Наука, экономика и политика. Проблема социального регулирования науки. — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Наука, экономика и политика. Проблема социального регулирования науки.



 

Экономика имеет несколько понятий. Одно из них - народное хозяйство. Политика и экономика соотносятся следующим образом: политика - отражение экономики. В политике отражаются наиболее существенные тенденции потребности экономики. Политика выступает также и дополнением экономики.

Политика имеет первенство над экономикой (если в экономике есть проблемы, то они решаются в первую очередь политическим путем). Политика - область, касающаяся многих людей. Она - важнейшее средство решения проблем. Однако часто решения принимаются неправильно. Поэтому возникают негативные последствия.

Рассмотрим диалектику взаимодействия экономика и политики с марксистской позиции. Маркс ввел понятия базиса и надстройки. Базис - это экономический строй общества, система производственных отношений. Над базисом, своеобразным фундаментом здания, возвышается соответствующая ему надстройки, включающая:

· общественное сознание

· идеологические отношения

· закрепляющие их общественные учреждения и организации.

Базис и надстройка взаимодействуют. При этом взаимодействие экономики и политики отражает влияние надстройки на базис. Политика (политическая идеология и практика, а также соответствующие им отношения и учреждения) - наиболее активно воздействующая часть надстройки. Как надстроечное явление, политика вторична по отношению к базису, зависима от него. Вместе с тем политическая практика - могучее средство решения назревших в обществе задач. Но если условия для такого решения не назрели, политика будет обречена на неудачу. Соответствующая потребностям общественного развития политика должна опираться на анализ объективных тенденций, в первую очередь в материальной основе общества, а также учитывать расстановку классовых, политических сил в обществе.

Политическая практика способна обеспечить благоприятные условия для развития нового базиса и одновременно блокировать возможности воспроизводства старых производственных отношений. Ленин называл политику концентрированным выражением и завершением экономики. Он подчеркивал, что политика не может не иметь первенства перед экономикой.

Активная роль политики отношении экономики проявляется не всех этапах развития классового общества, но особенно ярко в период решительных преобразований, революций. Политика переустройства возникает не на пустом месте: она - результат осознания процессов в обществе и противоречий. В этом нашла свое выражение общая закономерность: первичность базиса, экономического строя по отношению к надстройке вообще, ее политической части в частности. Но решение назревших задач возможно лишь на основе продуманного политического подхода к общественным проблемам.



Таким образом, политика, будучи вторичной, зависимой от экономического базиса, имеет вместе с тем исключительное значение в жизни общества и представляет собой наиболее активную часть надстройки.

Роль политики велика не только во внутренней жизни страны, но и в межгосударственных отношениях. Мера ее эффективности зависит от того, насколько политика отражает реальные условия и тенденции развития страны и мира, на какие силы опирается и какие цели проповедует.

 

Наука, экономика, политика

Научная деятельность не может протекать в отрыве от социально-политических процессов. Отношения науки и экономики, науки и власти всегда представляли большую проблему. Наука не только энергоемкое, но в огромной степени и финансово затратное предприятие. Она требует огромных капиталовложений и не всегда является прибыльной. Существует ряд примеров, которые показывают связь науки и экономики в ее инициативных вариантах.

Так, создание Римского клуба, очень значимой организации, объединяющей ученых и экспертов стран Западной Европы, Северной и Южной Америки и др., было возможно не на основе государственного финансирования, а лишь благодаря финансированию за счет итальянской фирмы «Фиат» и западногерманского концерна «Фольксвагенверк». Они были напрямую заинтересованы в эк­спертном анализе перспектив энергетической и сырьевой проблем, с которыми было связано расширение рынков сбыта промышленности. Римский клуб, имея огромное влияние на развитие науки в мировом масштабе, обсуждая перспективы развития глобальной науки, не имел, тем не менее, штата и формального бюджета.



