильности прогресса и регресса не имеет никаких надежных эмпирических оснований, поскольку все естествознание и история свидетельствуют о безусловном преобладании в видимой Вселенной прогресса. Эмпирически более или менее полно это просматривается в пределах от гипотетического сингулярного состояния до современного состояния видимой Вселенной. Рассматривая логические основы постулата, нельзя не заметить, что в его фундаменте лежит неразрешимая логическая ситуация, известная в науке под названием ситуации буриданова осла: голодный осел, слева и справа от которого на равных расстояниях находятся пучки сена, не может сделать выбора. При равенстве прогресса и регресса в «самом фундаменте материи» развитие оказывается невозможным2 .



Рассматриваемый постулат невыводим из каких-либо теоретических положений диалектического материализма. Более того, идея равновесия, равноценности прогресса и регресса в мировом развитии может быть связана только с принципом равновесия противоположностей, который научная диалектика отвергает.

Добавим также, что отсутствуют какие-либо доказательства действительного существования нейтрального, по отношению к прогрессу и регрессу, процесса развития. Биологические приспособления типа идиодаптаций, на которые обычно ссылаются, представляют собой прогрессивные или регрессивные изменения в рамках одного крупного уровня биологической эволюции.

Концепция развития как необратимых качественных изменений (С.Т.Мелюхин, Е.Ф. Молевич, В.С. Тюхтин1, и другие) сохраняет ряд основных положений концепции круговорота, но стремится исправить последнюю, рассматривая круговорот как момент необратимого движения. Она представляет поэтому шаг вперед, однако, по нашему мнению, тоже не может быть принята. Эта концепция включает главный постулат предыдущей — о равносильности и равнозначности прогресса и регресса, о существовании трех равноправных «форм развития», включая «нейтральное». Основным общим признаком развития авторы этой концепции считают необратимые качественные изменения. Понятие необратимости фиксирует одну из существенных сторон развития, однако оно имеет слишком бедное содержание, ибо отображает только тот факт, что развитие может идти «туда» и не может идти «обратно». Необратимость поэтому не может служить в качестве общего определения развития и должна входить как подчиненный момент в более содержательное и глубокое определение. Понятие необратимости не может служить основой построения теории диалектики, из него невозможно теоретически «вывести» законы и категории последней.

Открытие новой логики?

Концепция необратимых качественных изменений трактует развитие как движение от «одного» к «другому», которые рассматриваются не как низшее и высшее, простое и сложное, а как совершенно нейтральные к признаку усложнения. Эта концепция, таким образом, фактически делает заявку на открытие неизвестной до сих пор логики переходов одного в другое, не находящую никаких фактических и теоретических подтверждений. Как уже говорилось, существование «одноплоскостного» или «нейтрального» развития никем не было доказано. Если из одного возникает другое, то последнее есть или более сложное (прогресс), или более простое (в случае регресса). Но как понять возникновение «другого», если о нем нечего сказать, кроме того, что оно есть просто иное, чем предшествующее?

В основе концепции необратимых качественных изменений лежит способ обобщения по методу простой индукции: если существуют два противоположных процесса — прогресс и регресс, то общим признаком развития является «третий» признак—необратимые качественные изменения. Мы покажем далее, что диалектике свойствен иной способ мышления противоположностями, когда последние не подводятся под «общее» третье понятие. Наиболее полное и глубокое объяснение развития дает, по нашему мнению, концепция развития как бесконечного движения от низшего к высшему, от простого к сложному, включившая в себя все положительное содержание концепций круговорота (признание существования круговоротов как подчиненных элементов развития) и необратимых качественных изменений (признание необратимого характера развития).

