Эгоизм — единственное бескорыстие — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Эгоизм — единственное бескорыстие



Первый вопрос:

 

Как человек, в сердце которого есть любовь, может быть эгоистичным?

 

Любовь это самая эгоистичная вещь в мире. Любовь это в основном любовь к самому себе. Если вы любите себя, только тогда вы можете любить кого-то другого. Если вы не любите себя, любить кого-то другого практически невозможно. Внутри вас должно вырасти качество любви, только тогда ее аромат может достичь кого-то его. Если вы не любите себя, вы можете только претендовать на то, что любите других. Ваша любовь будет псевдолюбовью, фальшив­кой, обманом. В девяноста девяти случаях из ста происходит именно это — потому что человечество было лишено права любить, было обусловлено. В каждом ребенке возникла обу­словленность не любить себя, но любить других. Это невоз­можно. Такого просто не может быть; так не бывает. Каждого ребенка учили не быть эгоистичным, и это стало единственным образом существования.

Если вы не эгоистичны, вы не будете альтруистами, за­помните это. Если вы не эгоистичны, вы не будете беско­рыстными, запомните это. Только очень глубоко эгоистичный человек может быть бескорыстным. Но это нужно понять, потому что это кажется вам парадоксом.

Что значит быть эгоистичным? Первая основа — это быть центрированным в самом себе. Вторая основа — это всегда искать своего блаженства. Если вы центрированы в самих себе, вы будете эгоистичными, что бы вы ни делали. Вы можете пойти и служить людям, но вы будете делать это только потому, что это доставляет вам радость, потому что вы вам это нравится, вы чувствуете себя счастливыми и бла­женными, делая это. Вы чувствуете себя, когда делаете это. Вы делаете это не как долг, вы не служите человечеству. Вы не становитесь великими мучениками, вы не приносите себя в жертву. Все это бессмысленные термины. Вы просто по-своему счастливы. Поступая так, вы себя хорошо чувствуете: вы идете в госпиталь и служите людям, или вы идите и слу­жите бедным. Но вам это нравится. Именно так вы растете. Глубоко внутри вы чувствуете блаженство и покой, внутри вас появляется счастье.

Человек, который центрирован в самом себе, всегда ищет своего счастья. В этом и состоит вся красота: что, чем больше вы ищете своего счастья, тем в большей мере вы бу­дете помогать другим становится счастливыми. Потому что это единственный способ быть счастливыми в этом мире. Ес­ли кто-то другой рядом с вами несчастлив, вы не можете быть счастливыми, потому что человек не остров. Он — часть огромного континента. Если вы хотите быть счастли­выми, вам нужно будет помочь и остальным, тем, кто окружает вас, стать счастливыми. Только тогда — и только тогда



— вы можете быть счастливыми.

Вы должны создать вокруг себя атмосферу счастья. Ес­ли каждый несчастен, как вы можете быть счастливыми? На вас это тоже будет оказывать воздействие. Вы не камень. Вы — очень тонкое, очень чувствительное существо. Если ок­ружающие вас люди будут несчастными, это будет оказывать влияние и на вас. Несчастье так же заразно, как и любая дру­гая болезнь. Блаженство так же заразно, как и любая бо­лезнь. Если вы помогаете быть счастливыми другим, в конце концов, вы помогаете стать счастливым самим себе. Человек, который искренне заинтересован в своем счастье, всегда за­интересован и в счастье других — но не ради них. Глубоко внутри он заинтересован в самом себе, вот почему он помо­гает им. Если бы всех в мире учили быть эгоистичными, мир стал бы счастливым. Тогда бы не существовало никакой возможности для несчастья.

Если вы хотите быть здоровыми, вы не можете жить среди людей, которые больны. Как вы можете быть здоро­выми? Это нереально. Это противоречит всем правилам. Вы должны помочь и остальным стать здоровыми. Благодаря об­щему здоровью и ваше здоровье становится возможным.

Учите всех быть эгоистичными; из этого вырастает бескорыстие. Бескорыстие есть высший эгоизм. В начале это может показаться вам неэгоистичным, но, в конце концов, это удовлетворит вас. И тогда вы сможете умножить свое счастье: его будет ровно столько, сколько счастливых людей вокруг вас, тогда счастье будет постоянно нисходить на вас. Вы можете стать абсолютно счастливыми.

