ФОРМИРОВАНИЕ ЕДИНОЙ СИСТЕМЫ ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ ОФИЦЕРОВ В РУССКОЙ АРМИИ — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

ФОРМИРОВАНИЕ ЕДИНОЙ СИСТЕМЫ ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ ОФИЦЕРОВ В РУССКОЙ АРМИИ



Военное образование в России начало зарождаться в период реформ Петра I. До них в стране никаких учебных заведений профессионального образования, кроме церковных, не было. Необходимые военному человеку знания приобретались на практике. Приглашались также иностранные инструкторы, готовившие наряду с другими и командные кадры для армии.

В первый период Северной войны в русской армии не хватало опытных офицерских кадров. Поэтому Петр активно использовал иноземных наемников. Однако многие из них не оправдали его доверия: слабо знали военное дело, плохо относились к солдатам, да и первые же серьезные испытания часто не выдерживали. Об этом говорит измена большой группы иностранных офицеров под Нарвой в 1700 году. Среди наемников было немало и таких, для которых служба в России являлась в точном смысле слова отхожим промыслом: послужил, наворовал и возвращайся к себе в Мекленбург, Пруссию или в Голштинию. Сразу же после неудачи под Нарвой Петр начал тщательно готовить офицеров из русских дворян. Дворянские отпрыски приобретали необходимые ратные навыки в гвардейских полках Преображенском и Семеновском и в военных школах. Каждому офицеру по мысли Петра надлежало пройти военную науку с самых азов, прежде всего, хорошо знать солдатское дело. Он неоднократно указывал: "Солдат - есть имя почетное. От последнего рядового в армии до первого генерала - всякий есть солдат". В настоящее время окончательного ответа на вопрос о том, какое учебное заведение положило начало военному образованию в России, нет. По мнению одних историков, первым военно-учебным заведением можно считать учрежденную Петром 1 в 1698 году при Пушкарском приказе школу " цифири и землемерия", которая была организована на Пушечном дворе в Москве думным дьяком Андреем Виниусом. Другие ученые считают, что начало военному образованию, положила созданная 14 января 1701 года в Москве школа "математических и навигацких, то есть мореходных хитростью искусств учения", известная как Навигацкая школа. Каждый год на учебу в нее набирали 500 человек. В школе изучали: арифметику, геометрию, навигацию, морскую астрономию, географию. Выпускники назначались во флот и в артиллерию.

В период Северной войны (1700 - 1721 гг.) были организованы артиллерийская и инженерная школы в Петербурге, хирургическая, инженерная школы и школа переводчиков в Москве. Основным центром подготовки офицеров для флота с1715 года стала Морская академия в Петербурге. Кроме того, Петр I посылал молодых дворян в европейские страны для обучения морскому делу.



В петровских военных школах воспитанников не обучали в течение жестко определенного срока, а выпускали по мере их практической готовности к воинской службе.

Вопрос об улучшении подготовки офицеров был решен с учетом опыта европейских государств. Графом П.И. Ягужинским был разработан проект организации в России кадетского корпуса. Кадетские корпуса стали основным звеном системы подготовки офицеров вплоть до конца XVIII века. К началу XIX века подготовкой офицеров занимались только государственные учреждения, делившиеся на 3 группы:

- непосредственно готовящие офицеров или выпускников с правом на офицерский чин;

- подготовительные заведения, в которых готовились юноши для подготовки к поступлению в различные офицерские школы;

- занимавшиеся переподготовкой офицеров или повышавшие их квалификацию.

Как отрасль педагогики военная педагогика сложилась на рубеже XIX-XX веков. Существенный скачок в ее развитии произошел в годы первой мировой войны, что в значительной мере объяснялось меркантильными интересами; наряду с оружием и боеприпасами фронту были необходимы стойкие воины и в первую очередь офицеры. Добиться этого без внедрения в практику стройной системы военно-педагогической деятельности было невозможно.

Как известно Петр I, осуществляя в России военную реформу, особое значение придавал обучению и воспитанию офицеров. Особое внимание обращалось на отношения между офицерами и солдатами, которые, по мнению государя, должны были строиться на отеческих началах: "Офицеры суть солдатам, яко отцы детям, того ради надлежит их равным образом отечески содержать", - отмечал он в своих приказах.

Выше всего Петр I ставил нравственное воспитание военнослужащих. Он считал, что все материальные условия есть не более чем ветвь для будущих плодов. Корень же - это нравственный элемент.



Средствами для воспитания у воинов высоких нравственных начал, по мнению Петра I, были:

- дисциплина;

- твердость характера у офицеров;

- сознательное отношение к долгу;

- личная примерность в службе.

