Таджикистан, Фанские горы, слияние Имата и Пасруда. — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Таджикистан, Фанские горы, слияние Имата и Пасруда.



Вода проносилась мимо. Самая обычная вода. Только с левой стороны стремительного потока - синяя и прозрачная, а с правой - мутная и желтая. Две отдельные струи, не желающие становиться единым целым даже в одной реке... Немного ниже по течению - возможно. Но не здесь, не сейчас… Слишком свежи воспоминания о прошлом, о своем, сокровенном… Сейчас лучше порознь… Вместе, но порознь…

Девочка сидела на том же самом камне, что и всегда. Точно так же, как и все последнее время: неподвижно и безмолвно. Совсем не так, как в прошлые годы. Совсем не так…

Рядом с камнем лежал большой черный пес. Не тот, что сопровождал девочку много лет. Другой. Очень похожий на свою хозяйку. Или не хозяйку? Подругу? Товарища по несчастью? Нет, черная шерсть ничем не напоминала смуглую кожу и коротко подстриженные белые волосы. А собачья морда и близко не походила на человеческое лицо. Общность была в другом… В неподвижности фигур, в молчании, в замершем взгляде, упершемся в проносящуюся воду…

- Всё закончилось, песик, - сказала девочка спокойным безжизненным тоном, - всё закончилось. Мы победили… Весь Тадж теперь наши друзья… За три жизни…

Зверь не обратил на фразу ни малейшего внимания. Даже уши не дрогнули в ответ на человеческие слова.

- Больше никто не погибнет… Просто не повезло…

И снова никакой реакции. Девочка грустно вздохнула и повернулась к собаке.

- Мы должны жить, Пусик. Они погибли, чтобы мы могли нормально жить, - девочка надолго замолчала, вновь отвернувшись к реке, и только потом договорила. - Наша смерть будет предательством. Понимаешь?

Пес поднял голову, посмотрел на девочку, даже, скорее, сквозь нее, наткнулся на такой же отсутствующий взгляд, и, тяжело вздохнув, опять уронил голову на лапы.

- Всё ты понимаешь…

А река несла мимо разноцветные струи, не желающие смириться с неизбежным. Желтую и синюю. Прозрачную и мутную. Похожие и разные… Обреченные на слияние, но не готовые его принять…

Год

Афганистан, окрестности Кундуза

Смерть пришла на рассвете.

Ничто не предвещало беды. Утром малик Себгатулла вернулся из налета на узбеков. Давно надо было пощипать этих жирных барашков за отвисшие курдюки. И так затянули. Налет удался: проклятые наследники шурави не ожидали нападения. Лашкар взял богатую добычу, а потерял лишь троих.

Малик хотел договориться с Гульбеддином, ханом каума, и устроить большой поход на север. Себгатулле слишком не нравилось происходящее там. Узбеки сумели объединиться, и это очень плохо! И таджики тоже! Эти трусливые шакалы легли под шурави! Если они договорятся между собой, да еще и туркменов позовут…



Но это потом, может даже завтра. А сегодня пир! Праздник в честь удачного похода получился на славу. Радовались до утра.

А на рассвете пришла смерть.

Себгатулла был опытным командиром. Он воевал еще с шурави, в отрядах Ахмад Шах Масуда. И его моджахеды не были детьми. Посты выставили по всем правилам. И ни один часовой не спал. Не спасло.

Охранение умерло, не издав ни звука. По селению промелькнули бесшумные тени. И Джаханам ступил на землю. Враги входили в дома и убивали всех. Не стреляли. И не было слышно их радостных криков… Моджахеды узнавали о нападении, когда смерть уже брала за горло. В хижру, где спала большая часть лашкара, ворвались какие-то чудовища. Мало кто успел проснуться, и никто - схватиться за оружие.

Через час всё закончилось. На центральной площади селения высилась гора трупов. Мужчины, женщины, старики… Они лежали вперемешку. Женщины с открытыми лицами… Мужчины с собственными членами во ртах… Безголовое тело малика бросили на самый верх пирамиды. Малик лишился головы, но всеобщего унижения не избежал. Разве что из двух соединенных частей отрезана была другая…

Хель Себгатуллы потерял не только жизнь и лашкар. Он потерял нанг, честь пуштуна…

Южнее Саратова

- Сороковый - Третьему.

- Сороковый здесь.

- Встречная колонна идет. Два УАЗа и «шишига».

- Кто такие?

- Не знаю, не представились.

- По обстановке.