Но никогда не забывайте о себе — вас учили... Вас учили политики, священники, потому только так они и могут существовать в этом мире. Если вы несчастны, вам нужны священники. Если вы больны, несчастны, вам будут нужны по­литики. Если вы неправильны, тогда вам нужны правила. Док­тора нужны только в том случае, если вы больны. Политики хотят, чтобы вы были невпорядке, иначе, кому они будут на­вязывать свой порядок? Они приходят к власти благодаря вашему беспорядку; и они учат вас быть неэгоистичными. Они учат вас тому, что вы должны принести себя в жертву стране, богу, религии — исламу, индуизму — Корану, Гите, Библии — подойдет любое слово — но вы обязательно долж­ны принести себя в жертву. Если вы принесли себя в жертву, священник, политик будет чувствовать себя счастливым.



Священники и политики состоят в глубоком заговоре — может быть, они делают это бессознательно, возможно они даже не осознают того, что делают, но они не хотят, чтобы вы были счастливыми. Они хотят одного — чтобы вы не были счастливыми. Когда они видят, что вы становитесь счастливыми, они обостряют свою бдительность. Тогда вы представляете для них опасность, для их общества, доя мира их власти — вы представляете опасность. Счастливый человек это самый опасный человек в мире. Он может оказаться ро­ковым — потому что счастливый человек свободен, и его не волнуют никакие войны, Вьетнамы, Израили. Все это кажется ему невротичным, глупым.

Счастливый человек настолько счастлив, что ему хоте­лось бы остаться счастливым в одиночестве. Он хочет побыть наедине с самим собой. Он хочет жить наедине с цветами, поэзией и музыкой. Почему он должен волноваться о войнах, где убивают его, и он должен убивать других? Почему он должен беспокоиться об убийствах и самоубийствах’ Это мо­гут делать только неэгоистичные люди, потому что они нико­гда не знали, какое блаженство они могут обрести. У них никогда не было никакого опыта: что это такое, что такое праздновать. Они никогда не танцевали. Они никогда не вды­хали жизнь полной грудью. Они не познали ни единого про­блеска божественного, потому что все эти проблески возникают из счастья, из глубокого удовлетворения, из на­полненности.

Неэгоистичный человек неукоренен, нецентрирован. Он глубоко невротичен. Он идет против природы; он не мо­жет быть здоровым и целостным. Он плывет против течения жизни, бытия, существования: он пытается быть беско­рыстным. Но он не может быть бескорыстным — потому что только эгоистичные люди могут быть бескорыстными. Когда у вас есть счастье, вы можете им поделиться; когда у вас его нет, как вы можете им поделиться? Для того чтобы поделить­ся, сначала вы должны его иметь. Неэгоистичный человек всегда серьезен, глубоко внутри он болен, он постоянно страдает. Он упустил свою жизнь.

И помните, когда вы упускаете свою собственную жизнь, вы становитесь убийцами, самоубийцами. Когда чело­век живет в несчастье, ему хочется разрушать. Несчастье раз­рушительно; счастье созидательно. Существует только одна созидательность, и она возникает из блаженства, из радости, из наслаждения. Когда вы насаждаетесь, вы хотите что-то созидать, может быть, игрушки для детей, может быть, поэму, можете быть, рисунок — что-то. Когда вы очень сильно наслаждаетесь жизнью, как выразить это? Вы что-то создаете — то или иное. Но когда вы несчастны, вам постоянно хочется разрушать. Вам хочется стать политиками, вам хочется стать солдатами — вам хочется создавать некоторые ситуации, ко­торые дали вам возможность разрушать.

Вот почему повсеместно во все времена война где-то на земле происходила война. Это очень тяжелая болезнь. Но все политики постоянно говорят о мире. Они готовятся к войне и говорят о мире. На самом деле они говорят: «Мы готовимся к войне, чтобы сохранить мир». Это самое иррациональное из всего, что только можно себе вообразить. Ес­ли вы готовитесь к войне, как вы можете сохранить мир? Чтобы сохранить мир, вы должны готовиться к войне.

Вот почему новое поколение во всем мире представляет огромную опасность для властей. Они заинтересованы только в том, чтобы быть счастливыми. Они заинтересованы в любви, в медитации, в музыке, в танце... Во всем мире по­литики стали очень бдительными. Новое поколение не инте­ресуется политикой — правой или левой. Нет, им это вообще не интересно. Они не коммунисты; они не принад­лежат ни к каким «измам».

Счастливый человек принадлежит самому себе. Почему он должен принадлежать к какой-то организации? Это будет выходом для несчастного человека: принадлежать к какой-либо организации, принадлежать к какой-либо толпе. Потому что внутри себя он не имеет никаких корней, он не принадлежит — и поэтому в нем возникает очень-очень глубокое беспокойство: он должен принадлежать. Он создает замену этой принадлежности. Он идет и становится частью полити­ческой партии, революционной партии или чего-то еще — религии. Теперь он чувствует, что и он чему-то принадле­жит: существует толпа, в которой он укоренен.