Нравственному совершенству, по мнению Петра, способствовала в первую очередь забота о подчиненных. И сам он подавал в этом пример. Сам в течение месяца питался лишь солдатским пайком, чтобы понять: достаточно ли его воинам; строго, даже жестко, преследовал злоупотребления служебным положением.

Петр I всегда учитывал национальные особенности российской армии, многое делал для поднятия ее боевого духа.

"Петровская школа" отличалась простотой овладения основами военных знаний и широким использованием их на практике.

Главным заветом Петра Великого российскому офицерству были слова: "В службе честь".

Свой вклад в совершенствование воспитательного процесса офицеров внесла и Екатерина II. Она имела непосредственное отношение к разработке важного документа - "Инструкции пехотного (конного) полка полковнику". Согласно этой инструкции главной обязанностью полкового командира считалась "честь и право полка своего весьма удерживать". По "Инструкции" командиры были обязаны воспитывать у солдат храбрость и верность, помнить, что "никакие страхи и трудности храбрость и верность российских солдат никогда поколебать не могли".

Командирам того времени предоставлялись широкие дисциплинарные права, но одновременно с этим запрещалось не только бить рекрута, но и "стращать" его. Подчеркивалось, что порядок в армии должен достигаться за счет уважения к солдату. Кстати, в ту пору в значении глагола "уважать" употреблялся глагол "любить"...

Во второй половине XVIII века большой в клад в развитие воспитательного процесса в войсках внес генерал-фельдмаршал Петр Александрович Румянцев-Задунайский (1725-1796). Он был сторонником добрых человеческих отношений офицеров с нижними чинами. Воинскую дисциплину он считал "душою службы". В то же время он понимал, что успех воспитания личного состава зависит от офицеров: "В армии полки хорошими будут от полковников, а не от уставов как бы быть им должно" - утверждал он.

Для П.А.Румянцева солдат всегда оставался главным инструментом войны и победы, не безликой единицей или массой людей, а человеком, наделенным определенными личностными качествами. Единение офицеров с солдатами и нижними чинами П.А.Румянцев считал важнейшим средством упрочения влияния командиров на подчиненных.

П.А.Румянцев высоко ценил офицерские кадры, видел их ведущую роль в жизни армии, а потому предъявлял к ним обоснованные требования. Он был глубоко убежден, что офицеры не только должны присваивать себе весь успех во всяком благополучном деле, но и "равным образом отвечать они должны за все случившееся ко вреду, неслагая на одних солдат:". Для подчиненных офицеры "должны давать собою пример", быть образцом в выполнении различных упражнений, не жалеть себя для службы Отечеству.

Для П.А. Румянцева высшим проявлением всех добродетелей военного человека - офицера, солдата была его честь.

Взгляды Петра Александровича по вопросам воинского воспитания во многом совпадали с идеями Григория Александровича Потемкина (1739 -1791 гг.), генерал фельдмаршала, известного, увы, обывателю больше как фаворита Екатерины Алексеевны, а не полководца и дипломата. Между тем Г.А. Потемкин был человеком огромных талантов, среди которых талант военного педагога занимал далеко не последнее место. Он требовал "обучать людей с терпением и ясно толковать способы к лучшему исполнению". Фельдмаршал был одним из первых, кто использовал в воспитательном процессе разнообразные стимулы. В частности, он был инициатором учреждения солдатской медали для поощрения за храбрость и мужество в бою. Груз ответственности за подчиненных давил на его плечи всегда. Он писал: "Долг военного человека побуждает пещись о сохранении людей. Я худо сплю от сей заботы". Как и его предшественники, А.Г. Потемкин требовал от офицеров заботы о подчиненных в повседневных делах, ненавидел показушничества в войсках.

Опыт предшественников позволил собрать воедино все лучшее, что было накоплено в педагогической практике, выдающемуся полководцу Александру Васильевичу Суворову (1730-1800). Еще командуя Суздальским пехотным полком, Александр Васильевич сделал важный вывод о том, что успех в бою зависит не столько от численности войск, сколько от их морального духа. В любом деле он начинал с самого себя, с воспитания командира-воспитателя. От подчиненных он требовал широкой инициативы, направленной на достижение победы над врагом. Суворов допускал "возражения низшего высшему, но с тем, чтобы оно делалось пристойно, наедине, а не в многолюдстве...".