Вопрос, насколько оправдывают себя финансовые затраты на фундаментальные исследования в области разработки новейших вооружений, проанализировал американский исследователь в области философии техники Э. Лейтон на примере проекта «Хинд-сайт». Перед участниками — 13 групп ученых и инженеров — на протяжении восьми лет ставилась задача изучить около 700 технологических инноваций. Были сделаны выводы, что только 9% из них в качестве своего источника имели новейшие научные достижения, а 91% — предшествующие технологии. Из выявленных 9% инноваций только 0,3% инноваций имели источник в области фундаментальных исследований. Все это убедительно показывает, сколь незначительна сиюминутная отдача науки и насколько затруднен процесс продвижения новейших научных разработок в сферу технологии и производства.

Традиционное представление о том, что технология — неотъемлемое приложение открытий в науке, сталкивается с эмпирическими и практическими возражениями. В реальном производственном процессе существуют тормозящие механизмы, направленные на сохранение и модификацию уже существующей технологии и препятствующие ее резкой смене и деконструкции.

Однако, если прикладные науки, обслуживая производство, могут надеяться на долю в распределении его финансовых ресурсов, то фундаментальные науки напрямую связаны с объемом бюджетного финансирования и наличием тех планов и программ, которые утверждены государственными структурами. Ученые открыто говорят о том, что практический выход фундаментальных исследований непредсказуем и не может быть гарантирован, непосредственно связан с его успешным технологическим применением.

Существуют данные, что до XIX в. разрыв между исследованием, проектом и его фактической реализацией составлял период в 150 лет; сейчас, по мнению прикладников, этот интервал сократился до 20—30 лет. Высшие технические учебные заведения возникли еще в XVII в. (по подобию Политехнической школы в Париже строились многие европейские школы), однако общие программы развития технологии никогда не разрабатывались. Профессиональная инженерная деятельность оформилась по образу и подобию научного сообщества только к концу XIX в.

Весьма злободневной является проблема предотвращения негативных последствий применения новейших технологий.

Так, источники малых генераторов энергии используются во всей бытовой технике и изменяют обычную среду повседневного существования. Однако последствия столь яростной экспансии энергии малых частот неясны, так как их возраст не достиг и возраста жизни одного поколения. Предварительные эксперименты, тем не менее, свидетельствуют о их деструктивном влиянии на психику и здоровье человека.

Экономико-технологические внедрения, игнорирующие гуманистические цели и ценности, порождают многочисленные последствия, разрушающие человеческое бытие. Беспокоит отставание и запаздывание осознания данного круга проблем. Вместе с тем именно обоснованная экономическая стратегия в отношении технических наук, технологической и инженерной деятельности нуждается в выверенных и точных ориентирах, учитывающих всю масштабность и остроту проблемы взаимодействия мира естественного и мира искусственного, экономики и наукоемких технологий, экспертизы и гуманитарного контроля.

Ученые приходят к выводу, что если научная деятельность по производству фундаментальных знаний и их приложению будет приостановлена хотя бы на 50 лет, она никогда не сможет возобновиться, так как имеющиеся достижения будут подвергнуты коррозии прошлого. Другой важный вывод касается спектра проблем, связанных с соотношением экономики и науки, и подчеркивает необходимость контроля со стороны инвестиций. Анализ статуса современного российского ученого указывает на существование в науке многих уровней — психологического, институционального, социокультурного. Однако современное состояние российской экономики не позволяет сделать этот статус высоким и значимым; современный ученый находится на грани профессионального выживания.

Между тем реализация текущего экономического интереса в рамках рыночной модели хозяйствования делает инновационные проекты весьма конфликтными, основанными на противоестественных решениях, не учитывающих возможности окружающей среды. Масштабы технических инноваций, покорение природы и исчерпание ее ресурсов часто свидетельствуют о недальновидности людей, просчетах и произволе, которые принесут вред многим поколениям на протяжении многих десятилетий. Поэтому для современного этапа развития экономики и производства весьма актуальны требования как государственного регулирования технологических разработок, так и идеологии коэволюционной стратегии. Она, в свою очередь, требует органичного взаимопереплетения законов технической и природной реальностей, гармоничной конвергенции всех типов систем.