Вы должны быть укоренены в самих себе, потому что только отталкиваясь от самих себя вы можете пойти глубоко вовнутрь, к Богу, к существованию. Если вы принадлежите толпе, вы принадлежите тупику; отсюда не возможен ника­кой дальнейший рост. Здесь существует только конец, тупик.

Но политики зависят от вашего жертвоприношения. Они не хотят, чтобы вы были счастливыми; они не хотят, чтобы вы улыбались, смеялись. Они хотят, чтобы вы были не­счастными, настолько несчастными, чтобы вам захотелось разрушать, чтобы вы стали злыми, яростными. Тогда вас можно будет использовать, и они смогут использовать вас в своих целях. Они учат вас быть бескорыстными, они говорят, что вы должны стать мучениками, они проповедуют: «Пожертвуйте своей жизнью во благо других» — но тому же самому они учат и других. Это кажется одной большой глу­пой игрой.

Я не учу вас быть бескорыстными, потому что я знаю, если вы любите себя, вы станете бескорыстными автома­тически, спонтанно. Если вы не будете эгоистичными, вы по­теряете себя; теперь, как вы можете находиться в контакте с кем-то еще — основной контакт утрачен. Вы пропустили первый шаг.

Забудьте о мире, обществе и утопиях Карла Маркса. Забудьте об этом. Вы здесь всего лишь на несколько лет. Ра­дуйтесь, наслаждайтесь, будьте счастливыми, танцуйте и лю­бите; и от вашей любви и танца, от вашего глубокого эгоизма вы начнете переполняться энергией. Вы сможете делиться с другими.

Я говорю, что любовь является одним из самых эгои­стичных явлений. Если вы все сильнее и сильнее углубляетесь в эгоизм, приходит медитация, молитва. Если вы хотите быть все более и более эгоистичными, приходит Бог. Вы не можете общаться с Богом посредством кого-то другого; никаких по­средников не существует. С Богом вы должны будете встре­титься лично безо всяких посредников. Вы одни в своем прекрасном одиночестве встретите это высшее переживание.

Я учу вас быть эгоистичными, но если вы понимаете смысл моего эгоизма, вы поймете и все то, что прекрасно, все, что бескорыстно.

 

Второй вопрос:

 

Будучи эгоистичными, продолжаете ли бы осозна­вать других или нет?

 

Если вы осознаете самих себя, вы начинаете осознавать и других. Как может быть иначе? Если вы не осознаете даже себя, как вы можете осознавать других? Сначала осознанность должна случиться внутри вас. Сначала вы долж­ны зажечь свой свет. Внутри вас должно возгореться пламя; только тогда свет сможет распространяться и охватить всех остальных. Вы живете во тьме, в неосознанности — как вы можете осознавать других? Вы постоянно думаете, вы мечтаете — вы не осознаете других.

Муж может говорить: «Я осознаю свою жену и ее чув­ства». Это просто невозможно, потому что муж не осознает самого себя. Он живет в глубокой тьме и неосознанности. Он не знает, откуда исходит его злость, он не знает, откуда возникает его любовь, он не знает, откуда приходит его су­ществование, цветение. Он не осознает самого себя — а это ближе всего к вам из всего того, что вы можете осознать — и говорит: «Я осознаю свою жену и ее чувства». Чепуха. Мо­жет быть, он думает, ему кажется, что он осознает. Каждый живет в окружении своих собственных мечтаний, и прячась за своими мечтаниям, своими собственными проекциями, вы постоянно думаете, что: «Я осознаю».

Спросите жену; она говорит: «Он никогда не осознает меня». Жена думает, что она осознает своего мужа, его по­требности; но эти потребности, которые, она думает, она осознает, не являются потребностями ее мужа. Это она так думает, что это его потребности. Постоянно происходит конфликт, и оба осознают, оба чувствуют друг друга, оба заботятся друг о друге.

Никто не может заботиться ни о ком другом до тех пор, пока сначала он не выучит урок глубокой внутренней заботы о своем бытии. Сначала вы должны позаботиться о самих себе. Это ближе всего к вам, это радом с вами. Научи­тесь осознанности сначала здесь, тогда вы будете осознавать и других. Тогда вы впервые перестанете проецировать. Вы не будете интерпретировать; вы будете смотреть прямо. Вы будете видеть другого таким, какой он есть, а не таким, ка­ким бы вы хотели его видеть, или каким, вы думаете, он есть. Тогда вы будете смотреть на реальность.