Александр Васильевич рассматривал обучение и воспитание как единый процесс. Он считал, что войска надо готовить не к парадам, а к войне. В связи с этим цель воспитания воинов ему виделась в том, чтобы каждый военнослужащий был "бодр, смел, мужествен и на себя надежен". Его слова :"мне солдат дороже себя" были основополагающими в ратной службе. Сам он относился к подчиненным с истинной любовью, неустанно заботился об удовлетворении их всем необходимым, учил этому других офицеров. После проведения занятий по различным видам боевой подготовки он рекомендовал офицерам: "Не худо сказать солдатам какую-нибудь сильную речь, а затем - по домам".

По А.В. Суворову процесс обучения войск - бесконечен.

Среди литературного наследия генералиссимуса заметное место занимает его знаменитое "Наука побеждать", представляющая собой наставление по строевому и тактическому обучению войск.

Этот документ состоит из двух частей:

- 1 часть: "Ученье разводное, или пред разводом";

- 2 часть: "Словесное поучение солдатам о знании, для них необходимом".

А.В. Суворов первым и единственным в Европе сделал солдатский штык главным военно-воспитательным средством, доведя до совершенства, штыковую атаку российских воинов. Его крылатая фраза "Коли штыком крепко. Пуля обмишурится, штык не обмишурится: пуля - дура, штык - молодец" была не просто девизом, а концентрированным выражением программы морально-боевой подготовки защитников Отечества.

А.В. Суворов писал в "Науке побеждать": "За немогузнайку офицеру арест, а штаб-офицеру от старшего штаб-офицера арест квартирный". Для него это не просто образчики нечленораздельной речи. Некомпетентные офицеры, ищущие отговорки, увиливающие от прямого и ясного ответа, - беда для армии, с которой необходимо бороться.

Суворовская система военного обучения с ярко выраженными элементами воспитательного воздействия, которым присущи простота, ясность, целеустремленность и, одновременно, научная обоснованность - актуальны и сегодня.

Война 1812 года оказала могучее воздействие на формирование воспитательного процесса. Не удивительно, что в центре его был главный герой той войны - Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов (1745-1813), один из продолжателей суворовской системы воспитания воинов. От А.В.Суворова он унаследовал твердые убеждения в том, что главная сила русской армии в ее солдате. Те офицеры, которые проявляют заботу о солдате, дорожат его доверием и любовью, могут требовать от подчиненных высшего напряжения на войне и побеждать неприятеля в боях.

Кутузов считал моральный дух войск той силой, которая движет людьми, определяет исход битв и сражений. Он подчеркивал, что "не численность войск, но именно их храбрость, рвение и дух, их оживляющие, по большей части решают успех". Среди основных средств, способствующих подъему морального духа армии, полководец выделял: патриотические чувства; воинские традиции; разъяснение боевой задачи. Однако одного морального духа для победы над сильным и коварным противником - армией Наполеона - было недостаточно. М.И.Кутузов разрабатывает и применяет систему обучения войск, в основу которой опять же берет личностные качества воинов: смелость, находчивость, храбрость, отвагу. Большое внимание уделяется индивидуальной подготовке каждого солдата, исключаяпри этом все те излишества, которые не имеют отношения к победе в бою. Он рекомендует офицерам главное внимание обратить на стрельбу в цель, на состояние оружия, приложить старание при обучении российского солдата.

"Возбуждать мужественный дух, привязанность и доверие к начальнику:"-так писал русский генерал-фельдмаршал Михаил Богданович Барклай-де-Толли (1761-1818). В своей деятельности по обучению и воспитанию войск он опирался на богатейшие традиции русской армии, обращая особое внимание на "привитие воинам высочайшего боевого духа и преданности Отечеству". Даже в годы правления Павла I, когда в армии воцарились "гатчинские порядки" c бездумной муштрой и палочной дисциплиной, Михаил Богданович требовал от командиров "не обременять солдат чрезмерными упражнениями", а добиваться "разумного понимания", строго соблюдая установленную программу обучения.

Барклай-де-Толли, прекрасно понимая значение дисциплины для армии, был строг и требователен к подчиненным. Однако он никогда не допускал дисциплинарных мер, унижающих человеческое достоинство. "Никакие случаи не дают права посягнуть на честь подчиненного обидным и неприличным взысканием.

Таковой поступок унижал бы звание начальника и служил бы верным доказательством его неспособности управлять людьми:"- писал он в одной из своих инструкций.