Какой концепции развития придерживались основатели научной философии — Маркс, Энгельс и Ленин? В исследованиях, часть которых была приведена в сноске на одной из предыдущих страниц, показано, что классики научной философии трактовали развитие как бесконечное движение от низшего к высшему. Однако путь развития научной диалектики был сложным и противоречивым. Нередко в прошлом его изображали как гладкий процесс непрерывных теоретических побед. Между тем, материалистическая диалектика в своем развитии встречалась с огромными трудностями и даже кризисами. Важнейший из них проявился во взглядах Энгельса. Энгельс определял развитие как «бесконечное восхождение от низшего к высшему»1. Однако такое понимание развития, следовавшее из общего духа науки, сталкивалось с огромной трудностью, поскольку из непосредственных фактов естествознания следовало, что мыслящие существа на Земле неизбежно должны погибнуть (в связи с угасанием Солнца) и, следовательно, движение от низшего к высшему должно обязательно сменяться деградацией. В связи с этой трудностью Энгельс выдвинул гипотезу вечного круговорота материи.

Диалектика в XIX в., таким образом, еще не имела своего вполне адекватного основания в естественных и социальных науках и во многом являлась гениальным предвосхищением. Однако современная научно-техническая революция, открывшая эру освоения космоса, сняла сильнейшее возражение против диалектики. Наука XX в. создала адекватную основу для материалистической диалектики. XX в. поэтому — подлинный век материалистической диалектики. Заметим, что первым, кто снял «заклятие» с идеи бесконечного развития, был наш великий соотечественник К.Э. Циолковский, который в этом отношении пошел дальше Энгельса. «Мрачные взгляды ученых о неизбежном конце всего живого на Земле от ее охлаждения вследствие гибели солнечной системы,—писал Циолковский,—не должны иметь теперь в наших глазах достоинства непреложной истины. ...Нет конца жизни, конца разуму и совершенствованию человечества. Прогресс его вечен»2 .

 

Понятие развития

 

Развитие — бесконечное движение от низшего к высшему. Понятия высшего и низшего выступают в качестве двух важнейших категорий теории развития. Высшее первоначальным образом может быть определено как более сложное, чем низшее. Поскольку в мире не существует ничего абсолютно простого, сложное и простое выступают как градации или ступени сложности и могут быть определены через это понятие.

Для этого необходимо предварительно ввести весьма широко используемое в науке понятие содержания - в смысле «все, что содержится в предмете». Содержание в широком смысле слова - это совокупность всех «признаков» предмета - его свойств, качеств, связей, сущности, формы и содержания (в узком смысле слова) и т.д. Более сложное - это более содержательное, обладающее бóльшим многообразием, богатством содержания. Понятие многообразия («богатства») содержания - важнейший признак сложности. Однако каждая вещь - не просто многообразие (М) всевозможных признаков, но и их единство (Е). Единство, или интегрированность, - второй важнейший признак сложности. Газовая смесь водорода и кислорода и их интеграция в виде воды - качественно различные химические состояния.

Сложность, таким образом, есть интегрированное многообразие. Символически это можно представить в виде дроби . Развитие, на этом уровне анализа, можно определить как рост многообразия содержания. При этом рост понимается не только в количественном, но и в качественном смысле, как возникновение новых качеств, несущих в себе большее богатство содержания. В понятии сложности как интегрированного многообразия угадываются скрыто содержащиеся в нем другие категории диалектики, в том числе самая мощная из них — противоречия.

Каждая из основных форм материи представляет собой существенно большее богатство содержания, чем предыдущая. Так, химический мир, возникающий на основе многообразия пяти физических элементов (протонов, нейтронов, мезонов, электронов, виртуальных частиц), состоит уже из свыше ста химических элементов, которые образуют 1012 видов белков и 1010 видов нуклеиновых кислот. Сочетания белков и нуклеиновых кислот образуют еще более грандиозное многообразие химических соединений. Если исходных химических элементов свыше ста, то многообразие биологических видов измеряется десятками миллионов. Многообразие человеческих индивидов практически не ограничено, а в бесконечном развитии человечества — бесконечно.

Парадокс развития

Высшее (Н) можно представить как совокупность содержания, заимствованного из низшего (S) и некоторого нового, возникшего содержания, приращения сложности (h); Н=S+h. Так, химическое несет в себе основное содержание его физической основы и некоторое новое существенное содержание, собственно химическое. Точно так же биологическое включает наиболее богатые физико-химические структуры и свойства, но далеко не сводится к ним. Человек, социальное несет в себе основное богатство содержания физического, химического и биологического и собственно социальное «приращение», дополнительную сложность. Откуда берется добавочная сложность?