Когда мечтания выпадают из ваших глаз, и ваши глаза больше не наполнены ими, только тогда вы сможете быть осознанными. Иначе, ваши глаза затуманены; они заложены густыми облаками и туманом. Вы смотрите, но смотрите из-за ширмы, и эти ширмы извращают все то, что вы видите. Они искажают. Они не отражают, они проецируют. Когда ваши мечты исчезнут, и вы будете бдительными — бдитель­ными, осознанными, помнящими — тогда ваши глаза будут подобны глазу фотокамеры. Вы просто видите то, что есть, вы не проецируете. Вы ничего не делаете с реальностью; вы просто позволяете реальности выразить себя. Ваши глаза это простые, невинные каналы. Они просто смотрят. Прямо сей­час, такие, какие вы есть, вы не можете смотреть. Ваши глаза уже наполнены предрассудками, идеями, концепциями, веро­ваниями. Вы не можете смотреть. Ваши глаза не достаточно пусты, чтобы смотреть.

Как вы можете осознавать других? Только Будда осоз­нает, тот, кто пробужден в самом себе. Но Будда очень эгои­стичный человек, Махавира очень эгоистичный человек, Патанджали абсолютно эгоистичен — но они помогают мил­лионам. Они становятся благословением для миллионов. Все те, кто нуждаются в поиске, могут использовать их свет. Но они зажжены. Это означает просветление: их пламя горит. Вы можете принять в этом участие. От него вы можете за­жечь свое собственное внутреннее пламя. Вы можете тоже можете разделить его.

Осознанность должна быть познана изнутри. Когда вы пробуждены внутри себя, вы пробуждены для всего мира, для всего существования. Внезапно покровы спадают. Внезапно ваши глаза больше не наполнены... они пусты, восприимчивы, обнажены. Вы видите. Вы не проецируете, вы не интерпретируете. Вам нечего проецировать. Вы стали просто свободным пространством, внутренней пустотой.

 

Третий вопрос:

Включает ли в себя существование без надежды су­ществование без надежды относительно вас.

Как тогда без этой надежды возможен рост?

 

Надежда является одним из самых великих препятст­вий, потому что посредством нее создаются мечты, посредством нее создается будущее, благодаря ней существует время. Поэтому, когда я говорю, перестаньте на­деяться, я имею в виду то, что вы должны быть здесь и сей­час. Если вы надеетесь, вы ушли от здесь и сейчас.

Посредством надежды вы откладываете жизнь на потом — вы говорите: «Я буду жить завтра, когда все встанет на свои места». Когда все будет существовать так, как вы хотите, когда у вас будет достаточно богатства, власти, денег, пре­стижа — выбудете жить. И вы надеетесь на то, что завтра вы будете все это иметь. Если не завтра, то послезавтра. Если не в этом году, то в следующем. И если не в этой жизни, то в следующей. На востоке надежда продолжалась до самого своего логического конца: тысячи жизней ждать нового бу­дущего. Это трюк ума. Если вы позволяете ему надеяться, он поймал вас в ловушку.

Жизнь это только настоящий момент. У жизни нет дру­гого времени — она имеет только одно время — настоящее. Прошлое есть память, оно не часть существования. Оно уш­ло, его больше нет. Ум несет только следы прошлого, царапи­ны на памяти. Будущего не существует; оно еще не пришло. Существует только это мгновение — это узкое, это крошеч­ное, атомарное мгновение. Если вы хотите жить, вы должны жить в нем. Если вы хотите упустить жизнь, тогда вы можете жить в надежде.

Когда я говорю «утрата надежды», вы можете понять меня неправильно, потому что под «утратой надежды» вы все­гда подразумеваете, что рушиться какая-то надежда, и у вас ее больше нет. Но когда я использую выражение «утрата на­дежды», я имею в виду не то, что потерпела крах какая-то конкретная надежда: я говорю, что любая надежда, надежда как таковая, потерпела крах. Тогда вы действительно перес­таете надеяться, и этот момент прекрасен. Но это не катаст­рофа Вы не печалитесь из-за этого.

Вы чувствовали безнадежность много раз — одна на­дежда разрушилась. Вы любили, но женщина или мужчина предали вас — одна надежда разрушилась. Но есть другая женщина, другой мужчина; надежда все еще может продол­жать свое существование. Она может продолжать свой по­иск, она будет искать, она может создать новые иллюзии. Ва­ши иллюзии разрушились — но вы не освободились от них. Вы движетесь по пути. Он бесконечен, дальше ничего нет, вы оказываетесь у края пропасти: один путь оказался неудачным, но есть миллионы других. Жизнь это лабиринт; вы можете пойти и по другому пути. В действительности, вы не утрати­ли надежду.