Михаил Богданович не только настаивал на человеческом обхождении офицеров с солдатами, но и сурово взыскивал с командиров, злоупотребляющих своей властью, а офицеров, виновных в жестоком обращении с нижними чинами, предавал суду. "Российский солдат,- писал военачальник, -имеет все отличнейшие воинские доблести: храбр, усерден, послушен, предан и неприхотлив, следственно, есть много способов, не употребляя жестокости, довести его до познания службы и содержать в дисциплине". Одной из главных задач воспитания подчиненных Барклай-де-Толли считал привитие нижним чинам чувства собственного достоинства, понятия о чести. "А для сего,- говорил он,- необходимо дать им почувствовать цену почетного звания СОЛДАТА, коего поведение соответствует достоинству, и вселить надежду к повышению". Военачальник часто напоминал своим командирам, что различные поощрения за нелегкий ратный труд, благодарности, объявленные в приказах и публично перед строем, доброе слово офицера, обращенное к солдату, являются более надежными средствами поддержания порядка и дисциплины, нежели розги и шпицрутены :"Солдат должен убедиться, что каждый отличный подвиг его в деле против неприятеля замечен начальником и не останется без уважения".

Особое место военными педагогами XIX века отводилось нравственному воспитанию.

Например, декабрист Павел Иванович Пестель (1793 - 1826 гг.) был убежден, что "воинское звание столь почтенно, что не должно соделываться уделом недостойного человека". Его единомышленники считали развитие нравственных правил важною отраслью воспитания.

На таких же позициях стояли герои Крымской войны адмиралы Владимир Алексеевич Корнилов (1806 - 1854 гг.) и Павел Степанович Нахимов (1802 - 1855 гг.).

С именем генерала от инфантерии Михаила Ивановича Драгомирова (1830 - 1905 гг.) связано становление целой военно-педагогической школы. Это был человек блестящего таланта вообще и педагогического в частности. В свое время он с золотой медалью окончил академию Генерального штаба, преподавал в ней в качестве адъюнкт - профессора, а после того, как приобрел богатый боевой опыт, был начальником этой академии. Он был убежден, что в деле подготовки войск главное место занимают вопросы воспитания. В связи с этим он писал: "Воспитание важнее образования, потому что военное дело в значительной степени более дело волевое, нежели умовое".

По мнению М.И. Драгомирова, нравственное воспитание зижделосьна:

- боевом духе ("нравственной энергии");

- патриотизме;

- дисциплине.

Он писал о воине: "... укрепите и возвысьте его сердце, а остальное придет само собой".

Военно-педагогические взгляды М. И. Драгомирова талантливо продолжил другой военный деятель, тоже генерал от инфантерии Михаил Дмитриевич Скобелев (1843 - 1882 гг.). Этот выдающийся полководец прожил на свете всего лишь 39 лет, но он вошел в российскую историю не только как герой Плевны и Шипки, но и как военный педагог. Он отличался незаурядными способностями, редкой личной отвагой. В войсках его уважали и любили.

М. Д. Скобелев был очень строг и тем ценней его мнение, что "солдата нужно бодрить, веселить", поскольку солдаты - народ "молодой, впечатлительный и требующий сердечного ухода за ним".

Педагогические взгляды генерала были очень человечны, учитывали психологию личности и были очень дальновидны. Так, для воспитания чувства взаимовыручки он предлагал использовать так называемое "куначество", то есть близкого знакомства личного состава подразделений и даже частей друг с другом путем организации их совместного досуга.

На рубеже XIX-XX веков в российской армии появилось немало одаренных педагогов. Среди них - командующий войсками Варшавского военного округа генерал Иосиф Владимирович Ромейко-Гурко (1828 - 1901 гг.), требовавший от подчиненных офицеров, чтобы они не допускали отношения к воинам "с чисто формальной стороны, не приложив к нему сердца и ставя свои личные удобства выше возлагаемых на них обязанностей по руководству воспитанием и обучением порученных их заботам людей".

Генерал М.В. Грулев, военный историк и педагог, внес существенный вклад в изучение взаимоотношений начальников и подчиненных. Он решительно выступал против укоренившейся в армии системы, когда младшие по званию и должности военнослужащие "забиты и затурканы постоянными окликами начальства". Он считал, что первым шагом со стороны офицера в деле подъема престижа солдата должно быть обращение к нему на "Вы". Он требовал видеть в командирском хамстве - хамство, а не рвение по службе, отмечая, что именно такие "герои" в боевой обстановке всегда бывают трусами.

На важнейший фактор воинского воспитания, обращал внимание военный педагог К. Кузьминский. Он считал, что бедой армии является "безыдейность" офицеров, что сильно влияет на солдат и в конечном счете определяет исход боя.

Усилиями лучших офицеров нашей армии более двухсот лет складывалась национальная школа воинского воспитания, богатая своими традициями, основанная на требовательности и человечности к подчиненному.






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.011 с.