Особого внимания заслуживает описание аспектов взаимодействия «человек — машина», касающегося не только способов работы человека с техническим устройством или программным обеспечением, но и воздействия различных технических систем на поведение человека. Дисгармоничная организация искусственной среды, монотонность производственных и технологических процедур создают дополнительный ряд проблем психологического и медицинского характера. Особое значение приобретает такая дисциплина, как гигиена труда. Продукт НТП, т.е. техническая инновация — артефакт изменяет как среду обитания по­требителя, так и его природу. Правомерны не только экономические, но и праксеологические, и валеологические, и социальные требования к создаваемому искусственному объекту. Максими­зация функции полезности не всегда оправданна с точки зрения здорового образа жизни современного человека в условиях окружающей его техносферы.

Современный технический мир сложен. Его прогнозирование — одна из наиболее ответственных сфер, сопряженных с действием эффектов сложных систем, не поддающихся полному контролю ни со стороны ученых, ни со стороны властных, государ­ственных структур. Правомерно ли возлагать всю ответственность за применение научных открытий на интеллектуальную элиту? Вряд ли. В современном прогнозировании должна быть рассмот­рена не просто система «техническое устройство — человек», а комплекс, в котором заявлены параметры окружающей среды, социокультурные ориентиры, динамика рыночных отношений и государственных приоритетов и конечно же общечеловеческие ценности.

Обсуждая взаимосвязь науки и власти, ученые отмечают, что и сама наука обладает властными функциями и может функцио­нировать как форма власти, господства и контроля. М. Фуко, пытаясь выяснить взаимосвязь между властью и знанием, про­анализировал науку как форму власти и обосновал идею «зна­ние — власть».

Однако в реальной практике власть либо курирует науку, либо диктует ей свои властные приоритеты. Существуют такие понятия, как национальная наука, престиж государства, крепкая оборона. Понятие «власть» тесно связано с понятием государства и его идеологии. С точки зрения государства и власти наука должна служить делу просвещения, делать открытия и предоставлять пер­спективы для экономического роста и развития благосостояния народа. Развитая наука есть показатель силы государства. Наличие научных достижений обусловливают экономический и международный статус государства, тем не менее жесткий диктат власти неприемлем.

Для отечественной истории проблема идейного столкнове­ния науки и власти особенно остра. В свое время и кибернетика, и археология, и генетика были объявлены лженауками, пре­следовались, многие ведущие ученые были репрессированы. Для развития науки важны свобода научного поиска, некоторый либерализм, определенная дистанцированность от властных ука­заний. Наука не может быть близка тотальной идеологии. Споры, дискуссии, полярные мнения, критичность являются питатель­ной почвой науки, но они не допускаются тоталитарной идео­логией. Тоталитарные режимы всегда приводили к деформации науки.

Примечательный пример из истории науки, показывающий ее принципиальную критичность и альтернативность, публикация в 1925 г. работы К.А. Тимирязева «Экспериментальное опровержение теории относительности», а в 1928 г. — книги СИ. Вавилова «Экс­периментальные основания теории относительности». Такое про­тивоборство мнений для науки нормально, оно способствует обо­снованию подлинного авторитета того или иного научного открытия. Маргинальные, оппозиционные тенденции свидетельствуют о здоровом развитии науки, о том, что она по природе своей не яв­ляется догмой. А вот запреты и санкции — это чуждая для науки территория. Для ученого важна свобода. Эту идею особенно подчеркивал творец теории относительности А. Эйнштейн: свобода разума заклю­чается в независимости мышления от ограничений, налагаемых авто­ритетами и социальными предрассудками, а также от шаблонных рассуждений и привычек.