Человек теряет надежду только тогда, когда жизнь предстает перед ним во всей своей тотальности, и он видит, что ему некуда идти, не о чем мечтать, не на что надеяться. В этой безнадежности нет никакой печали. Вы просто пони­маете истину жизни такой, какая она есть. Не то, что жизнь потерпела крах! Вы просто понимаете: «Моя надежда не оп­равдалась». И жизнь не позволяет никому надеяться. Она не идет на поводу ни у чьих надежд; она не выполняет ничьих мечтаний. Жизнь никогда не терпит краха, его терпят только ваши надежды. Ум перестает функционировать. На мгнове­ние он, кажется, оказался в бедственном положении — все рушится; но если вы можете жить с этим бедствием, внезап­но, в вас возникает новая жизнь — свежая, юная, сиюминут­ная.

Эта жизнь принадлежит здесь и сейчас. Она больше никуда не движется. У нее нет для этого никакой мотивации; она, в некотором смысле, лишена желаний. Но это не значит, что она лишена всякой радости — только тогда и существует радость. Когда нет желаний, вся ваша энергия становится наслаждением. Вы пульсируете счастьем. Вы становитесь уча­стником празднования, которое происходит постоянно; это континуум.

Вы упускали его только потому, что жили в мечтах. Вы не были его частью, потому что создали свои личные надеж­ды. Вы стали «идиотами»: слово «идиот» означает того, кто движется в одиночку по своему собственному пути, кто пы­тается противопоставить свою волю воле целого — он идиот. Корень слова «идиот» означает нечто личное. Надежды — личные; жизнь — универсальна. Надежды индивидуальны. Су­ществование не принадлежит никакой индивидуальности. На­оборот, индивидуальности принадлежат существованию.

Разве вы не замечали, что ваши мечты это самое лич­ное, что есть в мире? Вы не можете поделиться ими даже с другом. Вы не можете пригласить в свои мечты даже своего возлюбленного. Вы должны пребывать в них в полном одино­честве. Почему мечты кажутся нереальными? Потому что они личные. Вы не можете пригласить никого, кто бы мог он стать свидетелем ваших мечтаний, это невозможно.

Я слышал, что один египетский фараон, который был немного эксцентричной личностью, какими почти всегда бы­вают цари, немного невротичным — однажды в своем сне он увидел одного из своих министров. Он был так зол. На следующий день он издал приказ, который провозглашал по всему царству, что никому не позволяется входить в его сны. Это будет нарушением границы; и если кто-то нарушит границу, войдет в его сны, он будет немедленно казнен. И в послед­ствии многие действительно были казнены, потому что они вошли в его сны.

Ваши сны только ваши — никто не может в них войти. И если кто-то входит, это только ваши мечты, а не то, что он взял и вошел. Мечты принадлежат только вам, они абсолютно личные. Вот почему они нереальны. Все личное становится нереальным. Реальность универсальна. Я могу видеть деревья, вы также можете видеть деревья, но мои мечты-деревья могу видеть только я. Я не могу попросить вас придти и стать сви­детелем этого. Вот почему утром я сам чувствую, что это был просто сон, не реальность.

Ваши надежды только ваши. Когда вы теряете наде­жду... Когда я говорю: «утратьте надежду», «отбросьте все на­дежды», я говорю: пускай целое надеется; не создавайте лич­ных желаний. Иначе, вы навсегда останетесь несчастными, навсегда останетесь разочарованными. Ваши надежды нико­гда не исполнятся, потому что целое обладает своими собст­венными намерениями. Целое обладает своими собственными планами; целое обладает своей собственной судьбой. Река течет к морю, но каждая капля реки мечтает о том, чтобы пойти куда-то еще. Как это может исполниться? Река достиг­нет океана. Эти капли будут страдать от разочарования, по­тому что они не достигнут того места, о котором мечтали.

Мудрый человек есть не что иное, как капля, которая лишена личных мечтаний. Просветленный человек это чело­век, который плывет вместе с целым, вместе с рекой. Он говорит: «Куда бы ты ни шла, я пойду туда же. И почему я должен беспокоиться? Река течет; она, должно быть, куда-то направляется. Это не моя забота». Капля отбрасывает свое беспокойство — это момент утраты надежды, утраты жела­ния. Именно в этот момент капля становится рекой. Именно в этот момент капля по сути своей стала океаном. В этот мо­мент капля должна стать целым.

«Включает ли в себя существование без надежды сущес­твование без надежды относительно вас. Как тогда без этой надежды возможен рост?» Да. Если вы надеетесь, если вы соз­даете надежду относительно меня, вы создаете свои собст­венные мечты. Я не являюсь частью их. Помните: я не являюсь их частью. Вы можете создавать свои мечты и жела­ния, это ваше дело. Если вы создаете, вас постигнет разоча­рование. Если вы не создаете, вы начинаете течь вместе со мой. Вот что такое сдача, вот что значит быть учеником: плыть вместе с Мастером. Если я говорю: «Отбросьте мечта­ния», вы их отбрасываете, вы плывете вместе со мной. Если у вас есть ваши личные надежды, тогда помните — когда вас постигнет разочарование, не вините в этом меня. Я не несу за это никакой ответственности.