Откуда берется то, чего никогда не было ?

Попытки ответить на этот вопрос проходят через всю историю философской мысли, человеческого знания вообще. Современный человек довольно легко приходит к выводу, что в мире существует развитие, поскольку современная наука явственно демонстрирует возникновение химического из физического, биологического из химического и т.д. Однако если феномен развития бросается в глаза, то, когда человеческая мысль углубляется в сущность развития, неизбежно возникает представление, что развитие... невозможно! Идея развития, углубляясь от феномена развития к его сущности, неминуемо сталкивается с парадоксом.

Исходя из одной и той же идеи развития как движения от низшего к высшему, мы приходим к двум исключающим друг друга заключениям. С одной стороны, если высшее возникает из низшего, то приращение сложности должно прийти из низшего, ибо больше ему неоткуда появиться. С другой стороны, если из низшего возникает действительно высшее, более сложное, то приращение сложности не могло прийти из низшего, ибо тогда не было бы факта развития.

В современной науке парадокс развития получил также своеобразную форму в связи с попытками применения к описанию развития теории информации. Поскольку развитие есть рост многообразия, его можно формально выразить количеством информации, которая является, как известно, специфической мерой многообразия или упорядоченности. Процесс развития выражается приростом информации. Согласно подсчетам С. М. Данкова и Г. Кастлера, при переходе от атомного к молекулярному уровню организации живого количество информации возрастает в 103; если человеческая зигота содержит 1011 бит информации, то взрослый человеческий организм—примерно 5×1025 бит - относительно молекулярного, или 2×1028 бит - относительно атомного уровня организации. Таким образом, человеческий организм, развившийся из одной клетки, содержит информации на 14 или 17 (в зависимости от уровня отсчета) порядков больше, чем исходная клетка, то есть сложность организма, которая может быть измерена с помощью теории информации, в 1014 или 1017 раз превосходит сложность исходной клетки. Откуда берется эта подавляющая часть информации взрослого организма? «Как может нечто, что кажется простым, самостоятельно стать сложным?» — спрашивает по этому поводу М. Аптер 1 .

Некоторые философы и биологи утверждают, что добавочная информация приходит из внешней среды. Но, по остроумному замечанию одного американского биолога-эволюциониста, такое объяснение означает, что кролик содержится в траве, которую он ест. Заметим также, что кибернетика не в состоянии решить информационный парадокс, с ее позиций информация в «канале связи» от зиготы до взрослого организма может только уменьшаться.

Парадокс развития, возникновения нового послужил настоящим камнем преткновения для всей предшествующей философии. Материалисты прошлого, несмотря на ряд глубоких догадок (в особенности Гераклита), не смогли его решить. Материализм XVII—XVIII вв. трактовал идею появления нового как признание сотворения мира. Субстанция Спинозы, как мы уже рассматривали, существует сразу, во всем абсолютном содержании, «от века», ничего нового в мире не возникает. Материализм XVII—XVIII вв. был основан на парадигме сохранения: в мире все сохраняется, ничто не возникает и не исчезает бесследно, ибо материя вечна и неуничтожима. Парадигма сохранения в существенной мере подкреплялась естествознанием XVII-XVIII вв., открывавшего один за другим законы сохранения (движения, веса веществ, энергии и т. д.).

В идеалистической и религиозной философии было предпринято несколько попыток решения парадокса. Исторически первой из них является концепция гилеморфизма, выдвинутая Платоном, развитая далее Ф. Аквинатом и разделяемая современной философией католической церкви — неотомизмом. С позиций гилеморфизма возникновение новой сложности объясняется вхождением (инкарнацией) в аморфную и косную материю различных по степени сложности духовных форм, идей (по Платону), которые в интерпретации Ф. Аквината и неотомизма являются частицами божественной сущности. Однако бог при этом рассматривается как абсолютно неизменная сущность. Парадокс развития, таким образом, не решается, а переводится в область «божественной сущности».