Вместе с тем в практике институционализированной науки сфера власти ответственна за принятие решений о развитии того или иного направления или проекта. Власть предстает как ме­ханизм, обладающий возможностью подчинять, управлять или распоряжаться действиями других людей или структур. Следует отметить особую форму организации научного труда по закры­тому принципу. С целью максимальной отдачи и намерением изо­лировать группы перспективных ученых-разработчиков от внеш­него мира строились ученые городки. Эта тенденция была свой­ственна Советскому Союзу, сейчас по такому принципу работает ряд японских компаний и компания «Мс/адо/Г». Это свидетель­ствует о тенденциях локализации и изоляции науки от общего фона социокультурных ориентации.

Взаимосвязь науки и власти можно проследить по линии при­влечения ведущих ученых к процессу обоснования важных го­сударственных и управленческих решений. В ряде европейских государств и в США ученые привлекаются к управлению госу­дарством, обсуждают проблемы государственного устройства и государственной политики. В России дело обстоит иначе: власть обеспечивает ученым крайне скромное содержание, а ученые получают возможность не нести никакой ответственности за состояние дел в стране.

Вместе с тем наука имеет специфические цели и задачи, ученые придерживаются объективных позиций, для научного сооб­щества в целом не свойственно при решении научных проблем обращаться к третейской инстанции власть имущих, так же как неприемлемо для него и вмешательство власти в процесс науч­ного поиска. При этом следует учитывать различие фундамен­тальных и прикладных наук, и если фундаментальные науки в целом направлены на изучение универсума, то прикладные дол­жны решать те цели, которые ставит перед ним производствен­ный процесс, способствовать изменению объектов в нужном для него направлении. Их автономия и независимость значительно снижена по сравнению с фундаментальными науками, которые требуют огромных капиталовложений и отдача от которых воз­можна лишь через несколько десятилетий. Это нерентабельная отрасль производства, сопряженная с высокой степенью риска. Отсюда возникает проблема определения наиболее приоритет­ных сфер государственного финансирования.

Современное состояние науки вызывает необходимость госу­дарственного регулирования темпов и последствий научно-тех­нического развития, прикладных инженерных и технологических приложений и их гуманитарного контроля. Когда же наука ори­ентируется на идеологические принципы того или иного типа государства, она превращается в лженауку. Подлинной целью государственной власти и государственного регулирования на­уки должно быть обеспечение роста научного потенциала во благо человечества.

 


Наука, искусство и религия.

Философия и религия

Отношения между философией и религией, как различными формами мировоззрения изменчивы и разнообразны.

1) материалистическая линия философии последовательно противопоставляет себя религиозному мировоззрению.

2) Различные направления идеалистической философии неоднократно вступали и вступают в союз с теологией.

Наиболее тесным этот союз оказался в традициях восточных культур, когда не всегда даже признается различие между философией и религией. В Европейской традиции философия практически всегда выделяется от религии.

В Античности религиозные представления входили в состав философии в качестве ее необходимого компонента. В Средние века общая ситуация сложилась так, что уже религия стала включать в себя философию в качестве своего необходимого компонента (как средство достижения необходимой аргументации в теологических спорах).

Полное расчленение философии и религии на обособленные формы произошло на рубеже средневековья и Нового времени. Философия не сразу вступила в идеологическую конкуренцию с религией. Были как бы разделены сферы влияния при сохранении верховного авторитета религии.

Была официально принята идея 2-х истин - одна истина - от Бога (то, что касается вечных вопросов бытия и духа); вторая истина - от самого человека (то, что явилось результатом познавательной деятельности человеческого разума, то есть философия и наука). Так возник деизм - Бог, сотворив материю и нравственные абсолюты, в дальнейшем не вмешивается уже в события мира.

1. Впоследствии, философия постепенно приобрела мощный потенциал, стала претендовать на замещение центрального места религии, особенно это относится к материалистической философии. А наиболее ярко выражено в марксизме - религия есть остаточная форма общественного сознания, которая будет сохраняться до тех пор, пока не будет предложена система ценностей, необходимая для удовлетворения объективных потребностей духа, лежащих в основании устойчивости религиозных представлений.