Иначе, это кажется очень легко: вы приходите с наде­ждой из мира, где вас постигло разочарование, затем вы на­чинаете строить надежды относительно меня — создавать вокруг меня желания, мечты. Я снова становлюсь поводом для того, чтобы вы могли надеяться. Тогда вы вновь вы начинаете создавать те же самые желания — теперь, с моей по­мощью. Нет, я не стану помогать вам в этом. Я стану помо­гать вам только в том случае, если вы хотите отбросить же­лания, если вы хотите отбросить все надежды, если вы хотите отбросить себя, эго. Только в этом случае я смогу вам по­мочь. Я здесь не для того, чтобы исполнять чьи-то желания и надежды. Отбросьте их прежде, чем вас постигнет разочаро­вание; иначе, вы будете злиться на меня понапрасну. Будьте бдительными относительно этого; иначе, вы будете чувствовать, что я просто впустую трачу ваше время, разрушаю вашу энергию. Если вы не достигнете своих личных целей, вы ни­когда не сможете меня простить; но я не являюсь их частью.

Если вы готовы плыть вместе со мной... Я плыву вместе с целым. Если вы готовы плыть вместе со мой, вы научитесь и тому, как плыть вместе с целым. Тогда вы можете забыть обо мне. В конце концов, Мастер должен быть отброшен, самое большее, Мастер, может стать для вас дверью, но он не цель. Вы проходите через него, и затем вы прощаете и забываете его. Вы движетесь вместе с целым. Рядом с Мастером, в присутствии Мастера вы обретаете умение плыть вместе с целым.

Да, я тоже являюсь частью этого. Когда я учу вас жить без надежды, я включаю в это и себя. Не стройте надежд от­носительно меня, вокруг меня. Я никогда не стану частью ваших личных мечтаний, ваших идиотиков.

«Как тогда без этой надежды возможен рост?» Рост воз­может только без надежды. Вы не выросли, потому что на­деялись. Вы остались детьми, вы не повзрослели. Ребенку вы можете позволить мечтать — он невинен — надеяться, созда­вать будущее. Он глуп. Когда вы становитесь зрелыми, мечты отпадают; или, вы отбрасываете их и становитесь зрелыми. Что такое зрелость? Зрелость означает видеть реальность. Не живите в ожидании того, что ваши желания исполнятся.

Даже религиозные, так называемые религиозные лю­ди, живут в мечтах: они думают о рае для себя и об аде для других. Мечты... они мечтают о хорошем для себя и о кош­марах для других. Они тоже ведут себя по-детски.

Рост возможен только тогда, когда нет надежды. По­чему? Потому что та же самая энергия, которая движется в надежду, должна быть преобразована. Та же самая энергия должна быть высвобождена для того, чтобы вы могли расти. Вот почему все Будды говорят: «Не желайте». Не потому что они против желания, нет — потому что они за рост, и энер­гия должна быть высвобождена, она должна освободиться от желаний. Только тогда она может стать внутренним ростом.

Рост существует в настоящем, а желания существуют в будущем — они никогда не пересекаются. Вы растете только здесь и сейчас, никогда завтра Деревья растут сейчас, а вы думаете, что будете расти завтра. Рост всегда происходит здесь-сейчас. Рост, если он вообще происходит, происходит в этот самый момент. Если он не происходит в этот момент, как он может произойти в следующий? Откуда он придет? Как гром среди ясного неба? Этот момент станет основой следующего. Сегодня станет основой завтра. Эта жизнь станет основой следующей жизни. Если рост происходит в этот мо­мент, то в следующий момент он переполнит вас, и вы нач­нете жить следующий момент из той точки, из той стадии, из того состояния и плана, где покинул вас этот момент. Только так вы сможете расти. Этот момент является единственным моментом для роста.

Разве вы не замечали, что для всего мира — растений, птиц, животных, гор — существует только один-единственный момент, настоящий момент; и они растут? Только человек думает о будущем, и именно поэтому он перестает расти. Чем больше вы думаете о будущем, тем существует меньше возможностей для роста. Рост происходит согласно реальности, которая происходит в этот момент. И никакой другой реальности не существует.

«Как тогда без этой надежды возможен рост?» Рост воз­можен только без надежды.