- Принял. По обстановке

- Третий, урюк фаченный! Я тебе щас, по обстановке хавальник расхерачу! - эфир неожиданно взорвался руганью, - Шмель, курва, Сундук на связи!

- Точно ты?

- Нет, блин, лярва подзаборная! Ты совсем уже охренел, полковник херов?!

Так, унять непрошенную улыбку, которая сама собой растягивает рот аж до ушей…

- Третий, отбой! Свои!

- Да понял уже, - обиженно отзывается головной дозор. - Чужие так не облаивают…



Узбекистан, Угренч

- О, Аллах милосердный! Тебя ли я имею счастье лицезреть своими собственными глазами, мой любимый «зеленый брат»? - довольное лицо Умида Мизафарова прямо-таки, лучилось радушим и гостеприимством. А глаза лукаво смеялись, превратившись в узкие щелочки. - Вижу, твой страшный старший сержант, одним ударом повергающий на землю дэвов, по-прежнему с тобой! Рад снова видеть столь достойного воина! А кто остальные твои спутники? Ты нашел своих друзей? Или посланники Ирбиса помогли найти в горах Таджикистана твой потерянный гарем, и это всё твои дети? Впрочем, оставим до времени вопросы! Присядь на дастархан и вкуси явств, посланных нам Аллахом!

На этот раз баши встречал гостей не на брезентовой кошме, прикрывающую голую землю, а в роскошном дворце, куда капитана, вместе со всем караваном, сопроводили встретившие их на трассе гвардейцы. Их начальник, здоровенный узбек, покрытый шерстью чуть ли не до глаз, старательно изображая удивление от «случайной встречи старых друзей», передал «нижайшую просьбу уважаемого Умида»… Вежливость давалась Нахрузу с большим трудом, а выспренные цветастые фразы, Дэв, не стесняясь, зачитал по измусоленной бумажке. Но его радость от встречи была неподдельной, да и не ждал капитан подлости от баши Мизафарова.

Всей группой в зал не пошли. Решили что достаточно будет Олега с Борисом, и Урусова с Дамиром.

Кроме Умида в зале, куда привели гостей, присутствовал лишь один человек. Лет пятьдесят на вид, крепкое, не потерявшее форму тело, широкие плечи, умный взгляд темных глаз…

- Сарыбек, - шепнул Дамир на ухо Урусову.

- Присаживайтесь, дорогие гости, где и как вам будет удобно, - продолжал тем временем петь хозяин, - и усладите наш слух рассказами о вашем путешествии. Чует мое сердце, нам есть о чем послушать…

«А ведь не Умид здесь хозяин, - подумал Андрей, поудобнее усаживаясь прямо на пушистый ковер с невообразимой длинны ворсом. - Впрочем, и я не старший. Хотя, у нас даже привычный ко всему русский черт ногу вместе с рогами сломит, пытаясь разобраться, кто кому подчиняется. О несчастных местных шайтанах и говорить не приходится. Все конечности себе переломают. Анархия - мать порядка. Мать ее…»

- Благодарю за добрые слова, Умид-баши! Мы нашли тех, кого искали, - сказал Урусов вслух. - Но почему ты не представишь нам своего старшего брата и радушного хозяина? Или шаху Великого Хорезма нравится присутствовать неназываемым?

- Останешься тут неузнанным, - усмехнулся Сарыбек. - Когда в вашу компанию даже «язык» Ирбиса затесался…

Дамир изобразил короткий поклон. И присел рядом с Урусовым.

- А это Олег, мой брат, на поиски которого мы и ездили, - представил Борис.

Сарыбек с Мизафаровым переглянулись. Во взгляде Умида отчетливо было видно что-то типа «Мол, я тебе говорил!»

- Зеленый брат, - продолжил Умид, снова повернувшись к капитану - ты ведь опять привез много новостей и интересных людей. Может, расскажешь, что за чудеса происходят на южных границах наших соседей? Да и на наших тоже. Ты ведь должен знать, клянусь Аллахом!

- Откуда это может знать бедный русский солдат, волей Аллаха заброшенный далеко на юг, - улыбнулся Андрей. - Ходят слухи, что пуштуны прониклись большим уважением к таджикам и узбекам и больше не хотят тревожить их земли…

- Это нам известно, - произнес Сарыбек. - Интересны причины этого уважения. И не имеет ли к нему отношения, странная гибель нескольких пуштунских родов за один месяц?