2. В идеалистических направлениях: значительная часть из них не настаивает на отторжении религии от философии, а стремится к новому синтезу. Существует две группы причин, определяющих это стремление.

а) гносеологическая причина - связана с трудностями философского истолкования фундаментальных достижений естественных наук конца XX века.

б) аксиологическая причина - состоит в кризисе рационализма в конце XIX и середине XX вв. сухого прагматических направлений философии, узости сциентистского мышления, непредсказуемых проявлений массовой психологии, потерявшей твердую систему духовных ценностей,

возрождение нигилизма.

Не подкрепленный новыми ценностями отказ от религии привел к тому, что человек потерял нравственную основу, ощутил себя психологически обделенным в естественнонаучном или вульгарно-материалистическом, прагматическом мировоззрении.

=> Идеализм в XX веке стремится восполнить эмоциональную пустоту, восстановить свойственное религии устойчивое психологическое равновесие.

Искусство и философия

Соотношение философии и искусства как различных форм познания мира исторически менялось.

1) Искусство в Эпоху Возрождения вмещало в себя весь состав фундаментальных мыслей о мире, и потому оно шло рука об руку с философией.

Обособление эстетики и эмансипация философии от теологии привели к необходимости установления более четкого соотношения между этими формами духовной деятельности.

2) Для XIX века основной является проблема иерархического строения здания гуманитарных наук,

а) Шеллинг и романтизм вообще ставил искусство (особенно, музыку), выше науки и философии.

б) Гегель наоборот при всей признаваемой значимости эстетического начала венчал здание самопознания философией.

3) С кризисом рационализма изменился смысл, который привносился западной философией в вопрос о соотношении искусства и философии. Стремление установить иерархическую субординацию сменилось тенденцией к их совмещению или даже почти отождествлению. Сближение происходило уже на иных основаниях. Не поэзия, не живопись, не музыка, а художественная проза признавалась естественной сферой этого содружества.

а) философия стала уподобляться художественной прозе, что предполагает исходное превосходство искусства - продолжение линии романтиков;

б) А.Шопенгауэр, Ф.Ницше, а затем Г.Риккерт и А.Бергсон объединили философию и искусство на том основании, что они одинаково далеко отстоят от практики и что то и другое есть целостное "созерцающее" постижение жизни, использующее не столько логику, сколько иррациональную интуицию. => Появился новый жанр литературы - "интеллектуальная романистика" (Т.Манн и др.) (только в рамках тех направлений философии, которые строились на тезисе о бессилии логико-понятийных познавательных средств и ориентирующиеся на "сверхпонятийные", художественные: например, экзистенциализм: А.Камю, Г.Марсель, Ж.П.Сартр. Их философские сочинения были насквозь художественными, а художественные - насквозь философскими.

Вывод:

Вопрос о соотношении искусства и философии является сложным - они противоположные с точки зрения своих познавательных средств, своей конечной цели и своего языка.

Философия ближе к науке. Она тяготеет к логико-понятийному аппарату. А искусство ориентировано на образно-символические формы. Растворить смысл образа в понятиях невозможно. Возможно лишь относительная рационализация смысла образа и символа, но при этом сразу же изменится и познавательная парадигма: из сферы искусства смысл, подвергшийся рационализации перейдет в область науки или философии.

Искусство и философия -различные формы общественного сознания. При этом в искусстве различие духовных состояний - одно из самых ценных свойств. Унификация обедняет смыслы, но это не значит, что художественная проза не должна "философствовать", а философия должна оперировать только сухими, рассудочными схемами. Любое сближение порождает новое, третье: "интеллектуальная романистика", которая не отменяет "внероманную" философию и "внефилософскую" прозу. Культура только выигрывает от периодически возникающих скрещиваний. Искусство и философия по-разному удовлетворяют высшие потребности духа.