Мне понятна ваша проблема Вы говорите: «Если у нас нет надежды, тогда мы лишены надежды и относительно рос­та. Как тогда возможен рост, если мы не надеемся и не жела­ем?» Росту не нужны ваши надежды и желания. Росту нужно ваше понимание; росту нужна ваша осознанность. Одной только осознанности будет достаточно. Если в этот момент вы осознаете все, что происходит, эта осознанность стано­вится солнцем, и дерево вашего бытия начинает расти. Эта осознанность становится водой, дождем, и дерево вашего бы­тия начинает расти. Человек растет благодаря осознанности, а не потому что он надеется.

 

Четвертый вопрос:

 

Вы сказали, что вы не «работаете» с людьми, тогда зачем вам ученики?

 

Мастер это катализатор: он не работает, но работа происходит благодаря нему. Он ничего не делает, но просто создает ситуацию, в которой все и проис­ходит. Вы что думаете, что солнце восходит и начинает работать с миллионами деревьев?... что оно подходит к каж­дому цветку и убеждает его раскрыться?... что оно подходит к каждому бутону и убеждает его распуститься?... что оно подходит к каждому корню, чтобы напитать его? Нет. Солнце может даже ничего не знать об этом, но деревья растут, бу­тоны распускаются, цветы начинают испускать свой аромат, птицы начинают петь — весь мир пробуждается. Как функ­ционирует солнце? Разве оно что-то делает?

 

Я слышал очень древнюю историю о том, что однажды Тьма пришла к Богу и сказала:

— Довольно. Я не совершала никакого преступления — во всяком случае, я об этом не знаю — так почему твое Солнце постоянно преследует меня? Постоянно, день ото дня, в течение миллионов лет. Я пришла, чтобы пожаловаться тебе на него. Я не сделала ему ничего плохого. Почему оно против меня?

Даже Бог должен был согласиться:

— Это правда. Почему оно преследует тебя?

Позвали Солнце, и Бог поинтересовался:

— Почему ты так невзлюбило Тьму? Почему ты посто­янно гонишься за ней?

Солнце сказало:

— Я никогда не слышало ни о какой Тьме. О чем ты говоришь? Я никогда не встречало ее. Я даже не знаю, кто это! О преследовании не может быть и речи. Я даже не зна­комо с ней. Никто никогда не представлял меня ей. Пожа­луйста, позови ее ко мне, чтобы я смогло увидеть, что за человек эта Тьма, и тогда я вспомню, и не стану ее преследо­вать.

 

Говорят, что даже всемогущему Богу это не удалось, привести Тьму к Солнцу. Поэтому и по сей день вопрос сто­ит на повестке дня, и Бог размышляет над тем, как сделать так, чтобы Солнце и Тьма смогли встретиться для свершения правосудия. Но, мне кажется, что этого никогда не произой­дет, потому что, когда есть Солнце, нет Тьмы. Дело не в том, что Солнце преследует Тьму или совершает какие-то дейст­вия: само присутствие.

Мастер это катализатор. Смысл этого слова «катали­затор» должен быть понят очень глубоко. Наука обнаружила существование катализаторов. Катализатор это посредник, который непременно нужен, чтобы произошло некоторое изменение, к примеру, химические, но сам по себе катали­затор не подвергается никакому изменению. Необходимо только его присутствие. Например, кислород и водород встречаются, и создается вода, но в качестве катализатора необходимо электричество. Если электричество отсутствует, тогда водород и кислород не могут встретиться; электри­чество ни в чем не принимает участия — оно просто присутствует. Без его присутствия нечего не может произойти; но электричество не принимает в этом никакого участия. Оно никоим образом не входит в новое соединение. Оно просто присутствует. Катализатор это научный термин, но он прекрасен.

Мастер не должен ничего делать; он не делатель. Просто его присутствие — если вы позволяете ему присутствовать. Это зависит от ученика. И быть учеником означает только то, что вы позволяете, вы допускаете, вы становитесь восприимчивыми — что вы больше не создаете никаких пре­пятствий для того, чтобы присутствие функционировало. Оно ничего не производит. Действует само присутствие... нечто начинает происходить. Если ученик позволяет, нечто начинает происходить.

Ученик будет чувствовать благодарность к Мастеру, потому что без него это было бы практически невозможно, но Мастер всегда знает, что он ничего не сделал. Поэтому, если вы пойдите к Мастеру и скажете: «Вы сделали для меня так много», он скажет: «Все произошло по божьей милости. Я ничего не сделал». Если Мастер говорит: «Я сделал что-то», он вообще не Мастер, потому что само слово «я» говорит о том, что он не Мастер. Он не может служить для вас катали­затором. Он думает, что он делатель, а делатель не может быть катализатором.