- Кому ведомы мысли Аллаха? - пожал плечами Андрей, - Афганцы потеряли шесть родов. Но никто не знает, как и почему это произошло. Волей судеб это были именно те роды, что ходили в набеги на север. Странное совпадение, не находишь, шах?

- Особенно если учесть некие записки, оставленные на горах трупов, - вот теперь шах стал шахом. - Я хочу знать, кто решил защитить мои земли, и какова будет оплата?

- Не стоит так горячиться, - вступил в разговор Олег, - разве каждый, кто оказывает услугу другу, требует за это оплату? Друзья для того и созданы, чтобы помогать бескорыстно.

- Это правильные слова, - Умид откровенно наслаждался ситуацией, но любовь к театральности не покидала отставного сержанта ни на миг, - но всё же, может уважаемые смогут подсказать, есть ли связь между следами собачьих клыков на телах пуштунов и маленькой черной собачкой? Той, что постоянно ходит рядом с симпатичной девочкой, от одного взгляда которой пробегает мороз по коже, и хочется бежать без оглядки или выть на луну?

- Я снова и снова удивляюсь твоей проницательности брат, - Что-что, а «комедь ломать», Урусов тоже умел неплохо. - Ты умеешь замечать достойных внимания людей. Не зря, значит, в 17-м Краснознаменном, тебе о голову ломали табуретки. Но мне трудно понять, чей взгляд доставляет подобные неудобства? Девочки или собачки?

- Вот видишь, я совсем не так умен, как хотелось бы, - горько вздохнул Умид. - очевидно, в учебке были слишком твердые табуретки. Или голова у меня тогда была слишком мягкой? - Мизафаров пощупал затылок. - У девочки и собачки - очень похожие взгляды. Когда на меня смотрели через прицел, ощущения были значительно приятней. Но вернемся к пуштунам. Убили ведь не всех. Кто-то хорошо помнит историю и готовит "новое войско"?

- Все может быть, все может быть, - пожал плечами Олег.

- Не молоды они для "мамелюков"?

- Новые времена, новые методы...

- Мне нравится эта идея, - Сарыбек задумчиво коснулся мочки уха.

- Помочь по старой дружбе сержантскими конспектами? - подмигнул Урусову Мизафаров.

Капитан только неопределенно хмыкнул.

- Поговорим об этом потом, - решил сменить тему Умид,- если ты хочешь порадовать старого друга, «зеленый», скажи, какие из моих старых предсказаний сбылись? Кроме того, конечно, что проигранный мной поединок предвещает объединение какой-либо страны?

- Умид-ака, неужели этого мало? Разве могу я знать, что происходит далеко от меня? Вот слышал краем уха, как две сороки щебетали, что из казахских братьев некого Мизафарова и в самом деле остался только один. И уцелевший решил присоединиться к Великому Хорезму…

- Твои уши услышали правду. Жанибек-ака проявил благоразумие, и его глотка осталась целой, в отличие от тех, кто не услышал слов мира. Теперь наш западный сосед - Астрахань. И нам очень интересно, что думает на эту тему полковник Бессонов…

- А что на эту тему думает шах Сарыбек? - опять вступил в разговор Олег. - А также, что думает уважаемый Сарыбек о новых границах в районе Согди и Ташкента?

- Кажется, мой брат Умид был прав во всех своих предположениях, - прищурился Сарыбек, пристально глядя на старшего Юринова. - И какую роль играет Ирбис в нынешнем Таджикистане?

- Всё ту же. И немножко дипломатии, - кивнул в ответ на взгляд Олег.

- Что же, - решил шах, - тогда давайте говорить прямо. Я собираюсь заключить союз с Туркменбаши. Что-то вроде договора о коллективной безопасности. Если к нам присоединятся Таджикистан и Астрахань, это будет определяющая сила в регионе. Что могут думать об этом другие заинтересованные стороны?

- Разве судьба пуштунских хелей не является ответом на прозвучавший вопрос? - усмехнулся Олег.

- А Бессонов?

- Разве можно говорить за человека, которого нет здесь? Почему бы уважаемому шаху не послать посольство в Астрахань? Например, вместе с нашей группой. Ведь цель нынешнего путешествия для вас не секрет.

- Это хорошая мысль, уважаемый. Думаю, пока вы отдохнете с дороги, мы сможем принять решение…

Окрестности Астрахани

Борис Юринов

- Вот я и вернулся, Юльчик!

- Совсем?

- Да. Больше не расстанемся. Вместе пойдем. Я уведу тебя…

- К самому краю Вселенной…

- Нет. Всего лишь в Таджикистан. В Фанские горы…

- А это не одно и то же?