Парадокс развития оказался не по силам и современной буржуазной философии. С точки зрения теории эмерджентной эволюции (С. Александер, Л. Морган) эмерджент, или новое содержание высшего, «обнаруживает в себе достаточную очевидность цели и включает в себя некоторый дух (Mind), посредством активности которого направляется ход событий». «Mind есть дух (Spirit), для нас - Бог»2 . Согласно холизму (Дж. Смэтс) новое есть результат целостности (холизм - от слова Whole, целое), которая в конечном счете оказывается духовной связью. Обе концепции, таким образом, не дали ничего нового по сравнению с гилеморфизмом.

Крупный шаг к решению одной из важнейших философских проблем сделал Гегель, согласно которому логическая идея рождает в себе, из себя все бесконечное богатство содержания. Однако, несмотря на огромный, не понятый до сих пор буржуазной философией шаг, Гегель не смог решить парадокса развития, поскольку с его точки зрения процесс развития есть возникновение всего особенного и единичного из абстрактного, общего. Этот коренной порок его философии был раскрыт Марксом и Энгельсом, как «тайна спекулятивной конструкции». По Гегелю, получалось, что «плод вообще» существует до единичных плодов и порождает их1 .

В советской философской науке под влиянием известных деформаций парадокс развития десятилетиями не замечался и не формулировался. В последние два десятилетия он стал предметом дискуссии, которая пока не завершена2 .

Без постановки и решения парадокса развития невозможно понять сути ни диалектики как теории развития, ни материализма, поскольку он немыслим без идеи развития. Однако в массовых упрощенных изложениях философии парадокс полностью обходится. Ниже будет изложено решение парадокса развития, предложенное нами в 60-х гг., которое читатель волен принять или отвергнуть.

Решение парадокса развития опирается на признание того непреложного, принудительного для нашей мысли факта, что в высшей ступени развития имеется дополнительное содержание, «приращение сложности», которой нет в низшем. Последнее есть необходимое и абсолютное условие решения парадокса, следующее из констатации неоспоримого наличия в мире процессов развития, появления сложного из простого, наличия последовательности: физическое — химическое — биологическое — социальное. Решение парадокса состоит из двух последовательных шагов.

Первый из них заключается в том, чтобы «ослабить» чрезмерную противоположность низшего и высшего. Парадокс возникает потому, что мы обнаруживаем в высшем такое приращение содержания, которого не было и не могло быть в предшествующей ступени развития: в неживой природе не могло быть свойства жизненности, в животном мире не было мыслящего существа. Однако следует признать, что новое содержание не является абсолютно чуждым низшему, но до некоторой степени присутствует в нем. Прежде всего оно присутствует в низшем в возможности: в химизме содержится возможность возникновения живого, в живом — появления человека. Однако ничто в мире не возникает только в силу возможности, все возникает в силу той или иной объективной необходимости, которая заложена в низшей ступени развития.

Возможность и необходимость появления нового можно выразить одним понятием - направленности развития. В низшем, в самой его природе, как свидетельствует современная наука, заложена направленность развития в сторону более сложного, высшего. Новое не существует в низшем в готовом виде, оно существует там потенциально, в виде направленности развития.

Введение представления о том, что высшее потенциально содержится в низшем, в значительной степени ликвидирует теоретическую несовместимость понятий низшего и высшего, однако не дает еще действительного решения парадокса, не снимает его окончательно. Какова бы ни была глубинная связь высшего с его предпосылками и тенденциями в низшей ступени развития, остается по-прежнему бесспорным, что между потенциальным и действительным, между неживой и живой материей, животным и человеком существует колоссальное различие. Материя претерпевает действительный процесс развития, который заключается в появлении нового, более сложного, никогда ранее не существовавшего.

Переходя ко второму шагу в решении парадокса развития, подчеркнем два важных условия того, чтобы это решение состоялось. Во-первых, еще раз следует отметить, что решение должно опираться на бесспорный, абсолютный, подтверждаемый всем эмпирическим и теоретическим опытом человечества факт действительного различия основных форм материи: химического и физического, химического и живого и т.д. Во-вторых, необходимо предупредить читателя, что предлагаемое решение парадокса не будет иметь смысла для того, кто не смог поставить для себя проблему парадокса возникновения. Действительное решение парадокса покажется в этом случае тривиальным.