Мастер это всего лишь присутствие, окружающее вас присутствие... он окружат вас подобно облаку. Если вы позво­ляете ему, он входит в самые глубокие слои вашего бытия.

Не то, что он входит! Вы просто позволяете... это происхо­дит само собой. И в этот момент, когда ученик позволяет, и Мастер присутствует: химическое изменение, лучше назвать это алхимией, мутацией — ученик также исчезает, тем же самым образом, что и Мастер. Эго больше нет. Ученик тоже стал неделателем. Теперь он может функционировать как присутствие для других. Он может быть Мастером.

 

Сарипутта, один из учеников Будды, однажды вошел в Будду, и позволил Будде войти в себя. Он стал просветлен­ным. Будда тот час же сказал: «Теперь, Сарипутта, тебе не нужно находиться по близости от меня. Теперь уходи. Уходи как можно дальше. Многие люди испытывают жажду. Теперь у тебя есть вода, чтобы утолить ее?» Сарипутта посмотрел по сторонам. Что произошло? Он сказал: «О чем ты говоришь? Не посылай меня никуда». Будда сказал: «Ты не осознаешь то­го, что произошло. Теперь тебе не нужно моего присутствия. Теперь ты сам можешь стать присутствием для других: все уже произошло. Я ничего не сделал, ты ничего не сделал, но это произошло».

 

Если ученик является слишком активным делателем, этого не произойдет. Если Мастер является слишком актив­ным делателем, он не Мастер. Когда ученик готов открыться — и Мастер это Мастер — все происходит. Это милость Бо­га. Это просто происходит, не смотря на то, что никто ниче­го не делает. Вот почему мы в Индии назвали этот процесс прасадом, милостью. Внезапно Бог становится доступным; внезапно Бог начинает функционировать.

Вот почему я говорю, что я не работаю с людьми, и все же я принимаю их в число своих учеников.

 

Пятый вопрос:

 

Чтобы почувствовать себя хорошо люди всегда ищут утробы.

Мы чувствуем себя хорошо вместе с вами; нашли ли мы утробу?

Конечно. Мастер есть не что иное как утроба: благодаря нему вы перерождаетесь. Вы умираете в нем, вы умираете вместе с ним. Мастер это крест и вос­крешение. Именно в этом смысл того, что случилось с Иису­сом: на нем вы умираете, и благодаря нему перерождаетесь. Мастер это утроба.

Первая утроба — материнская; вторая — это утроба Мастера. Мать посылает вас в мир, Мастер посылает вас за его пределы. Мастер есть мать.

 

Шестой вопрос:

 

Почему вы всегда носите с собой салфетки, даже то­гда, когда в них нет необходимости?

 

Это символично, потому что я бесполезен как салфетки. Я не верю в полезность. Полезность принадлежит миру. Я верю в бесполезное — в цветок. Какая польза от цветка? Для чего его можно использовать? Он абсолютно бесполезен; и поэтому прекрасен, абсолютно прекрасен.

Жизнь для меня лишена всякой цели; она бесцельна. Ес­ли бы существовала какая-либо цель, жизнь не была бы такой прекрасной. Цель всегда создает нечто уродливое. Цель де­лает вас товаром, она делает вас не экстатичными. Цель дела­ет вас фабриками, не храмами. Жизнь не фабрика; это храм. Какая польза от храма?

На востоке, каждая деревня имела свой храм, по край­ней мере один. Если их было больше, то это было очень хо­рошо; в противном случае, только один. Даже очень-очень бедная деревня. Когда западные люди впервые приехали на восток, они не могли этому поверить, потому что деревни были такими бедными. В них не было приличных домов, только хижины, домами их можно было назвать чисто усло­вно; но во всех селениях были прекрасные храмы. Стены их домов были не из камня, всего лишь бамбук, но у их богов были прекрасные мраморные стены, мраморный пол. Мале­нький, но прекрасный храм. Это казалось невероятным — когда вы живете в такой бедности, какая вам польза от того, что вы создаете такие прекрасные храмы?

На востоке мы всегда верили в бесполезность. Вы мо­жете жить в доме; это полезность. Бог не живет здесь; он может существовать и без храма. Даже если бы храмов не существовало, мир ничего бы не потерял. Мир обогащается не посредством храмов. Он обогащается благодаря фабри­кам, больницам, школам — не храмам. Храм просто бесполе­зен. Поэтому, когда в России коммунисты одержали победу, они разрушили все храмы, все церкви — они превратили их в фабрики, в школы, в госпиталя, во всевозможные учреждения — потому что коммунист верит в полезность. Он не верит в цветы. Он не верит в звезды. Он не в<






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.027 с.