Улыбка касается любимых губ…

Окрестности Астрахани

Пчелинцев выскочил из УАЗа, даже не дождавшись полной остановки. Урусов ждал полковника возле КПП, присев со скучающим видом на бетонный блок.

Шагнули навстречу друг другу. Обнялись.

- Жив, чертяка хохляцкая!

- Вашими молитвами, герр гауляйтер!

Рассмеялись. Оба офицера синхронно сунули руки в разгрузки. Рассмеялись снова, вытащив по фляге. Обменялись, с глухим звоном стукнули металлическими боками… Дружно выдохнули…

- Ну, рассказывай! - Пчелинцев спрятал флягу, тоскливо булькнувшую последними каплями. - Да не смотри ты на дорогу так жалобно. Я на час минимум оторвался.

- Сундука встретил? - Урусов все равно смотрел на дорогу…

- Как иначе? - деланно удивился Пчелинцев. - Саныч тоже клоун тот еще. Рванул нам навстречу. На калмыков нарвался… Не потерял никого, уже радость. Сейчас с Мезенцевым квасит где-то в хвосте…

- Нехай квасит. Оно для здоровья полезно…

- Хорош грузиться, товарищ капитан! - рыкнул на снова загрустившего Урусова Пчелинцев. - Вообще, подчиненный перед лицом начальствующим…

- … Должен вид иметь лихой и придурковатый! - продолжал фразу Андрей.

- Вот и имей. Лихой и придурковатый. Твои все живые и здоровые. Успокоился?

- Немного, - улыбнулся капитан. - Умеете, вы, товарищ полковник, личный состав успокаивать.

- Умею, - кивнул Пчелинцев. - Уставом внутренней и караульной положено. Давайте, товарищ Седьмой, чтобы время быстрее летело, вводите своего боевого командира в курс местной геополитики.

- Как знал, что понадобится, - засмеялся Урусов и вытащил из кармана легкой куртки листок бумаги, при ближайшем осмотре, оказавшимся тщательно разрисованной контурной картой, вырванной из школьного альбома.

- Смотри сюда, морда начальствующая, - расстелил ее на капоте капитан.

- Андрюх!

- Чаво?

- Не «чаво?», а «так точно!». «Тигра» та самая?

- Как иначе? - удивился Урусов. - Та самая. Верная колесница с дважды оторванной к херам крышей. И дарил, и выкупал. И спереть хотели. Один хрен, он ко мне вернулся.

- Весело было, подозреваю.

- Не без этого, - ответил капитан, и машинально почесал подживший шрам, тянущийся через висок, - скучать не довелось. Да и хрен с ним! - плюнул Урусов, - и ткнул пальцем в карту. - Мы тут.

- В курсе, - ответил Пчелинцев. И достал вторую фляжку.

- Подготовился изрядно! - оценил жест капитан.

- Знал, кто встречать будет. Не отвлекайся, что мы тут - это ясно. А как дальше с дорогой?

- Дальше усе в шоколаде. Великий Хорезм дальше. И Тадж.

- Хорезм - это узбеки?

- Они, родимые. Союзники наши нежно любимые.

- А казахи куда делись?

- Местные под Сарыбека легли. А северные - ты и сам знаешь.

- Так, погоди, - потряс головой Пчелинцев. - Мы идем в Таджикистан, так?

- Так, - согласился Урусов. - В Таджикистан. Только не идем, а едем. Пешком долго.

- Не цепляйся, - поморщился полковник. - Старый хрен, на пол-башки седой, а клоуном так и остался.

- Не мы такие. Жизнь такая - понурился Урусов. И хлебнул из полковничьей фляги, незаметно стянув ее с капота. Выдохнул, завинтил…

- Все у тебя в отмазки уходит, - неодобрительно посмотрел на наглого капитана Пчелинцев. - Ладно, получается, что идем мы в нынешний единый и неделимый Таджикистан, граничащий с Китаем, Афганом, казахами, киргизами и узбеками. Так?

- Не совсем, - мотнул головой Урусов, и начал водить по карте пальцем. - Китай никак не проявляется, как вымер, даже погранцов не видно. Может, и в самом деле вымер, не знаю… Маоцзедунов долбили качественно. С казахами…

Урусов оборвал фразу на полуслове.

- Так что там с казахами? - напомнил полковник.

- Да иди ты нахер со своими казахами, Глебыч! - вскочил капитан, - не видишь, что ли? Едут!!!






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.015 с.