Притча о тайне
Развитие и сто талеров

В Индии существует культ некой богини, для посвящения в тайну которой, хранящуюся в особой комнате, посвящаемый должен пройти искус в течение сорока лет. В конце периода послушания его вводят в комнату. Комната абсолютно пуста. Однако для человека, сорок лет стремившегося к постижению тайны, комната наполнена глубоким смыслом.

Констатируя абсолютно доказанный современной наукой факт развития и не вводя никаких не следующих из этого факта объяснительных понятий (бога, идеи, эмерджента и т. д.), мы должны признать, что самоусложнение, возникновение нового, переход низшего в высшее — это фундаментальная, изначальная, коренная, невыводимая из каких-либо более глубоких причин способность материи. Самопревращение простого в сложное, низшего в высшее — это коренной способ бытия материи, ее глубинная сущность. Материя—это реальность, непрерывно творящая себя в самой себе, она существует не как нечто застывшее и раз навсегда данное, а в процессе перехода от низшего, простого, к высшему, сложному.

Дополнительная сложность не приходит ниоткуда: она рождается в процессе развития. Четырнадцать порядков информации при переходе от зиготы к взрослому человеческому организму рождаются в самом процессе развития. Материя никогда не является абсолютно «ставшей»: она всегда существует, со всеми своими атрибутами, абсолютными всеобщими свойствами, и в то же время она вечно «становится», вечно развивается. В человеке, высшей форме материи, это всеобщее свойство материи представлено в наиболее явном виде: непрерывное становление себя — смысл человеческого существования, сознаем мы это или не сознаем.

Разъясняя различие между материальным и идеальным, Кант остроумно заметил, что «сто талеров в кармане» есть нечто большее, чем «сто талеров в уме». Воспользовавшись этим образом, мы можем сказать, что суть развития заключается в том, что сто талеров в кармане способны превращаться в двести талеров, хотя мы ничего не добавляем при этом к исходной сумме. Самопревращение ста талеров в двести, неживой материи в живую, животного в человека кажется парадоксальным и выступает как нарушение логики и здравого смысла потому, что здравый смысл с его логикой основан на учете сравнительно простых связей и отношений реального мира и наших действий, благодаря которым мы привыкаем думать, что все в мире происходит на основе своеобразного эквивалентного обмена: поместив в реторту какое-то количество химических веществ, мы уверены в том, что после любых химических превращений мы найдем в ней ту же массу вещества. Сто талеров в кармане остаются для нас таковыми — ни больше, ни меньше, — если только мы что-нибудь к ним не прибавляли или не изымали.

Вложив определенные материальные ресурсы и труд в какое-либо производство, мы ожидаем... Стоп! Здесь логика «эквивалентного обмена» («то же — на то же») уже не срабатывает! Человеческий труд является творцом нового, более сложного, чем исходные материалы; посредством труда человек творит не только новые вещи, ранее не существовавшие и не могущие возникнуть в природе, но и самого себя, свое социальное бытие, т.е. непрерывно увеличивает сложность, генерирует сложность, которой не было в мире. Но труд — это только высшее выражение способности материи к развитию.

В результате решения парадокса мы обнаруживаем присущее материи внутреннее противоречие развития: материя вечно несет в себе противоречие с самой собой, она всегда.... сложнее самой себя, то есть непрерывно усложняется. Способ бытия материи — непрерывный переход от низших состояний к высшим, более сложным.

Рассматривая парадокс развития, необходимо учесть, что его природа и решение определяются всеобщим характером развития. Когда мы беремся за объяснение более или менее крупных, но не всеобщих явлений или процессов, мы обнаруживаем бесконечную последовательность причин: объяснение человека невозможно без изучения его биологического происхождения, биологическая жизнь не может быть объяснена без исследования химической и физической форм материи и т.д. до бесконечности. Однако объяснение всеобщих свойств (атрибутов) материи предполагает конец цепи объяснений в том смысле, что всеобщие свойства потому и всеобщи, что «за ними» нет никаких других, более общих свойств. Понятие материи и ее атрибутов имеет в этом смысле предельный характер и существует на пределах или границах человеческого мышления.