К тому же, философское познание отличается от искусства тем, что искусство призвано выявлять всеобщность особенного, а философия -наоборот - особенность всеобщего.

Философия и наука. Роль философии в развитии науки.

Вопрос о соотношении философии и науки подразумевает решение 2-х основных проблем:

1)Соотношение философии и науки в системе человеческого познания.

2)Ответ на вопрос: является ли философия наукой, или может быть она шире или принципиально иная.

История вопроса:

1) В Древней Греции - философия рассматривалась как всеобъемлющая наука. Аристотель говорит о философии как о "госпоже наук". => Так как уровень теоретической зрелости отдельных наук был достаточно мал.

2) Затем, науки стали выделяться из философии, но она оставалась органом,
соединяющим результаты деятельности остальных наук, а также
осуществляла прогнозирующие функции.

3) В XIX - XX вв. дискуссии по вопросу о соотношении философии и науки
породили формулировки 2-х крайних позиций по этому вопросу.

a. с одной стороны, в силу развития науки, научный способ познания был
объявлен господствующим => произошла абсолютизация стиля и общего
метода точных наук. Наука была объявлена высшей культурной ценностью
и социально-гуманитарная и мировоззренческая проблематика стали
отрицаться как не имеющие познавательного значения. Зрелая наука
считалась сама по себе философией - такая позиция носила название -
сциентизм;

b. на другом полюсе трактовки соотношения философии и науки
находится позиция антисциентизма. Антисциентисты говорят о
принципиальной ограниченности науки в решении коренных человеческих
проблем. Наука воспринимается как враждебная человеку сила, которой
отказано в положительном влиянии на культуру.

Наличие таких абсолютно противоположных мнений о соотношении философии и науки говорит об их тесной взаимосвязи и о безусловной научности философии.

 

Наука - сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности, и при этом является не только деятельностью по получению нового знания, но и результатом этой деятельности. Цели науки - объяснение, описание и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет ее изучения на основе открываемых ею законов. Наука, таким образом, стремится к логическому, теоретическому, максимально обобщенному знанию. Все вышесказанное можно отнести и к философии.

1) Научность философии выражается в том, что, во-первых, можно указать предмет философии - внешний мир и человек. По отношению к своему предмету философия оперирует анализом логически-понятийного типа => это приближает философию к науке. Даже иррациональная философия строится с помощью логических средств.

Философия использует категории в своем анализе => включает в себя научное содержание.

2) Как и наука, философия дает объективное знание, то есть позволяет изучать объект в его истиной сущности.

Основным возражением против объективности философского знания всегда было то, что философия исследует мир и человека не без человека, то есть объект в то же время является субъектом. Но совершенно так же прибор, с помощью которого наука познает окружающий мир, воздействует на объект изучения. Но возрастание активности субъекта не противоречит объективному знанию => отвлечься от субъекта невозможно. А значит, необходимо просто расширить принцип объективности. И тогда - в системе философского знания существует определенный объект, определенная понятийная структура =>философия в этом смысле наука.

3)Философия, как и наука, есть деятельность - исследовательская, И хотя философия не пользуется экспериментом, но пользуется наблюдением, воображением, интуицией. И при этом является абстрактной логической деятельностью.

4)Философия может выступать в той функции, которая подобна науке методологической функции. Она выступает как инструмент научного познания =>философия выполняет методологическую роль по отношению к науке.

5)Философия содержит логику, что тоже сближает ее с наукой. => Философия является не только мировоззрением, но и научным знанием и научной деятельностью. При этом философское мировоззрение логико-рассудочное, понятийно-категориальное, что и роднит ее с наукой. При этом философское мировоззрение логико-рассудочное, понятийно-категориальное, что и роднит ее с наукой. При этом если исключить научность из философии, то она станет эмоционально-образным мировоззрением, то есть по сути перестанет быть фшюсофиейг Но при этом нельзя сводить философию к науке, отнимая у нее мировоззренческий характер, так как это приведет к нивелированию философии до уровня просто методологии науки, что сильно ограничит ее задачи и возможности.

Вывод:

1) Философия выполняет по отношению к науке функцию мировоззренческой интерпретации, а так же функцию методологии познания.

2) Философия выполняет важные интегрирующие функции по отношению к отдельным отраслям науки (так же, как математика, логика, кибернетика и информатика).

3) Философия выполняет функции прогноза общих принципов и тенденций развития.

4) Философия систематизирует и осмысливает познавательные приемы.

5) Философия помогает обосновывать убеждения, подталкивает к переосмыслению отдельных позиций и помогает преобразовать стихийно
сложившиеся у человека взгляды в более тщательно продуманное, обоснованное миропонимание.

=> Философия может помочь в лучшей ориентации как какой-либо конкретной науке, так и воспринимать окружающее в целом во всей его полноте и сложности.

Так что нельзя отрицать научность философского знания. Но надо признать, что оно выходит за рамки научного знания, и по сути своей является совершенно особой областью знания, стоящей как бы в центре среди других способов познания как одна из наиболее обобщающих.

Наука и искусство

Наука и искусство — это формы общественного сознания и специфические способы отражения универсума. Однако между ними есть существенные отличия.

Наука направлена на объективное отражение мира в понятийных формах и с точки зрения закономерности.

Искусство — это такая форма общественного сознания, которая при помощи художественных образов обеспечивает надэмпирическую трансляцию человеческого опыта.Те многочисленные драмы и коллизии, лирические, комические, бытовые ситуации, которые разыгрываются на протяжении всей многовековой истории человечества, находят свое отражение в мировом искусстве. Считается, что искусство возникло раньше науки. Искусство, в отличие от науки, не только отражает, но и выражает личностные смыслыжизни как отдельного человека, так и поколения. Смысложизненная составляющая искусства преподается наглядно, зримо, образно в живописи, литературе, драматургии, музыке, постигается и переживается всем человеческим существом.

В отличие от науки, нацеленной на поиск общих закономерностей, искусство уделяет внимание каждому единичному случаю и событию,каждой отдельной человеческой жизни. На ее примере выявляется и типическое, и индивидуальное вчеловеческой жизни. Искусство может быть и реалистичным, и предельно абстрактным. История развития искусств описывает многообразие стилей, выразительных приемов, причины их возникновения социальную обусловленность трансформаций.

Искусство подвержено преломлению сквозь призму видения и мировосприятия того или иного этоса. Внем сочевидностью проявляется национальный тип мироотношения. Если в науке в общем случае господствует генерализация (обобщение), то в искусстве важна индивидуализация и типизация, которая содержится в ткани художественных образов. Искусство обращено не к рассудочно-рациональному, а к чувственно-ассоциативному и эмоциональному строю человеческого восприятия. Для искусства важно предметно-изобразительное воплощение идеала красоты и художественно-правдивое отношение к миру. Отсюда полярность в ценностях, оценках и категориях художественного сознания: прекрасное — безобразное, гармония — дисгармония, трагическое — комическое, реальное — фантастическое, ложная и истинная красота и пр. Воспроизводя идеал человека в художественных формах, искусство утверждает необходимость гармонии духовного и телесного, открывает красоту человеческого духа то, что «в здоровом теле — здоровый дух». Вместе с тем искусство высвечивает и уродливые, низменные стороны и проявления человеческой природы, нисколько их не умаляя и не затушевывая.

Не случайно гиперболизация — преувеличение — является весьма действенным приемом художественно-образного отражения действительности. Изобразительное воплощение художественных образов несет в себе огромный мировоззренческий заряд и выполняет значимую воспитательную функцию. Искусство античной Греции опирается на идею калокагатии (от греч. калос— прекрасный, аготос — доблестный). Прекрасное одновременно является доблестным, а доблестное — прекрасным. Просветление (катарсис), очищение и подлинное ощущение ценностей происходит в процессе переживания трагедии, конфликта, драмы, представленной выдающимися произведениями искусства.