Материя бесконечно многообразна в прошлом, настоящем и будущем. В материи необходимо различать ее наиболее общую (всеобщую) сущность, которая имеет вечный характер: материя всегда есть объективная реальность, обладает движением и развитием и т.д. В то же время материя включает бесконечное многообразие особенного и единичного. Коренное свойство бесконечности заключается в том, что в силу своей природы бесконечное, в противоположность конечному, может бесконечно расти. Бесконечность материи означает поэтому ее бесконечное развитие.

 

Прогресс и регресс

 

Спросили: куда вы идете, овцы? Ах, мы куда-то идем? - И повернули обратно

Существование двух противоположных элементов развития — высшего и низшего — определяет наличие двух противоположных процессов — прогресса и регресса. Прогресс — движение от низшего к высшему, регресс — обратный ему процесс. Прогресс и регресс выступают как две составляющие целостного процесса развития. Прогресс — это появление все более сложных физических систем, химических веществ, видов живого, переход от низших общественно-экономических формаций к высшим. Однако развитие не имеет одностороннего прогрессивно направленного характера, оно включает также и процессы «попятного», регрессивного движения — распада сложных физических систем, диссоциации молекул, появления упрощенных паразитических видов живого, общественной реакции и т. д. Прогресс относителен также в другом смысле: он всегда приводит к утрате и каких-то положительных черт реальности. Так, появление человека представляет собой в целом возникновение более сложной и совершенной, универсальной биологии, однако при этом человеческий организм расплачивается за общий прогресс некоторыми потерями. Прямая походка — отнюдь не самый экономичный способ движения. Она привела также к более трудным, чем у животных, родам и т. д. Относительность прогресса дала повод некоторым философам прошлого и настоящего объявить прогресс, в особенности его революционную форму,.. реакционным! Такие взгляды, основанные на софистике, возникли в последние годы и в нашей стране (монархисты). «Куда вы идете, овцы?»

С позиций научной философии единственно правильный путь разрешения сложнейших и даже драматических проблем человеческого существования — путь прогресса. Так, показано, что остановка общественного развития в соответствии с моделью «нулевого прироста» Медоузов и Форрестера (1970, 1972) отнюдь не спасет человечество от угрозы, связанной с истощением природных ресурсов Земли, а лишь отсрочит гибель на сотню или более лет. Единственный выход из кризиса — путь прогресса, основанного на научном управлении общественным развитием, использованием природных ресурсов Земли и Космоса.

Почему именно прогресс, а не его остановка, стагнация является средством сохранения человечества? Почему выход из тупиков общественного развития в конечном счете всегда связан с прогрессом, усложнением, а не упрощением? Почему вообще возможен прогресс? — Мы далеко не исчерпали эти вопросы и оставляем их для самостоятельных размышлений читателя.

Прогресс и регресс не являются двумя равноправными «формами развития». Механическое чередование прогресса и регресса означало бы «качание» между двумя неизменными состояниями. Материал современной науки показывает, что в конечном счете в развитии преобладает прогрессивная тенденция. Точнее, развитие — это интегральный прогресс, включающий в себя, в подчиненном виде, регресс. Следует поэтому различать прогресс в узком смысле, собственно прогресс, и в широком смысле, как интегральный прогресс, опосредованный регрессом. Диалектика прогресса и регресса основана на логике закона отрицания отрицания. Рассматривать прогресс и регресс как две равноправные «формы развития» значит мыслить недиалектически.

 

Основные законы диалектики

 

Основные законы диалектики как науки отражают объективные законы развития, составляющие различные существенные стороны развития. Каждый закон диалектики включает в себя группу, или «гнездо» категорий, представляет собой некоторую систему категорий. Наиболее важные из этих категорий составляют ядро закона и обычно явно высказаны в определении закона. Другая часть категорий находится как бы на периферии закона. Названия законов развития одновременно представляют собой определения этих законов, являются названиями-определениями, выражающими общий смысл закона.






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.022 с.