Однако вопрос, откуда возникает идея прекрасного и что есть прекрасное, всегда вызывал споры. Платон связывает идеал красоты с тем интеллигибельным, умопостигаемым миром идей, который проникает в душу художника. Вместе с тем обращение внимания на природу и поиск идеала красоты, прекрасного в самой природе, был характерен для реализма всех эпох. И если античный реализм рекомендует наблюдать за природой, то в рамках социалистического реализма оформилась дискуссия так называемых «природников и общественников»: первые доказывали, что красоту следует искать и видеть исключительно в природных проявлениях, вторые утверждали общественную суть идеала красоты и связывали его с проявлениями жизни общества.

Таким образом, если для науки целеполагающим регулятивом выступает идея закономерности, то для искусства им оказывается эстетический идеал. В науке важен поиск закономерности, в искусстве — выражение идеала в восприятии мира. Проводя различие между западным и восточным искусством, ученые указывают, что западное искусство в целом антропоцентрично, а восточное — космоцентрично. Если по мнению античного философа Протагора, «человек есть мера всех вещей», то для восточного миросозерцания именно природа предстает мерой всех вещей.

Другая отличительная особенность связана с ролью слова. Если для научной деятельности необходима артикуляция и постановка цели и задачи научного исследования, то специфика художественного поиска и отражения действительности допускает неартикулированность, т.е. область не выразимого словами, а воспринимаемого душой. Искусство включает в себя знаковые системы разнообразных видов искусств, однако к ним не сводится. Искусству нельзя научиться по учебнику, оно воплощает творческое вдохновение и способности, содержит в себе личностные смыслы, обеспечивает вид удовольствия, который сродни свободному чувству эстетического наслаждения.

Помимо обозначения многоплановой сферы творческой деятельности понятие «искусство» означает еще и мастерство, умение того или иного субъекта, а также искус, искушение, хитрость и обман. Искусство предлагает одну из древнейших форм отражения действительности, своеобразный тип художественного знания, которое предстает как личностно-субъективноеотображение мира на основе художественных образов. Оно конструирует специфический мир по отношению к эмпирической действительности и ориентирует на нахождение прекрасного, на поиски художественного идеала. Искусство подвержено историческим изменениям, находится в зависимости от духа эпохи, а также от способностей того или иного субъекта — творца художественного процесса, от особенностей его духовной и творческой манеры и стилистики, его мышления и ментальности. Искусство может сделать духовный мир науки и ученых предметом художественного отражения. Не случайно искусство называют своеобразной энциклопедией человековедения. В то же время наука может поставить задачу проникнуть «в святая святых» человеческой гениальности, интуиции, раскрыть тайну человеческих способностей и таланта.

В отличие от науки и научного знания, которое общезначимо и надличностно, отражает мир в понятиях и предполагает наличие общей для всех системы, способов и правил построения знания, в художественном знании человек проявляет свою индивидуальность, творческие способности, закрепляет личностное и эмоциональное видение мира.Мир предстает как «музей воображения». Искусство сопряжено с богатой палитрой эмоциональных переживаний, предоставляет возможности для самовыражения человека, отражения и познания отдельных, частных сторон жизни и пограничных жизненных ситуаций, ускользающих из сферы ведения науки. Итак, личностный, эмоциональный, художественно-образный характер отражения мира, своеобразная суггестия — внушение психологически значимой информации — вот те особенности, которые отличают искусство от науки. Художественное видение мира нельзя представить как сугубо рациональное. Для художника важны движения души, предощущения, наслаждение, цепь ассоциаций, а не норма, стандарт, законосообразность.

Искусство обеспечивает способ надэмпирической трансляции<






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.065 с.